27 июнь 2017
Либертариум Либертариум

Людвиг фон Мизес
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ
Интерпретация социально-экономической эволюции

Перевод с английского под ред.
доктора экономических наук, профессора А.Г. Грязновой

© 1985 by Margit von Mises
© 1957 by Yale University Press. Reprinted 1969 by Arlington House, Publishers, in an unaltered and unabridged edition
© НП Русско-Грузинская академия, 2001
© А. В. Куряев, перевод, 2001
© ООО "ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА", оформление, 2001

Рекомендовано Учебно-методическим центром «Профессиональный учебник» в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений

Теория и история: Интерпретация социально-экономической эволюции / Пер. с англ. под ред. проф. А.Г. Грязновой. -- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. -- 295 с.
ISBN 87000-070-5(англ.)
ISBN 5-238-00267-Х (русск.)
УДК 330.831.8
ББК 65.02
М58
Подписано в печать 29.01.2001г.

Данное издание выпущено в рамках программы Центрально-Европейского Университета «Translation Project» при поддержке Центра по развитию издательской деятельности (OSI -- Budapest) и Института «Открытое общество. Фонд Содействия» (OSIAF -- Moscow)

Оглавление

Комментарии (0)

  • Глава 16. Современные тенденции и будущее

    В основе философии истории, предопределившей прогресс цивилизации, находится представления о свободе и условиях ее обеспечения. Локомотивом всеобщего развития стало ее состояние в передовых капиталистических странах. Мало объявить свободу индивида и признание существования частной собственности, надо утвердить такое состояние философии истории, которая могла бы строго следить как за неприкосновенностью частных прав и свобод, так и за своим состоянием содействия мобилизации этих категорий ответственности и активности в историческом процессе. Повсеместная и индивидуальная мобилизация активности частных лиц дает совершенно другое состояние экономики и социальной сферы, которое и называется историческим прогрессом. И можно с полной уверенностью заявлять, что отказ от утверждения института частной собственности и расширяющегося в практике понимания и использования свободы есть самое значительное препятствие на пути прогресса. Ну, непосредственно, с социализмом и его ролью в философии истории, как бы, все понятно. Однако подобные тенденции, может быть, в силу иллюзорного состояния, могут приспособляться к философии стран, не строивших социализм или отказавшихся от него.

    Социалистический мир, начав обман людей с полезности идеи равного распределения, не смог найти альтернативы частному владению землей. Взятая на вооружение практика обмана граждан неоднократно использовалась и после публичного отказа от строительства социализма. Этот мир и его философия истории проходят через мучительный и медленный процесс очищения от утопий и иллюзий для того, чтобы выйти на длительный путь исторического прогресса.

    Утверждение философии индивидуализма, которая, как горит Мизес, является отличительной чертой Запада, сложное дело. Признать зарождение идей у индивида, а не в социальном бюро, мне кажется, здесь еще невозможно.

    "В любой области человеческой деятельности новшество бросает вызов не только всем рутинерам и экспертам и практикам традиционных методов, а даже в большей степени тем, кто в прошлом сами были новаторами". Вот такой парадокс, к которому каждый исследователь должен быть готов.

  • Глава 15. Филосовская интерпретация истории

    Что же может представлять собой философия истории? Мне представляется, что это потенциальные установления, включающие все разнообразие правовых, экономических, социальных обстоятельств, условий и факторов вместе с теоретическим их объяснением для структурированной и систематизированной деятельности людей. Философия истории через деятельность индивидов и их образований является реальным и жизнеорганизующим утверждением состояния человечества. Можно сказать, что философия истории является программным документом практической деятельности людей. Она имеет чрезвычайно большое и определяющее влияние на текущую жизнедеятельность людей. Только в некоторой части философия истории может теоретически основываться на философской интерпретации истории. По отдельности это совершенно разные категории. Если философия истории является постоянно действующей категорией, то философская интерпретация является последующим ее объяснением. Философия истории является определяющим фактором прогресса. Но, к великому сожалению многих, ее невозможно купить и быстренько внедрить. Установление ее - это действительно исторический процесс. История наглядно демонстрирует, что "скачки на историческом поле" недопустимы.
    Философия истории является внешней средой для жизнедеятельности отдельного индивида и одновременно внутренней средой человеческой деятельности.

  • Глава 14. Эпистемологические особенности истории

    Предсказания в естественных науках носят характер очевидной обоснованности. То же, в некоторой степени, можно отнести к экономической науке, но только в части системно повторяющейся деятельности. Там же, где такой повторяемости нет, где идет изменение существующих или становление новых процессов, поиск оптимальных решений есть чрезвычайно затруднительное дело, требующее массовой мобилизации активности на решение возникающих проблем. И там, где свобода частной деятельности является конструктивным элементом жизнеустройства, многолико-разнообразная деятельность индивидов помогает идти путем прогресса в экономике и социальной сфере. Однако, есть такая сфера в экономической науке, которая не может использовать исследовательскую и практическую активность всех частных лиц. Это относится к проблеме организации социально-экономического представления об основах взаимодействия индивидов в рамках такого институционального образования как государство. Здесь предсказания несут форму предложения моделей взаимодействия, и прогресс в целом будет зависеть от того, о чем почти ничего сказать нельзя. Опыта нет и, что интересно, в требуемом виде его никогда не будет. Однако исторически правильный поход к этому вопросу имеет принципиальное значение для благополучного ведения жизнедеятельности индивидов. Здесь находятся проблемы, которые не в состоянии решить многие государства.

    Безусловно, Мизес относится к выдающимся исследователям человеческих отношений.его творчество явилось хорошим основанием для развития и упрочения либеральных отношений в 20-м веке. Как преданный своему делу исследователь, он стремиться к поиску новых сущностных оснований для анализа. В его творчестве это относится к миру человеческого взаимодействия. Мизес призывает рассматривать сущность человеческой деятельности с позиции понимания значения ценностных рассуждений и их влияния на жизнеустройство людей. Он последователен в своем подходе. Стремится к всесторонности своего исследования. Вводит новое понятие для подобного исследования -тимология.

    .Одновременно, он подчеркивает: " Многообразие и изменчивость человеческой жизни и деятельности не может быть схвачено концепциями и дефинициями. Всегда остаются какие-то не получившие или даже не имеющие ответа вопросы, какие-то проблемы, решение которых превышает возможности даже величайших умов".

  • Глава 13. Смысл и польза изучения истории

    Мизес подходит к нормальному восприятию времени, когда говорит: " концепция такого настоящего представляет собой не астрономическое или хронометрическое понятие, а праксиологическое". Он подтверждает то, что время является общим процессом преобразования, когда говорит: "Люди часто не могут этого понять, потому что введены в заблуждение иллюзией, что между прошлым и будущим существует протяженный промежуток времени, который может быть назван настоящим"

    Жизнь, похоже, распорядилась так, что одни историю пишут или делают, а другие ее переписывают, т.е. пишут исторические повествования. И насколько сама история искажается, в свете этого описания, зависит от тех и других. Нужно, конечно, допустить, что теоретически могли бы существовать и совершенно достоверное описание истории. Но при этом, надо согласиться с этим, в него опять войдут описания и объяснения разного характера и толкованию исторического процесса. Мир всегда будет обращаться к разноплановому видению исторических событий. Конечно, Мизес говорит о другом, а именно о предвзятом научном "представлении". Но, к сожалению, очень часто нам представляют, что в этом есть особый интерес предшествующих поколений. Историческая мистика.

    Думаю, что Мизес для многих поколений исследователей останется современником. Сколько можно увидеть примеров, подтверждающих его слова: " Еще разрушительнее историзм повлиял на тех, кто называл свои публикации, рассматривающие различные социальные и хозяйственные проблемы недавнего прошлого, экономическими исследованиями".

    Определяя значение истории для отдельного человека можно в определенном смысле сказать, что без истории нет человека, а без знания истории или мысленного прочувствования исторических образов может существовать только "биологический соплеменник", а не человек.

    Рассматривая влияние ценностных суждений на историю, Мизес, я так думаю, несколько упрощает и обедняет характеристику исторического процесса. Может ли руководитель предприятия сказать, что все что полезно и ценно для него, так же ценно и полезно для работников данного предприятия? А если президент будет думать и действовать таким же образом? По факту, может быть, Мизес и прав. В истории множество таких примеров, и эта практика, по-прежнему, занимает достойное место. Но в принципе признать такое положение дел нормальным трудно. Сознание бунтует. А почему? Все-таки ценностные суждения касаются мира отдельного индивида, а история по существу может рассматривать суждения руководителей-организаторов, военноначальников и т.п.. Имеют ли для истории, а также для ее изучения их ценностные суждения. В какой-то степени да. Но определяющие исторические действия рассуждения носят, все-таки, правовой характер и они же определяют последующие основанные на них действия. Они касаются вопросов организации и существования больших групп индивидов и являются для этих групп системообразующими условиями жизнедеятельности. Также многие действия отдельных индивидов совершенно не основываются на ценностных суждениях. Может ли военноначальних, офицер или солдат на поле боя руководствоваться своими или чужими ценностными суждениями. Если так, то никакой войны и пройти бы никогда не могло. Только устраивая свое жизнеустройство человек волен, изначально, руководствоваться ценностными суждениями, в дальнейшем он вынужден перейти к правовым рассуждениям и действиям.

  • Глава 12. Психология и тимология

    Может быть, в рамках характеристики человеческой деятельности, необходимо было бы систематизировать и структурировать взаимодействие осознанного и неосознанного в человеке, а не ставить их на ринг. Отсюда поискать дорожку к рассуждениям и действиям человека.

    Думаю, что у литературы есть особая роль в активизации взаимодействия осознанного с неосознанным. Предполагаю, что чтение, мысленное создание многочисленных и разнообразных образов стимулирует и развивает как обе принципиально отличные и единые в целом функции сущности человека, так и создает предопределенную готовность человека к определенным действиям и реагированию на них.

    В деятельности человека можно выделить, ту ее часть, которая в технологических элементах является организованной и поставленной и ту, которая первоначально устанавливает в последствии повторяющееся преобразование. Вторая часть требует от человека предельной мобилизации внутреннего мира человека, о котором Мизес говорит так: ... человеку свойственно ошибаться, а поиск подходящих средств -- дело очень трудное, то человеческая история вообще говоря представляет собой серию ошибок и разочарований".

  • Глава 11. Вызов сциентизма

    Естественные науки исследуют природу, мироустройство как физический и биологический мир, а науки о человеческой деятельности - рассуждения и действия самого исследователя вместе с целям и мотивами стремлений. Действительно, объект исследований совершенно разный. Можно представить себе ситуацию, когда один и тот же исследователь сначала, например, изучал космическое пространство" а затем теми же способами стал изучать себя как человеческую сущность. Какое знание и опыт он сможет использовать в новых обстоятельствах. Может развернуть телескоп и использовать его как микроскоп. Может грубое сравнение. Одновременно можно отметить и то, что обратная смена объекта исследования тоже будет малопонятным мероприятием. Мне кажется, что в науке о человеческой деятельности многое надо многое точно обозначить, здесь имеется фактурная основа. Порой, кажется, что в этом вопросе бросается тень на плетень или опускается туман на обман. Бесполезно искать какую-то сверхзадачу и цель жизни человека. Можно сказать, что если исследователь не определился с этими вопросами ранее или сегодня, возможно он не определится никогда. Похоже, что в таком положении и находятся сторонники позитивизма.

    Мизес приглашет: "Давайте исследуем концепцию общества вообще" Попробую присоединиться. Думаю, что общество представляет собой совокупность индивидов, чья деятельность осуществляется в некоторых общих системных и структурных условиях, созданных и поддерживаемых или самими индивидами или их представителями. Хочется добавить: в котором деятельность индивидов осуществляется без какого-либо принуждения. Но тогда многие засомневаются в существовании такого общества. Конечно, нет у общества ни души, ни разума, ни воли, да и быть не может.

    Действительно социализм не признавал существование индивида: никаких частных категорий - ни частной собственности, ни частного дела, а взамен психологическая установка в форме морального кодекса строителя коммунизма. Индивидов не признавал, а общество существовать не могло.

  • Глава 10. Историзм

    Александр Коротяев, 13.01.2002
    в ответ на: глава Глава 10. Историзм

    Человеческая деятельность имеет бесконечную отличающуюся многогранность. Сама деятельность отдельного индивида будь он работником производства или сферы управления всегда находится на одной или нескольких гранях фигуры человеческой деятельности. Масса граней всеобщей человеческой деятельности всегда фактически недоступна для любого индивида и исследователя в том числе. Меня совсем не удивляет существование достаточно большого количества различных научных подходов к ее осмыслению, и даже то, что свое понимание первоначальные генерирующие идеи индивиды и их последователи считают наиболее полно-отражающим мироустройство знанием в той или иной части. Думаю, что иначе и быть не может. И совсем нельзя сказать, что обозначение таких тенденций во взглядах является бесполезным делом. Наука мне кажется суммой знаний различных школ, где каждое слагаемое представляется дробью. Числителем является то значение конкретной науки или системы взглядов, а общим знаменателем для них - текущая человеческая деятельность. Эта сумма выступает в форме величины полезности для текущей и будущей деятельности. И все бы было до конца нормальным, если б они могли нести только полезность. Однако постоянно и повсеместно появляются псевдополезные теории, имеющие некую привлекательность для определенной части населения. Такое отношение к подобным теориям, порой, большинства населения впоследствии часто приносит неожидаемые для него разрушительные последствия. Если созидательная деятельность идет сложно и медленно, то разрушительная может иметь невероятный размах и скорость и в сумме может получиться отрицательное значение. Видимо, поэтому такое значение для человеческой деятельности должно иметь соизмерение полезности от использования тех или иных системообразующих идей и технологий для человеческой деятельности, видимо, поэтому ведется столь ожесточенная полемика между представителями отдельных научных школ. Но кто и в какой роли выступает. Кто же является потенциальным носителем зла, а кто общественным альтруистом. Незавидный выбор для исследователей и непрогнозируемое состояние грядущих преобразований.

    А что же с историзмом. Вся периодизация представляет собой информацию о расширении или сужении тех или иных социально-экономических преобразованиях и их причинах. Часть утверждений, относящихся к понятию регулярности, видимо, основана на восприятии повторяющихся физических и биологических процессов. Последние являются формой движения и обеспечивают устойчивость и стабильность мира. Однако человеческую деятельность можно назвать повторяющейся или периодической только в том плане и форме, где преобразование ее вызвано этими процессами. Историзм же пытается перенести периодизацию на процесс социально-экономических преобразований, который имеет совершенно иной характер преобразования. А здесь для исследователя две дороги, два пути в тупик: прошлое, которое не дает решений для будущего и будущее преобразование, никак необозначенное для исследователя за исключением того, что происходит в форме периодического изменения и сохранения жизни. Экономическая же наука определяет критерии поведения и деятельности человека и ориентирует его на достижение определенных состояний, тем самым несколько ориентирует индивидов в восприятии предстоящего жизнеустройства и поведения в изменяющихся условиях. Она и создает некоторую предстоящую определенность в мире процессов, продолжение которых ожидается.. Если же и ее отвергать, то чем тогда руководствоваться. Она является одной из основ жизнеустройства, и можно сказать, что улучшение работы будет соответствовать и улучшению жизнедеятельности, как частных лиц, так и населения в целом. Можно утверждать и обратное: ухудшение состояния жизнедеятельности населения обозначает порчу продуктов на экономической кухне. В общем-то рассуждения такого план могут куда-нибудь увести, а чтобы этого не произошло сделаю временное допущение: экономическая как и любая другая наука должны давать результаты, от использования которых в жизнеустройстве должна быть конкретная полезность.

    Не одно правительство или точнее его члены не никогда не заявят о неприятии экономической науки. Все будет наоборот: всегда есть и будут единогласные заверения, что все действия правительства как раз и базируются на самых современных экономических исследованиях. Но сравнительный анализ деятельности правительств разных стран и меняющихся правительств одной страны позволяет прийти к другому выводу: они порой не осведомлены или не имеют доступа к данным экономической науки, в силу инертности в любой деятельности они стремятся отойти от необходимости своевременного реагирования на новые идеи и экономическую ситуацию. Главный аргумент для них: так устроено, чему быть - того не миновать.

    Еще вот понравилось: " Сторонники историзма не исключают экономических рассуждений из своих трудов. Отвергая экономические доктрины, которые им не нравятся, при трактовке событий они пользуются ложными доктринами, давно опровергнутыми экономической наукой". Интересный факт: в 30-х годах садили противников марксизма-ленинизма, а прорастают марксисты. Опять все наоборот. Такие были агрономы. Они и сейчас пашут и сеют-садят, как умеют. Кое-что прорастает и дает плоды. Их не срывают, показывают как примеры образцов экономической деятельности, награждают. Действительно нет справедливости на этом поле. Мало, все-таки, работы Мизеса - одного из селекционеров- агрономов. Все бы и ничего: вроде внешний облик ситуации стал принципиально меняться, но очень подозрительными, ну и совсем не отражающими реальность кажутся рассуждения о стоимости, которые по прежнему заложены в основу устройства финансов. И можно согласиться, чтоб одна страна поэкспериментировала. Какие рассуждения! Утверждения Маркса о структуре стоимости. Но как им не быть внедренными повсеместно. Хороший пример стремления абсурда к бесконечности.
    Вот и новая мысль Мизеса: "Главная ошибка экономической науки заключается в том, что она рассматривает эти и другие категории в качестве вечных принципов, определяющих деятельность в условиях любого типа институциональных условий". Комментарии излишни.

    Присоединюсь к движению и тоже полчаса поищу законы.
    Итак, что отнести к законам исторических изменений?
    1-й.закон. Любая выделенная энергия преобразовывается.
    2-й закон. Любое преобразование идет в местах концентрации энергии, материи.
    3-й закон Любая выделенная энергия стремиться к распространению в бесконечности.
    4-й закон. Преобразование и его распространение зависит от среды.
    5-й закон. Мироустройство основано на материальном связывании энергии.
    6-й закон. Движение и преобразование, а также его ограничение в пространстве - есть форма стабильности и сохранения мироустройства.
    7-й закон. Сохранение жизни основано на бесконечном воспроизводстве и автономности существования.
    Может такой принцип подойдет: Хочешь мира - готовься к войне.
    Что касается социально экономического устройства:
    1-й закон. Человек как социальное существо реализуется через состояние личности, основными атрибутами которой является частная собственность и свобода.
    Время прошло

    История сохраняется только в конечных продуктах, и то поскольку, если мы можем себе это представить. Процесс непрерывный. Обычно она предстает перед нами в форме источника информации о ней. В качестве такового может выступать и сам человек.

    Еще интересный вопрос Мизеса: "... почему новшества непопулярны, хотя они приносят пользу огромному большинству людей? "
    Может быть потому, что вследствие их появления приходится изменять консервативное отношение к процессу, идее, и т.д.

  • Глава 9. Концепция исторической идивидуальности

    Мизес говорит, что "Человеческий поиск знания не может продолжаться бесконечно. Раньше или позже он неизбежно достигнет пункта, далее которого он не может продолжаться".
    Неубедительно. Если допустить, что цели и задачи жизнедеятельности будут раньше или позже точно определены, или сказать, что они и в настоящее время известны, то, что это будет означать конечный пункт человеческого познания? Это, действительно, могло произойти, если бы человек изучал только стороннюю для него систему, не генерирующую новых идей и действий. Однако человек сам является активно действующим элементом системы, и не только - с его микромира в сферу социально-экономического взаимодействия постоянно вводятся новые идеи, являющихся одновременно основой новых внутрисистемных действий, а также процессов их изучения. Это бесконечный, вполне нормальный процесс.

    Вот интересное утверждение Мизеса, которое пропустить нельзя: " Особенности отдельных людей, их идеи и ценностные суждения, а также действия, направляемые этими идеями и суждениями, невозможно представить как производные от чего-либо". Здесь Мизес сам говорит об отсутствии прямых причинно-следственных связей между микромиром человека и его деятельностью. Мы можем говорить об известных нам талантливых людях, как о хорошо взаимодействующих со своим микромиром индивидах. Некоторой систематизацией и организацией может быть охвачено только осознанное взаимодействие с ним. Неосознанное действие индивидов стали называть иррациональным.
    Интересен и пример с Фридрихом II. Невозможно говорить о его вторжении в Силезию. Мне кажется, что уместно говорить о праве Фридриха II отдавать подобные приказы войскам и о вторжении войск выполняющих его приказ. Этот приказ является хоть каким-то правовым основанием военных действий каждого солдата в определенных организационно-правовых условиях.

    Думаю, что редкий мыслящий человек захочет опровергнуть предопределенность происшедших событий. Примерно столько же людей смогут заявить о подобном для будущего.

    " Подлинная история человечества суть история идей. ... И в поисках их происхождения мы неизбежно приходим к точке, в которой все, что можно утверждать, это то, что у человека возникла идея. Известно имя этого человека или нет -- вопрос второстепенный".
    Очевидно, Мизес мог так сказать, подразумевая под этим то, что вряд ли появится озабоченность знанием имени автора при эксплуатации идеи (если так можно сказать).
    Однако для людей, изучающих и внедряющих эти идеи, как мне кажется, особое значение, как раз, и имеет личность автора, выражение его мыслительного микромира вместе с волей, рассуждениями и действиями. И сам Мизес не имел бы своего столь великого значения, а образ и творчество - большой притягательной силы, если б для изучения остались только идеи. Хотя, понятно, что время все выжмет.

    Человек как система взаимодействия осознанных рассуждений, воли и действий с его микромиром уже принципиально отвергает принудительное планирование его жизнедеятельности. Из практики мы видим, что с другой стороны почти любая, более или менее серьезная деятельность планируется: Минфин планирует налоги и бюджет, Минздрав лечение больных в будущих периодах, военноначальники планируют план боевых действий, частные лица - ведение своей экономической деятельности, ведут экономический расчет эффективности своего производства. Просто отдельный человек не может обойтись без планирования своих расходов. Как относится к такому планированию. Для полнообъемного сохранения либеральных ценностей в жизнеустройстве индивидов в такой действительности должна соблюдаться добровольность присоединения индивида к системам планирования. Эти мероприятия по планированию должны носить, как правило, исключительно личный или пригласительный характер и всегда обходится без принуждения к участию, ну и, разумеется, без организованного и тотального обмана.

  • Глава 8. Философия истории

    История, в общем-то, и является процессом естественного и социального экономического преобразования. Здесь история выступает как процесс. Ну, а история как наука представляет собой систематизацию знаний об этом процессе. Мы ничего не можем изменить в состоявшемся историческом процессе, поэтому, может быть в компенсацию этого обстоятельства, историческая наука в силу проявления индивидуальности исследователей, а порой и под идеологическим воздействием, окрашивается в разные тона и оттенки, она имеет разную характеристику одних и тех же идей, людей, событий и процессов. Безусловно, предпринимаются попытки привести ее к одному знаменателю, но нельзя сказать, что они всегда бывают успешными: целые поколения в отдельных странах получили и прожили жизнь с разными представлениями об истории. За примерами, понятно, далеко ходить не надо.
    Понятно также, что участниками исторического процесса являются все индивиды (танцуют все), в чем реализуется одно из правил социальной справедливости, однако на страницы описания истории попадают только те, кто или пишет "музыку" или ее заказывает, а очень часто те, кто ее "исполняет". Но это, так сказать, мировая история. Никто не запрещает писать личную историю, но, как правило, она получается в форме истории болезни.
    Если Мизес говорит об индивидах, то думаю, что это они и есть или по отдельности или все вместе.
    В частности: "История имеет дело с человеческой деятельностью, т.е. с действиями, выполняемыми индивидами и группами индивидов". Думаю, что к этому определению можно добавить, что эта деятельность - действия - структурирована и систематизирована или в рамках государства, или в рамках государственной или частной организации..

    Мизес говорит: "В поисках источника происхождения новых идей история не может идти дальше установления того, что они были произведены мышлением какого-то человека".
    Опять бесспорно, но думаю, что нет никакого смысла отделять функции руки, ноги или мышления от человека и обособлять их. Это человек, это целостная система. Внутри человека находится целостный микромир и мышление является одной из его функций. К большому сожалению, мы не можем им управлять. Можно только сказать внутренний мир человека всегда стремится поддержать функционирование и целостность человека как системы.

    Заявление о провидении ни подтвердить, ни опровергнуть. Но все-таки, если существует провидение, то можно предположить, что оно должно иметь вид целостной системы. Человек же при таком положении должен является частью ее. Однако как сам человек, так и его микромир явным способом ни с кем не связан и, как представляется, является полностью автономными. И сам мир устроен так, что даже если предположить, что он был как одна взаимоувязанная система, то все его преобразование осуществлялось в направлении деления и придания каждой его части максимальной автономности.
    Определенно, не понятно, что же в преобразовании человека как системы является прогрессом. Определенно, что это не материальное воплощение научно-технического прогресса, но нельзя и отрицать, что он не будет способствовать этому.

    Мизес определяет два вопроса на которые должна ответить любая разновидность философии истории: ". Первый: в чем состоит конечная цель, и каким путем она достигается. Второй: какими средствами люди побуждаются или вынуждаются следовать этим курсом? Система является завершенной только в том случае, если даны ответы на оба эти вопроса".

    Если Мизес задает вопросы, надо отвечать. Думаю, что ответом на первый вопрос может быть задача сохранения жизни как конкретной отдельного индивида, так и им же жизни вообще. Чем достигается? Осознанной защитой своего здоровья и жизни, а также воспроизводством жизни в новом поколении.
    Спорили два генерала о том, чем же все-таки является секс: работой или удовольствием. Позвали солдата, который сказал, что если б это была работа, то его бы заставили ее выполнять. Старый анекдот, но в нем присутствует намек на ответ второго вопроса.
    Нет другого средства для побуждения человека к достижению цели, как наделение человека ощущениями чувств, осознанное восприятие которых является содержанием жизни и дает стремление к их удовлетворению. Страх отвечает за сохранение жизни, горечь и радость за выбор оптимального жизнеустройства, секс с удовольствием за продолжение жизни в новом поколении. В этом варианте - ответы без интуиции.

    История есть совершенное действие. Философия истории похожа на изготовление красок для художника-историка, рисующего словами.

    Мизес говорит, что "Урок активистского детерминизма заключается в следующем: если вы желаете достичь определенной цели, вы должны прибегнуть к определенному средству; другого способа добиться успеха не существует". И он опять совершенно прав. Это происходит только при внутрисистемном и осознанном взаимодействии. Таковым выступает социальная и экономическая деятельность человека. В сознании человека вся действительность на 99,9 % соответствует такой установке. Эта постоянная и стабильная действительность возможна только при сохранении действия внесистемных для этого взаимодействия и неосознанных факторов устройства и действия микро и макро мира. В рамках этого взаимодействия и можно утверждать, что действуют законы причины и следствия.

    Если использовать данные и уже распространенные понятия активистского и фаталистического детерминизма и применить их сложившейся действительности, то можно точно сказать, что первый отражает внутренние установки человека на жизнедеятельность, второй же очень часто отражает тоже установки на жизнедеятельность, но только государственных органов. Подозреваю, что к таковым можно отнести и министерство финансов. Этот список всегда стремится к расширению и, порой, кажется, что он является всеохватывающим, как закон причины и следствия.

    Воля, действительно, является определенной функцией человека, но говорить о свободной воле, а не о свободном человеке бессмысленно, также как и о независимом от человека мышлении.

  • Глава 7. Диалектический материализм

    Марксисты явно перегнули в своем толковании. диалектики, социалисты переборщили в определении значения этого толкования и марксизма. И пока вопрос касался рассуждений-высказываний эту тему, можно было назвать спор между "идеальным материализмом" и "материальным идеализмом" чисто теоретическим и бесконечным. У спорщиков хватит материала на тысячи лет вперед. Но, к большому сожалению, социальное нетерпение и абсурд в форме революционного движения взяли на вооружение "идеи" диалектического материализма и колесо страшного социального эксперимента в форме классовой борьбы завертелось на исторической мельнице.. Видимо, мир не смог своевременно среагировать на агрессивные установки теоретического революционного призыва и на длительном историческом преобразовании сам стал жертвой "материально-идеального" спора.

    Предвзятое отношение Маркса к теории и истории не позволило ему воспринять капитал как форму социально-экономической ответственности частных лиц за прогресс в социальном взаимодействии.
    Меня удивляет до сих пор продолжающийся научный разговор о разделении труда, который совсем не касается принципиальных моментов в этом вопросе. Похоже на беспринципный и поверхностный разговор. Ясно, что этого не смог сделать Маркс, но почему не захотели его научные противники и просто исследователи не знаю. Это сдача сильной позиции.

  • Глава 6. Материализм

    . Мизес:
    "Возникновение идеи суть инновация, новый факт, добавленный к миру. Для разума людей, вследствие недостатка нашего знания, идея являет собой что-то новое, что не существовало прежде".

    Появление идеи всегда происходит в форме получения информации из микромира. Довольно часто эта информация предварительно не предсказывается индивидом как осознанная перспектива, о которой можно говорить лишь с момента ее появления, после чего происходит изменение состояния и поведения человека, как системного образования и действия.

    "Однако в большинстве европейских и латиноамериканских стран христианские Церкви сотрудничали, по крайней мере в определенной степени, с силами, которые противостояли представительному правительству и всем институтам, обеспечивающим свободу".

    Церковь является довольно инерционным общественным институтом. Такое положение заложено в сомой сущности упорядочивани отношения человека к богу и в общем является нормальным ее состоянием. Отношение церкви к либеральным ценностям требует серьезного осмысления.

  • Глава 5. Детерминизм и его критики

    Мизес говорит, что "Какой бы ни была истинная природа Вселенной и реальности, человек может узнать о ней только то, что позволяет постичь логическая структура его разума".
    Да, действительно, человечество в настоящее время ограничено в возможности постижения природы Вселенной, ее происхождения. Однако я думаю, что основной причиной является не структура мозга, а само устройство Вселенной физически ограничивающей возможность исследования. Разум сам по себе, безусловно, не может дать объяснение ее устройства.
    Многие же вопросы также остаются малоизученными, но уже не вследствие каких-то объективно существующих внешних обстоятельств, а какого-то самоотказа от познания и моделирования. К таковым можно отнести вопросы, изучаемые общественными науками и экономической в том числе. Самоотказ выступает и форме отсутствия надлежащей активности и в недостаточной глубине осмысления социального взаимодействия. Думаю, что одна из причин такого положения - ожидание результата там, где он фактически не может появиться.
    Меня лично очень смущает всеохватывающая категория причинности. И принципиальных возражений нет, но все-таки что-то не совсем убедительно. Кто предполагал, что системные взгляды одного человека смогут вызвать столь масштабное социальное противостояние. Где гарантия, что это не повторится? Что можно сделать, чтобы подобное не повторилось? Может опять взять и отменить инакомыслие (как понедельники). Может быть, то, что жизнь и возможно мироустройство развивается с микромира и идет параллельными, но не всегда одинаковыми путями и иногда при пересечении взаимодействует. Предсказать подобное взаимодействие практически невозможно. И хоть подобное взаимодействие составляет совсем незначительную часть, но оно может принципиально менять ход естественного и социально-экономического преобразования.
    Мизес говорит о логической структуре разума, но разве кто-то может сказать, что это такое.
    Нетрудно увидеть, что все преобразование идет в местах концентрации энергии, материи и при социальном взаимодействии - людских ресурсов . Только с относительно небольшой вероятностью можно предсказать ожидаемые предсказания, но каждый рассудительный человек не будет загадывать далеко вперед. Это удел астрологов. Но есть и безусловная цепь событий где причинно-следственные связи действуют в обязательном порядке, здесь имеется место для планирования. Действительно у всех явлений можно найти причины.
    Стабильность существования мира осуществима только в непрерывном процессе преобразования. Причина и следствие мне представляются дискретными явлениями. Так мы сами их определяем. То или другое представляются событиями, ограниченными во времени. Но само время является процессом преобразования. Здесь нет дискретности. Это и является основным условием сохранения мира и стабильности. Одна из форм преобразования, обеспечивающая устойчивость мира - движение.
    Однако я не могу принять как логическую взаимосвязь - рассуждения, и массовые действия в областях экономики и права, когда в исходных позициях знание представляет собой явное заблуждение. Встает вопрос: Война - это такое же закономерное явление, или же все- таки состояние абсурда. А массовое уничтожение населения? Самые кровавые страницы истории человечества совсем не попадают в цепь причинно-следственных связей. Формально, конечно, все можно под них подвести, а вот сущностно очень сложно.

    Интересное утверждение: "Результат умственных усилий людей, т.е. идеи и ценностные суждения, направляющие действия индивидов, нельзя проследить до их причин, и в этом смысле они являются конечными данными". Одновременно и исходными данными.

    Согласен с утверждением Мизеса: "... мы ничего не знаем о мыслительном процессе, производящем внутри человеческого существа мысли, реагирующие на состояние его физического и идеологического окружения". Но мы каждый раз в ходе любого мыслительного акта вводим задание и получаем ответ. Фактически происходит обращение к своему микромиру, осуществляющему мыслительный процесс.

    Исключительно важное заявление Мизеса -" Наказание не служит человеческим целям. Наказывая нарушителей, светские или церковные власти оправдывают себя тем, что выполняют обязанность, возложенную на них моральным кодексом и его автором. Они вынуждены наказывать грех и вину, какими бы ни были последствия их действий". Полностью разделяю это мнение. Однако мало говорить о наказании и его восприятии в той или иной форме. Для осознания процесса обеспечения правопорядка необходимо понять и увидеть всю совокупность обстоятельств, условий и действий в принципе вообще и в частности для каждого человека, являющихся непреодолимым препятствием для замыслов о правонарушении. Но и этого мало. Как сохранить при этом свободу индивида, как ему защитить себя от идеологического, нравственного системного воздействия на его внутренний мир? Без последнего борьба с преступностью превращается в агрессию на "человеческом поле".

    Допустим, что действительно, все в определенном процессе преобразования имеет определенную последовательность. Участником в этом процессе является индивид А1.
    Пусть одновременно происходит N-процессов с участием N-индивидов. Процессы идут в общей среде, преобразования в которой имеют логическую последовательность и причинную связь. Все индивиды являются организаторами процессов преобразования с их участием. С какого-то состояния преобразования индивидуальные процессы преобразования входят во взаимодействие между собой и со средой. Допустим, индивид А33 посредством генерации идеи и распространения ее изменяет информационное поле части участников, которая используя это состояние добивается преимущества во взаимодействии и используя это материализованное преимущество ставит под свой контроль и управление над другой частью индивидуальных процессов во второй группе, которая является частью оставшихся участников. Воздействие связано с агрессией. Вторая группа участников не имела никакого представления о ходе процессов в 1-й группе и тем более не знали об исходной идеи, изменившей состояние 1-й группы. В результате процессы преобразования во второй группе изменились вопреки причиной связи развития процессов преобразования во 2-й группе. Преобразование в 1-й группе также изменилось вопреки развивающимся причинным связям после изменения информационного поля под воздействием А33 индивида. Из ограниченного рассмотрения совокупности преобразований можно увидеть, что действительно всегда действуют причинно-следственные связи, но это относится только к внутрисистемным преобразованиям. Умозрительно системой можно считать все процессы преобразования. Вроде бы ничто не мешает таким представлениям. С такой позиции можно утвеждать что все преобразования подчиняются определенным закономерностям Одновременно из примера ясно видно, что на подсистемном уровне, т.е. в отдельной группе только те преобразования имеют причинно-следственный характер, которые рассматриваются как внутрисистемные. Итак с позиции отдельного индивида можно умозрительно допустить всеобщий ход преобразования, осуществляемый в силу действия закономерностей. Однако отдельный индивид и их масса физически не в состоянии воспринимать столь глобальные изменения состояний и ощущать микропричины последующих глобальных преобразований. Для индивидов, их групп, и даже для все массы индивидов причинно-следственные связи постоянно нарушаются, хотя в действительности во всеохватывающе состоянии, безусловно, должны действовать закономерности.

  • Глава 4. Отрицание ценности

    Высказанное ценностное суждение - это уже действие, за которым могу последовать другие действия: экономические, правовые, силовые и др.

  • Глава 3. Поиск абсолютных ценностей

    Совсем не понимаю выражения "Рассматривая ценностные суждения, мы обращаемся к фактам, т.е. к способу, которым люди выбирают конечные цели в реальной действительности". Мне кажется, что под ценностным суждением здесь понимаются все мыслительные акты человека, формирующие волю, а под фактом - определенное состояние, событие.

    Если использовать значение термина суждение по Мизесу, то можно сказать, что
    ценностные суждения - это мыслительное формирование приоритетов человека в отношениях к социальному взаимодействию и предметам. Ценности - это, пожалуй, носители концентрированной стоимости. Предполагаю, что нет основания, во всех случаях, называть размышления о ценностях ценностными суждениями. Ценности всегда объективно представлены, рассуждения всегда субъективны. Последние находятся во внутреннем мире отдельного человека. Рассуждения о ценностях только тогда можно назвать ценностными, когда человек ими определяет приоритетное значение данной ценности для себя. Здесь нет прямой связи.
    Мизес говорит, что "Проблема пригодности или непригодности определенных средств должна решаться при помощи утверждений о существовании, а не ценностных суждений". Согласен.

    Человеческая эволюция вывела деятельность людей на такой уровень взаимодействия, где она осуществляется в форме специализации на производстве стоимостей.
    Сами стоимости в своей структуре и самом проявлении содержат как сложение продуктов прошлого и настоящего труда, так и сложение продуктов от разноспециализирующегося производства и правового обеспечения
    Интересное утверждение " Индивиды являются не гражданами сообщества, а солдатами вооруженных сил, и в качестве таковых безусловно повинуются приказам верховного главнокомандующего. Они не имеют гражданских прав, у них только военные обязанности". Так было. Так есть. Так будет?

    "Грустная правда заключается в том, что Марс помогает большим батальонам, а не правому делу".

    Где и когда возникает вера в бога?
    Мне представляется, что она возникает в мыслительном процессе осознания действительности и поиска индивидуального мыслительного взаимодействия с волей созидания мира. Сложившиеся религии упорядочили это взаимодействие. Человеческая жизнь развивается с микромира, и каждый раз для сохранения жизни в новых поколениях требуется прохождение через микромир. Вряд ли кто-то захочет это отрицать и то, что в этом микромире уже заложена воля к развитию и существованию жизни. Человек неосознанно всегда чувствует эту волю и мыслительное обращение к ней в форме бога вполне нормальное и полезное для жизни явление.

    Атеизм не признает право человека на обращение к воле создателя жизни и к его жизни в частности, а также препятствует этому. Это страшная агрессия во внутренний мир человека. И как показала история, здесь начинается наступление на саму жизнь человечества.
    Даже в самом создании жизни как таковой заложено ее свободное осуществление. Человек, заботящийся о своей судьбе и о продолжение жизни в новом поколении через обеспечение частных материальных и социальных условий, является целью любой веры. Но этот же человек с такими качествами является устроителем жизнедеятельности, основанной на либеральных ценностях. Думаю, что между религией и либерализмом не может быть мировоззренческого конфликта.

    Полагаю, что даже в одной семье не найти двух ее членов, имеющих одинаковые ценностные суждения, но это не повод для войны.

    Общественное сотрудничество имеет основой создание и потребление расширенного количества предметов материального обеспечения жизни и направленно на удовлетворение спроса, основанного на стоимостных измерениях. И если Мизес это движение называет утилитаризмом - философией индивидуализма, то так оно и есть. Действительно, только отдельные отшельники могут не стремиться к этому.

    Мизес часто дает объяснения, с которыми нельзя не согласиться. К таким относится и его понимание справедливости: "Конечным критерием справедливости является содействие сохранению общественного сотрудничества. Поведение, способствующее сохранению общественного сотрудничества, является справедливым, поведение, наносящее ущерб сохранению общества -- несправедливым... Она является единственным ориентиром законодательства".

    Как говорит Мизес: "Современный рационализм заменил собой мировоззрение, нетерпимо относившееся к раскольническим ценностным суждениям. Сам факт инакомыслия рассматривался как дерзкий вызов, смертельное оскорбление чьих-то чувств". Хотелось чтоб так и произошло- окончательно и бесповоротно. Однако жизнь предоставляет такие примеры, когда приходится сомневаться в окончательной победе рационализма, который и сам "рассматривается как дерзкий вызов".

    При социализме внутренний мир отдельных людей подвергается организованному, системному и длительному психологическому воздействию, в результате которого у массы людей могут быть нарушена нормальная присущая человеку ценностная ориентация. Такое воздействие нельзя обозначать иначе как агрессию в сознание людей, принудительное и организованное подчинение их некой внешней организующей воле. Происходит принудительная трансформация ценностных суждений, которая может сохраняться длительные периоды, а может и всю жизнь поколения, попавшего под идеологическую агрессию. Это печальный факт. Что значит мнение такого большинства.

    Упоминаемый Мизесом "цесаризм, по сути, является личнодержавием, которое в большей или меньшей степени проявляется и в настоящее время. Оно часто является плодом искусственной политической ориентации населения. На такой почве всегда может появиться упоминаемое Мизесом "тираническое общественное мнение", где большинство может страстно его поддерживать.

  • Глава 2. Знание и ценность

    Что вообще можно отнести к предвзятости? Может преднамеренное искажение ценностного суждения для достижения определенного результата. Если так, то предвзятость может быть только сознательной.

    Об экономической теории и предвзятости. Экономическая наука в той ее части, где исследуются основополагающие экономические принципы, не требует использования сложного технического и технологического обеспечения. Исследователи разных эпох существования разумного человека находятся в относительно одинаковых условиях. Как показало время, экономические исследования имеют форму совокупности мыслительных актов отдельного человека. Идет погоня за пониманием сущности принципов. Гонщики от сверхвысокой продолжительности состязания потеряли сущностные ориентиры, а затем привязались к другим, обозначенным практикой.. Однако гонка продолжается. Мне представляется, что некоторые из этих принципов могли быть точно обозначены и несколько тысяч лет назад. К ним можно отнести устройство правопорядка и финансов. Что можно было обозначить в рамках экономической теории 2000 лет назад, возможно, и в следующие 2000 лет не попадет в состав экономической теории.
    Вопросы фундаментальные, но, как оказалось, не нужны они экономической теории. Аргумент - так устроено. И в том, что исследователи об этом не знают - предвзятости нет, а в том, что они не хотят этого знать - уже просматривается предвзятость. Для примера - простенький вопрос (очень старый и, как будто, давно решенный) - представления о структуре стоимости и о самой стоимости. И немного о правопорядке. Когда попробуешь раскрыть сущность и структуру этих понятий и отношений, то обязательно узнаешь житейско-экономико-силовой аспект предвзятости, которому никакие аргументы и доказательства не нужны. Этому "аспекту" не требуются новые теории, от него требуется другое - чтоб они как раз никогда и не появлялись. А если этот "аспект" - явление государственное, то в нем выражается вся полнота соответствующего подхода. Для начала в ход идет упоминание о существовании классиков и их теорий. Для убеждения будут приведены аргументация и формулы некой до горечи знакомой и очень "призрачной" теории, универсальной и приспособленной, за неимением другой, для социализма и капитализма. Дополнительный аргумент: так устроено. Убедительно? Если нет, этого не хватает, то в резерве главное - упоминание о силовом и принудительном убеждении. И в этот момент наступает озарение: "нет предвзятости в этом вопросе". Став таким умным, понимаешь, что об основах устройства правопорядка можно говорить только в отсутствии посторонних в закрытом помещении и лучше про себя, ведь на дворе ветер судебных и других реформ. Сдует.

    Экономическая наука с незапамятных времен является наукой - дебитором, которой регулярно списывают задолженность. В нее постоянно вкладываются усилия ученого мира, неисчислимые средства с надеждой получить от нее новое понимание экономического устройства, как в частности, так и вообще. Возвращается же результат, не пропорциональный затратам - большие ожидания. Если требуются примеры - можно обратиться к устройству финансов. Совершенно не понимаю, как до настоящего времени экономическая наука живет с пониманием денег в качестве какого-то товара-эквивалента. Такое понимание можно отнести только к одному из самых величайших заблуждений. Заблуждение выступает как знание. Перевернутый мир.

    Особые интересы, привилегии - конкретные формы предвзятости. Ограничение массы населения в доступности к состоянию жизни, основополагающим принципом которой является жизнеустройство на основе либеральных ценностей, является великой социальной предвзятостью. Не понимаю, что такое общее благо. Раньше считали, что это воля единой направляющей партийной организации. Хороший пример особых интересов в форме общественного блага. Может быть, это жизнь без войны, но разве можно долго жить без войны, если постоянно к ней готовиться. И еще одно общее благо Демократического манифеста - богатая Россия. Совсем не понять, когда она была бедной, а когда будет богатой. Или наоборот. Зачем богатая страна бедным людям и частным лицам без частных интересов. Вот еще пример - государственное устройство с границами в виде трещины в расколотом мире. Мир, готовящийся к войне - это тоже заслуга экономистов?

    Появилась вот такая мысль, следующая из потемок сознания: фактическое неравенство предстает перед нами всегда в естественном развитии и состоянии, а вот так любимое соответствующее равенство без принуждения обойтись не может. Физическая и экономическая агрессия против частных интересов являются в этих условиях "нормальными" инструментами.

  • Глава 1. Ценностные суждения

    Обращает на себя внимание следующее выражение: " Ценностные суждения представляют собой мыслительные акты конкретного индивида". Может опять что-то с переводом? Что происходит внутри человека? Да, мыслительные и физиологические процессы. Человек, как социальное существо проявляется как во внутренних процессах, так и во внешних отношениях и действиях. Одним из них является ценностное суждение как внешнее действие.
    Полагаю, что, все-таки, у Мизеса ценностные суждения выступают в роли внутренних мыслительных действий и отношений. Далее он продолжает: " В качестве таковых их следует четко отличать от предложений, посредством которых человек пытается сообщить другим людям о содержании своих ценностных суждений".

    Для меня же порядок такой: Сначала в результате мыслительного акта определяется ценность, а высказывание о ней, выступает как действие в форме ценностного суждения. А между этими двумя актами есть еще и формирование воли.
    Что означает выражение: "Высказывать ценностные суждения"? Я могу понять его только с позиции расшифрованного значения терминов, используемых автором.

    Об определение термина истории. Представляется, что история есть систематизированное знание о происшедших естественных и социально-экономических преобразованиях.
    Надо ли историку изучать ценностные суждения. Очевидно, надо, поскольку ценностные суждения являются частью экономического анализа, оценки и прогнозирования, а последние и должны являться основным материалом для работы историка. Выводить ценностные суждения из этой структуры нельзя.

    Совершенно невозможно рассмотреть ценностные суждения всех людей. Мы можем говорить только о тенденциях, и только в исключительных случаях мы можем рассмотреть конкретный фактурный материал и ценностные суждения отдельного человека. Одновременно можно знать ценностные суждения многих людей и ничего не знать о предмете суждения.

  • Глава 8. Философия истории

    аноним, 17.04.2002
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 13.01.2002)

    Александр, к прискорбию, живет в мире монад Лейбница, где каждый человек (и его "микромир")в собственной отдельной оболочке, настолько автономное и суверенное существо, что действительно сложно понять существование таких "вещей" как деятельность, мышление, и еще речь (!), например. (Подумайте, Александр, как вообще возможна речь и язык в таком мире, как люди, хотя и редко, но умудряются друг друга понять?)
    Я уже не говорю об отсутствии представлений о СОЗНАНИИ, неизбежно имеющем общностный характер, и ВОЛЕ, единственно позволяющей человеку оставаться таковым.

    И вот результат - красивые, "взрезающие" "суть дела" мысли г-на Мизеса находят отклик лишь в виде тезисов о том, что жизнь человека, дерева, червя и т.д. - в целом про одно и то же (цель - сохранение жизни как биологического существования), и второго тезиса, в духе так распространенного сегодня фрейдизма, о том, что занимайтесь, ребята, сексом! это все, что от вас нужно. И бросьте все эти ваши "размышлизмы" о том, что делать, да как жить достойно в условиях всеобщего вымирания и примитивизации. И все будет ОК!

    Извините, Александр, но лично я в таком мире жить не хочу и не буду.

    С уважением,
    Казанская Ирина.
    mirra@kapta.ru

  • Глава 8. Философия истории

    аноним, 21.07.2002
    в ответ на: комментарий (анонимный, 17.04.2002)

    Ирина!
    Немного о человеческих качествах.
    Может быть, достаточно силы и не меньше воли, но вот силы воли - увы, не быть. Но если все-таки ее мобилизовать и направить против основного закона жизни, то в зависимости от ее степени можно получить жизнь, похожую на кошмар или самоистязание. Это и будет "плата за отступничество". Посмотрите вокруг себя. Многие на это согласились? А если в обратном направлении - то полный спектр житейских красок и для каждого они свои. "Слава богу" - они не передаются другому. Хотя был один замысел: национализировать. Вы ведь не говорите "нет", ибо не в состоянии пойти против воли создателя жизни. Вы можете говорить, что не верите в существование бога, но ваше счастье может быть найдено только в согласии с богом. Это распространяется на любого коммуниста или другого еретика.
    Что касается речи, то видимо она действительно существует для того, чтобы люди друг друга не понимали.
    Меня всегда смущало одно обстоятельство - я не поддерживаю сайт "Московского Либертариума материально", но некоторым самооправданием является то, что я также вкладываю свои деньги в безвозвратные проекты. Я никогда не слышал не одного упрека или замечания от аппарата "Московского Либертариума".
    Ирина, от вашего замечания "бросить" до требования отдельного министерст ва "прекратить" нет и одного шага. Бывают варианты покруче, но идея та же.
    Ирина, Мизес - это ведь не пиво, здесь думать надо, хоть как-то.
    Благодарю за помощь

  • Глава 7. Диалектический материализм

    аноним, 07.11.2004
    в ответ на: комментарий (Александр Коротяев, 13.01.2002)

    ...В.И. Ленин, предвидя нападки на материализм, критиковал и высмеивал противников за их тупой догматизм (образцом которого как раз и является приведенная цитата): «...Выучили, но не поняли. Зазубрили, но не продумали. Букву, но не смысл, усвоили» .
    Готовя ловушку для марксистов, автор (или авторы), сами того не замечая, оказалась в ловушке, возведя в абсолют букву, но не смысл.
    В.И. Ленин неоднократно предупреждал, что ревизионизм будет проникать в ряды рабочих партий и вызывать шатания среди неустойчивых элементов, что такое явление неизбежно, пока не уничтожен капитализм. История и современность подтверждают правоту Ленина, призывающего марксистов к бдительности, к непримиримой борьбе против буржуазной идеологии, ревизионизма и оппортунизма.
    Несмотря на многолетние старания демократов, марксизм остаётся неприступной крепостью, которая намного выше их головы. По иронии истории, чем сильнее в наши дни дегенерирует мировое сообщество, тем адекватнее его отражает марксизм. Чувствуя своё бессилие, демократы и не пытаются создать что-то лучшее, но просто уничтожают подряд все знания и всю нашу историю.
    Чтобы критиковать марксизм, чтобы победить марксизм, надо предложить новую систему знаний, новую философскую теорию, которая была бы не более примитивной и более фрагментарной, но более системной, более глубокой, более широкой, чем марксизм. Абсолютное большинство современных критиков марксизма не только не придерживаются никакой философской системы, но они даже не осознают, что такое философская система.
    Чтобы понять, что "Глава 7" это бред сивой кобылы, достаточно открыть энциклопедический словарь и прочитать там: «Материализм - философское направление, которое исходит из того, что мир материален, существует объективно, вне и независимо от сознания, что материя первична, никем не сотворена, существует вечно, что сознание, мышление - свойство материи, что мир и его закономерности познаваемы».
    Не правда ли,все ясно и понятно.То "ячменное зерно", о котором говорит Энгельс,существует и развивается независимо от нашего сознания и ощущения,и будет развиваться так,как предписано ему природой,а не логическими законами.
    По каким из перчисленных законов логики развивается зерно ячменя?
    1. Закон тождества
    2. Закон непротиворечия
    3. Закон исключенного третьего
    4. Закон достаточного основания
    Может быть по первому закону?Давайте разберем.
    Первый закон логики гласит"Всякое понятие и суждение тождественно самому себе."
    Из этого следует вывод,что если зерно развивается,то оно развивается.И если зерно не развивается,то оно не развивается.
    Второй закон-закон непротиворечия.
    "Два противоположных суждения не могут быть одновременно истинными; по крайне мере одно из них необходимо ложно."
    Вывод.Если наше первое высказывание истинно,то оно не ложно.И наоборот.
    Третий закон логики-закон исключения третьего.
    "Из двух противоречащих друг другу суждений одно истинно, другое ложно, а третьего не дано".
    Следовательно,если высказывание"зерно развивается"-истинно,то высказывание "зерно не развивается" -ложно.И наоборот.Высказывания"зерно развивается и не развивается"-быть не может.
    И,наконец,четвертый закон-закон достаточного основания.
    "Всякая истинная мысль имеет достаточное основание"
    Вывод."Все кто понял,согласно законам логики,как развивается ячменное зерно-необходимо обратиться к психиатру"
    Кстати и Гегель весьма скептитчески относился к законом логики,в частности третий закон он представлял в такой форме"Дух является зеленым или не является зеленым"
    Возвращаясь к Энгельсу и его исследованиям скажем,что он изучал не сам факт существования ячменного зерна в частности,но природу его происхождения.
    Вся беда авторов или (автора) в том,что они(он) являются гуманитариями по складу мышления,когда декларируемая истинность тезисов оказывается практически никак не связанной с их обоснованностью.
    Катя Колмакова.
    19 лет.Германия.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017