16 октябрь 2018
Либертариум Либертариум

1. Время как праксиологический фактор

Идея изменения подразумевает идею временной последовательности. Неподвижный, вечно неизменный мир находился бы вне времени, но он был  бы мертв. Понятия изменения и времени нераздельно связаны друг с другом.  Деятельность направлена  на изменение и поэтому  находится в  потоке  времени. Человеческий разум  даже неспособен  представить себе идеи безвременного существования и безвременной деятельности.

Тот, кто действует, разграничивает время, предшествовавшее действию, время, поглощенное действием, и время после завершения действия. Он не может быть нейтрален к ходу времени.

Логика и математика изучают идеальную систему мышления. Связи и следствия их систем являются сосуществующими и взаимозависимыми. Мы также можем сказать, что они синхронны и находятся вне времени. Совершенный разум мог бы охватить их одной мыслью. Невозможность этого для человека делает само мышление деятельностью, постепенно продвигающейся от менее удовлетворительного состояния недостаточного знания к более удовлетворительному состоянию более глубокого проникновения в суть предмета. Однако временную последовательность приобретения знания нельзя смешивать с логической одновременностью всех частей априорной дедуктивной системы. В такой системе понятия предшествования и следования полностью метафоричны. Они относятся не к системе, а к деятельности по ее мысленному охвату. Сама система не подразумевает ни категории времени, ни категории причинности. Существует функциональное соответствие между элементами, но нет ни причины, ни результата.

Эпистемологическое отличие праксиологической системы от логической системы как раз и заключается в том, что первая содержит в себе категории и времени, и причинности. Праксиологическая система также и априорна, и дедуктивна. Как система она находится вне времени. Но изменение один  из ее элементов. Понятия рано и поздно, причина и результат ее составные части. Предшествование и следование являются сущностными понятиями праксиологического рассуждения. Отсюда вытекает необратимость событий. В структуре праксиологической системы любая ссылка на функциональное соответствие столь же метафорична и обманчива, что и ссылка на предшествование или следование в структуре логической системы[В работе по экономической теории нет нужды обсуждать попытки построить механику как аксиоматическую систему, в которой понятие функции заменяется понятием причины и следствия. Ниже будет показано, что механика не может служить моделью для исследования экономической системы.].

2. Прошлое, настоящее и будущее

Именно  деятельность обеспечивает человека понятием времени и заставляет осознать ход времени. Идея времени праксиологическая категория.

Действие всегда направлено в будущее; всегда жизненно важно и необходимо планировать и действовать ради лучшего будущего. Его цель всегда состоит в том, чтобы привести обстоятельства будущего в более удовлетворительное состояние по сравнению с тем, которое сложилось бы в отсутствие вмешательства. Беспокойство, побуждающее человека действовать, вызвано неудовлетворенностью ожидаемыми обстоятельствами будущего, которые сложатся, если ничего не предпринимать для их изменения. В любом случае деятельность может повлиять только на будущее, но никогда не на настоящее, которое с каждой бесконечно малой долей секунды уходит в прошлое. Человек осознает время, когда планирует превратить менее удовлетворительное настоящее состояние в более удовлетворительное будущее состояние. Для созерцательного размышления время есть просто длительность, чистая длительность, течение которой непрерывно и в которой совершается, незаметно и постепенно, переход от одного состояния к другому[Bergson H. Mati??и?? ee et m??й??moire. 7th ed. Paris, 1911. P. 205.]. Сейчас настоящего постоянно сдвигается в прошлое и удерживается только в памяти. Размышляя о прошлом, говорят философы, человек осознает время[Гуссерль Э. Феноменология внутреннего сознания времени//Собр. соч. Т. 1. М.: РИЦ Логос Гнозис, 1994. С. 38 и далее; Sch??ь??tz A. Loc. cit. P. 45 ff.]. Однако не воспоминания сообщают человеку категории изменения и времени, а желание улучшить условия своей жизни.

Время, измеряемое нами посредством разнообразных механических устройств, это всегда прошлое, а понятие времени, используемое философами, это всегда прошлое или будущее. Настоящее здесь не более, чем идеальная пограничная линия, разделяющая прошлое и будущее. Но с позиций праксиологии между прошлым и будущим существует реально  длящееся  настоящее.  Действие  как таковое это всегда реальное настоящее, поскольку оно использует мгновение и поэтому олицетворяет его  реальность[Я называю своим настоящим мою установку по отношению к будущему, мое непосредственно наступающее действие (Бергсон А. Материя и память//Бергсон А. Собр. соч. в 4-х тт. Т. 1. М.: Московский клуб, 1992. С. 248).]. Впоследствии ретроспективное размышление различает в прошедшем мгновении прежде всего действие и условия, сопутствующие этому действию. То, что уже нельзя сделать или потребить, потому что возможность для этого уже исчезла, противопоставляет прошлое настоящему. То, что еще нельзя сделать или потребить, так как условия, чтобы это предпринять, еще не сложились или время его созревания еще не пришло, противопоставляет будущее прошлому. Настоящее предлагает деятельности возможности и задачи, решать которые до сих пор было слишком рано, но потом может быть слишком поздно.

Настоящее как текущий период времени есть продолженность условий и возможностей, предоставляющихся для деятельности. Каждый вид деятельности требует особых условий, к которым он должен приспосабливаться относительно искомого результата. Понятие настоящего поэтому различно для разных областей деятельности. Оно вообще не имеет никакого отношения к разным способам измерения проходящего времени с помощью пространственных движений. Настоящее заключает в себе столько проходящего времени, сколько отведено для деятельности. Настоящее противопоставляется (соответственно тем действиям, которые имеются в виду) средним векам, XIX в., прошлому году, месяцу или дню и только что прошедшим часу, минуте или секунде. Когда человек говорит: в наше время Зевсу больше не поклоняются, он подразумевает иное настоящее, чем мотоциклист, думающий: сейчас еще слишком рано поворачивать.

Когда будущее неопределенно, всегда остается нерешенным или неясным, какую его часть мы можем рассматривать как сейчас и настоящее. Если человек в 1913 г. сказал: В настоящее время сейчас в Европе свобода мысли бесспорна, он не предвидел, что это настоящее скоро станет прошлым.

3. Экономия времени

Человек поставлен в условия уходящего времени. Он появляется на свет, растет, стареет и уходит. Его время ограничено. Он должен его экономить, как экономит другие редкие факторы.

Экономия времени носит специфический характер из-за уникальности и необратимости временной последовательности. Важность этих обстоятельств проявляется в каждом разделе теории деятельности.

В этом отношении необходимо подчеркнуть следующее. Экономия времени не зависит от экономии экономических товаров и услуг. Даже в стране изобилия человек будет вынужден экономить время, если он не будет бессмертен и наделен вечной молодостью и несокрушимым здоровьем и силой. Хотя все его аппетиты могут быть удовлетворены незамедлительно без каких-либо затрат труда, он должен будет составлять временной график, так как существуют несовместимые состояния удовлетворения, которых нельзя достичь одновременно. Для этого человека время также будет редким фактором и зависеть от аспекта раньше и позже.

4. Соотношение действий во времени

Два действия индивида никогда не являются синхронными; их временное отношение это отношение раньше и позже. Действия разных индивидов могут считаться синхронными лишь в свете физических методов измерения времени. Синхронность является праксиологическим понятием только в отношении согласованных усилий разных действующих людей[Чтобы избежать любых недоразумений, имеет смысл подчеркнуть, что эта теорема не имеет ничего общего с теоремой Эйнштейна, касающейся соотношения во времени пространственно удаленных событий.].

Отдельные действия человека следуют одно за другим; они никогда не могут производиться в одно и то же мгновение; они могут только идти одно за другим в более или менее быстрой последовательности. Есть действия, которые служат нескольким целям сразу. Было бы неверным относиться к ним как к совпадению различных действий.

Люди часто не понимают значение термина шкала ценности и не обращают внимания на препятствия, исключающие предположение синхронности различных действий индивида. Они объясняют различные действия человека как результат шкалы ценности, не зависящей от этих действий и предшествующих им, и предварительно разработанного плана, к реализации которого они стремятся. Шкала ценности и план, которому на определенное время приписывалось дление и неизменность, гипостазировались в причину и мотив действий индивида. Тогда синхронность, которая не может утверждаться относительно разных действий, легко обнаруживается в шкале ценности и в плане. Но при этом упускается из виду то, что шкала ценности не более чем созданный инструмент мышления. Шкала ценности проявляется только в реальном действии; ее следует отличать от всего лишь наблюдения реального действия. Поэтому недопустимо противопоставлять ее реальному действию и использовать как критерий оценки реальных действий.

Не менее недопустимо проводить различие между рациональной и якобы иррациональной деятельностью на основе сравнения реальной деятельности с предварительными набросками и планами будущего поведения. То, что вчерашние цели, установленные для сегодняшней деятельности, отличны от тех, к которым стремятся сегодня, может быть весьма интересным. Но вчерашние планы не дают нам никаких более объективных и менее произвольных стандартов для оценки сегодняшнего реального действия, чем любые другие представления и нормы.

Предпринимались попытки получить понятие нерационального действия посредством следующего рассуждения: если а предпочитается b и b предпочитается с, логически а должно предпочитаться с. Но если в действительности с предпочитается а, то мы сталкиваемся с образом действий, которому нельзя приписать последовательность и рациональность[Cf. Kaufmann F. On the Subject-Matter of Economic Science//Economica. XIII. 390.].  Это рассуждение игнорирует то, что два действия индивида никогда не могут быть синхронными. Если в одном действии а предпочитается b, а в другом действии b предпочитается с, это не позволяет, каким бы коротким ни был интервал между действиями, построить общую шкалу ценности, на которой а предшествует b и b предшествует с. Недопустимо также рассматривать последующее третье действие как совпадающее с двумя предыдущими действиями. Этот пример доказывает только, что субъективные оценки не неизменны, поэтому шкала ценности, оторванная от разных, необходимо несинхронных действий индивида, может быть внутренне противоречивой[Cf. Wicksteed P.H. The Common Sense of Political Economy. London: ed. Robbins, 1933. I. 32 ff.; Robbins L. An Essay on the Significance of Economic Science. 2nd ed. London, 1935. Р. 91 ff.].

Нельзя путать логическую концепцию  последовательности (т.е. отсутствие противоречия) с праксиологической концепцией последовательности (т.е. постоянством и верностью одним и тем же принципам). Логической последовательности место в мышлении, постоянству только в действии.

Постоянство и рациональность абсолютно различные понятия. Если чьи-то оценки претерпели изменение, то упорное сохранение лояльности некогда разделяемым принципам деятельности только постоянства ради будет не рациональным, а всего лишь упрямым. Поведение может быть постоянным только в одном отношении: в предпочтении более ценного менее ценному. Если изменяются оценки, должно измениться и поведение. Сохранение верности старому плану в изменившихся обстоятельствах будет неразумным. Логическая система должна быть последовательной и свободной от противоречий, так как она подразумевает сосуществование всех своих частей и теорем. В деятельности, необходимо находящейся во временном потоке, не должно возникать и вопроса о такой последовательности. Деятельность должна удовлетворять целям, а целеустремленность требует приспособления к изменяющимся обстоятельствам.

Наличие разума считается достоинством действующего человека. Человек обладает разумом, если он обладает способностью думать и регулировать свои действия так быстро, чтобы интервалы между возникновением новых условий и адаптацией его поведения становились как можно короче. Если постоянство рассматривать как верность плану, некогда разработанному без учета меняющихся условий, то наличие разума и быстрой реакции как раз противоположно постоянству.

Когда спекулянт приходит на фондовую биржу, он может набросать для себя план действий. Независимо от того, придерживается ли он этого плана, его поведение рационально и в том смысле, в котором отдельные люди стремятся отделить рациональное действие от иррациональных черт термина рациональный. Спекулянт в течение дня может вступать в сделки, которые наблюдатель, не берущий в расчет изменения, происходящие на рынке, не сможет объяснить как результат постоянного поведения. Но спекулянт непоколебим в намерении получить прибыль и избежать убытков. Соответственно он должен приспосабливать свое поведение к изменениям в условиях рынка и своих оценок относительно будущей эволюции цен[Планы, разумеется, также могут быть внутренне противоречивыми. Иногда их противоречия могут быть результатом ошибочных оценок. Но иногда такие противоречия могут быть намеренными и служить определенным целям. Если, например, провозглашаемая программа правительства или политической партии в одно и то же время обещает высокие цены производителям и низкие цены потребителям, такое сочетание несовместимых целей может быть демагогическим. Тогда программа, рекламируемый план будут внутренне противоречивы; но планы его авторов, которые хотят достичь определенных результатов с помощью такого поддержания несовместимых устремлений и их публичного объявления, будут свободны от любых противоречий.].

Как бы кто ни извращал вещи, он не сможет сформулировать понятие иррационального действия, не основанного на произвольном ценностном суждении. Предположим, что некто решил действовать непостоянно только ради того, чтобы опровергнуть праксиологическое утверждение о том, что иррациональной деятельности не существует. Все, что здесь происходит, то, что человек стремится к своеобразной цели, а именно опровержению теоремы праксиологии, и соответственно поступает не так, как он поступал бы в противном случае. Он выбрал неподходящее средство для опровержения праксиологии, вот и все.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018