27 май 2020
Либертариум Либертариум

У правительства существует одна обязанность, которая в наши дни привлекает к себе почти столько же внимания прессы и общественности, сколько все остальные, вместе взятые, -- это обязанность предотвращать, устранять или каким-то иным образом контролировать инфляцию и спады производства. Если не считать отдельных упоминаний в 14-й главе, эта проблема была оставлена в стороне при рассмотрении функций правительства. Сейчас мы восполним этот пробел. Оставшаяся часть книги будет почти полностью посвящена вопросам макроэкономических колебаний и стабилизационной политики правительства.

Почему инфляцию и спад мы считаем проблемами? Некоторые читатели подумают, что человек, задающий такого рода вопросы, должно быть, слишком глуп, чтобы понять ответ на них. Инфляция означает рост стоимости жизни, а все, что делает жизнь людей дороже, очевидно, представляет собой проблему. Что же касается спадов, то они приводят к потере доходов и рабочих мест, и никому не нужно объяснять, почему это проблема. Но все обстоит не так просто.

Денежные цены в долларах и реальная стоимость

В случае с инфляцией дело обстоит совсем не так. Инфляция -- это не рост стоимости жизни. Суть инфляции -- падение ценности или покупательной способности денег. С другой стороны, можно сказать, что инфляция -- это повышение денежных цен на блага. Можно даже, если хотите, говорить об инфляции как о повышении денежной стоимости жизни. Но ключевым словом являются деньги. Реальная стоимость двухдолларового гамбургера в этом году не больше, чем долларового гамбургера в прошлом, если издержки приобретения доллара уменьшились с прошлого года в два раза.

Издержки приобретения чего-либо есть ценность того, чем необходимо поступиться, чтобы его приобрести. Мы так привыкли выражать ценность возможностей, которыми жертвуем, через общий денежный измеритель, что иногда забываем проверить, не изменилась ли ценность самого измерителя. Но именно так происходит во время инфляции. Это не увеличение размера всех вещей, а уменьшение длины линейки, которой мы пользуемся.

Безусловно, все в конечном счете относительно. Логически возможно настаивать на том, что на протяжении последних лет деньги сохранили свою ценность неизменной, а все остальное подорожало. Но в этом было бы столько же смысла, сколько в утверждении, что цена барреля сырой нефти осталась неизменной в 1970-е годы, тогда как ценность всего остального уменьшилась примерно на 75%. Когда мы видим, что цена нефти изменяется относительно других цен, здравый смысл подсказывает, что объяснение происходящему следует искать в условиях спроса и предложения нефти, а не "всего остального". Когда мы видим, что цена денег изменяется относительно всего остального, здравый смысл должен подсказать нам тот же путь размышлений.

Вероятно, легче увидеть основополагающую связь между деньгами и инфляцией, если задуматься над тем, что инфляции просто не могло бы быть при отсутствии денег. Если бы все сделки осуществлялись на основе натурального обмена, мы никоим образом не столкнулись бы с инфляцией. Может быть, вам потребуется некоторое время для того, чтобы убедиться в этом. Но инфляция просто логически невозможна в обществе, где одни блага непосредственно обмениваются на другие без какого-либо использования денег.

В хозяйстве, основанном на натуральном обмене (где не пользуются деньгами), одновременное повышение всех цен было бы логически невозможно.

Неопределенность будущей ценности денег

Если инфляция фактически не повышает стоимости жизни, то почему она представляет собой проблему? Почему она вызывает у всех так много беспокойства? Проблемы, создаваемые инфляцией, почти полностью слиты с неопределенностью. Они возникают не потому, что ценность денег падает, а потому, что будущая ценность денег непредсказуема. Высокий, но постоянный темп инфляции, на который каждый мог бы с уверенностью рассчитывать, вызывал бы меньше проблем, чем более низкий, но менее предсказуемый темп.

Дефляция, которая представляет собой повышение ценности или покупательной силы денег, является не меньшей проблемой для общества, чем инфляция, поскольку она также вносит неопределенность в расчет тех, кто планирует свое будущее. То же самое верно для дезинфляции, имевшей место в США в 1982--1983 гг. Дезинфляция -- это замедление темпа инфляции, она также создает серьезные трудности для тех, кто не в состоянии правильно предвидеть ее при разработке долгосрочных планов.

Реальные издержки инфляции

Посмотрите, что произошло с финансовыми учреждениями, которые в 1965 г. выдали денежные ссуды под недвижимость сроком на 15 лет из расчета 6% годовых -- стандартной ставки того года по ссудам для строительства новых домов. Кредиторы, по-видимому, рассчитывали на сохранение того темпа инфляции, который был в предшествующие 10 лет и составлял менее 2% в год. Он обеспечил бы им 4% реального дохода по ссудам под недвижимость: 6-процентная номинальная ставка минус 2-процентное падение ценности денег. Но непредвиденная инфляция опрокинула их расчеты. С 1965 по 1980 г. доллар обесценивался в среднем на 6% в год. Это оставило кредиторов с нулевым уровнем прибыльности, которого не хватило даже на покрытие издержек. Кредитные учреждения понесли крупные потери из-за того, что не смогли предвидеть будущие изменения в ценности денег, а многие из них обанкротились.

Когда ожидается, что деньги будут быстро обесцениваться, становится выгодно брать в долг. А каждый, кто хочет сделать накопления, должен постараться вложить свои деньги во что-то такое, чья ценность в долларах будет расти в соответствии с темпом инфляции, например, в недвижимость. Поэтому, когда американцы в 70-е годы пришли к выводу, что темп инфляции в 5 или даже 10% в год становится правилом, а не исключением, спрос на недвижимость существенно возрос. Соответственно выросли цены на землю и дома. Ставки по ссудам на строительство новых домов также поднялись до 10% в 1978 г. и даже превысили 15% в 1982 г. В начале 80-х годов люди платили высокие цены за дома и одалживали для этого деньги под высокие проценты потому, что уже успели привыкнуть к 10-процентной инфляции и ожидали, что такой темп сохранится или даже возрастет. Однако этого не произошло. Темп инфляции неожиданно упал ниже 7% в 1982 г. и ниже 4% в 1983 г. И тут покупатели домов вдруг обнаружили, что слишком дорого заплатили за свои владения, и поскольку их доходы не растут больше на 10--15% в год, они не могут производить ежемесячные платежи, оговоренные в контрактах.

Неопределенность в связи с будущими ценами, которая создается инфляцией, ведет к произвольному перераспределению богатства, заставляет людей предпринимать дорогостоящие усилия, чтобы защитить себя от потерь и -- что, вероятно, опаснее всего -- приводит к нарастанию взаимного недовольства, которое в конце концов может разрушить способность членов общества к сотрудничеству.

Перераспределение богатства

Инфляция приносит прибыли одним и убытки другим, поскольку людям не всегда удастся ее правильно предвидеть. Более того, не все обладают одинаковыми возможностями действовать соответствующим образом после того, как выясняются действительные размеры инфляции. На некоторых рынках продавцы устанавливают цены только на короткий срок и могут быстро поднимать их в ответ на увеличение спроса; к ним относятся, например, цены на сельскохозяйственные продукты и многие виды сырья, используемого в промышленном производстве. Другие цены могут реагировать на изменившиеся обстоятельства лишь гораздо медленнее. Арендная и квартирная платы, например, обычно фиксируются контрактом и не могут быть изменены в течение долгого времени. И хотя у домовладельцев существуют возможности добиваться перезаключения договоров с повышением арендной платы, эти процедуры связаны для них с дополнительными издержками. Заработная плата рабочих и служащих, как правило, оговорена в долгосрочных соглашениях. На протяжении срока действия эти соглашения также могут быть изменены, а некоторые из них даже содержат специальные пункты, предполагающие изменение договора при определенных условиях. Тем не менее заработная плата рабочих и служащих обычно медленнее реагирует на изменение условий, чем цены большинства благ.

Многие цены нельзя быстро повысить, поскольку для этого нужно согласие какого-либо регулирующего органа, который нередко действует черепашьими темпами: газовые, электроэнергетические и телефонные компании общего пользования часто жалуются на то, что не могут достаточно быстро реагировать на возросшие издержки. Кроме того, существуют кредиторы, выдавшие долгосрочные ссуды и не имеющие права потребовать увеличения процентных платежей за свои услуги до тех пор, пока не истечет срок займа, -- через 25 лет, например. С другой стороны, подумайте только, в каком счастливом положении находится федеральное правительство, которое "продает" нам национальную безопасность и ряд социальных услуг! Оно назначает за это цену (в виде налога на личные доходы), которая не просто растет, но растет прогрессивно, поскольку население получает и расходует все большее количество обесценивающихся денег. Конечным результатом всего этого является значительное и почти непредсказуемое перераспределение доходов посредством инфляции.

Цены, которые медленнее реагируют, не обязательно вырастают на меньшую величину, им просто требуется для этого больше времени. Но это все равно приведет к перераспределению доходов в течение переходного периода, так что некоторые люди понесут потери, даже "догнав" инфляцию. Перераспределительные эффекты инфляции сильно зависят от того, какими темпами она развивается, поскольку это оказывает непосредственное влияние на способность людей предвидеть изменения и приспосабливаться к ним. Например, с 1967 по 1973 г. индекс цен потребительских товаров вырос на 41%, в то время как средняя почасовая зарплата производственных рабочих в частном секторе промышленности -- на 46%). Таким образом, рост заработной платы более чем компенсировал инфляцию. Но когда с января 1973 г. по июль 1974 г. уровень цен подскочил на 16%), средняя заработная плата увеличилась только на 12%, т. е. реальная почасовая зарплата понизилась.

Люди находят способы защиты от медленной, постоянной инфляции.

Враждебное отношение людей к инфляции вряд ли можно полностью объяснить происходящим перераспределением богатства. Силу общественного давления, заставляющего правительство контролировать инфляцию (или хотя бы делать вид, что оно ее контролирует), можно правильно оценить, только поняв, почему те, кто выигрывает от инфляции, так часто негодуют вместе с ее жертвами. Основная причина в том, что они ошибочно также считают себя жертвами.

Нет более удачного примера, чем ситуация с квартплатой. В начале периода быстрой инфляции квартплата будет сильно отставать от темпа увеличения других цен, включая и "цену" труда, выраженную в ставках средней почасовой заработной платы. В результате инфляция перераспределяет богатство домовладельцев в пользу квартиросъемщиков. Но квартиросъемщики не осознают этого. Они замечают только рост квартплаты. Но не замечают, что квартплата растет в процентном отношении медленнее, чем цены на все остальное, включая их собственные доходы. В итоге они приходят к выводу, что страдают от инфляции, тогда как в действительности они от нее выигрывают.

Многие из нас к тому же склонны несколько преувеличивать собственные достоинства и величину своего вклада в мировое благосостояние. Поэтому, когда мы оглядываемся назад и замечаем, что наш годовой доход за последние 10 лет вырос на 120%, то рассматриваем это как 120-процентное увеличение оценки обществом наших достоинств. Если выясняется, что официальный индекс потребительских цен за тот же период вырос на 100%, мы не корректируем соответствующим образом эту щедрую оценку наших достижений. Мы продолжаем считать, что заработали 120-процентное увеличение дохода, но возмущаемся необходимостью платить теперь в 2 раза больше за вещи, которые покупаем.

Издержки защиты

Иллюзии, таким образом, играют важную роль среди причин, делающих инфляцию непопулярной и заставляющих правительство предпринимать те или иные меры. Но издержки инфляции для общества в целом отнюдь не иллюзорны. Представьте себе ситуацию, в которой правительства различных штатов контролировали бы стандарты мер и весов. Предположим, что переходить на метрическую систему можно было бы только "крадучись", постепенно удлиняя дюйм до 1/36 метра. Итак, периодически, но в непредсказуемые моменты времени на протяжении последующих 10 лет должностные лица различных штатов официально объявляли бы своим подопечным об увеличении дюйма -- "всегда достаточно незаметном", как им нравилось бы говорить, но вполне достаточном для перехода от прежней длины дюйма в 0,0254 метра к требуемой длине 0,027 7/9 метра.

В чем проявились бы издержки такой процедуры? Они выразились бы: в затратах на то, чтобы угадать момент и скорость изменений и обезопасить себя от последствий ошибок; в затратах на перевод одних единиц измерения в другие, если блага производятся и используются в разных штатах; в затратах на приспособление прежних орудий труда к производству продукции по новым техническим требованиям; в затратах на исправление ошибок, обусловленных возросшей неопределенностью и сложностью координации.

Реальные издержки инфляции для общества аналогичны вышеописанным. Несколькими страницами ранее мы сравнили инфляцию с изменением длины линейки. Но это не значит, что она не ведет к реальным издержкам. Эластичная линейка может породить серьезные проблемы, если принимаемые решения необходимо координировать во времени и пространстве. Существенными реальными издержками инфляции являются те усилия и ресурсы, которые люди затрачивают на "борьбу" с ней. Чтобы убедиться в этом, пролистайте хотя бы некоторые из многочисленных брошюр, выпущенных в последние годы, где рассказывается, как нужно действовать, чтобы преуспеть или, по крайней мере, не потерпеть убытков в периоды инфляции.

Инфляция и социальные конфликты

Однако наиболее серьезным последствием инфляции для такого общества, как наше, возможно, является тот ущерб, который она наносит нашему взаимному доверию и доброй воле. Несколько раз мы уже пытались привлечь ваше внимание к факту, который был хорошо известен Адаму Смиту, но которым часто пренебрегают его современные последователи в области экономической науки. Сотрудничество, являющееся основой общества и цивилизации, требует немалого самоограничения со стороны граждан или готовности учитывать интересы других при достижении своих собственных целей. Если люди придут к выводу, что их обманывают, они легко отбросят сдерживающие этические нормы и будут поступать по отношению к другим так же, как, по их мнению, поступают с ними. Когда к мнимым потерям от инфляции добавляется реальное перераспределение богатства, всеобщее ощущение несправедливости может возрасти до критического уровня.

Если затем люди объединяются в группы для возмещения своих потерь насильственным путем, они дают пищу гневу и негодованию других. Забастовки школьных учителей, недовольных тем, что рост их жалованья не поспевает за инфляцией, усиливают недовольство граждан школьной системой и налогами, необходимыми для ее поддержания. Инфляция, убеждающая квартиросъемщиков в том, что они жертвы эксплуатации со стороны домовладельцев -- хотя в действительности инфляция уменьшает относительный размер квартплаты -- снижает процент пустующих квартир. Создается впечатление, будто высокие цены вызывают уменьшение числа сдающихся внаем квартир. Тем временем чистый доход домовладельцев падает, оказывая вполне предсказуемое воздействие на состояние домов и характер взаимоотношений домовладельцев с квартиросъемщиками. Политические требования становятся более резкими, когда люди чувствуют себя жертвами. А общий объем притязаний, с которыми, как им кажется по праву, начинают выступать различные группы, может тогда значительно превысить все 100% материальных возможностей, которыми располагает общество. Эти требования предъявляются главным образом правительству, поскольку ширится убежденность, что правительство обязано и имеет власть поправить положение. Выборные должностные лица чувствуют себя обязанными что-то сделать, даже если это "что-то" дает только краткосрочные поверхностные улучшения, а в конечном счете лишь усугубляет проблему. Каждый шаг, предпринимаемый правительством в ответ на растущее недовольство граждан, подталкивает к последующим действиям, которые необходимы или для удовлетворения притязаний очередной социальной группы, или для устранения непредвиденных осложнений, возникших в результате предыдущих мероприятий. Когда сумма ожиданий значительно превысит сумму того, чем можно их удовлетворить -- и люди начнут прибегать к насилию, отстаивая свои интересы -- что-то обязательно должно пострадать. Этой жертвой очень легко может стать взаимное согласие, на котором основано все наше общество.

Что происходит во время спада?

Существительное "спад" ("recession") происходит от глагола "падать". Поэтому "спад" буквально означает падение прежних темпов роста совокупного объема производства. По общему согласию, достигнутому за многие годы, привилегией официально решать, когда замедление темпов роста превращается в спад, обладает Национальное бюро экономических исследований -- частная исследовательская организация некоммерческого характера. Но обязательно ли каждое существенное замедление темпов роста становится спадом? Является ли постоянный рост единственно возможной нормой?

Затруднение может быть разрешено, если мы уясним, что издержки спада -- это главным образом издержки неоправдавшихся ожиданий. Это основополагающий момент. Если мы потеряем из вида связь между спадом и неоправдавшимися надеждами, мы не сможем отличить безработицу от досуга, а изменения, делающие людей беднее, от тех, которые приумножают их богатство. Мы также можем не заметить принципиальную роль, какую неопределенность играет в возникновении спада, и в результате примем за лекарство от спада как раз те средства, которые скорее усугубят болезнь.

Если бы спады представляли собой простое замедление темпов экономического роста, их приветствовали бы сторонники теории нулевого роста и все те, кто считает необходимым ослабить наш акцент на производстве товаров. Но спады не приветствуются ни этими, ни какими-либо другими группами, потому что они предполагают непреднамеренное, и потому разрушительное замедление темпов экономического роста. Сама по себе статистика совокупного объема производства, как, например, статистика валового национального продукта, которую мы будем рассматривать в следующей главе, мало что может сказать нам о несбывшихся ожиданиях. Пользуясь такой статистикой, мы можем предполагать широко распространенное разочарование, но агрегированные данные только в том случае могли бы быть адекватной оценкой спада, если бы они каким-то образом измеряли разрыв между тем объемом производства, на который люди первоначально рассчитывали, и тем, который они в конце концов произвели.

Разумеется, каждый день у какой-то части производителей ожидания не оправдываются. Но одновременно другие производители с радостью узнают, что дела пошли лучше, чем они ожидали. Спад происходит в том случае, когда по какой-либо причине количество и глубина испытанных разочарований не компенсируются количеством и размером приятных сюрпризов. Почему так происходит и что здесь нужно делать -- это главная тема последующих глав.

Мы только что описали феномен спада, используя понятие "объем производства". Однако издержки и причины спадов, пожалуй, лучше описывать через понятие "дохода". В конечном счете именно потеря дохода больше всего разочаровывает производителя, и именно снижение дохода заставляет его сдерживать расширение производства. Владельцы или менеджеры коммерческих фирм рассчитывают на продажу определенного количества своей продукции по определенной цене. Но когда продажи не оправдывают ожиданий, запасы непроданных благ накапливаются, а издержки растут быстрее доходов, тогда производство снижается или даже приостанавливается. Прибыль является тем критерием, которым руководствуются при принятии всех этих решений.

Сокращение производства фирмами ниже того уровня, который первоначально планировался, нередко приводит к увольнению рабочих и безработице. Рост уровня безработицы -- вот проблема, которая приходит на ум, как только мы начинаем размышлять о спадах. Но в чем именно она состоит? И вновь мы должны попросить читателя запастись терпением, если этот вопрос кажется ему глупым из-за своей очевидности. Ответ очевиден лишь до тех пор, пока мы всерьез над ним не задумаемся.

Когда безработица становится проблемой?

Спады действительно вызывают рост безработицы. Но она не начинает расти с нуля и не падает до нулевого уровня после окончания спада. Даже в 1944 г. безработные составляли 1,2% самодеятельного населения, и это в то время, когда шестая часть рабочей силы была занята в армии, подростки оставляли учебу в школе, пенсионеры вновь выходили на работу, и все трудились по 6 или 7 дней в неделю. Никто из переживших тот период острой нехватки рабочих рук не поверил бы, что в 1944 г. 1,2% самодеятельного населения не могло найти работу.

Наличие какого-то числа безработных ни у кого не вызывает беспокойства, поскольку не является проблемой. Но какое это число? Какой уровень безработицы является допустимым? Как узнать, когда безработица становится проблемой, а когда еще нет? Это отличие очень важно, поскольку, когда безработица достигает "проблемного уровня", начинают множиться требования к политикам предпринять какие-то меры. То, что сделает федеральное правительство в ответ на эти требования, без сомнения, будет связано с издержками, а возможно, и нежелательными последствиями, особенно если в действительности безработица не превышает "проблемного уровня". Но где же находится этот уровень, и как нам его распознать?

Кое-кто по-прежнему старается отделаться от этого вопроса, говоря, например, что безработица становится проблемой только тогда, когда она поднимается выше "фрикционного" уровня (т. е. временной незанятости, связанной с переходом с одной работы на другую. -- Прим. перев.). А размеры "фрикционной" безработицы не могут представлять никакой серьезной проблемы, поскольку она отражает обычную текучесть рабочей силы. Такой ответ звучал бы убедительно, если бы у нас были основания считать "обычную текучесть рабочей силы" какой-то определенной и неизменной во времени величиной. Однако мы, напротив, имеем все основания предполагать, что "обычная текучесть рабочей силы" является скорее переменной, чем постоянной величиной и зависит от многих факторов, которые и сами существенно изменились за последние годы.

Было бы очень желательно найти какой-нибудь способ четко различать безработных и просто незанятых. Крайние случаи различить нетрудно. Некоторые люди готовы почти на все, чтобы найти подходящую им работу, в то время как других почти ничем не заставишь взяться за дело. Но заметили ли вы неувязку в предыдущем предложении? Те люди, которые говорят, что "отчаянно" нуждаются в работе, тем не менее, отклоняют некоторые из имеющихся возможностей в надежде найти что-то лучшее. И очень немногие из тех, кто говорит, будто "абсолютно" не хочет работать, отклонит любое полученное предложение. Люди, говорящие, что "не могут найти работу", имеют в виду, что они не могут найти место, где хотели бы работать. Те же, кто говорит, что они "не хотят работать", имеют в виду, что не хотят работать ни на одном из тех мест, которые могут найти. В некоторых случаях разница между этими двумя ситуациями для стороннего наблюдателя становится практически неразличимой.

Занятые, незанятые и безработные

Сторонними наблюдателями, от которых мы зависим при разграничении этих категорий, являются высококвалифицированные сотрудники соответствующего правительственного учреждения. Официальные данные по безработице в США публикует Бюро статистики труда (БСТ) при Министерстве труда. Источником для этих данных служит текущее обследование населения -- выборочное обследование семей, которое для БСТ проводит Бюро переписей. Выборка охватывает около 60 тыс. семей, опрашиваемых ежемесячно и подобранных таким образом, чтобы представлять все население страны. (Вопреки распространенному мнению, данные по безработице не формируются на основе обращений за пособиями по безработице.)

Чтобы попасть в выборку БСТ, человек, прежде всего, должен принадлежать к неинституциональному населению. Это все те, кто достиг возраста 16 лет и старше и не находится при этом в государственных институтах, таких, как тюрьма или больница.

Неинституциональное население разбивается затем по категориям: занятые, безработные и несамодеятельное население. Определить, кто принадлежит к категории занятых, несложно. Но как отличить безработного от того, кто не входит в самодеятельное население и, следовательно, является просто незанятым? БСТ разработало четкие критерии разграничения этих двух групп и достаточно точно определяет численность каждой из них. Измерение не представляет здесь проблемы. Проблема заключается в самом смысле найденного разграничения, особенно если учесть, что для конкретных людей статус "не входящего в самодеятельное население" или официально безработного связан с весьма различными и непостоянными издержками.

Остановимся на этом подробнее. Для того чтобы в обследовании БСТ человека отнесли к категории безработных, он должен: 1) входить в неинституциональное население; 2) не иметь работы в течение недели, охватываемой обследованием; 3) предпринимать конкретные попытки найти работу на протяжении предшествующих 4 недель; 4) быть в данный момент в состоянии приступить к работе. (Временно уволенные и те, кто намерен приступить к новой работе в ближайшие 30 дней, считаются безработными, даже если они не выполняют третьего условия, требующего от них активных поисков работы.) Отношение числа безработных к общему числу самодеятельного населения дает цифру официального уровня безработицы, которая, после того как ее раз в месяц публикует БСТ, оказывается в центре внимания средств массовой информации <данные о числи занятых и безработных за каждый месяц или квартал публикуются БСТ с поправкой на сезонные колебания. Это означает, что они подвергаются корректировке, чтобы устранить влияние сезонных колебаний -- вызванных окончанием учебного года в июне, расширенным приемом на работу в декабре, основными праздниками и т. д. Такая корректировка данных позволяет нам выявлять тенденции, которые в противном случае были бы затушеваны или, наоборот, преувеличены в результате чисто сезонных колебаний. -- Прим. авт.>.

Разумеется, читать обо всех этих подробностях не слишком увлекательно. Но для нас принципиально важно знать, что люди должны делать для того, чтобы соответствовать или не соответствовать критериям, по которым БСТ определяет безработных. Мы просто не сможем понять, что такое безработица и какие она порождает проблемы, пока не будем иметь представление об издержках, связанных со статусом безработного для тех, кто его выбирает.

Все население

- лица до 16 лет или находящиеся в тюрьмах и больницах

= неинституцио-
нальное население

- не входящие в самодеятельное население

= самодеятельное население

- занятое
= безработные

Решения, принимаемые на рынке рабочей силы

Выбирает его? Утверждение, что люди решают стать безработными, первоначально кажется противоречащим самому понятию безработицы. Но экономическая теория пытается объяснить любое поведение людей как результат выбора. В ситуации, где у людей нет никакого серьезного выбора, экономическая теория бесполезна для объяснения их поведения. Говоря, что безработица является результатом добровольного выбора, мы отнюдь не предполагаем, что все имеют хорошие возможности для выбора или что безработным нравится их положение. Сделать выбор -- означает просто остановиться на наилучшем из имеющихся вариантов, исходя из сравнительной оценки ожидаемых выгод и издержек. Экономический образ мышления заставляет нас объяснять социальные явления, включая и изменение уровня безработицы, как следствие меняющегося соотношения предполагаемых выгод и издержек.

Определение БСТ совершенно ясно говорит нам о том конкретном выборе, который создает статус "безработного": 1) решение начать активные поиски работы и 2) решение отказаться от предложенной работы. Совершенно очевидно, что и то, и другое решение человек принимает сам. Первое решение лежит на развилке путей, делающих человека или безработным, или неработающим (лицом, не входящим в самодеятельное население). Второе решение определяет: сохранит ли он положение безработного или перейдет в категорию занятых. Для многих людей ожидаемые выгоды и издержки решений, принимаемых на этих развилках, в последние годы существенно изменились. В результате конкретные уровни безработицы ныне свидетельствуют совсем не о том, о чем они свидетельствовали 25 или даже 10 лет назад.

Уровень безработицы и уровень занятости

Таблица 15А дает общую картину состояния рабочей силы в США с 1950 по 1985 г. Показатели безработицы за каждый год помещены под общим заголовком "Безработные" в колонке "Доля безработных в самодеятельном населении, в %". Просмотрев эту колонку, вы заметите, что уровень безработицы то поднимается, то падает. Резкий рост обычно свидетельствует о спаде, в то время как последующее (более плавное) понижение уровня отражает оживление после спада.

Эта колонка цифр говорит еще и о значительном повышении безработицы после 1970 г. Уровень безработицы в 7,1% в 1985 г., когда не было спада, превышает показатели 50-х и 60-х годов, включая и годы спадов. Почему так случилось? Что происходило в 1970-е годы? Почему в последнее время уровень безработицы застрял на таких высоких отметках?

Многие обычные объяснения этих фактов явно неправильны. Повышение уровня безработицы за последние годы нельзя объяснить автоматизацией, иностранной конкуренцией или каким-либо другим фактором, могущим замедлить темпы создания новых рабочих мест. В действительности после 1970 г. новые рабочие места в американской экономике создавались даже быстрее, чем в предшествующие два десятилетия. Об этом свидетельствуют данные в колонке "Общее число занятых". С 1970 по 1985 г. число занятых увеличилось на 35%, в то время как за 15 лет до 1970 г. оно возросло меньше чем на 25%.

Как видно из последней колонки таблицы, возрастание уровня безработицы с 1970 г. сопровождалось существенным ростом уровня занятости. Сначала это кажется логически невозможным. Однако показатель уровня занятости получается при сравнении числа занятых с численностью трудоспособного населения. В 1985 г., когда уровень безработицы составлял 7,1%, процент занятых среди американцев в трудоспособном возрасте в действительности был выше, чем в 1969 г., когда уровень безработицы составлял лишь 3,4%. Основной причиной этого поразительного явления было то, что гораздо больше людей хотели работать в 1985 г., чем в 1969 г. Доля самодеятельного населения (четвертая колонка таблицы) подскочила на протяжении рассматриваемых 15 лет с 61% до 65%.

Главной причиной, как вы можете догадаться, было то, что гораздо больше женщин приняли решение пойти на работу. С 1969 по 1985 г. доля мужчин в самодеятельном населении даже уменьшилась, но это было более чем компенсировано притоком женщин. Если в США в 1969 г. среди каждой тысячи занятых гражданских лиц было 373 женщины, то в 1985 г. -- уже 441.

Таблица 15А. Состояние занятости неинституционального населения от 16 лет и старше, с 1950 по 1985 гг. (в тыс. человек)

Год Неинститу-
циональное население
Самодеятельное население Несамо-
деятель-
ное насе-
ление
Процент занятых в неинституцио-
нальном населении
Кол-во в самоде-
ятельном населении
Процент в самоде-
ятельном населении
Занятые Безработные
Общее число занятых Постоян-
ные воору-
женные силы
Занятость граждан-
ского на-
селения
Кол-во безра-
ботных
Процент самоде-
ятельно-
го насе-
ления
1950 106,164 63,377 59,7 60,087 1,169 58,918 3,288 5,2  52,787 56,6
1951 106,764 64,160 60,1 62,104 2,143 59,961 2,055 3,2  42,604 58,2
1952 107,617 64,524 60,0 67,636 2,386 60,250 1,883 2,9  43,093 58,2
1953 109,287 65,246 59,7 63,410 2,231 61,179 1,834 2,8  44,041 58,0
1954 110,463 65,785 59,6 62,251 2,142 60,109 3,532 5,4  44,678 56,4
1955 111,747 67,087 60,0 64,234 2,064 62,170 2,852 4,3  44,660 57,5
1956 112,919 68,517 60,7 65,764 1,965 63,799 2,750 4,0  44,402 58,2
1957 114,213 68,877 60,3 66,019 1,948 64,071 2,859 4,2  45,336 57,8
1958 115,574 69,486 60,1 64,883 1,847 63,036 4,602 6,6  46,008 56,1
1959 117,117 70,157 59,9 66,418 1,788 64,630 3,740 5,3  46,960 56,7
1960 119,106 71,489 60,0 67,639 1,861 65,778 3,852 5,4  47,617 56,8
1961 120,671 72,359 60,0 67,464 1,900 65,746 4,714 6,5  48,312 56,1
1962 122,214 72,675 59,5 68,763 2,061 66,702 3,911 5,4  49,539 56,3
1963 124,422 73,839 59,3 69,768 2,006 67,762 4,070 5,5  50,583 56,1
1964 126,503 75,109 59,4 71,323 2,018 69,305 3,786 5,0  51,394 56,4
1965 128,459 76,401 59,5 73,034 1,946 71,088 3,366 4,4  52,058 56,9
1966 130,180 77,892 59,8 75,017 2,122 72,895 2,875 3,7  52,288 57,6
1967 132,092 79,565 60,2 76,590 2,218 74,372 2,975 3,7  52,527 58,0
1968 134,281 80,990 60,3 78,173 2,253 75,920 2,817 3,5  53,291 58,2
1969 136,573 82,972 60,8 80,140 2,238 77,902 2,832 3,4  53,602 58,7
1970 139,203 84,889 61,0 80,796 2,118 78,678 4,093 4,8  54,315 58,0
1971 142,189 86,355 60,7 81,340 1,973 79,367 5,016 5,8  55,834 57,2
1972 145,939 88,847 60,9 83,966 1,813 82,153 4,882 5,5  57,091 57,5
1973 148,870 91,203 61,3 86,838 1,774 85,064 4,365 4,8  57,667 58,3
1974 151,841 93,670 61,7 88,515 1,721 86,794 5,156 5,5  58,171 58,3
1975 154,831 95,453 61,6 87,524 1,678 85,846 7,929 8,3  59,377 56,5
1976 157,818 97,826 62,0 90,420 1,668 88,752 7,406 7,6  59,991 57,3
1977 160,689 100,665 62,6 93,673 1,656 92,017 6,991 6,9  60,025 58,3
1978 163,541 103,882 63,5 97,679 1,631 96,048 6,202 6,0  59,659 59,8
1979 166,460 106,559 64,0 100,421 1,597 98,824 6,137 5,8  59,900 60,3
1980 169,349 108,554 64,1 100,907 1,604 99,303 7,637 7,0  60,806 59,6
1981 171,775 110,315 64,2 102,042 1,645 100,397 8,273 7,5  61,460 59,4
1982 173,939 111,872 64,3 101,194 1,668 99,526 10,678 9,5  62,067 58,2
1983 175,891 113,226 64,4 102,510 1,676 100,834 10,717 9,5  62,665 58,3
1984 178,080 115,241 64,7 106,702 1,697 105,005 8,539 7,4  65,839 59,9
1985 179,912 117,167 65,1 108,856 1,706 107,150 8,312 7,1  62,745 60,5
1986 182,293 119,540 65,6 111,303 1,706 109,597 8,237 6,9  62,753 61,1

Загадка безработицы

Приведенные данные должны развеять любые опасения, что рост уровня безработицы в последние годы отражает какой-то сбой в механизме создания новых рабочих мест в нашей экономической системе. Тем не менее, загадка остается. Почему сейчас стало намного больше людей, которые ищут работу, но не находят того, что им нужно? Почему доля тех, кто хочет работы, но не имеет ее, более чем удвоилась по сравнению с 60-ми годами? Некоторые подумают, что повышение доли самодеятельного населения уже само по себе все объясняет: всегда чем больше людей ищут что-либо, тем меньшая часть их это найдет. Но подобный взгляд отражает широко распространенное заблуждение, что рабочие места являются редкими благами. В действительности они таковыми не являются. До тех пор пока наши потребности в производимых благах остаются не удовлетворенными, всегда можно найти полезные занятия для людей. Рост уровня безработицы отражает не растущую нехватку рабочих мест, а скорее изменения в оценке, ожидаемых выгод и издержек, с которыми связано поступление на работу или ее поиски.

Ключевой вопрос:
Почему некоторые люди, которые говорят, что хотят получить работу, но не имеют ее, не предпринимают более энергичных усилий для того, чтобы найти себе место?

Издержки и решения

Нам следует остерегаться обобщений. Как издержки поступления на работу, так и издержки отказа от нее для разных людей будут весьма различными в зависимости от таких факторов, как: квалификация, стаж, возраст, обязательства перед семьей, другие источники дохода и даже ценностные ориентации и взгляды тех, чьим мнением данный человек дорожит.

Представьте ситуацию, в которой находятся живущие с родителями подростки. Они часто хотят устроиться на работу и активно ищут ее, что позволяет им получить официально статус безработных. Но если они еще учатся в школе, то оказываются в данный момент пригодными для выполнения лишь очень ограниченного круга обязанностей. Во время летних каникул работодатели не захотят брать их на работу, требующую серьезной подготовки, т. к. фактически подростки не "в состоянии" приступить к этой работе. Если они закончили среднюю школу и думают о поступлении в колледж, то вряд ли пойдут работать туда, где от них много требуется. Более того, как правило, они могут рассчитывать на относительно малопривлекательную работу, ибо работодатели не хотят много платить подросткам, которые обычно приходят неподготовленными и уходят прежде, чем работодатель успеет возместить расходы на их подготовку.

Но тот, кто имеет бесплатное жилье и питание в доме своих родителей, может позволить себе заниматься поисками работы в течение долгого времени или же уйти с места, которое покажется неинтересным, чтобы начать поиски новой работы. Любая работа покажется неинтересной подросткам, которые вдруг обнаружат, что должны работать в то время, как их друзья развлекаются. Если мы примем во внимание все эти обстоятельства, то увидим, что издержки, связанные с началом и продолжением работы, для большинства подростков высоки и имеют тенденцию возрастать, а издержки продолжения поисков работы относительно низки. Должны ли мы после этого удивляться или беспокоиться, узнав, что уровень безработицы среди молодых людей в возрасте от 16 до 19 лет составлял в 1985 г. 18,6%?

Поскольку основные издержки безработицы связаны с уменьшением доходов, все, что сулит их сохранение в период отсутствия работы, должно увеличивать уровень безработицы. Так, существенное расширение с 60-х годов различных государственных пособий по социальному обеспечению безусловно способствовало росту безработицы.

По сравнению с 60-ми годами большее число работающих получили возможность страховаться на случай потери работы, были увеличены сроки предоставления пособий, менее жесткими стали условия их предоставления. Конечно, все это не заставит людей, имеющих хорошо оплачиваемую и вполне удовлетворяющую их работу, уволиться ради того, чтобы начать получать пособие по безработице. Однако в пограничных ситуациях более щедрые пособия по безработице действительно уменьшают привязанность к старому месту работы и ослабляют готовность соглашаться на новое, повышая тем самым уровень безработицы. В Голландии, где различные пособия по безработице в течение длительных сроков компенсируют от 75 до 99% чистых доходов работавшего и где условия получения пособий не слишком строги, уровень безработицы в 1984 г. составлял 18%. Удивительно, что он не был еще выше!

Такой же эффект должно было иметь и увеличение по сравнению с 60-ми годами числа семей с несколькими работающими. Инфляция усилила этот эффект, передвинув возросшие доходы многих семей в категорию, облагаемую гораздо большими налогами. Если мы добавим к этому возросшие налоги на нужды социального обеспечения, то окажется, что финансовые стимулы для второго работающего в семье искать новую работу после потери прежней резко уменьшились; они даже могут действовать в противоположном направлении, до тех пор пока человек имеет право претендовать на пособие по безработице.

Ожидания и реальность

Не забывайте также, что экономические решения основываются на ожиданиях. Люди принимают решение поступить на работу, потому что они ожидают найти подходящее им место. Если по какой-то причине ожидания многих ищущих работу будут необоснованно высоки, это приведет к увеличению уровня безработицы. Предположим, например, что в мире бизнеса открываются дополнительные возможности для женщин, желающих выбрать карьеру менеджера. Такое улучшение перспектив приведет к тому, что больше женщин вольется в состав самодеятельного населения. Вполне возможно, что ожидания лучших и более широких возможностей для карьеры настолько увеличат число женщин в самодеятельном населении, что уровень безработицы среди них даже поднимется. Безработица будет оставаться высокой до тех пор, пока ожидания не придут в соответствие с действительностью -- или действительность не подтянется до уровня ожиданий.

Аналогичным образом, если недавние выпускники колледжей или свежеиспеченные адвокаты имеют слишком преувеличенные представления о ценности своих дипломов на рынке труда, уровень безработицы среди них возрастет. Сталевары, привыкшие к тому, что их заработная плата почти вдвое превышает среднюю по в обрабатывающей промышленности, вряд ли с готовностью согласятся на менее высокооплачиваемую работу, если сталелитейные компании, в которых они работали, разорятся. Они немногим отличаются в этом от домовладельцев, отказывающихся поверить тому, что дом, который они стараются продать, не пойдет по запрашиваемой ими цене; именно поэтому при плохой ситуации на рынке недвижимости объявлений "Продается..." становится все больше, и висеть им приходится гораздо дольше.

Такое же воздействие на уровень безработицы оказывает инфляция, т. к. она создает зазор между ожидаемой и реально предлагаемой заработной платой. Если за длительный период высокой инфляции работники привыкают к крупным ежегодным повышениям заработной платы, они вполне могут счесть недостаточной новую заработную плату, предложенную работодателями, после того, как темп инфляции начал уменьшаться. Работники, ожидавшие более высокой заработной платы, чем та, которая им предложена, с большей готовностью оставят свою работу или продолжат поиски новой работы, что приведет к повышению уровня безработицы.

Резюме

Мы не хотели бы, чтобы за все новыми деревьями вы перестали видеть лес. Главный тезис, который мы старались обосновать, состоит в том, что безработица -- это не просто нечто, обрушивающееся на человека, подобно удару молнии. Во время спада спрос на труд уменьшается, и это вызывает рост безработицы. Оживление после спада увеличивает спрос на труд, и безработица уменьшается. Но из этого не следует, что безработицу можно полностью объяснить недостаточным спросом на труд. Уровень безработицы складывается из целого комплекса решений, которые принимаются и теми, кто предлагает, свой труд, и теми, кто предъявляет на него спрос, причем все они учитывают и ожидаемые издержки отказа от альтернативных возможностей в результате своих решений.

Более того, издержки безработицы не для всех одинаково суровы; для разных людей они принимают разные формы. Для одних основными издержками безработицы является потеря дохода. Для других такими издержками будет потеря благ, которые они ценят даже больше, чем денежный доход: ощущение своей причастности к общему делу, каждодневная дисциплина, общение с товарищами по работе, новые возможности и разнообразие. Для некоторых все эти издержки, вместе взятые, могут оказаться непомерно большими; для других они будут незначительными; а для тех, кто получает пособие по безработице и живет в семье с более чем одним работающим, издержки могут даже оказаться отрицательной величиной.

Не существует однородной массы безработных, несущих одинаковое бремя безработицы. Не существует постоянной величины, за пределами которой безработица начинает представлять собой серьезную проблему. Не существует единой политики, пригодной для уменьшения всех видов безработицы. Не существует четкой границы, отделяющей безработных от тех, кто просто "не работает". В конечном счете, провести различие между бременем безработицы и радостями досуга может только сам человек, оценивающий соотношение чистых выгод от поступления на работу и отказа от нее.

Все это не объясняет нам, однако, почему происходят спады, значительно увеличивающие размеры и продолжительность безработицы. Теперь мы должны обратиться к причинам и последствиям колебаний общего или совокупного уровня экономической активности.

Повторим вкратце

Инфляция -- это рост средней денежной цены благ. Это не рост стоимости жизни, а падение покупательной способности денег.

Инфляция наносит реальный ущерб обществу. Она перераспределяет богатство, заставляет людей расходовать ресурсы в попытке предвидеть ее последствия и вызывает недовольство и конфликты между людьми, считающими -- справедливо или нет -- что они терпят ущерб от инфляции. Все это является следствием возросшей неопределенности, которую инфляция вносит в расчеты людей относительно будущих цен.

Спад -- это непредвиденное и разрушительное замедление темпов роста общего объема производства и доходов. 

Спады способствуют росту безработицы, поскольку они приводят к тому, что спрос на некоторые блага -- а следовательно, и на труд тех, кто их производит, -- оказывается ниже ожидаемого.

Уровень безработицы зависит как от предложения труда, так и от спроса на него. Бюро статистики труда считает безработными всех тех, кто в данный момент не работает и активно ищет работу. И решение пойти на работу, и решение отказаться от конкретных вакансий будут зависеть от оценки людьми относительных выгод предоставляющихся альтернативных возможностей.

Различные уровни безработицы среди различных групп населения отражают не только различия в спросе на услуги людей, принадлежащих к этим группам. Они отражают также вариации в издержках, с которыми связаны для различных людей поиск, начало или продолжение работы.

В 70-х и 80-х годах уровни безработицы были выше, чем в 50-х и 60-х. Но доля самодеятельного населения и уровень занятости также выросли в текущем десятилетии до рекордных величин.

Одновременный рост уровней безработицы и занятости свидетельствует о том, что ожидаемые выгоды и издержки, связанные как со вступлением в ряды рабочей силы, так и с сохранением статуса безработных, изменялись на протяжении последних лет для многих людей, относимых к категории неинституционального населения.


ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

1. Был ли уровень "стоимости жизни" в США в 1985 г. выше, чем в 1955 г.?

  • а) Следующие данные получены на основе индекса потребительских цен:
    • количество продуктов питания, которое можно было купить на доллар в 1985 г., в 1955 г. стоило только 26 центов;
    • жилье, которое можно было снять за доллар в 1985 г., обходилось в 32 цента в 1955 г.;
    • одежда, стоившая доллар в 1985 г., в 1955 г. продавалась лишь за 45 центов;
    • медицинское обслуживание, которое можно было получить за доллар в 1985 г., в 1955 г. стоило только 16 центов.
  • Почему эти данные не позволяют нам ответить на поставленный вопрос?
  • б) Вот дополнительная информация, которая поможет вам ответить: средние почасовые заработки рабочих в частном несельскохозяйственном секторе составляли около 1,70 долл. в 1955 г. и 8,60 долл. -- в 1985 г.
  • в) Приведенные данные свидетельствуют о том, что на часовую заработную плату среднего рабочего в 1985 г. можно было купить значительно больше еды, жилья и одежды, чем в 1955 г., но немного меньше медицинских услуг. Можете ли вы привести какие-то убедительные доводы в пользу того, что данные по медицинскому обслуживанию обманчивы? (Подсказка: тем благом, в котором мы нуждаемся, когда покупаем медицинское обслуживание, является здоровье. Были ли медицинские услуги, доступные в 1955 г., так же эффективны для улучшения здоровья, как в 1985 г.?)

2. В тексте утверждается, что в обществе без денег, где все сделки производились бы на основе натурального обмена, инфляция была бы логически невозможна. Если вы сомневаетесь в этом, задайтесь вопросом, какую форму инфляция могла бы принять в таком обществе. Что означало бы высказывание, что средние цены всех благ здесь поднялись на 10%?

3. На графике 15А годовые темпы инфляции в США с 1955 по 1985 г. сравниваются со средней годовой ставкой процента по ссудам под недвижимость за тот же период времени.


Рисунок 15А. Ставка процента по ссудам под недвижимость и темпы инфляции

  • а) Каков был примерно реальный процент по ссудам в 1955 г.? В 1970 г.? В 1975 г.? В 1985 г.?
  • б) Как отрицательный реальный процент в 1975 и 1980 гг. способствовал очень сильному повышению ставки процента после 1983 г.?
  • в) Темп инфляции после 1983 г. упал приблизительно до того уровня, который наблюдался с 1956 по 1958 г. Ставка процента по ссудам под недвижимость лишь незначительно увеличилась в ответ на ускорение инфляции в конце 50-х годов. Почему она так медленно понижалась в ответ на дезинфляцию в начале 1980-х годов?

4. Многочисленные опросы общественного мнения в 70-х годах показывали, что большинство американцев считали инфляцию большей угрозой, чем безработицу.

  • а) Значило ли это, что большинство американцев скорее предпочли бы быть безработными и иметь стабильные цены, чем работать при росте цен?
  • б) Если бы администрация фирмы позволила служащим голосованием решить вопрос, следует ли фирме уволить 10% служащих или же сократить ставки заработной платы на 5%, как, вы считаете, они бы проголосовали? Если бы служащие заранее знали, кто именно будет уволен, повлияло бы это на результаты голосования?

5. Если инфляция перераспределяет доходы и богатство, то будут как выигравшие, так и проигравшие. Какие классы и категории людей, вероятнее всего выиграют или проиграют от инфляции? Какое значение имеет здесь правильный прогноз инфляции?

6. Профессор Платон получал годовой оклад в размере 12 тыс. долл. в 1965 г. и 35 тыс. долл. в 1985 г. Уровень цен с 1965 по 1985 г. вырос примерно на 250%.

  • а) Как изменился его реальный доход с 1965 по 1985 г.?
  • б) Будет ли профессор Платон считать, что он заслужил гораздо больший оклад в 1985 г. благодаря своему возросшему опыту?
  • в) Как вы думаете, чем было вызвано понижение реальных доходов профессора Платона-- инфляцией или изменением условий спроса и предложения?
  • г) Гефест, товарищ профессора Платона по колледжу, в 1965 г. также получал 12 тыс. долл., работая горным инженером. В 1985 г. оклад Гефеста составлял 60 тыс. долл. Как вы полагаете, почему в этот инфляционный период ему удалось добиться гораздо большего, чем профессору Платону?
  • д) Как вы думаете, администрации колледжа было бы проще или труднее понизить Платону оклад с 12 до 10 тыс. долл. в период стабильных цен, чем поднять его с 12 до 35 тыс. долл. в период, когда цены выросли на 250%? Почему?

7. В одном письме редактору "Уолл-стрит джорнэл" (15 октября 1985 г.) говорилось, что со стороны Бюро статистики труда было "не только ошибкой, но и обманом" утверждать, будто в истекшем году уровень цен поднялся только на 3,5%. В качестве доказательства автор письма приводил следующие примеры роста цен за предшествующие 12 месяцев: почтовый тариф первого класса -- с 20 до 22 центов, воскресный выпуск "Нью-Йорк таймс" -- с 1 до 1,25 долл., "Уолл-стрит джорнэл" -- с 40 до 50 центов; "некоторые" звонки из телефонов-автоматов -- с 10 до 25 центов.

Другое письмо в том же номере свидетельствовало о прямо противоположном: "Апельсиновый сок, который я покупаю, стоит 1,99 долл. за кварту (1,14 л.); год назад он стоил 2,49 долл. Вино обходится мне в 4,09 долл. против 4,49 долл. в прошлом году. Растворимый кофе подорожал с 2,99 до 3,19 долл., но все лето продавался с премиальными купонами на 30 центов <купон, дающий покупателю право на бесплатное приобретение товаров из ассортимента данного магазина или фирмы при накоплении определенного количества купонов. -- Прим перев.>.

Возможно ли, чтобы уровень цен поднимался разными темпами для разных людей?

8. Как вы считаете, почему поддержание одного и того же уровня жизни в Окленде (Калифорния) стоит на 40% больше, чем в Эль-Пасо (Техас)? Правильно ли было бы сказать, что стоимость жизни в Окленде выше?

9. Статья в "Уолл-стрит джорнэл" от 13 августа 1985 г. описывает воздействие инфляции на повседневную жизнь в Боливии, где цены росли на 8000% в год.

  • а) Если цены растут на 18% в неделю, насколько они вырастут в течение года? (Для того чтобы найти ответ, вы можете воспользоваться таблицей 11А.)
  • б) Какова сегодняшняя ценность одного доллара из зарплаты, которая будет выплачена через 4 недели, если темп инфляции составляет 18% в неделю? (Воспользуйтесь таблицей 11В.)
  • в) Как вы считаете, почему боливийцы стараются обратить свою заработную плату в блага или в американские доллары сразу же после ее получения?
  • г) Если в Боливии цены благ в песо поднимаются, тогда как цены тех же благ, указываемые в долларах США, стабильны, то существует ли в Боливии инфляция или же ее нет? Каким образом этот пример иллюстрирует тезис, что инфляция представляет собой падение ценности денег?
  • д) "Уолл-стрит джорнэл" приводит высказывание одного боливийца: "Мы ничего не производим. Мы все спекулируем валютой". Как могут люди какой-либо страны продолжать существовать, если все они спекулируют валютой?
  • е) Тот же боливиец заметил: "Люди больше не знают, что хорошо, а что плохо. Мы стали аморальным обществом". Один видный политический деятель сказал: "Каждый понял, что нужно быть идиотом, чтобы вести дела в соответствии с правилами". Каким образом галопирующая инфляция подрывает общественную мораль?

10. В Швейцарии уровень безработицы в 1% давно считается высоким. Когда спад производства поразил Швейцарию в середине 70-х годов, официальный уровень безработицы остался ниже 1% даже после того, как общее число занятых в обрабатывающей промышленности сократилось за два года более чем на 15%. Каким образом швейцарцам удается поддерживать такой низкий уровень безработицы даже при быстро сокращающейся возможности найти работу? (Дать ответ будет легче, если учесть, что около 10% населения страны составляют иностранные рабочие, главным образом итальянцы, испанцы, португальцы и югославы, которым не разрешается оставаться в Швейцарии без работы.)

11. Безработицы, по определению, не существовало в Советском Союзе, где вообще любая безработица считалась несовместимой с социализмом. Однако дело здесь не только в определении. Рабочих мест там было настолько больше, чем рабочих рук, что газета "Правда", орган Коммунистической партии, в последние годы режима выступала с призывом принять законы, которые запрещали бы увольняться с работы без уважительной причины и давали бы право привлекать к суду трудоспособных лиц, находящихся без работы дольше 2 недель. Как вы думаете, каким образом в Советском Союзе создавался избыток рабочих мест, в то время как в США, по-видимому, имеется избыток рабочих рук?

12. В 1985 г. уровень безработицы в Западной Германии, Франции и Англии составлял примерно 8, 10 и 13% соответственно. Как вы думаете, почему он был настолько выше, чем в СССР?

13. Вычислите недостающие показатели для следующего набора статистических данных по США, используя определения, данные в тексте:

Неинституциональное население 180.000.000
Кадровые военнослужащие 2.000.000
Занятые в гражданских отраслях 106.000.000
Лица, не входящие в самодеятельное население 64.000.000
Самодеятельное население -----------
Безработные -----------
Уровень безработицы -----------
Уровень занятости -----------

14. Может ли существовать "сверхполная" занятость?

  • а) Представьте, что доля свободных квартир в крупном городе составляет менее 1%. С какими нежелательными последствиями может быть связан такой высокий процент занятых квартир? Легко ли было бы им переехать в город со столь низким процентом свободных квартир?
  • б) Если вы ездите только на 80% имеющихся у вас автопокрышек, означает ли это, что запасные покрышки при этом вами не используются, как бы являясь "безработными"? Захотели бы вы вести машину при "полной занятости" всех покрышек? По Большой Солт-Лейкской пустыне?

15. Джоунс -- токарь-инструментальщик, зарабатывающий 20 долларов в час. Неожиданно его увольняют.

  • а) В течение двух недель он постоянно ходит в конторы по трудоустройству и читает объявления о вакансиях для токарей-инструментальщиков. Является ли он в это время безработным по критериям, применяемым БСТ для определения размеров безработицы?
  • б) По истечении двух недель ему предлагают место водителя фургона, развозящего хлеб, с оплатой 4,5 долл. в час. Он отклоняет это предложение. Является ли он безработным?
  • в) Ему предлагают работу токаря-инструментальщика в городе, расположенном в 125 км от его места жительства. Он отказывается, потому что его дети не хотят менять школу. Является ли он безработным?
  • г) После трех месяцев поисков Джоунс теряет надежду и перестает искать работу. Является ли он безработным?

16. Женщину увольняют, и она начинает работать на себя (становится самостоятельно занятой), "производя" информацию об имеющемся выборе вакантных мест. То, как долго она останется занятой таким образом, зависит от ее "производительности" (т. е. оттого, получает ли она ценную, с ее точки зрения, информацию) и от альтернативной стоимости данного вида "производства" (которым она захочет заниматься до тех пор, пока ожидаемый предельный доход будет превышать ожидаемые предельные издержки). Как скажется на продолжительности официальной безработицы:

  • а) пособие по безработице?
  • б) программы предоставления продовольственных талонов?
  • в) упорные слухи, что многие крупные фирмы начинают нанимать на работу?
  • г) чувство уверенности и оптимизм?

17. Представьте себе, что некие люди сделали приведенные ниже заявления. Должны ли они быть отнесены к категории безработных или к категории лиц, не входящих в самодеятельное население? Кто из них является безработным скорее добровольно, чем вынужденно?

  • а) "Я ухожу с работы и собираюсь оставаться безработным до тех пор, пока не найду себе место, где буду получать 1000 долл. за 10 часов работы в неделю".
  • б) "Меня уволили в прошлом месяце. У меня была великолепная должность консультанта по маркетингу в торговой фирме. Мне платили 1000 долл. за 10 часов в неделю. Я собираюсь продолжать поиски работы до тех пор, пока не найду такое же хорошее место".
  • в) "Я решил, что больше не могу чувствовать себя частью военно-промышленного комплекса, поэтому я оставил свою работу. Сейчас ищу место инженера, которое не потребует от меня участия в обмане, убийствах и загрязнении окружающей среды".
  • г) "Когда меня уволили, я считал, что легко смогу найти другое место учителя. Но сейчас мне все равно. Я поступлю на любую работу, где мне будут платить столько же, сколько я зарабатывал раньше".
  • д) "Я не имею работы уже 6 месяцев и нахожусь в совершенно отчаянном положении. Готов делать все, что разрешено законом, чтобы прокормить свою семью. Но у меня жена-инвалид и пять маленьких детей, поэтому я не могу согласиться на работу, где будут платить менее 300 долл. в неделю".
  • е) "Я мог бы уже завтра принять с десяток разных приглашений на работу, но не хочу. Я имею право на пособие по безработице еще на 3 месяца, поэтому я не собираюсь беспокоиться до тех пор, пока не кончатся все выданные мне чеки. О, если подвернется что-то действительно хорошее, я, конечно, поступлю на работу".
  • ж) "Я мог бы уже завтра принять с десяток разных приглашений на работу, но я не хочу. Я имею право на пособие по безработице еще на 3 месяца, поэтому я просто собираюсь потратить это время, чтобы по-настоящему поискать. Я попробую за эти три месяца найти самую хорошую работу, какую только могу получить".
liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2020