12 декабрь 2018
Либертариум Либертариум

О Людвиге фон Мизесе, его жизни и работах

Роман Левита

08.12.1993

Предисловие — коварный жанр

Согласно традиции, задача предисловия -- растолковать читателю то, что ему предстоит прочесть в книге, разъяснить, что у автора правильно, а что ошибочно, и какое место его труд занимает в иерархии достижений или в мартирологе заблуждений человеческой мысли. У пишущего предисловие невольно укрепляется убеждение, что он прозорливее, тоньше, толковее создателя книги, которую призван объяснить и оценить. Предисловие звучит как протокол судебного заседания, в котором автор книги -- подсудимый, а сочинитель предисловия -- прокурор, адвокат и судья одновременно.

Вдобавок предисловие как бы предполагает читателя, неспособного к самостоятельному размышлению и потому нуждающегося в "объясняющем господине".

Неудивительно, что к предисловиям у большинства читателей сложилось стойкое предубеждение. Читатель, во-первых, все-таки уверен, что Шекспир выше своих комментаторов, что автор книги значительнее и никак не глупее написавшего к ней предисловие. Во-вторых, читатель склонен доверять собственным способностям разобраться в идеях книги.

Читатель -- если только он не студент перед экзаменом, для которого просмотр предисловия заменяет знакомство с книгой, -- либо вообще не читает предисловий, либо ищет в них неизвестные ему данные об авторе, его окружении, о судьбе книги.

Попытаемся же именно так построить предисловие к первой выходящей в России книге выдающегося экономиста и социолога нашего века Людвига фон Мизеса.

Людвиг фон Мизес прожил долгую жизнь: он скончался в возрасте 92 лет. Началась же его биография в сентябре 1881 года во Львове, именовавшемся тогда Ламбергом и входившем в состав Австро-Венгерской империи. Родился Людвиг в зажиточной еврейской семье инженера-строителя железных дорог.

На пороге XX столетия Мизес поступил в Венский университет. Его наставником был профессор экономической истории Карл Грюнберг, принадлежавший к немецкой исторической школе.

Своему учителю Людвиг фон Мизес обязан интересом к экономической истории и, особенно, к ее правовым вопросам, что выразилось в ранних его работах. В 1902 году вышло в свет первое исследование Мизеса, посвященное экономической истории Галиции -- края, где он появился на свет. Через три года им опубликована книга об истории австрийского законодательства о детском труде.

Однако основные идеи исторической школы -- отрицание общих для всех народов экономических законов, упор на национальные особенности экономики, придание первостепенного значения государственным управлениям -- все это не только осталось чуждым Мизесу, но впоследствии стало объектом его острой критики.

В 1903 году Людвиг фон Мизес познакомился с трудами Карла Менгера -- основоположника так называемой австрийской школы политической экономии. Они повернули его интересы к экономической теории и, особенно, к проблемам цен как регулятора производства. Менгер считал индивидуализм основным принципом построения экономической концепции. Исходный пункт исследования -- индивид с его потребностями и средствами их удовлетворения. Этой установке созвучны взгляды зрелого Мизеса.

В 1906 году Людвиг фон Мизес стал доктором права Венского университета, что открыло ему дорогу к работе в ряде гражданских, коммерческих и уголовных судов. Однако довольно скоро он уходит из сферы чистой юриспруденции. С 1909 года Мизес работает в Торговой палате (тогда она именовалась "Правовая австрийская палата коммерции и индустрии", в 1920 году сменила название на "Венская палата коммерции, ремесла и индустрии"). С ней Мизес был связан четверть века.

Научные интересы Людвига фон Мизеса, непосредственно сочетавшиеся с его практической деятельностью в качестве экономического советника, лежали в то время в области денежного обращения. В 1912 году он опубликовал солидную монографию "Теория денег и средств обращения". Вторым изданием она вышла в Вене в 1924 году, затем переиздавалась в переработанном виде в переводе на английский под названием "Теория денег и кредита"; американское издание увидело свет в 1953 году, что свидетельствует, что и за сорок лет ее идеи не утратили значения.

Деньги, по мнению Мизеса, не являясь ни средством производства, ни предметом потребления, не имеют иной потребительной ценности как в качестве средства обращения. К теории денег Мизес впоследствии возвратился, когда ему после первой мировой войны пришлось заниматься разработкой антиинфляционных мер.

В те же предвоенные годы Мизес работает и над теорией циклов предпринимательской деятельности (бизнес-циклов).

Мизес всегда испытывал тягу к учительству, к изложению своих взглядов не на бумаге только, а в живом общении. И в этом отношении жизнь его, казалось, складывалась благополучно. Одно время он преподавал экономику, государственное право и управление в Венской коммерческой женской академии. В 1913 году его пригласили на профессорскую должность в Венский Университет.

Но научную и преподавательскую карьеру прервала первая мировая война. Три года артиллерийский офицер Людвиг фон Мизес провел на фронте, затем служил экономистом в Военном министерстве.

После распада Австро-Венгерской империи Мизес продолжал работу в Венской торговой палате, ставшей своего рода экономическим штабом правительства и парламентских кругов. Как экономический советник правительства в начале двадцатых годов Мизес проводил жесткий антиинфляционный курс. Ему в немалой степени Австрия обязана тем, что она не пережила столь разрушительной гиперинфляции, как Германия, и значительно раньше ее -- уже в 1922 году -- стабилизировала свою валюту.

Но не проблемы инфляции занимали в первую очередь ум Мизеса и не успехи на этом поприще сделали его всемирно известным исследователем. Русская революция 1917 года, кратковременная победа коммунистов в Баварии и Венгрии, подъем антикапиталистического движения в других странах -- все это обратило интересы Мизеса к идеологии социализма. С того времени центральное место в работах Людвига фон Мизеса занимает критика социализма как экономической системы.

Разумеется, Мизес был далеко не первым на этой стезе. Но его предшественники атаковали социализм главным образом с позиций морали и права. Людвиг фон Мизес выдвигает тезис о невозможности рационального ведения хозяйства при социализме. Написанная в 1919 и опубликованная в следующем году статья "Хозяйственный расчет в социалистическом обществе" содержала эту основную идею, развитую затем в книге "Социализм", опубликованной в 1922 году.

По мнению Мизеса, социализм, то есть централизованно планируемое хозяйство с регулируемым правительством рынком и устанавливаемыми сверху ценами, не может долго просуществовать. В таких условиях невозможен экономический расчет, поскольку цены не отражают спроса и предложения и перестают служить указателем, в каком направлении следует развиваться производству, чтобы обеспечить экономическое равновесие. А это значит, что регулировать экономику в целом правительство на самом деле не может, и "регулируемая экономика социализма" на самом деле становится царством произвола составителей плана, иными словами, планируемым хаосом

Монография "Социализм" неоднократно переиздавалась. В 1935 году она вышла в английском переводе, затем была переведена на другие языки, почти с каждым новым изданием дорабатывалась и дополнялась автором.

Предлагаемая читателю в настоящем сборнике работа "Запланированный хаос" -- это специально написанное Мизесом дополнение к испанскому изданию "Социализма" (1949).

К началу двадцатых годов у Мизеса сложилась высокая научная репутация (хотя за пределами немецкоязычного мира он был мало известен). Достаточно сказать, что основные положения его книги "Теория денег и средств обращения" в течение двух семестров были предметом обсуждения на семинаре, руководимом имевшим мировое имя Евгением Бем-Баверком. Однако все это оказалось недостаточным, чтобы Мизес получил после первой мировой войны в Венском университете не то что кафедру -- профессорскую должность. Такое предложение ему было, правда, сделано, но затем дезавуировано по настоянию ряда профессоров, предводительствуемых немецким националистом Отмаром Шпанном. Причиной тому послужило не только еврейское происхождение Мизеса, но и его либеральные убеждения, несовместимые со взглядами националистически настроенных экономистов-государственников, и его общеизвестная научная бескомпромиссность.

Страсть к преподаванию нашла свой выход в организованном Людвигом фон Мизесом частном семинаре, работавшем в помещении Торговой палаты с 1920 по 1934 год. Участниками семинара -- учениками Мизеса были многие молодые люди, чьи имена впоследствии вошли в историю социальной мысли. Среди них экономисты Фридрих Хайек -- будущий нобелевский лауреат 1973 года, фриц Махлуп, Готфрид Хаберлер, математик и философ Карл Менгер-младший, социолог Альфред Шюльц.

В 1926 году Мизес основал Австрийский институт исследования бизнес-циклов. Четыре года спустя он стал членом престижной правительственной комиссии по экономическим проблемам Австрии. Одна за другой выходят его новые книги. В 1927 году опубликован "Либерализм", в 1929 году -- "Критика интервенционизма". В них находит дальнейшее развитие и обоснование тезис, что единственной разумной экономической политикой для современного индустриального общества может быть только либерализм, предоставление полной свободы выступающим на рынке товаропроизводителям. Абсолютными основами цивилизации являются, по Мизесу, разделение труда, частная собственность и свободный обмен. Если социализм как экономическая система вообще обречен на крах, то другая противостоящая либерализму система -- интервенционизм, то есть государственное вмешательство в хозяйственную жизнь, безусловно, вредна для общества, порождает нестабильность, нарушает естественный ход развития.

Мировой кризис 1929--1933 годов активизировал сторонников государственного вмешательства в экономическую жизнь. Провозглашенный Франклином Делано Рузвельтом "Новый курс" в США, сформировавшаяся в Великобритании и подхваченная в ряде стран доктрина Джона Майнарда Кейнса приобретали все больше адептов. С другой стороны, в пользу государственного регулирования экономики говорили шумно рекламируемые успехи первых пятилеток в СССР.

В этой обстановке нужны были немалая воля, интеллектуальная отвага и стойкость, чтобы бросить открытый вызов как социалистам, так и интервенционистам. Этими качествами обладали Людвиг фон Мизес и сформировавшийся как ученый под его влиянием Фридрих Хайек. Они стали инициаторами дискуссии, приобретшей международный размах. В ходе ее Мизес продолжал развивать положение о том, что отказ от свободного рынка на самом деле подрывает возможности эффективного развития народного хозяйства. В изданном Хайеком в 1935 году в Лондоне сборнике "Коллективистское экономическое планирование" Мизес писал: "Где нет свободного рынка, там нет механизма цен, а без механизма цен нет и экономического расчета".

Мизес и его последователи поставили уже в те годы вопросы, которые как нельзя более актуальны сегодня: можно ли в централизованно регулируемой экономике обеспечить технический прогресс, сформировать стимулы эффективной работы? Их ответ был безапелляционно отрицательным.

Не нарушая взятого нами обязательства отказа от каких-либо оценок взглядов Мизеса и его сторонников-неолибералов, следует все же отметить, что и в тридцатые, и в сороковые и в последующие года советские экономисты относились к работам Мизеса агрессивно-пренебрежительно. Их рассматривали как реакционные реликтовые писания дремучего апологета капитализма, каким тот был в прошлом столетии. Сегодня всем ясно, насколько серьезны и актуальны были проблемы, поднятые неолибералами более чем полвека назад.

Последней книгой, выпущенной Людвигом фон Мизесом на родине, был сборник его статей 1928-1933 годов "Основные проблемы национальной экономики". В 1934 году Мизес принял приглашение занять профессорскую должность в Высшем институте международных исследований Женевского университета. В Женеве он проработал 6 лет. В 1940 году, после захвата гитлеровцами Франции, когда коричневая грязь, казалось, вот-вот зальет последние островки свободы в Европе, Мизес эмигрировал в Соединенные Штаты Америки.

Если переезд из Австрии в Швейцарию был сравнительно безболезненным -- Мизес свободно владел французским языком, на котором и начал читать курс в Женеве, -- то эмиграция в США была буквально отчаянным поступком: без языка, без конкретного места работы.

Все же имя обеспечило ему получение в 1941 году небольшого гранта (безвозмездного финансирования научных работ) от Национального бюро экономических исследований. В 1942--1943 годах Мизес выступает с рядом статей по международным экономическим проблемам в "Нью-Йорк тайме". Одновременно он работает над книгой "Всемогущее правительство: происхождение тоталитарного государства и тотальной войны", которая увидела свет в издательстве Йельского университета. В ней он доказывает, что социализм и нацизм -- это левое и правое крыло одной и той же сущности -- коллективизма.

В годы войны написана и включена в настоящий сборник работа "Бюрократия", в которой постоянная для Мизеса тема государственного воздействия на хозяйствование рассматривается в нетрадиционном аспекте.

С 1943 года по 1954 год Мизес служил в экономической комиссии Национальной производственной ассоциации, последовательно проводя идеи свободной рыночной экономики. Возобновилась и его преподавательская деятельность -- сначала в Высшей школе деловой администрации в Нью-Йорке, а затем в качестве приглашенного на срок профессора Нью-йоркского университета. С 1949 по 1968 годы он вел семинар по экономической теории. Мизес по праву должен был бы попасть в книгу рекордов Гиннеса как самый старый американский профессор. Активную преподавательскую деятельность он оставил в 87 лет.

В 1949 году выходит в свет труд, который Людвиг фон Мизес считал главным в своей жизни: "Человеческие действия: трактат об экономике". В нем Мизес как бы обобщает плоды своих исследований, начиная с далеких времен перед первой мировой войной. По своей проблематике книга чрезвычайно широка: в ней рассматриваются самые разнообразные экономические явления под углом зрения системы свободного предпринимательства. При этом она написана популярно, в расчете на широкие круги читателей. Неудивительно, что эта работа Мизеса стала подлинным бестселлером и вскоре появилась в переводе на испанский, французский, итальянский, китайский и японский языки.

Пятидесятые годы ознаменовались всплеском интереса к довоенным работам Мизеса. Выходят в свет расширенные издания "Социализма", "Теории денег и кредита". Но Мизес совершенно не похож на почтенных старцев, находящих полное удовлетворение в шлифовке и частных дополнениях своих прежних работ. В 1956 г. выходит в свет "Антикапиталистическая ментальность". А через год читатели получили возможность познакомиться с новой большой работой ученого, отметившего уже свой 75-летний юбилей. Речь идет о книге "Теория и история". Она, с одной стороны, лежит в традиционном для автора русле критики марксизма и других социалистических учений, а с другой -- свидетельствует о все возрастающем внимании Мизеса к философскому обоснованию экономической теории, к методологическим проблемам познания. В этом ключе созданы его последние книги "Эпистемологические проблемы экономики" (1960 г.) и "Основания экономической науки: очерки методологии" (1962 г.). На этот раз критические стрелы нестареющего ума направлены в логический позитивизм, приобретший, особенно в США, большую популярность среди экономистов.

Идеи экономического либерализма, Людвиг фон Мизес отстаивал не только пером. Он был среди основателей и руководителей созданного в 1947 году "Общества Монт-Пелерен", объединившего экономистов -- практиков и исследователей свободного рынка. В числе членов этого общества были президент Италии Луиджи Эйнауди, финансовый советник генерала Де Голля Жак Рюэфф, известный немецкий экономист Вильгельм Репке и его соотечественник Альфред Мюллер-Армак -- влиятельный советник Людвига Эрхарда, считающегося отцом "немецкого чуда". Все эти люди сыграли видную роль в формировании экономических структур своих стран, в их движении к свободному рынку и твердой валюте.

Мизес скончался в глубокой старости в октябре 1973 года. Жизнь его не так уж богата драматическими событиями. И все же его биограф Мюррей Ротбард назвал свою книгу "Людвиг фон Мизес ученый, творец, герой". Что же, для этого, наверное, есть основания. Трагедия в том, что большую часть жизни Мизес был героем не своего времени. Его взгляды были прямо противоположны господствовавшему в первой половине нашего века экономическому менталитету. Рыцарь свободного предпринимательства, яростно атаковавший концепции государственного регулирования, он казался экономистам-современникам, даже признававшим его ум, логику и эрудицию, этаким Дон-Кихотом, прискакавшим в XX век на дряхлом Росинанте либерализма.

В книге французского экономиста Э. Жамса "История экономической мысли XX века", получившей широкую известность и даже изданной на русском языке в 1959 году (правда, с охранительным клеймом "Для научных библиотек"), о Мизесе говорится в таком стиле: "В этом направлении Л. Мизес зашел слишком далеко ... Подобную позицию полностью принять трудно...".

Достойно удивления, что высокую научную значимость работ Мизеса, направленных против государственного регулирования, в те годы скорее склонны были признавать умные социалисты, а не его "братья по классу". Так, левый польский социал-демократ (впоследствии возглавивший в 1951--1962 гг. Экономический совет правительства Польской Народной Республики) Оскар Ланге в книге "Экономическая теория социализма", вышедшей в 1938 году в США, отмечал, что Мизес дал большой толчок развитию экономической социалистической мысли, поставив проблему рационального распределения ресурсов.

Только в последние десятилетия своего бытия Мизес увидел -- нет, не торжество, но уже неоспоримое укрепление и расширение позиций либерализма, приносящего практические плоды там, где его сторонники приходили к власти. Прошедшие со дня смерти Мизеса годы сделали эту тенденцию еще более отчетливой.

Как это ни парадоксально, чем дальше в прошлое уходит время, когда Мизес писал, тем яснее значимость и актуальность написанного им. Разве стало, например, достижением архивов экономической мысли, разве утеряло остроту его утверждение, провозглашенное почти 40 лет назад в книге "Планирование и свобода": "Никакая третья система невозможна. Не может быть несоциалистической система без предпринимательской прибыли или убытка... Люди должны выбирать между капитализмом и социализмом. Они не могут избежать этой дилеммы".

Имя и идеи Мизеса не забыты. Его работы переиздаются -- очевидно, потому, что в них есть нужда. В 1982 году в США, в Алабаме создан Институт Людвига фон Мизеса, занимающийся, в частности, издательской деятельностью и проводящий конференции по трудам ученого, чье имя он носит.

В последние годы -- и это особенно важно -- резко расширяется круг людей, знакомящихся с книгами Мизеса. Это ученые, студенты, хозяйственники, наконец, простые люди, интересующиеся независимо от своей профессии экономикой и экономической политикой, живущие в тех странах, где недавно безраздельно господствовала коммунистическая идеология, с порога отвергавшая "умствования" своих врагов.

В вышедшей в СССР вскоре после смерти Мизеса энциклопедии "Политическая экономия", т. 2 говорилось: "Работы Мизеса носят столь одиозный характер, что подвергаются резкой критике даже со стороны многих буржуазных экономистов". Сегодня доступ к этим "столь одиозным" трудам, наконец-то, получает и российский гражданин.

Предлагаемые вниманию читателей работы Л. Мизеса -- написаны легко и свободно, но рассчитаны, тем не менее, на вдумчивого читателя. А он, конечно же, сумеет оценить идеи автора, не поддаваясь минутному раздражению от явных сегодня частных ошибок и порой обидных для нас предвзятостей, которых книга не лишена.

Перефразируя известное положение "Наши недостатки -- продолжение наших достоинств", скажем: "Наши заблуждения -- продолжение наших прозрений". Уверенность в крайней неэффективности социалистического хозяйства перерастает у Мизеса в отрицание возможности каких-либо успехов государства, построенного на социалистических началах. Отсюда несправедливая оценка им роли СССР в разгроме немецкого фашизма. Впрочем, Советский Союз -- не исключительный объект такого рода предубежденных суждений. Франкистская Испания в период второй мировой войны и первые последовавшие за ней годы была государством с сильными элементами централизованного регулирования хозяйства. Неудивительно, что Франсиско Франко в глазах Мизеса -- ничтожество, марионетка в руках Гитлера и Муссолини. Жизнь показала, что генерал далеко не столько однозначен.

Можно было бы привести и другие примеры такого же рода (коварный жанр предисловия все-таки расставил свои силки!). Но не в них суть. И переводчик, и автор предисловия рассчитывают на читателей, которые, раскрывая книгу, жаждут не уличать, а получать. Получать новые знания, идеи, пищу для размышлений. Уверены, что эта книга ожиданий таких читателей не обманет.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018