28 август 2016
Либертариум Либертариум

Информационное письмо Генпрокуратуры РФ

Вы читали, наверное, какой-нибудь детективный роман, где главный герой, рискуя жизнью, спасает от гонящихся за ним агентов ФСБ документы о коррумпированности высших государственных чиновников. Увы и ах, приходится признать, что выдуманы не только крутые приключения, но и исходный пункт интриги. Никто не будет прилагать
столько усилий ради такой мелочи. Свидетельства коррупции валяются на каждом углу и люди ленятся нагибаться за ними.

Взять, хотя бы, это вот письмо. В официальном документе помошник Генерального практически открытым текстом требует от подчиненных "порадеть родным человечкам". Немножечко при этом нарушив закон. То есть не то чтобы прямо нарушить требует, а - позабыть про существование одного параграфа закона, "нестандартно" истолковать другой, выпятить третий, закрыть глаза на нарушения четвертого... Не скрывая, что все это - в уплату за "всероссийские семинары", "образцы продукции" и прочие блага, изливаемые лоббистскими организациями на Генпрокуратуру.

Надо сказать, что это не единственный примечательный момент письма. Так что всем интересующимся темой рекомендуется его внимательно прочитать и законспектировать.

30.03.2001
Информационное письмо Генпрокуратуры РФ


ГЕНЕРАЛЬНАЯ
ПРОКУРАТУРА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

103793 г. Москва,
ул. Б. Дмитровка, 15а

30.03.2001
Прокурорам субъектов Российской
Федерации, городов, районов,
военным прокурорам, прокурорам
иных специализированных
прокуратур


ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере


   26 - 28 февраля 2001 года Генеральной прокуратурой Российской Федерации совместно с Российской Антипиратской Организацией по защите прав на аудиовизуальные произведения (РАПО) при содействии международной программы ТАСИС - Интеллектуальная Собственность проведен всероссийский семинар для руководителей и следователей органов прокуратуры Российской Федерации на тему: Охрана интеллектуальной собственности. Законодательство и его применение в борьбе с пиратством в аудиовизуальной сфере. Европейский опыт.

   В его работе приняли участие представители Верховного Суда Российской Федерации, аппаратов Правительства Российской Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, МВД РФ, ГТК РФ, Роспатента, общественных организаций, международные эксперты стран Европейского Союза.

   На семинаре рассмотрены актуальные вопросы, связанные с защитой интеллектуальной собственности. Участники семинара обменялись мнениями по широкому кругу проблем, поделились опытом выявления и расследования преступлений, предусмотренных ст.146 УК РФ, ознакомились с французским опытом борьбы с контрафакцией.

   Интеллектуальная собственность, под которой понимается вся совокупность прав физических и юридических лиц на продукты интеллектуального творчества, приобретает все большую значимость.

   Объектами интеллектуальной собственности являются, с одной стороны, результаты интеллектуальной деятельности - произведения литературы, искусства и науки, книги, видеопрограммы, звукозаписи, программы для ЭВМ и базы данных. С другой стороны, это - патенты, товарные знаки, полезные модели, промышленные образцы.

   Производство и тиражирование материальных объектов авторского права давно сформировалось в крупную отрасль индустрии с целым рядом подотраслей. Последние сосредоточены на выпуске книг и кинофильмов, экземпляров программного обеспечения и компьютерных игр, аудио- и видеозаписей.

   В нашей стране создана достаточно мощная юридическая база интеллектуальной собственности. Закон Об авторском праве и смежных правах от 9 июля 1993 года (с изменениями от 16 июля 1995 года), Патентный закон Российской Федерации и Закон РФ О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных от 23 сентября 1992 года являются основной частью гражданского законодательства в области охраны интеллектуальной собственности.

   Кроме того, Российская Федерация является стороной более десяти двусторонних международных соглашений о взаимной охране авторских прав. Все эти международные договоры являются составной частью правовой системы России и подлежат применению при охране и защите интеллектуальной собственности, в том числе и уголовно-правовыми средствами.

   В то же время Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации пока не принята часть Гражданского кодекса РФ, регламентирующая правоотношения в области интеллектуальной собственности, пока не стали предметом обсуждения на заседаниях пленума Верховного Суда Российской Федерации.

   Лишь Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в августе 1999 года подготовил обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации Об авторском праве и смежных правах, в котором нашли отражение наиболее важные вопросы судебной практики применения арбитражными судами указанного закона.

   Но для эффективной охраны интеллектуальной собственности в России этого явно недостаточно.

   Отсутствие своевременных разъяснений высших судебных инстанций по тем или иным актуальным вопросам, связанным с применением правового института интеллектуальной собственности, несовершенство ряда правовых актов в этой области негативно сказывается не только на следственной и судебной практике, но и в конечном итоге на результатах борьбы по защите прав и интересов авторов произведений.

   На российском потребительском рынке отмечается постоянный прирост контрафактной продукции.

   Так, выпуск ее в области видеопродукции превысил уровень 70%, а в музыкальной сфере этот показатель еще выше. Торговые убытки России ежегодно в связи с нарушениями Закона об авторском праве (аудио, видео, компьютерные программы, компакт-диски и книги) по некоторым оценкам составляют около 1 млрд. долларов США, в том числе в сфере видеобизнеса в пределах 600 млн. долларов США, а процентный показатель объема пиратских товаров от общего объема соответствующего типа товаров на рынке нашей страны составляет порядка 90 % (в сфере видеобизнеса - 80 %). При этом в сфере полиграфии и книгоиздательства доля контрафактной продукции составляет 70 %.

   Правонарушители и организованные преступные группы за счет нарушения авторских и смежных прав получают доход, исчисляемый десятками миллионов долларов США в год.

   Статистические данные свидетельствуют о некоторой активизации работы правоохранительных органов в целом по борьбе с контрафакцией.

   В истекшем году всего по ст.146 УК РФ на потребительском рынке России выявлено 773 преступления (в 1999 году - 366).

   Из 695 таких преступлений, расследование уголовных дел по которым окончено производством, в суд направлены дела о 344 преступлениях, или 49,5 %. В 1999 году в суд направлены дела лишь о 140 таких преступлениях.

   Если в 1999 году в России было выявлено всего 156 лиц, совершивших в сфере потребительского рынка преступления, предусмотренные ст.146 УК РФ, то в 2000 году выявлено уже 256 таких лиц.

   В то же время из этого количества к уголовной ответственности привлечено лишь 54 лица, т.е. всего 21,1%.

   В 1999 году этот показатель был значительно выше и составлял 58, 3 %.

   Количество осужденных по ст.146 УК РФ увеличивается. Если в 1998 году осуждены 28, в 1999 году 55 таких лиц, то в первом полугодии 2000 года осуждены уже 53 лица.

   В обеспечение возмещения причиненного ущерба, который по выявленным преступлениям этой категории составил в 2000 году 119 млн. 715 тыс. руб. изъято денег, ценностей, имущества, наложен арест на имущество на общую сумму 210 млн.973 тыс. руб.

   Как положительный пример работы по борьбе с контрафакцией можно привести следующий.

   В прошлом году правоохранительными органами совместно с Российской Антипиратской Организацией по защите прав на аудиовизуальные произведения пресечена деятельность организованной преступной группы, которая занималась незаконным распространением в Москве, в 15 регионах России, странах - членах СНГ видеопродукции на магнитных носителях (диски DVD), авторские права на которую принадлежат российским и зарубежным правообладателям. Уникальность выявленного преступления заключается в том, что впервые в России и Европе российские члены преступной группы путем взлома в оригинальных дисках DVD убрали оригинальный английский текст и смонтировали микропленку с применением высоких цифровых технологий те же фильмы, но уже с русским закадровым переводом. В дальнейшем по преступным каналам микропленки переправлялись за границу, там изготавливались так называемые Мастер диски с русским переводом, с которых на специальном оборудовании осуществлялось тиражирование контрафактных дисков уже в массовых количествах для последующего распространения в России.

   Есть и другие положительные примеры работы по пресечению правоохранительными органами во взаимодействии с представителями правообладателей преступной деятельности в сфере интеллектуальной собственности.

   Вместе с тем принимаемые меры по уголовно-правовой охране интеллектуальной собственности в стране еще не носят системного, целенаправленного, всеобщего наступательного характера, неотвратимость наказания не обеспечивается, и об этом свидетельствует статистика по регионам.

   Например, в 2000 году выявлено лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 146 УК РФ: в Москве - 101, Самарской области - 51, Удмуртской Республике - 34, Воронежской области - 32, Московской области - 29, Омской области - 27, Новосибирской и Волгоградской областях - по 21, в Санкт-Петербурге - всего 15, а Хабаровский край, Республики Калмыкия, Коми, Брянская, Камчатская, Сахалинская, Ульяновская, Тюменская, Ленинградская, Иркутская области и целый ряд других регионов страны имеют нулевые показатели этой работы. Всего таких регионов 22, что составляет четверть всех субъектов Российской Федерации.

   Некоторые прокуроры недооценивают того ущерба, который причиняется этими преступлениями не только потерпевшим, но и государству. Так, госбюджет теряет значительную прибыль вследствие сокрытия получаемых доходов от налогообложения. Указанные преступления препятствуют развитию интеллектуального и культурного потенциала России, вредят ее международному авторитету. Рынки России теряют свою инвестиционную привлекательность для отечественных и зарубежных партнеров. Кроме того, в сферу интеллектуальной собственности вторглась организованная преступность, которая превратила ее в один из существенных источников финансирования своей противозаконной деятельности.

   Есть и другие причины слабой эффективности борьбы с нарушениями авторского и смежных прав. Например, недостаточная подготовленность следственного аппарата, прокуроров к расследованию этого специфического вида преступлений.

   Некоторые прокуроры не считают серьезным преступлением нарушение авторского и смежных прав, так как санкция ч.1 ст.146 УК РФ не превышает двух лет лишения свободы. Это преступление законодателем отнесено в настоящее время к категории небольшой тяжести.

   Следователи не восприняли вышеуказанную норму как состав, равнозначный другим подследственным органам прокуратуры преступлениям. Результатом этого является и поверхностное отношение к расследованию.

   Сказывается и то, что расследовать и рассматривать в судах дела данной категории непросто. Нужно хорошо знать действующие нормативные правовые акты в области охраны и использования аудиовизуальных произведений и фонограмм, владеть тактикой и методикой проведения следственных действий по сбору и закреплению доказательств. Уметь правильно оценить собранные доказательства в их совокупности, в том числе и результаты экспертных исследований.

   В настоящее время проведение экспертиз на контрафактность аудиовидеопродукции может быть поручено специалистам экспертно-криминалистических подразделений МВД России.

   Вопросы, которые могут быть поставлены перед экспертами, вытекают из задач расследования, при этом следователи не должны ставить перед экспертами вопросы правового характера (например, является ли исследуемый экземпляр контрафактным, является ли размер ущерба крупным и т.п.), которые выходят за пределы их специальных познаний.

   Не редки случаи, когда кинокомпании представляют в качестве образцов для экспертного исследования оригинальную аудиовизуальную продукцию (видеокассеты и полиграфическую упаковку), не имея при этом документов, подтверждающих передачу им прав на ее тиражирование и распространение на территории Российской Федерации, и это обстоятельство остается без внимания следователя, надзирающего прокурора.

   Здесь необходимо иметь в виду, что оригинальные образцы продукции правообладателей - членов РАПО направляются централизованно через ЭКЦ МВД России в базовые подразделения ЭКУ МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации для использования при производстве экспертиз и исследований. В связи с этим не рекомендуется проводить исследования (экспертизы) в тех учреждениях, которые не располагают такими образцами, поскольку выводы этих специалистов (экспертов) не могут быть объективно подтверждены.

   В соответствии с ч.3 ст.80 УПК РСФСР заключение эксперта не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано.

   За нарушения прав физических и юридических лиц на интеллектуальную собственность помимо уголовной ответственности (ст.146, 147 УК РФ) установлены: гражданско-правовая ответственность (ст.15, 150, 151, 1064-1083, 1099-1101 ГК РФ, ст. 49 Закона РФ Об авторском праве и смежных правах, ст.18 Закона РФ О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных) и административная ответственность (ст.150-4 КоАП РСФСР).

   В правоприменительной практике следует иметь в виду, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст.146 УК РФ, выражается в следующих действиях: незаконное использование объектов авторского права или смежных прав; присвоение авторства чужого произведения.

   Диспозиция статьи - бланкетная. Перечень объектов авторского и смежных прав, способов незаконного использования объектов содержится в Законе РФ Об авторском праве и смежных правах. Обязательным последствием таких действий признается крупный ущерб, причиненный автору. Для привлечения виновного к ответственности необходимо установить наличие причинной связи между незаконными действиями виновного и наступившими последствиями.

   Факт обнародования (или опубликования) произведения не имеет значения для его охраноспособности. Даже часть произведения, которая может использоваться самостоятельно, признается объектом авторского права. Переводы, рефераты, обзоры, музыкальные аранжировки и другие переделки литературного или художественного произведения охраняются наравне с оригинальным произведением.

   В то же время авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты. Поэтому не признаются объектами авторского права: официальные документы (законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), а также их официальные переводы; государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и иные государственные символы и знаки); сообщения о событиях и фактах, имеющих информационный характер.

   Субъектами смежных прав являются исполнители, производители фонограмм, организации эфирного или кабельного вещания.

   Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав состоит в воспроизведении, распространении, демонстрации, оглашении вопреки закону чужого произведения без согласия автора, в том числе без выплаты последнему полностью или частично гонорара; противозаконном опубликовании произведения с внесенными в него без согласия автора изменениями, дополнениями или сокращениями, противоречащем закону переиздании произведения без согласия автора и т.д.

   Присвоение авторства (плагиат) выражается в том, что лицо провозглашает себя автором чужого произведения, выпуская его полностью или частично под своим именем (псевдонимом). Присвоением авторства признается выпуск произведения, созданного совместно с другими авторами без указания фамилий соавторов, использование в своих трудах чужого произведения без ссылки на автора.

   В отличие от УК 1960 г. обязательным признаком преступления по ст.146 УК РФ является причинение крупного ущерба. Однако понятие крупного ущерба применительно к данному составу в законе не определено, и это осложняет работу. Поэтому на практике в результате различия в оценках имеют место случаи, когда к административной ответственности привлекают лицо, у которого изъято 1000 контрафактных видеокассет, а к уголовной ответственности при изъятии

   Некоторые следователи, мотивируя свое решения, например, об отказе в возбуждении дела, ссылаются на отсуствие крупного размера ущерба, оценивая его по критериям, указанным в Примечании к ст.158 УК РФ и т.п.

   Для определения размера ущерба в каждом конкретном случае в правоприменительной практике следует исходить из совокупной оценки имущественного и морального вреда с учетом специфики рассматриваемого преступления.

   При этом судебная практика признает то обстоятельство, что крупный ущерб может быть не только имущественным, но и моральным.

   Единой методики определения крупного размера ущерба нет.

   Для его определения рекомендуется исходить из объективных и субъективных критериев, а при определении крупного морального ущерба руководствоваться субъективным критерием и принятыми в обществе оценками правил поведения в данной сфере. Объективным критерием могут служить, например, неполученный автором доход от реализации предметов авторского права, а субъективным - оценка ущерба (имущественного или морального) как крупного самим автором.

   При определении крупного ущерба необходимо учитывать, что понятие ущерба в уголовном праве шире понятия убытков по гражданскому праву. В понятие крупного ущерба от данного преступления может включаться наряду с материальным и моральным ущербом также ущерб от нарушения конституционного права на охрану законом интеллектуальной собственности (ст.44 Конституции Российской Федерации), ущерб деловой репутации, причиненный легальному производителю.

   Значительную долю ущерба, предусмотренного ст.146 УК РФ, как показывает практика, составляет материальный ущерб, который может быть выражен не только реальным ущербом, но и ущербом в виде упущенной выгоды.

   Под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

   Под упущенной выгодой понимаются расходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

   Важно помнить, что указанное преступление с материальным составом и считается оконченным только после наступления вредных последствий (причинение крупного ущерба). Соответственно, все действия по незаконному использованию объектов авторского права или смежных прав до наступления крупного ущерба квалифицируются как покушение на совершение преступления.

   Характер и размер ущерба, причиненного преступлением, является обстоятельством, подлежащим доказыванию по уголовному делу (п.4 ч.1 ст.68 УПК РСФСР). Эта обязанность возложена законом на органы уголовного преследования. На практике же зачастую ее перекладывают на потерпевших авторов, правообладателей или их законных представителей, надзирающие же прокуроры своевременно не вникают в процесс доказывания, не обеспечивают средствами процессуального контроля надлежащий ход расследования этих специфических преступлений.

   Поскольку конструкция диспозиции ст.146 УК РФ, как показала практика, является не совсем удачной и вызывает сложности в ее применении, в настоящее время на рассмотрение в Государственную Думу Российской Федерации представлен проект Федерального закона О внесении изменений и дополнений в статьи 146, 147 и 180 УК РФ, в котором предлагается не только изменить редакцию указанных статей, уточнив способы незаконного использования объектов авторского или смежных прав, но и дополнить диспозицию статьи 146 УК РФ еще одним важным условием наступления уголовной ответственности (помимо причинения крупного ущерба) - совершение незаконных действий в целях извлечения дохода в крупном размере. Часть 2 ст.146 УК РФ предлагается дополнить квалифицирующим признаком - совершение незаконных действий в целях извлечения дохода в крупном размере. Часть 2 ст.146 УК РФ предлагается дополнить квалифицирующим признаком - совершение преступления лицом с использованием служебного положения. Кроме того, в проекте закона предлагается ст.146 УК РФ дополнить примечанием, согласно которому крупным размером дохода (ущерба) следует считать сумму, превышающую 200 минимальных размеров оплаты труда, т.е. установить твердую шкалу размера ущерба в денежном выражении.

   Общая конструкция действующей редакции ст.147 УК РФ, квалифицирующие признаки преступления такие же, как и в ст.146 УК РФ. Отличие заключается в объектах и предметах преступления.

   Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.147 УК РФ, состоит в одном из следующих действий: незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца; разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них; присвоение авторства; принуждение к соавторству.

   Под разглашением без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них понимается опубликование существа или основных параметров изобретения, полезной модели или промышленного образца в средствах массовой информации или предание огласке их другим путем (на конференции, в лекции и т.п.).

   Принуждение к соавторству - это воздействие на изобретателя разнообразными способами, направленное на получение у него согласия включить виновного или других лиц в число соавторов уже готовых или разрабатываемых изобретения, полезной модели или промышленного образца.

   Важнейшей особенностью защиты интеллектуальной собственности является то, что правообладатель сам по своему усмотрению инициирует уголовное судопроизводство в отношении нарушителя его прав и интересов, и поэтому дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.146 и ч.1 ст.147 УК РФ, являются делами частно-публичного обвинения.

   Согласно ч.2 ст.27 УПК РСФСР дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.146 и ч.1 ст.147 УК РФ, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

   На практике же следователи иногда игнорируют это положение закона и ошибочно применяют ст.76 УК РФ, когда потерпевший отказался от своей жалобы, ссылаясь на то, что он не желает осуждения и наказания виновных лиц, что они загладили причиненный вред.

   Встречаются и такие случаи, когда решение об отказе в возбуждении дела мотивируется отсутствием заявления правообладателя о возбуждении дела, хотя, как потом выясняется, правообладатель и не знал, что для возбуждения дела ему необходимо подать соответствующее заявление.

   Уголовно-процессуальный закон ничего не говорит о форме и содержании такого заявления (жалобы).

   Поэтому представляется, что по аналогии со ст.469 УПК РСФСР заявление (жалоба) потерпевшего должны быть оформлены в письменном виде и содержать описание события преступления, сведения о лице, которое обвиняется потерпевшим, просьбу к прокурору о возбуждении уголовного дела. Заявителю разъясняется в соответствии с ч.2 ст.110 УПК РСФСР ответственность за заведомо ложный донос.

   В соответствии с ч.3 ст.27 УПК РСФСР в исключительных случаях и при отсутствии жалобы потерпевшего дело о таких преступлениях вправе возбудить прокурор. Исключительными случаями уголовно-процессуальный закон признает: 1) особое общественное значение дела; 2) если потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы. При возбуждении уголовного дела в порядке ч.3 ст.27 прокурор в постановлении должен четко обосновать, в чем заключается особое общественное значение дела или же беспомощное состояние потерпевшего, его зависимость от обвиняемого. В противном случае судья может не согласиться с мнением прокурора о наличии указанных признаков и, сославшись на ст.46 Конституции Российской Федерации, прекратить производство по делу за примирением сторон.

   Особое общественное значение дела прокурор может усмотреть как в действиях виновного лица, образующих состав преступления, так и в данных о его личности, данных о личности потерпевшего.

   Анализ судебной практики рассмотрения дел указанной категории свидетельствует о том, что дела признавались имеющими особое общественное значение в связи с совершением виновным преступления в отношении нескольких лиц либо при наличии нескольких эпизодов в отношении одного лица, а также в случае, если потерпевшими становились лица, занимающие высокое положение в государстве или обществе, публичные деятели.

   При определении зависимого положения потерпевшего от виновного и неспособности в силу этого обстоятельства защитить свои права и интересы следует исходить из того, что зависимость может быть не только служебной, но и материальной либо иной.

   Согласно п.6 ст.34 УПК РСФСР и Федеральному закону О прокуратуре Российской Федерации под термином прокурор понимается не только прокурор района, города, но и их заместители, помощники. Поэтому факт возбуждения дела частно-публичного обвинения помощником прокурора не может расцениваться как нарушение уголовно-процессуального закона.

   Предварительное расследование по делам о преступлениях, предусмотренных ст.146, 147 УК РФ, в соответствии с ч.3 ст.126 УПК РСФСР обязательно и производится только следователями прокуратуры.

   На практике же имеют место факты нарушения требований закона о подследственности. Так, например, решения о прекращении дела, возбужденного по ст.146 УК РФ, принимают следователи органов внутренних дел.

   Вызывает серьезную озабоченность то обстоятельство, что в ряде случаев следователями и органами дознания не принимаются должные меры для обеспечения предъявленного или возможно предъявленного в будущем гражданского иска путем розыска и наложения ареста на экземпляры произведений и фонограмм, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, предназначенные для их изготовления и воспроизведения. А в необходимых случаях - путем изъятия и передачи их на ответственное хранение.

   При принятии мер по обеспечению гражданского иска следует иметь в виду, что в гражданско-правовом порядке истец при нарушении его прав может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, под которыми понимаются расходы лица на восстановление нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы. Обладатели исключительных авторских и смежных прав могут потребовать от нарушителя: признания своих прав; восстановления положения, существовавшего до нарушения права и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушению; возмещения причиненных убытков, включая упущенную выгоду; взыскания дохода, полученного нарушителем, вместо возмещения убытков; выплаты компенсации в сумме от 10 до 50 000 МРОТ, вместо возмещения убытков или взыскания дохода. Помимо возмещения убытков, взыскания дохода или выплаты компенсации в твердой сумме суд взыскивает штраф в размере 10 % от суммы, присужденной в пользу истца.

   В работе по выявлению и пресечению нарушений авторских и смежных прав в сфере производства и распространения экземпляров аудиовизуальных произведений и фонограмм средствами прокурорского надзора не во всех случаях обеспечивается принятие исчерпывающих мер по устранению причин и условий, способствующих их совершению.

   Требует повышения эффективность работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства. Прокурорам необходимо своевременно выявлять незаконные и необоснованные судебные постановления и приносить на них протесты. Доступными средствами прокурорской деятельности способствовать пресечению судебной волокиты в разрешении дел данной категории.

   Необходимо повысить результативность координирующей роли прокуроров в работе правоохранительных органов, с тем, чтобы совместно с представителями аудиовизуальной индустрии, правообладателями кинематографических, музыкальных и других произведений объединить усилия по защите интеллектуальной собственности, в том числе и борьбе с изготовлением и реализацией контрафактной продукции.

   Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 29.03.99 299 в структуре ГУБЭП МВД России создан специализированный отдел по защите интеллектуальной собственности (11 отдел), который, в том числе, осуществляет и координацию работы в этом направлении других подразделений органов внутренних дел. Аналогичная специализация деятельности имеется и в подразделениях БЭП на территориальном уровне.

   Представляется целесообразным в организации борьбы с интеллектуальным пиратством применять принцип специализации и в прокурорской деятельности.

   Криминальная ситуация в стране со всей очевидностью диктует необходимость основное внимание сосредоточить на выявлении и пресечении деятельности организованных преступных групп пиратов, создавших и контролирующих сети оптовой и розничной торговли контрафактной продукцией в большинстве регионов.

   Успех расследования дел о нарушениях авторских и смежных прав во многом зависит от доброкачественности материалов доследственной проверки, умелого проведения оперативно-розыскных мероприятий, реализация которых, как показывает практика, бывает более эффективна в случаях, когда они предварительно согласованы со следователем органов прокуратуры.

   Необходимо иметь в виду, что зачастую оперативными работниками изъятие контрафактной продукции и последующий осмотр места происшествия производятся с нарушениями закона. Изъятые предметы не индивидуализируются, должным образом не упаковываются, не опечатываются. К работе на месте происшествия в качестве специалиста привлекаются лица, которые не обладают достаточными познаниями в области авторского или смежных прав и проводят исследование лишь на основании внешних признаков, что, как правило, недостаточно для вывода о контрафактности изъятой продукции. При этом с места происшествия не изымаются товарные накладные, бухгалтерская документация, черновые записи, по которым можно проследить движение товара. Не выясняется наличие у проверяемого лица автотранспорта на стоянке рынка либо арендуемых складских помещений. Изъятию контрафактной продукции на складах не всегда предшествуют подготовительные оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление фактов сбыта и иного криминального движения этой продукции.

   Так, например, сотрудники Управления по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий МВД России произвели в ООО Имидж Мьюзик изъятие более 33 тыс. аудиокассет и дубликаторов для их тиражирования. Однако до этого не были приняты меры по выявлению точек сбыта кассет в связи с чем доказать факт реализации контрафактной продукции не представилось возможным.

   Следует признать, что аудиовизуальное пиратство в России приняло устойчивые организованные формы. По существу действует хорошо отлаженная целая криминальная отрасль, где занято огромное количество человек, созданы сотни подпольных производств, организованы поставки сырья и материалов, распространение информации и сбыт готовой продукции. В этой связи прокуроры, осуществляя надзорные функции за деятельностью органов предварительного расследования и оперативных специализированных подразделений по борьбе с контрафакцией, должны так построить свою работу, чтобы обеспечить эффективное взаимодействие всех правоохранительных органов и должный результат.

   Прокурорам необходимо проникнуться осознанием того, что от степени правовой защищенности интеллектуального потенциала общества зависит успех решения стоящих перед ним экономических и социальных проблем.

   Поэтому решительное пресечение криминальной деятельности по изготовлению и распространению в стране аудиовизуальной контрафактной продукции приобрело сегодня особую актуальность.

   В своей деятельности прокурорам также необходимо уделять пристальное внимание и вопросам защиты прав государства на интеллектуальную собственность.

   Результаты творческого труда, направленного на благо общества, необходимо надежно оградить средствами прокурорского надзора от противоправного посягательства. Защита интеллектуальной собственности является составляющей государственной безопасности. Выполнение этой важной государственной задачи следует рассматривать как одно из приоритетных направлений деятельности органов прокуратуры.

   Об опыте борьбы с контрафакцией и потребностях в методическом обеспечении следует своевременно информировать Главное следственное управление и Управление методического обеспечения Генеральной прокуратуры Российской Федерации.


Заместитель Генерального прокурора
Российской Федерации
Государственный советник юстиции
1 класса
В.В.Колмогоров


liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2016