27 май 2020
Либертариум Либертариум

Затраты и выгоды, влияющие на решения, связанные со спросом или предложением, -- это всегда ожидаемые затраты и выгоды. Производители решают поставить именно столько единиц блага X, потому что они ожидают заплатить не больше определенной суммы за необходимые для этого ресурсы и получить как минимум немного более этой суммы от продажи X. Потребители решают приобрести товар, потому что они надеются получить некоторые выгоды от обладания им, которые превосходят ожидаемую плату за него. Однако будущее неопределенно, и ход событий часто идет вразрез с ожиданиями. Решения оказываются ошибочными. А за ошибки приходится платить.

Из-за многих взаимосвязей, характерных для нашей высокоспециализированной экономики, за ошибочные решения часто приходится платить не только тем, кто их принимал, но гораздо большему числу людей. Если нефтеперерабатывающие компании не сделают достаточных запасов сырой нефти, водителям автомобилей придется стоять в очередях за бензином. Если врачи не предугадают побочного действия лекарства, пациент может умереть. Если предприниматели переоценят спрос на свою продукцию, то рабочие, отказавшиеся от других мест ради работы у них, могут оказаться безработными.

Поскольку за ошибки приходится платить, люди стараются их избегать. К несчастью, приходится платить и за то, чтобы предотвратить ошибки. Основной способ избежать ошибочного решения состоит в том, чтобы получить больше информации прежде, чем начать действовать. Однако информация является редким благом, приобретение которого также связано с затратами. В результате может оказаться дешевле допустить некоторые ошибки, чем приобрести информацию, которая позволит их предотвратить. Одна из ошибок, которую все мы можем избежать, -- это ошибочное предположение, что информация является бесплатным благом. В этой главе мы увидим, насколько часто это заблуждение влияет на наши мнения и поступки.

Агенты по продаже недвижимости являются производителями информации

"Как сэкономить примерно 900 долл. и потерять 3000... прямо на вашем собственном доме?"

Под этим заголовком Национальная ассоциация посреднических фирм, специализирующихся на операциях с недвижимостью (National Association of Real Estate Boards), опубликовала объявление, призывающее население при продаже домов пользоваться услугами посредников (realtor). Далее в объявлении говорилось:

"Не смейтесь. Это может произойти. Представьте, например, что вы решили продать свой дом. Самостоятельно. Вы решили, что он стоит 15 тыс. долл., и вам удалось продать его за эту сумму. Превосходно. Но как вы решили, что он стоит именно столько? Это была ваша догадка. Но для определения ценности имущества необходимо гораздо больше. Необходим посредник, который понимает толк в домах и знает, сколько они стоят. Предположим, что он оценил ваш дом на 3 тыс. долл. дороже -- такова справедливая цена для продавца и покупателя. Это могло бы произойти. Конечно, вы сэкономили на комиссионных посреднику. Однако это обошлось вам в копеечку.

Поэтому, когда вы решите продать ваш дом, воспользуйтесь услугами посредника. Он не случайный человек в операциях с недвижимостью. Он профессионал, строго соблюдающий жесткие этические нормы. Это хорошо. Особенно, если вы хотите продать как можно лучше. Или как можно лучше купить".

Это объявление -- прекрасное свидетельство глубоко укоренившейся подозрительности по отношению к посреднику, о которой уже заходила речь в шестой главе <это также свидетельство об инфляции в 70-х годах. За 15 тыс. долл. сегодня можно купить гараж, а никак не дом. -- Прим. авт.>. Если ассоциация посредников сочла выгодным публиковать подобное объявление, то это само по себе является убедительным доказательством, что такая подозрительность существует; содержащиеся же в нем аргументы -- дополнительное тому свидетельство. Создается впечатление, что текст объявления составлен так, чтобы, защищая посредника, затемнить его функцию, как бы полагая, что читатель не готов услышать правду.

Возникает вопрос: а что если посредник определил цену вашего дома на 3 тыс. долл. ниже? -- Такова оказалась "справедливая цена для покупателя и продавца". Разве завышенная оценка своего дома при продаже домовладельцем не столь же вероятна, как и заниженная? А может быть, и более вероятна, учитывая естественный оптимизм, присущий многим домовладельцам? В этом случае услуги посредника обойдутся владельцу вдвое дороже. И что такое "справедливая цена"? Более того, если посредники обеспечивают продавцам более высокие цены, каким образом они одновременно могут обеспечивать более низкие цены для покупателей, как это утверждается в последнем абзаце? Что-то не так в этих рассуждениях.

Не осуждайте ассоциацию посредников слишком сурово. Им очень нелегко разъяснить свои функции, поскольку большинство людей не осознает, что информация является редким благом, а следовательно, не понимает и последствий этого факта. Если вы хотите продать свой дом по самой большой возможной цене, вашим покупателем должен быть тот единственный в мире человек, который готов заплатить наивысшую цену. Это вроде бы очевидно. Не очевидно то, каким образом вы найдете этого человека. Вы, скорее всего, не всеведущи, так что вы никогда даже не сможете узнать о существовании многих потенциальных покупателей. Поэтому, когда вы все-таки продадите свой дом, почти наверняка вашим покупателем не будет тот самый единственный, который готов заплатить наибольшую цену. Следует ли из этого, что поиски следует продолжать до бесконечности?

Информация -- редкое благо, у которого имеются свои издержки производства, включающие все издержки, связанные с откладыванием действия. Попросту невыгодно откладывать действие, собирая информацию до бесконечности. Поэтому рациональный продавец будет приобретать информацию лишь до тех пор, пока ожидаемый предельный выигрыш от этого будет больше, чем ожидаемые предельные затраты на приобретение информации. Рациональный покупатель будет вести себя точно так же. Они оба могут выиграть от использования услуг посредника, потому что посредник дает возможность каждому из них дешевле получить дополнительную информацию. Если подумать над этим, то окажется, что в этом и состоит основная функция посредников: дешево производя ценную информацию, они способствуют эффективности и, тем самым, увеличивают богатство. Посредники обеспечивают продавцов и покупателей более хорошими вариантами, предоставляя им дополнительную информацию. Это ценная услуга. Хотя на самом деле при продаже дома посредников "нанимает" только продавец, услуги предоставляются также и покупателям, о чем свидетельствует тот факт, что покупатели обращаются к посредникам и пользуются картотеками. (В соответствии со сложившейся в США практикой торговли жильем, услуги посредника всегда оплачивает продавец. -- Прим. ред.)

Уменьшение затрат на поиск

Предположим, что у вас есть десять акций компании "Дженерал Электрик", которые вы хотите продать. Вы могли бы обратиться к вашим друзьям и попробовать всучить эти акции кому-нибудь из них или поместить объявление в газете. Однако скорее всего вы сможете получить более высокую цену, воспользовавшись услугами посредника, в данном случае брокера. Без сомнения, если вы будете печатать объявления достаточно долго, вам удастся найти покупателя, готового заплатить ту же цену, что и брокер. Только очень маловероятно, что ваши затраты на поиск окажутся меньше, чем брокерские комиссионные.

"Купить по оптовой цене" -- распространенное развлечение многих людей, думающих, что они экономят. Может быть, и так. Если им нравится сам процесс поиска удачных покупок (а многим это нравится), они вполне могут оказаться в выигрыше. Однако для большинства людей розничные торговцы являются важным дешевым источником ценной информации. Товары, предлагаемые розничным торговцем, демонстрируют вам диапазон имеющихся возможностей, т. е. информацию, которую обычно трудно получить каким-либо другим способом. Сколько раз вы ходили по магазинам без определенной цели в надежде, что, посмотрев на предлагаемые товары, вы поймете, что именно хотите купить?

То же самое относится и к агентствам по трудоустройству. Многие негодуют по поводу размера комиссионных, которые берут с них частные агентства за поиск работы. Но если бы они не считали, что информация, полученная с помощью агентства, стоит больше, чем комиссионные, они, скорее всего, не стали бы пользоваться его услугами. Работодатели также готовы платить за такие услуги, и по абсолютно тем же причинам.

Плохая репутация посредников во многом объясняется нашей привычкой сравнивать реальные ситуации с чем-то более хорошим, но не существующим в действительности. Совершаемые нами обменные операции редко бывают столь же успешны, как те, которые мы могли бы осуществить, будучи всезнающими. Поэтому мы делаем вывод, что посредники пользуются нашим невежеством. Однако зачем смотреть на это таким образом? Согласно такой логике можно заключить, что врачи пользуются нашими заболеваниями и не должны получать вознаграждение за свои услуги, поскольку они ничего не получили бы, если бы мы всегда были здоровы. Это, конечно, правильно, но не имеет отношения к делу. Мы не всегда здоровы и не всеведущи. Следовательно, врачи и посредники создают реальное богатство. Другие уважаемые лица, оказывающие схожие услуги, -- это юристы, учителя, священники и руководители корпораций.

Рынки создают информацию

Один из сквозных тезисов этой книги таков: предложение и спрос, или рыночный процесс конкурентных торгов, оценивают имеющиеся ресурсы, создают индексы ценности для людей, принимающих решения, Способность рынка дешево производить высококачественную информацию является одним из его важнейших, хотя и наименее признанных, достоинств. Посредники являются важными участниками этого процесса.

Вы можете спросить: а что такое рынок? Это хороший вопрос, на который не так просто ответить. Очевидно, рынок -- это не место, хотя он иногда и может быть жестко связан с определенной территорией. Рынок не есть нечто такое, что можно наблюдать в обычном смысле этого слова. В конце концов, рынок -- это просто набор взаимосвязей, или то, что мы назвали "процессом конкурентных торгов",

Рынки присущи не только капитализму. Они существуют даже в наиболее последовательных социалистических обществах. Они также не связаны однозначно с деловой фирмой или "частным сектором". Как мы увидим в гл. 14, взаимосвязи, присущие конкурентным торгам, в значительной степени характерны и для политического процесса, и для государственных организаций. Переход денег из рук в руки также не обязателен для функционирования рынка, хотя использование денег существенно облегчает его работу. Примером рынка могут служить водители, которые в часы пик ищут место для стоянки, занимают его, и тем самым постоянно изменяют относительную ценность доступных им вариантов. Студенты колледжа, выбирающие курсы для изучения, и кафедры, обдумывающие, какие курсы предложить, также участвуют в рыночном процессе.

Такие рынки, как фондовая биржа и товарные рынки, "хорошо организованы", т.е. ценовые заявки потенциальных продавцов и покупателей сводятся между собой с учетом всей необходимой информации, так что существует тенденция к установлению единой цены на примерно одинаковые товары во всех сделках, совершаемых на обширных территориях. Другие рынки, например, тот, который может наблюдать самый неопытный зритель в баре для одиноких, в гораздо меньшей степени организованы: при каждой сделке должны вестись специальные переговоры о точном определении блага, которым обмениваются, и условиях обмена. Рынок подержанной мебели довольно плохо организован: сделки совершаются по сильно различающимся ценам, поскольку продавцы и покупатели не находятся в тесном контакте между собой. Розничный рынок продовольственных товаров, напротив, гораздо ближе к "организованному" концу спектра, так что цены гамбургеров в данной местности будут различаться между собой гораздо меньше, чем цены подержанной мебели.

Иногда говорят, что фондовая биржа и товарные рынки гораздо более "совершенны", чем розничный рынок продовольственных товаров и рынок подержанной мебели. Такой способ описания различий приводит к заблуждениям, поскольку он предполагает, что рынки второй группы должны быть изменены (совершенство лучше, чем несовершенство). Но подобные рекомендации имели бы смысл, только если затраты на улучшение рынков окажутся меньше, чем выигрыш от более эффективного обмена, ставшего возможным в результате этих улучшений. Часто, однако, мы просто не знаем никаких способов улучшить тот или иной конкретный рынок, кроме тех, что предполагают слишком высокие затраты и делают улучшение неоправданным. Более того, некоторые попытки "улучшить" рынки путем государственного вмешательства подозрительно напоминают попытки содействовать чьим-то интересам.

Но в любом случае отношения между покупателями и продавцами, будь они постоянными и тесными или же спорадическими и разрозненными, ведут к установлению определенных цен: условий торговли. Каждая такая цена является потенциально ценной информацией об имеющихся возможностях. Чем больше существует таких цен, чем яснее и точнее они зафиксированы, и чем большему числу лиц они известны, тем шире будет набор возможностей, доступных людям в обществе.

Набор доступных вариантов увеличивается, когда рестораны вывешивают свое меню перед входом.

 Информация и богатство

Из-за того, что существуют рынки, возрастает набор доступных возможностей для лиц, принимающих решения. А это другой способ сказать, что увеличивается богатство или что происходит экономический рост. Разве не это мы, в конце концов, понимаем под увеличением богатства? Расширение крута доступных возможностей? Свобода и власть больше делать того, что мы хотим делать? Мы снова настоятельно призываем вас не ограничивать ваши представления об этом и область приложения всего этого тем, что люди довольно произвольно называют "экономической сферой" жизни. Информация о том, что и при каких обстоятельствах хотят делать другие, важна в любой сфере жизни, где желательна совместная деятельность. Ясная и точная информация не гарантирует эффективного сотрудничества, но существенно облегчает его достижение. "Я не знал, что вы хотели..." -- первая строка многократно повторяющейся истории об упущенных возможностях; история, которую мы слышали бы еще чаще, если бы не тот факт, что мы никогда не узнаём о большинстве возможностей, которые упускаем из-за недостатка информации.

Подведем итог: информация о доступных возможностях ценна. Хорошую информацию часто трудно получить. Рынки производят большое количество ясной и точной информации о доступных возможностях. Посредники, брокеры и профессиональные торговцы являются специалистами в организации рынков и, тем самым, в создании ценной информации. Скорее всего, они специализируются в этом деле, поскольку считают, что обладают сравнительным преимуществом в производстве информации. Каковы бы, однако, ни были их мотивы, эти люди оказывают услуги, от которых наше благосостояние зависит в гораздо большей степени, чем мы осознаем.

Это одна сторона медали. С другой стороны, мы не осознаем важности их функций в основном потому, что с трудом осознаем редкость такого блага, как информация. Из-за этого предубеждения на торговцев часто накладывают законодательные ограничения в тех случаях, когда нам не нравится предоставляемая ими информация. Это вариант старой легенды о короле, наказывавшем гонцов за плохие вести. Поступающие так короли лишают себя полезной информации. Точно так же ведут себя граждане, которые используют закон для запрещения обмена или досаждают торговцам, не ведая об их функциях.

Что посоветовали бы мы человеку, который заметил, что рядом с горящим зданием всегда стоят пожарные машины, и на этом основании предлагает для предупреждения пожаров запретить пожарным машинам выезжать на улицы? Мы скорее всего порекомендовали бы ему повнимательнее разобраться: где причина, и где следствие? Спекулянты являются частыми жертвами именно такого заблуждения. Мы попытаемся конкретизировать рассуждения предыдущих абзацев, рассмотрев функции спекулянтов в нашем обществе.

Виды спекуляции

Словарь определяет спекуляцию как "торговлю в надежде получить прибыль от изменения рыночной цены". Это определение подходит для наших целей. Самый знаменитый (или, точнее, самый поносимый) из всех спекулянтов -- "медведь" на Уолл-стрит, который "продает на срок", т. е. продает акции, которыми в момент сделки не обладает, с условием доставки их в будущем. Спекулянт считает, что акции понизятся в цене, и, когда придет время доставки акций покупателю, их удастся купить по низкой цене и продать по оговоренной заранее высокой цене.

Более важным спекулянтом является, видимо, спекулянт на товарной бирже, который ведет торговлю такими товарами, как пшеница, соевые бобы, свинина, лес, сахар, какао или медь. Спекулянты этого типа покупают и продают "фьючерсы" ("futures"). Фьючерс -- это соглашение о поставке к некоторой будущей дате оговоренного количества товара по установленной сейчас цене.

Это знаменитые спекулянты, чьи подвиги описываются в газетах. Менее известный спекулянт -- вы сами. Вы сейчас покупаете образование, отчасти потому, что надеетесь таким образом увеличить ценность трудовых услуг, которые вы будете продавать в будущем. Однако будущая цена ваших услуг может оказаться слишком низкой и не окупит ваших сегодняшних инвестиций.

Другим известным спекулянтом является потребитель, который прочитал в газете об ожидающемся повышении цены на сахар и, реагируя на это, завалил кладовку двухгодичным запасом. Если цена сахара возрастет достаточно сильно, эти опасливые люди выиграют. Если же нет, то проиграют. Их богатство связывается в виде сахара, который забивает полки кладовой и к тому же лишает возможности приобрести более ценные вещи -- например, приносящий проценты банковский вклад.

Когда при виде рекламы, сообщающей, что бензин здесь стоит на два цента за галлон дешевле обычного, водитель наполняет бак бензином, он тоже спекулирует, через два квартала цена может оказаться на четыре цента ниже. Водитель, который едет на машине с почти пустым баком в надежде, что цены впереди окажутся ниже, заведомый спекулянт. И водители, которые постоянно доверху заливают свои баки при слухах о близящемся дефиците бензина, очевидно, являются спекулянтами.

Многие люди, однако же, не осознают, что они сами спекулянты, и осуждают "жуликов" ("profiteers") за беспринципную погоню за прибылью, ставя им в вину "использование" особых ситуаций и невинных людей. Действительно ли спекулянты являются врагами народа, как это часто утверждается?

Последствия спекуляции

Часто говорят, что спекулянты наживаются на стихийных бедствиях, вздувая цены до того, как это бедствие произошло. При этом ожидавшееся бедствие иногда так и не происходит. Это правда. Однако это только маленькая часть правды, ведущая к неверным выводам. Представим, что ранней весной появились признаки того, что в районах Среднего Запада, где выращивается значительная часть кукурузы, начала распространяться болезнь кукурузы. В результате значительный процент годового урожая кукурузы может погибнуть. Люди, полагающие, что это может произойти, будут, следовательно, ожидать более высоких цен на кукурузу в следующем году. Эти ожидания побудят некоторых отложить часть кукурузы из сегодняшнего потребления, чтобы сохранить ее до следующего урожая, когда, как они думают, цена будет выше. Это спекуляция.

В такой спекуляции принимают участие многие: фермеры заменяют кукурузу другими кормами, придерживая часть запасов кукурузы, чтобы не покупать се в следующем году по высокой цене или же чтобы продать ее по высокой цене в будущем; промышленные потребители увеличивают запасы сейчас, пока цена сравнительно низкая; торговцы, которые могут не отличить мешок кукурузы от ведра соевых бобов, пытаются купить сейчас дешево, чтобы потом продать дорого. Существуют хорошо организованные товарные рынки, облегчающие такого типа сделки. На них люди могут продать или купить "фьючерс" -- контракт на будущую поставку товара по ценам, оговоренным сегодня. Результатом всей этой деятельности является сокращение текущего предложения кукурузы и как результат -- рост цены. В точном соответствии с утверждениями критиков цена повышается до того, как произошло бедствие.

Однако это только часть картины. Эта спекулятивная деятельность приводит к сдвигу потребления кукурузы во времени, из периода ее относительного изобилия в период большей редкости. В следующем году, когда выявятся последствия болезни кукурузы, цена будет ниже, чем если бы этого не произошло. Спекулянты, таким образом, выравнивают потребляемые количества продукта и уменьшают колебания цен во времени. Поскольку колебания цен создают риск для тех, кто выращивает или потребляет кукурузу, спекулянты на самом деле сокращают риск других людей. Точнее, в надежде получить прибыль они покупают риск у других, менее склонных рисковать и готовых ради меньшего риска кое-что заплатить в форме сокращения ожидаемого дохода. (Тех, кто предпочитает продавать риск, называют страхующимися -- hedgers.)

Увеличение запасов в хороший год для продажи в плохой год сбалансирует цену.

Прорицатели и убытки
<слово "прорицатели" -- "prophets" -- звучит по-английски почти так же, как "прибыли" -- "profits". -- Прим. ред.>

Все это предполагает, однако, что спекулянты не ошибаются в своих прогнозах. А что если вместо этого будет большой урожай? В этом случае спекулянты сдвигают потребление кукурузы из периода ее редкости в период изобилия, и тем самым усиливают колебания цен. Это, бесспорно, ухудшает распределение ресурсов, поскольку происходит отказ от части дорогой кукурузы сегодня в обмен на получение такого же количества дешевой кукурузы завтра. Тут нет никакой помощи другим людям.

Но это также невыгодно и спекулянтам! Они потерпят убытки там, где ожидали получить прибыль. Следовательно, можно предположить, что они поведут себя таким образом только в результате невежества. Похожи ли спекулянты на невежд?

Никто не является всевидящим. И спекулянты совершают ошибки. (Иначе почему их называют спекулянтами? <в английском языке слово "спекулянт" имеет еще одно значение: человек, который рассуждает на основе неполной или неопределенной информации, и потому делает выводы, носящие предположительный характер. -- Прим. ред.>) Но мы живем в мире неопределенности и вынуждены принимать решения в таких условиях. Мы не можем избежать неопределенности и последствий невежества, отказываясь действовать или думать о будущем. А если нам кажется, что мы знаем больше, чем спекулянты, мы можем, играя против них, противостоять им и получать при этом прибыль. Интересно и даже поучительно отметить, что те, кто критикует спекулянтов за неверное предсказание будущего, редко применяют свои, по всей видимости лучшие, прогнозы на практике, торгуя на рынке против спекулянтов. Прогнозы задним числом всегда, конечно, предлагаются в изобилии -- по соответствующей низкой цене.

Как мы неоднократно пытались показать, информация является редким благом. Лучшая информация означает большую эффективность, поскольку она предоставляет более широкий диапазон возможностей, и тем самым расширяет перспективы использования сравнительных преимуществ. Спекулянты поставляют информацию. Их предложения купить и продать отражают их мнения о будущем в сравнении с настоящим. Цены, образующиеся в результате их деятельности, являются, как и все цены, указателями ценности: информацией для принимающих решения лиц о нынешних и будущих стоимостях альтернативы. Эта информация, по крайней мере, настолько же ценна для консерваторов, как и для азартных игроков. Конечно, поставляемая ими информация -- это "плохая" информация, когда спекулянты ошибаются. Однако зацикливаться на этом -- значит опять сравнивать существующую ситуацию с лучшей, но недостижимой. А если мы считаем, что можем предсказывать будущее лучше спекулянтов, то мы вольны выразить наши убеждения с помощью денег, получая прибыль от нашего предвидения и по ходу дела принося пользу другим.

Пока же люди, чья повседневная деятельность связана с товарами, которыми торгуют спекулянты, постоянно на практике используют информацию, производимую этими спекулянтами. Фермеры ориентируются на цены, предсказываемые товарными биржами; так же поступают и промышленники. И тот, кто использует товары, обычно не относимые к предметам спекулятивной торговли, также обращается к информации, производимой спекулянтами. Ведь все мы используем цены как информацию, а они отражают конкурентные торги, неизбежно во многом базирующиеся на (спекулятивных!) предсказаниях будущего.

Значительная доля общественного недоверия и нелюбви к спекулянтам, по всей видимости, основывается на подозрении, что они пользуются информацией, обладание которой не дает им права получать прибыль. Проблемы, обусловленные редкостью информации и соответствующей неопределенностью, часто усложняются такого рода разногласиями о тех или иных конкретных правах и обязанностях. Что имеют право знать покупатели? Что обязаны сообщать продавцы? Что такое нечестное преимущество, когда речь идет об информации? И кто должен отвечать за получение и распространение важной информации о товарах? Мы не сможем даже начать отвечать на все эти вопросы. Но, возможно, нам удастся прояснить некоторые из них, когда мы рассмотрим несколько конкретных проблем, порождаемых редкостью информации.

Фермер, при посадке кукурузы в мае продающий фьючерс на поставку кукурузы в сентябре, страхуется -- передает изменения цен спекулянтам. Производитель кукурузных хлопьев страхуется, покупая кукурузный фьючерс.

Закат доктрины "caveat emptor"

Давайте сначала обратимся к закату доктрины "caveat emptor", которую все более вытесняет всеобъемлющий закон об ответственности продавца. "Caveat emptor" означает: пусть остерегается покупатель. Этот юридический принцип, в свое время широко признанный судебной практикой, означает, что продавцы отвечают по закону только за те качества товара, которые они специально гарантируют. В остальном последствия ошибочной покупки ложатся на покупателя. Эта доктрина в настоящее время практически полностью вытеснена принципом "caveat venditor": пусть остерегается продавец. Покупатели все чаще получают право требовать с продавцов компенсацию за все дефекты товара, включая те, о которых продавец не знал, и даже за некоторые дефекты, ставшие результатом неправильного использования товара покупателем. Покупатель газонокосилки, лишившийся пальца при вытаскивании травы из ее вращающихся ножей, возможно, сумеет получить финансовую компенсацию от производителя этого агрегата, доказывая, что на косилке не было соответствующего предупреждения, или что косилка должна была быть устроена таким образом, чтобы ее владелец не смог совершить такой дурацкий поступок.

Какие последствия развития закона в этом направлении мы можем предсказать? Люди действуют в соответствии с ожидаемыми затратами. Если продавцам приходится платить за дурацкие действия покупателей, они попытаются предупредить эти дурацкие действия. Каким образом? Продавая только абсолютно безопасные (foolproof) товары. Надо ли нам этому аплодировать? Проблема в том, что абсолютно безопасные товары будут очень дорогими. Если производителям матрасов разрешено продавать только такие матрасы, которые не загораются от непогашенной сигареты, то каждый покупатель нового матраса должен платить за качество, полезное лишь для незначительного меньшинства людей, засыпающих с непогашенной сигаретой. Это помогает немногим, а наносит вред подавляющему большинству.

Продавцы имеют преимущество в издержках по производству значительной части информации о товарах и в разработке многих мер предосторожности при пользовании ими; однако в других случаях при производстве информации и разработке мер предосторожности преимущество в издержках принадлежит покупателям. Если в свое время принцип "caveat emptor" заставлял покупателей предпринимать дорогостоящие предосторожности для самозащиты, то сегодня "caveat venditor" вынуждает продавцов прибегать к некоторым предосторожностям, которым покупатели, без сомнения, могли бы найти гораздо более дешевую замену.

Врачи и судебные дела о неправильном лечении

Похожие вопросы встают в связи с шумихой вокруг судебных дел против врачей, обвиняемых в неправильном лечении, и ростом расходов на страхование от таких дел <страхование врачей от судебного преследования за неправильное лечение широко распространено в США, Англии и некоторых других странах. Средний английский врач платит на страхование от подобных рисков около 2,5% своего дохода; средний американский -- 4,4%. Такие значительные суммы связаны с потенциально огромными штрафами (например, в 1987 г. один из штрафов составил 95 млн. долл.). -- Прим. перев.>. Раньше под неправильным лечением понимались небрежные или неверные действия врача, повлекшие за собой смерть или увечье пациента. Сегодня все чаще под этим имеется в виду совершение ошибки, любой ошибки, наносящей ущерб пациенту, даже если врачебный диагноз и лечение удовлетворяли самым высоким современным стандартам медицинской практики, Куда приведет нас такой подход?

Если врачей будут привлекать к ответственности за неправильное лечение в случае каждой ошибки, они будут еще больше стараться не совершать ошибок. Разве это не то, что мы хотим? Не вполне. В действительности-то мы хотим, чтобы врачи принимали на себя риск тех ошибок, затраты на предотвращение которых для пациента превышают затраты, связанные с совершением этих ошибок. Забудьте о денежных затратах, поскольку они привносят в дискуссию ненужные эмоции, и просто соотносите боль с болью и смерть со смертью. Сколько анализов должен сделать врач перед постановкой диагноза? Каждый дополнительный анализ уменьшает вероятность боли и смерти от данного заболевания, но сам по себе приносит боль и дополнительный риск. Готовы ли вы на пункцию спинного мозга, чтобы убедиться, что не больны таинственной смертельной болезнью, никогда ранее не встречавшейся за пределами острова Мадура в Яванском море?

Распространенное представление о том, что даже малейший риск для жизни совершенно неприемлем, попросту бессмысленно. В нем еще был бы резон, если бы всегда можно было избежать опасности, не подвергая себя при этом другим опасностям. Однако это не так. Так только кажется тем, кто сосредоточивается в каждый отдельный момент на одной опасности. Жестокая правда заключается в том, что некоторые способы продления жизни не оправдывают затрат. Кажущаяся жестокость этого утверждения исчезает, если мы вспомним, что ресурсы, используемые неким способом для уменьшения числа возможных смертей, не могут быть использованы другими способами, которые, возможно, могли бы предотвратить еще большее число безвременных смертей.

Использование ресурсов некоторым способом для предотвращения преждевременной смерти делает эти ресурсы недоступными для предотвращения преждевременной смерти другими спосабами.

Полезно также помнить, что мы имеем дело с вероятностями и неопределенностью. Если отдел автодорожного ремонта тратит остатки своих средств на работы по реконструкции "Поворота Покойника", на котором ежегодно погибают пять человек, и, следовательно, оставляет без изменений перекресток на Лайк Роуд, на котором ежегодно погибают три человека, это вовсе не означает, что отдел тем самым "приговаривает трех человек к смерти". Ни один конкретный человек не должен погибнуть в результате решения отдела автодорожного ремонта. Каждый водитель, желающий безопасно проехать через перекресток, имеет возможность остановиться, посмотреть и прислушаться. На самом-то деле в данном случае гораздо более эффективным способом "спасения жизней" может оказаться перераспределение денег: сокращение затрат на улучшение дороги и увеличение затрат на изготовление предупреждающих знаков, что повлечет за собой повышение ответственности покупателей (водителей) за свою безопасность и уменьшение ответственности продавцов (строителей автострад).

В завершение дискуссии об эффективности производства информации мы рассмотрим еще одну проблему: проблему рекламы.

Можно ли предоставить полную информацию (full disclosure)?

Некоторые рекламные объявления распространяют ценную информацию. Даже наиболее яростный противник рекламы признает, что хотя бы желтые страницы <специальный раздел телефонного справочника, имеющегося в любом американском городе, который отводится под рекламные объявления. Этот раздел печатается на бумаге желтого цвета. -- Прим. ред.> предоставляют людям информацию, расширяющую набор их возможностей. Другие рекламные объявления являются сознательной и зачастую удачной попыткой ввести людей в заблуждение. Самый ярый сторонник рекламы признает, что в корзине есть и гнилые яблоки. А что можно сказать о большинстве рекламных объявлений? Информативны ли они? Убеждают? Манипулируют людьми? Дезинформируют? В какой части спектра между информативностью (и, следовательно, увеличением богатства) и обманом (и, следовательно, уменьшением богатства) они расположены?

Возможно ли предоставить "полную информацию", если некоторые не обращают внимания?

Жизнь многих людей стала бы проще, хотя, быть может, и скучнее, если бы всегда можно было провести черную жирную черту между информативной и обманывающей рекламой. Одна из причин невозможности такого разграничения состоит в том, что информация не сводится к словам. Адресованные людям слова не всегда их информируют. Люди могут не понять, не поверить, прослушать, не заинтересоваться или забыть. Обратясь к любой большой группе людей, вы всегда обнаружите, что часть из них забыла то, что вы сказали, еще до того, как другие поняли, и что часть еще не заинтересовалась тем, что вы говорите, к тому моменту, как другие уже устали слушать и отключились. Более того, ценная информация для одного часто будет для другого просто шумом, и если вы попытаетесь сказать каждому то, о чем он хотел бы узнать, вы, скорее всего, скажете столько неинтересного, что никто ничего не вынесет из общения с вами. Если вы постараетесь не ввести некоторых в заблуждение, вам не удастся при этом дать другим информацию, которую они хотели бы получить.

Таким образом, предоставление "полной информации" -- это иллюзия. Возможно, это полезный идеал. Но этот идеал может превратиться в опасное заблуждение, если уверит нас в том, что кто-либо или что-либо может полностью защитить нас от дезинформации.

Повторим вкратце

Возможность, о которой вы не знаете, на самом деле возможностью не является. Следовательно, информация -- это ценный ресурс, обладание которым позволяет людям увеличивать свое богатство.

Информация является редким благом, производство которого, как правило, сопряжено с затратами. Лицо, эффективно принимающее решения, собирает дополнительную информацию лишь до тех пор, пока ожидаемые предельные выгоды выше предельных затрат.

Значительная часть экономической деятельности объясняется тем, что информация является редким благом. Посредник, которого столь часто и незаслуженно ругают, по большей части является специалистом по производству информации. Так же как брокер по торговле недвижимостью помогает потенциальным продавцам и покупателям найти друг друга, обычный розничный торговец дает покупателям информацию о предлагаемых производителями товарах и сводит между собой производителей и тех, кто нуждается в их продукции.

Распространенное представление о посреднике, как о ничего не производящем бандите на большой дороге торговли, проистекает из неверного предположения о бесплатности информации.

Каждый, кто принимает решение, не располагая полной информацией о будущих последствиях всех доступных вариантов, является спекулянтом. То есть каждый человек -- спекулянт.

Если человек считает, что он знает больше других о соотношении между настоящей и будущей редкостью, то он захочет купить сегодня для того, чтобы продать завтра. Если он окажется прав, то он получит прибыль от своего превосходного предвидения, а также перенесет благо во времени из периода меньшей редкости в период большей редкости. Если он ошибется в своих предсказаниях, то благо будет ошибочно перенесено из периода большей редкости в период меньшей редкости, и он понесет наказание в виде личных убытков от своих операций.

Поскольку цены являются обобщающим показателем редкости, они несут важную информацию. Люди, чьи покупки и продажи формируют цены, производят полезную для других информацию.

Затраты на производство информации не для всех одинаковы. Люди будут специализироваться на производстве тех видов информации, в которых они обладают сравнительным преимуществом.

Тот, кто может переложить все затраты, связанные с ошибками, на других, имеет мало стимулов собирать информацию перед тем, как действовать. Тот, кто вынужден нести все затраты, связанные с ошибками, совершаемыми другими лицами, постарается уберечь их от этих ошибок. Предотвращение ошибок также связано с затратами, но люди, как правило, не придают большого значения чужим затратам.


ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

1. Это критическое замечание в адрес владельцев магазинов и других посредников было написано несколько веков назад, но до сих пор вызывает у некоторых сочувствие. "Они просто передают товары один другому, и это увеличивает богатство области не более, чем люди на пожаре увеличивают количество воды в ведре, передавая его из рук в руки двадцать или сорок раз".

  • а) Зачем люди на пожаре передают ведро с водой из рук в руки сорок раз, если это не увеличивает ничье богатство?
  • б) Действительно, физическое количество воды в ведре не увеличивается при передаче воды из рук в руки (а часть даже расплескивается), так же как физическое количество товаров не возрастает от операций посредников. А как обстоит дело с ценностью воды и товаров?
  • в) Зависит ли богатство от физического количества или же от ценности ?

2. Оцените следующий абзац из газетной статьи:

"Один из верных способов сэкономить на продуктах -- исключить посредничество, приобретая продукты непосредственно у фермеров и других поставщиков. Именно так поступила группа социально ответственных (socially motivated) и в меру голодных людей, образовав продовольственный кооператив".

3. Если вы узнаете, что можете на 10% уменьшить свои расходы на новую одежду, выписывая ее исключительно по каталогам, поступите ли вы таким образом? Почему некоторые отказываются пользоваться преимуществами такой "экономии"? Что делают люди, когда "ходят по магазинам"?

4. В конце декабря вы узнаёте, что, по всей вероятности, сможете заработать 1000 долл. на сделке, если только завоюете расположение клиента, достав ему два билета на финал футбольного чемпионата. Вам удается купить два билета на хорошие места у спекулянта за 250 долл. Ограбил ли вас спекулянт? Или же вы рады, что спекулянты существуют? Почему столь многие терпеть не могут спекулянтов билетами?

5. Студенты часто жалуются на низкие цены, по которым книжные лавки в студенческих городках покупают подержанные учебники. Почему они тогда продают учебники этим лавкам? Действительно ли они сами не могут найти покупателя? Или же дело в том, что они не хотят сами заниматься (брать на себя затраты) поиском покупателя? Какую полезную функцию выполняет книжная лавка университета, покупая и продавая подержанные учебники? Уверены ли вы, что это настоящие услуги, а не надувательство?

6. Можно ли ожидать, что цены на товары примерно одинакового качества будут больше различаться между собой на барахолке (garage sale), чем в обычных розничных магазинах? Означает ли разброс цен, что кого-то обманывают, или же что кто-то нечестным образом использует других в своих целях?

7. В оживленном зале аэропорта к вам подходит человек, показывает хорошие с виду часы, которые, по его словам, стоят 135 долл., и предлагает вам купить их за 25 долл. Приобретете ли вы их? Были бы вы более готовы совершить покупку, если бы обладали большей информацией? Чего именно вы не знаете в данной ситуации, но "знаете", покупая часы в имеющей хорошую репутацию (established) ювелирной лавке по соседству с вашим домом?

8. Проверяли ли вы когда-нибудь весы в той мясной лавке, где постоянно покупаете мясо, чтобы убедиться в их достоверности? Почему вы уверены, что вас не обвешивают при каждой покупке ?

9. Почему новый автомобиль теряет в цене так много в течение первого года эксплуатации? Вызвано ли это нерациональным стремлением американцев иметь новую, а не подержанную машину?

  • а) Какая машина скорее окажется на рынке подержанных автомобилей после года эксплуатации: та, что прекрасно служила своему владельцу, или же та, которую приходилось постоянно ремонтировать в течение года?
  • б) Среди каких машин, предлагаемых на продажу, окажется выше доля машин с дефектами, известными продавцу, но не известными покупателю: среди новых или среди эксплуатировавшихся в течение года?
  • в) Какой вывод можно сделать о ценах на эксплуатировавшиеся в течение года автомобили -- ценах, которые приемлемы для продавцов и для покупателей? Как они соотносятся с ценами, которые установились бы при наличии у всех продавцов и покупателей полной информации?

10. Предположим, что вы сегодня отбываете в дальнюю поездку, совмещающую деловые цели с отдыхом. Вы полетите на самолете.

  • а) Каким образом вы спекулируете, укладывая чемодан?
  • б) В какую сторону вы предпочтете ошибиться: взять слишком много одежды и быть вынужденным таскать с собой тяжелые чемоданы или взять слишком мало и оказаться без тех предметов, которые вам могут понадобиться?
  • в) Будет ли ваш ответ па предыдущий вопрос зависеть от того, куда вы летите: в большой город или на отдаленный курорт?
  • г) Предположим, что вы взяли с собой только одну пару выходных ботинок и случайно закапали чернилами один из них прямо перед ответственной деловой встречей. Вы быстро бежите в магазин и покупаете себе новую пару. Объясните, как готовность торговца обувью принять на себя риск уменьшила ваш риск, когда вы захватили в дорогу только одну пару выходной обуви?

11. В номере журнала "Тайм" от 18 июня 1979 г. была напечатана статья о накоплении запасов потребителями в США, в которой приводились высказывания нескольких представителей общественных наук. Социолог утверждал, что создание запасов бензина потребителями не является рациональным поведением, а мотивируется эмоциональной привязанностью американцев к своим автомобилям. Историк заявил, что запасливость является типичным свойством американского характера. Некоторые объясняли накопление запасов "психозом дефицита", другие говорили об "ажиотажном спросе". Еще один социолог заявил, что для пресечения такого "конкурентного поведения" необходим сильный лидер.

  • а) Каким образом мы можем определить, является ли накопление запасов иррациональным поведением, психическим явлением, чертой национального характера, результатом эмоций и ажиотажа или же разумной реакцией на неопределенность?
  • б) Какова разница между накоплением излишних запасов и поддержанием запасов на необходимом уровне?
  • в) Почему и деловые фирмы, и семьи имеют запасы? Как они определяют правильный уровень запаса каждого отдельного блага?

12. Спекулируете ли вы, когда страхуете свой дом от пожара? Можете ли вы сэкономить деньги, объединившись со своими друзьями и образовав страховой кооператив, тем самым устранив необходимость платить некоторую сумму посреднику (страховой компании)? Какой вид полезной информации поставляют страховые компании?

13. Приводит ли страхование людей от убытков, вызванных их собственными ошибками, к возрастанию числа этих ошибок, и тем самым к росту потерь?

  • а) Будут ли застрахованные дома загораться чаще незастрахованных при прочих равных условиях? Почему?
  • б) Станут ли люди принимать более тщательные меры предосторожности против угона машин, если страховые компании перестанут продавать страховки, компенсирующие убытки в случае угона?
  • в) Почему несравненно легче застраховаться от пожара, чем от увольнения или отстранения от работы?
  • г) Люди, которые в случае потери работы получают пособие по безработице, имеют ряд преимуществ, схожих с преимуществами страховки на случай потери работы, Как вы думаете, приводит ли это к тому, что этих людей чаще увольняют или отстраняют от работы?

14. В мае вы решили, что урожай кукурузы этого года будет гораздо выше, а падение цен на кукурузу соответственно намного больше, чем ожидает большинство людей.

  • а) В соответствии с вашими ожиданиями, следует ли вам продавать или покупать декабрьские фьючерсы на кукурузу? ("Фьючерс" -- это контракт на покупку или продажу в определенный будущий день по цене, установленной сегодня.)
  • б) Если значительное число осведомленных людей разделяет вашу точку зрения на размер грядущего урожая, что произойдет с ценами декабрьских фьючерсов на кукурузу?
  • в) Какую информацию изменение цен фьючерсов на кукурузу даст тем, кто в настоящий момент владеет кукурузой или потребляет ее?
  • г) Как эта информация повлияет на их решения относительно хранения кукурузы с целью будущей продажи или потребления?
  • д) Как эти решения, основанные на информации, принесенной изменением цен декабрьских кукурузных фьючерсов, повлияют на июньское потребление кукурузы?
  • е) Могут ли спекулянты перенести небывало большой урожай назад во времени -- из периода меньшей в период большей редкости?

15. Зимой 1985 г. "Уолл-стрит джорнэл" опубликовал две статьи о продовольствии и голоде в Судане и Эфиопии. Одна была озаглавлена "Трагедия распространяющегося голода в Судане в том, что это дело рук человека, а не природы" (22 января 1985 г.); название другой -- "Передача излишков американского продовольствия голодающим странам мира затруднена политикой и бюрократией" (14 марта 1985 г.).

  • а) В первой статье говорится, что правительству Судана "приходится накладывать кредитные ограничения, чтобы заставить банки прекратить кредитование спекулянтов, надеющихся нажиться на несчастье". Цитируется также высказывание специалиста по оказанию помощи, работающего в Судане, о том, что помощь всегда приходит слишком поздно и необходимо создавать "системы раннего предупреждения и резервные фонды". Не образуют ли спекулянты систему раннего предупреждения? Сознают ли надеющиеся "нажиться на несчастье" спекулянты то несчастье, на котором наживаются? Усугубляют ли они его? Или же они смягчают несчастье, от которого получают прибыль?
  • б) В статье также описываются расточительные встречные перевозки продовольствия: грузовики, перевозящие продовольствие из пункта А в пункт Б, едут навстречу грузовикам, везущим продовольствие из Б в А. В ней также сообщается, что США прекратили продажу продовольствия и начали раздавать его бесплатно, когда английские благотворительные организации запротестовали, заявляя, что продажа продовольствия обделяет тех, кто в нем больше всего нуждается. Американский чиновник заявил, что продажа продовольствия была введена по настоятельной просьбе местных властей, "не хотевших подрыва местных рынков", однако США, несмотря на это, согласились вернуться к бесплатной раздаче. Видите ли вы связь между подрывом местных рынков и расточительными местными перевозками, а также другими задержками в перемещении продовольствия от портов к голодным ртам?
  • в) Представьте, что правительства США и других стран -- участников помощи голодающим распределили бы между голодающими людьми деньги, выделенные на оказание помощи, и позволили этим людям самостоятельно покупать продовольствие. Считаете ли вы, что при такой системе продовольствие быстрее и надежнее попадет в руки голодающих, чем когда благотворительные западные организации пытаются самостоятельно организовать распределение продовольствия?
  • г) Те, кто клеймит владельцев магазинов и других посредников как никчемных, разоряющих общество и безнравственных людей, по всей видимости считают, что физическое распределение уже произведенных благ не является сложной общественной проблемой. Африканские государства, узаконившие смертную казнь в качестве наказания за спекуляцию продовольствием, видимо, считают так же. Две приведенные статьи утверждают обратное. Однако хотели бы вы стать купцом, занимающимся торговлей продовольствием, когда наказанием за спекуляцию и обогащение может стать смертная казнь?

16. Строительная компания заключает в январе контракт с застройщиком, обязуясь к концу октября построить 100 домов по цене, зафиксированной в контракте. Строительная компания хочет обезопасить себя от возможного значительного повышения цен на пиломатериалы, которое способно свести к нулю прибыль от этой сделки. На Чикагской товарной бирже можно купить и продать фьючерсы на пиломатериалы, являющиеся договорами на поставку к оговоренному сроку 130.000 погонных футов ели, сосны или пихты по оговоренным в настоящий момент ценам. (Погонный фут = l/12 кубического фута, т. е. каждый описываемый фьючерсный контракт предполагает поставку около 300 кубометров пиломатериалов. -- Прим. перев.). Происходит торговля и фьючерсными контрактами, предусматривающими поставку пиломатериалов в июле.

  • а) Захочет ли строительная компания купить или же продать фьючерс на поставку пиломатериалов в июле после заключения строительного контракта в январе?
  • б) Предположим, что фьючерс на поставку пиломатериалов в июле продается в январе по цене 150 долл. за 1000 погонных футов. К июлю цена строительных пиломатериалов поднялась до 165 долл. В результате строительной компании придется платить за пиломатериалы на 10% больше, чем она ожидала. Как она использует свои фьючерсные контракты для компенсации этих убытков?
  • в) Предположим, что цена пиломатериалов не поднялась до 165 долл., а упала до 135. Почему это не приведет к неожиданно большой прибыли для строительной компании по ее контракту с застройщиком?

17. Предположим, что вы ведете автомобиль и пытаетесь сделать левый поворот, пробившись сквозь плотное движение на оживленной трассе. Вы собираетесь повернуть, как только мимо вас проедет большой грузовик, направляющийся а вашу сторону. Но в последний момент вы замечаете, что за грузовиком движется длинная вереница машин. Вы мгновенно принимаете решение и поворачиваете перед грузовиком.

Предположим, что вы сэкономили 2 минуты, повернув в этот момент, не ожидая, пока проедут все машины, что вы оцениваете свое время в 6 долл. в час и что с вероятностью 0,0001 ваша машина заглохнет, грузовик не сможет остановиться, и вы погибнете. Какой суммой вы неявным образом оценили возможность избежать столкновения, когда приняли решение повернуть? Можно ли считать, что такова неявная максимальная ценность, которую вы придаете вашей жизни?

18. Письмо в редакцию одной местной газеты, в котором попытка японского альпиниста совершить одиночное зимнее восхождение на гору Мак-Кинли называлась "безумием", завершалось фразой: "Безопасность в альпинизме есть и всегда должна быть непререкаемым законом". Что такое "безопасный альпинизм"?

19. Мой сосед -- хирург-ортопед, который очень любит вырезать всякие вещи из дерева. Он купил циркулярную пилу, чтобы сократить время, которое ему приходится тратить на вырезание заготовок. Однако потом он решил, что не хочет рисковать рукой, и продал циркулярную пилу мне. Учитывая, что он более аккуратный работник, чем я, вероятность того, что он отрежет себе палец при работе с пилой, меньше, чем вероятность моей травмы. Однако я готов рисковать этим, а он нет. Примените концепцию стоимости альтернативы для объяснения нашего различного отношения к риску работы с циркулярной пилой.

20. Когда промышленная фирма снижает затраты своего зарубежного филиала, используя менее жесткие стандарты техники безопасности по сравнению с теми, которые действуют на производстве в ее собственной стране, эксплуатирует ли она иностранных рабочих? Почему потенциальные рабочие в очень бедной стране могут согласиться на риск и даже хотеть меньшей безопасности на рабочем месте, чем рабочие в более богатых странах? Кто проигрывает от этого, и поэтому, скорее всего, будет протестовать против использования менее жестких стандартов техники безопасности на зарубежных филиалах?

21. Если Управление по продовольствию и лекарствам продлит период испытания новых лекарств с целью более надежной защиты жизни и здоровья потребителей от угрозы преждевременного использования лекарств с неизвестным, но опасным побочным действием, приведет ли это в действительности к защите потребителей? Какова угроза жизни и здоровью, которую Управление увеличит, приняв такое решение?

22. Директор Управления по продовольствию и лекарствам заявил, что, хотя он готов при формировании политики комиссии соизмерять риск для здоровья с выгодой для здоровья, он категорически против соизмерения риска для здоровья с экономическими факторами. Оцените это заявление.

23. Мы можем уменьшить вероятность смерти детей от случайного приема больших количеств лекарств, потребовав от распространителей лекарств предоставлять по -желанию потребителей пузырьки со специальными трудно открывающимися крышками. Можем ли мы еще больше уменьшить эту вероятность, вообще запретив продажу лекарств без пузырьков с такими крышками? Что будут делать те потребители лекарств, которые с трудом открывают такие крышки, например, больные артритом, если им нельзя будет купить прописанные лекарства в пузырьках, которые легко открыть?

24. Должны ли пассажирские авиарейсы быть безопасными на 100%? Если этого невозможно достичь, то насколько безопасными мы должны попытаться их сделать? Каковы некоторые виды затрат, необходимых для повышения безопасности полетов? Кто будет нести эти затраты? Если пассажирам приходится больше платить за билеты для оплаты дополнительных мер безопасности полета, и в результате некоторые из них предпочитают не летать, а ехать на своей машине, то увеличилась ли на самом деле безопасность путешественников?

25. Осенью 1981 г. власти в СССР подняли цену на водку в попытке сократить алкоголизм. Двумя годами позже цену понизили, объявив, что это делается с целью прекратить рост случаев алкогольного отравления. Какое общее правило иллюстрируют этот пример, пример трудно открывающихся пузырьков для лекарств и пример чересчур безопасных авиационных полетов?

26. Комиссия по ценным бумагам и биржам запрещает торговлю акциями корпораций с использованием "внутренней информации". Такая торговля определяется как торговля, основанная на информации, которая еще не стала достоянием общественности, однако уже известна тем, кто находится "внутри" корпорации. Главный аргумент в поддержку данного запрета состоит в том, что нечестно, когда сотрудники корпорации пользуются информацией, которой не обладают другие.

  • а) Почему это нечестно? Кто терпит ущерб в результате торговли с использованием внутренней информации? Каким образом им наносится ущерб?
  • б) Один из подходов к данной проблеме состоит в определении сотрудников корпорации ("инсайдеров") как агентов тех, чьи интересы они должны защищать. Торговля с использованием "внутренней" информации в этом случае может трактоваться как нечестное использование оказанного доверия (betrayal of trust). Подходит ли под такое определение ситуация с государственным служащим, купившим земельный участок на трассе будущей автомагистрали, которую планирует построить штат, причем этот чиновник узнал о предполагаемом строительстве в ходе выполнения служебных обязанностей и купил землю до того, как информация о строительстве стала общеизвестной?
  • в) Как вы будете рассматривать ситуацию с исследователем, купившим акции корпорации, на которую он работает, потому что считает, что его разработка в ближайшее время позволит компании выпустить очень прибыльный продукт?

27. Уолтон Ристон, бывший президент корпорации "Сити-корп", в обращении к Американскому обществу редакторов газет утверждал, что правительство утаивало информацию и осуществляло цензуру новостей, когда пыталось запретить фирмам повышать цены. Он утверждал, что фирмы не столько повышают цены, сколько сообщают о том, что цены повысились. В каком смысле контроль над ценами является видом цензуры?

28. Если Билль о правах в американской конституции запрещает правительству подвергать цензуре предвыборные обещания кандидатов, какими бы абсурдными и безответственными они ни были, почему такая же защита не распространяется на коммерческую рекламу? Вызвано ли это тем, что дезинформирующие коммерческие заявления наносят больший ущерб обществу и его членам, чем дезинформирующие политические заявления? Вызвано ли это тем, что граждане могут легче и эффективнее оценить политические заявления, но нуждаются в солидной защите против дезинформирующих заявлений о продаваемых товарах? Если ни одно из этих предположений не кажется вам подходящим для объяснения данных различий, какое объяснение вы могли бы предложить?

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2020