20 октябрь 2017
Либертариум Либертариум

Оглавление

Комментарии (0)

  • Глава 1. Общее учение о благе

    При определении характеристики Полезности и Блага Менгер получает два предмета в одной оболочке. Мне представляется более привычным и соответствующим смыслу восприятия этих слов такое их значение:
    Благо - предмет или отношение- носитель полезности как свойства удовлетворять потребность человека, как непосредственно, так и через процессы природного развития, социального и экономического взаимодействия. Отсюда видно, что не все блага могут вступать в прямое и непосредственное соприкосновение с отдельным человеком, но при этом в своем значении они выступают как благо.

    Закон Причины и Следствия принято рассматривать в последовательности от причины к следствию, а жизнь показывает, что следствие есть поиск причины. Если принять во внимание, что сама человеческая жизнь создается и строится с микроуровня и происходит это в определенной степени спонтанно, то не все будет выглядеть однозначно определенным. Масса причин может быть установлена только тогда, когда имеется какое-то событие, действие, результат, и название причины становится формализованным объяснением следствия. Она всегда найдется. Если за Следствие принимать любое событие или состояние, то все что ему предшествовало - массу условий, обстоятельств и состояний, а так предлагается, за Причину, то не будет ли такой подход являться слишком "огульным"?
    Сам процесс взаимодействия с благом или его использование позволяют раскрыть и принять его полезность. Не одновременное возникновение перечисленных Менгером условий позволяет предмету выступать благом, а процесс его использования вызывает возникновение сопутствующих значений и обстоятельств.

    О времени.
    Время есть процесс преобразования, а восприятие этого процесса выступает как чувство времени. У Менгера же все наоборот: " Каждый процесс превращения состоит из возникновения и развития и мыслим только во времени".

  • Глава 2. Хозяйство и хозяйственные блага.

    Если учесть характер установления взаимоотношения между лицами и благами, то можно расширить приведенную классификацию, введя определения захваченных(силового и организационного типа) и правопроизведенных благ.

  • Глава 3. Учение о ценности

    Полагаю, что совершенно бессмысленно увязывать ценность благ с их количеством, доступных для распоряжения. А также можно сказать, что не существует никаких благ, которые могли бы быть получены без труда. Конечно, до некоторого времени можно предполагать, что к ним относятся воздух, иногда теплый, как среда обитания и солнечный свет. Рассуждать об основных условиях существования жизни и утверждать об отсутствии ценности этих благ можно, если, только, не учитывать волю и работу созидателя этого мира. Это продукты "другой экономики", на уровень понимания которой наше сознание не поднялось. Но воздух уже превратился в природный материал, расходование которого уже начало сознательно ограничиваться, так как уже виден предел использования. О воде и плодах в том же плане уже лучше не говорить. Это один аргумент для развязки вопроса о взаимосвязи ценности благ с их редкостью.

    Чтобы полнее понять этот вопрос необходимо, первоначально, исходить из условий и обстоятельств сохранения и воспроизводства (расширенного в качественном и качественном измерении) жизни, отдельной жизни, ибо ценность выступает как субъективное отношение и не соизмеряемая величина для разных лиц. Ценность является проявлением индивидуального отношения к отдельному благу в общей их структуре. Она не имеет прямой связи с потребностью и ее удовлетворением, а также с потребительной и меновой стоимостью, ценой и стоимостью. Ценность проявляется только в сформировавшейся структуре потребления. Многие вновь возникающие блага имеют высокую стоимость по сравнению с другими в общей структуре благ, часто они становится предметом образного и усиленного психологическими эффектами спроса, однако соответствующей ценности, пропорциональной стоимости, они не имеют.

    Высокая концентрация определенного блага у отдельного лица являются для него основой торгового взаимодействия с другими лицами и получения материальных прав. Фактически всегда любое превышение количества благ над непосредственной физической потребностью превращается в материальные права (иногда и в потерю их). Видимо, сначала, происходило спонтанное отклонение, а затем его место занимает специализация на отклонение для производства материальных прав как экономического вида потребности.

    Написав вышесказанное, я совсем не ожидал встретить у Менгера такое определение:
    " Полезность -- это годность предмета служить удовлетворению человеческих потребностей и потому (именно как познанная полезность) является общим условием характера благ. И неэкономические блага полезны в той же мере, как и экономические, вследствие своей годности удовлетворять человеческие потребности, и эта их годность также должна быть познана людьми, так как иначе они не могли бы вообще стать благами"
    С таким определением я уже не могу не согласиться.

    Менгер ищет устойчивые взаимосвязи между ценностью и стоимостью, но это категории совершенно разного плана: ценность - более психологическая категория, стоимость - экономическая. Связь здесь только одна - все, так или иначе, замыкается на субъекта этих отношений. Он пробует вывести и показать взаимосвязь между ценностью и ценой, но это всего лишь похожие слова, к тому же последнее является экономической декларацией.

  • Глава 4. Учение об обмене

    Первоначально в основании экономического обмена находилось отклонение фактического наличия благ от физической потребности и превращение этого отклонения в материальные права с последующей специализацией на этом отклонении. В дальнейшем же жизнедеятельность субъектов экономических отношений планировалась и осуществлялась исходя из намерения получения материальных прав на базе специализации на отклонении.

    Нельзя упускать из виду и того, что в основе экономического взаимодействия лежит не просто обмен, а совокупность актов купли и продажи, представленных на рынке отдельно. Всегда в каждом из этих актов, с одной стороны, выступают материальные права.

    Использование категории "Полезность" для поиска оснований для экономического взаимодействия, как мне представляется, не имеет никакого смысла. Это субъективная экономическая характеристика. Ценность и полезность проявляются в экономическом взаимодействии не непосредственно, а как образные основания спроса и как одни из двигателей социально-экономического прогресса.

  • Глава 5. Учение о цене.

    Цена - всего лишь декларация величины стоимости. Выводить из деклараций экономические законы достаточно тяжело. Для некоторого обозначения процедуры и среды установления цен можно было бы исходить из нескольких влияющих обстоятельств:
    1 - Цены устанавливаются и существуют только в экономической среде;
    2 - Цены устанавливаются субъектами отношений;
    3 - Осмысление позиции субъекта в отношении установления цены осуществляется человеком.. (Пример данной главы)
    4 -Установление цены есть одно из проявлений экономической свободы;
    5 - Установление цены выступает как намерение образовать стоимость.

  • Глава 3. Учение о ценности

    XXX, 28.10.2001
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 18.10.2001)

    >Менгер ищет устойчивые взаимосвязи между ценностью и стоимостью, но
    >это категории совершенно разного плана: ценность - более
    как это ни смешно, термины "ценность" и
    "стоимость" пришли в русский язык как переводы
    одного и того же английского слова - value
    При переводе "Капитала" на русский язык value намеренно и по иделологическим соображениям переводилось как "стоимость", потому что "стоимость" имеет в русском языке несколько более объективистскую окраску. Тем самым подчеркивалась объективная природа value, что вполне согласуется с трудовой теорией ценности, с которой согласован марксов материализм.
    Если Вы не верите мне на слово, обратитесь к любому классическому английскому тексту, посвященному теории ценности. Вы не найдете различения (хотя бы на уровне обозначения разными словами) ценности и стоимости. Используется только слово value. Даже в "Капитале".

    По сути замечания я возражать не буду. Замечу только, что как бы ни соотносились между собой термины "ценность" и "стоимость" для экономического блага ни одна из этих характеристик не задана объективно, т.е. независимо от оценивающего субъекта.
    Множество авторов уже провели критику объективной (и в т.ч. трудовой) теории ценности и пришли к субъективной теории. Позднейшее (и одно из наилучших) изложение Вы найдете у Мизеса в "Человеческой деятельности".

  • Глава 5. Учение о цене.

    XXX, 28.10.2001
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 27.10.2001)

    >Цена - всего лишь декларация величины стоимости.
    Цены - выраженные в деньгах соотношения ценностей экономических благ, по которым реально идет обмен этими благами. Декларативны они или нет (не понимаю, что это значит) - обмен идет, а значит цены определяют условия человеческой деятельности. А тогда, нравится нам это или нет, мы обязаны определять закономерности обмена с учетом цен.

    >Установление цены выступает как намерение образовать стоимость.
    Бессмысленный бред.

  • Глава 4. Учение об обмене

    XXX, 28.10.2001
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 25.10.2001)

    >материальные права
    А я, наивный, почему-то всегда был убежден, что права нематериальны по определению...

    >лежит не просто обмен, а совокупность актов
    >купли и продажи, представленных на рынке отдельно
    ...которую экономисты и называют обменом в общем смысле этого слова
    Выражение "на рынке происходит обмен" обозначает, что совершается некоторое количество "актов купли и продажи, представленных на рынке отдельно".

    На рынке идет не обмен, а обмен. Супервозражение ей-богу!

  • Глава 1. Общее учение о благе

    XXX, 28.10.2001
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 13.10.2001)

    У Менгера действительно достаточно смутно определено соотношение полезности блага и самого блага. Поэтому здесь возможны неверные понимания.

    Я посоветовал бы начинать изучение основ субъективистской теории с другой трактовки - с работы Мизеса "Человеческая деятельность" - там в принципе то же самое, но гораздо меньше простора для путаницы в голове. А судя по Вашим последующим комментариям - путаница есть и довольно серьезна.

    Кстати, излагая учение об экономическом благе, Мизес вообще не обращается к термину "полезность".

  • Глава 6. Потребительная и меновая ценность

    Не вижу никакой основы для представления ценности в качестве потребительной и меновой ценности, а также перехода от этих словосочетаний к понятию цены. Думаю, что, в данном случае, фактически идет развитие понятий не от ценности к цене, а к последней приспосабливается достаточно неубедительное обоснование. Такое обоснование похоже на системное заблуждение, использование которого искажает устройство экономического взаимодействия.

  • Глава 7. Учение о товаре.

    Товар - (материальный) носитель стоимости, предназначенный для реализации.
    Можно сказать, что исходным моментом в появлении и существовании товара является намерение получить материальные права в денежной форме в результате реализации имеющегося или производимого продукта. А не наоборот, как часто представляется.

  • Глава 7. Учение о товаре.

    Товар - (материальный) носитель стоимости, предназначенный для реализации.
    Можно сказать, что исходным моментом в появлении и существовании товара является намерение получить материальные права в денежной форме в результате реализации имеющегося или производимого продукта. А не наоборот, как часто представляется.

  • Глава 8. Учение о деньгах

    Мне очень нравится фокус с подменой истории денег историей денежного устройства, которое почему-то принято называть денежным обращением. Вся история денег состоит из фактов их создания (производства) и использования. У денег всегда законченный цикл: производство - использование. Поэтому говорить о денежном обращении можно только как о несуществующем явлении.. Но зато всегда можно сказать что-то об обращении денежных носителей - о их переходе со счета на счет или из кармана в карман вместе с возникновением и использованием денег. То, что выдается за историю денежного обращения, очевидно, является историей денежного устройства.

    Думаю, что столь распространенная сказка "про белого бычка" не в состоянии объяснить природу происхождения денег. "Бычок" придавал стоимость носителю денег, а не деньгам. При движении " Бычок" мог полнеть и худеть. И совсем не важно при этом выступал ли он при этом или в роли скота, или в роли драгоценного металла. Никогда и ни один товар не зависимо от его стоимости не был деньгами, но, безусловно, некоторые из них были носителями денег.

  • Глава 8. Учение о деньгах

    Мне очень нравится фокус с подменой истории денег историей денежного устройства, которое почему-то принято называть денежным обращением. Вся история денег состоит из фактов их создания (производства) и использования. У денег всегда законченный цикл: производство - использование. Поэтому говорить о денежном обращении можно только как о несуществующем явлении.. Но зато всегда можно сказать что-то об обращении денежных носителей - о их переходе со счета на счет или из кармана в карман вместе с возникновением и использованием денег. То, что выдается за историю денежного обращения, очевидно, является историей денежного устройства.

    Думаю, что столь распространенная сказка "про белого бычка" не в состоянии объяснить природу происхождения денег. "Бычок" придавал стоимость носителю денег, а не деньгам. При движении " Бычок" мог полнеть и худеть. И совсем не важно при этом выступал ли он при этом или в роли скота, или в роли драгоценного металла. Никогда и ни один товар не зависимо от его стоимости не был деньгами, но, безусловно, некоторые из них были носителями денег.

  • Глава 8. Учение о деньгах

    Сергей, 14.11.2001
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 13.11.2001)

    Да уж, вы загоняете себя в ужасные дебри. И метафизикам не снилось отделение понятий самих от себя "деньги никогда не были деньгами", поздравляю.
    Я туповат чтобы это понять, вернуть с простому Спинозе.

  • Глава 8. Учение о деньгах

    Александр Коротяев, 15.11.2001
    в ответ на: комментарий (Сергей, 14.11.2001)

    Сергей, привет!
    Лично ты можешь списать все сказанное на мое чудачество, но, между тем, обрати внимание на то, что мы разговариваем на полях работы, которая называется "Основания политической экономии". Кроме того, она и представлена как основания политической экономии. Мне же эти основания предстают парашютом политической экономии, который начал складываться в полете. Не замечать этого уже нельзя. Я также должен сказать, что придаю должное значение этой работе и роли автора в освещении вопроса.
    А собственно, что я сказал? Может быть то, что определенный лист в политической экономии снова чистый.

  • Глава 3. Учение о ценности

    Александр Коротяев, 17.11.2001
    в ответ на: комментарий (XXX, 28.10.2001)

    К слову о Людвиге фон Мизесе, Вот его слова:
    "Борьба за свободу, в конечном счете, это не сопротивление деспотам или олигархам, а сопротивление деспотизму общественного мнения. Это не борьба многих против немногих, а борьба меньшинства -- иногда меньшинства, состоящего из одного человека, -- против большинства"

    ."Инакомыслящее меньшинство недемократично, поскольку отказывается признать в качестве истины мнение большинства. Все средства "ликвидации" этих мятежных негодяев являются "демократическими" и поэтому нравственными"

    Слова простые, а мысль замечательная. Это Мизес! ("Теория и история")

  • Глава 1. Общее учение о благе

    аноним, 27.06.2006
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 13.10.2001)

    А нет ли непоследовательности в рассуждениях Менгера о порядковости благ? Может быть дело не в том, что блага разных порядков удовлетворяют некую конечную потребность (например, нужду питаться), а в том, что различные блага удовлетворяют принципиально различные, хотя и взаимосвязанные потребности? Наличие муки, воды, огня и т.п. удовлетворяет потребность испечь хлеб, которая возникла в результате осознания того факта, что хлебом возможно утолить голод. Аналогичны рассуждения о посеве пшеницы, для выращивания урожая и получения муки. Тогда окончательный вывод должен состоять в признании предмета (явления) благом, только при непосредственной его связи с удовлетворением потребности.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017