26 июль 2016
Либертариум Либертариум

Перспективы свободного программного обеспечения в сфере государственного управления и бюджетном секторе экономики

Глава 2 из отчета Фонда "Новая экономика" Министерству экономического развития и торговли по теме "Анализ результатов и разработка предложений по созданию механизмов поддержки (в том числе за счет средств федерального бюджета) проектов по использованию ИКТ в экономике, социальной сфере, государственном управлении на региональном и муниципальном уровнях власти". Работа выполнена в рамках ФЦП "Электронная Россия".

Дается очерк перспектив модели коммерческого программного обеспечения, известной как свободное программное обеспечение (СПО), в части удовлетворения потребности государственных органов и организаций в компьютерных программах, в сравнении с альтернативной (несвободной) моделью. Значительное внимание уделено анализу рыночных последствий различных моделей ПО.

Перспективы свободного программного обеспечения в сфере государственного управления и бюджетном секторе экономики1

Оглавление

Перспективы свободного программного обеспечения в сфере государственного управления и бюджетном секторе экономики1 1

1. Введение 3

2. Глоссарий 3

3. Место свободного программного обеспечения на рынке коммерческого программное обеспечение (ПО) 5

3.1. Коммерческое ПО 5

3.2. Жизненный цикл программы 6

3.3. Жизненный цикл экземпляра программы и «общая стоимость владения» им 6

3.4. Свободная и несвободная модели коммерческого ПО 9

2.3.5. Влияние модели коммерческого ПО на структуру издержек 13

2.3.6. Предварительные выводы 19

4. Государство на рынке ПО 20

4.1. Государство как покупатель (заказчик) программ 20

4.2. Государство как правообладатель 23

4.3. Распределенная эксплуатация 25

4.4. Экстерналии 25

4.5 Предварительные выводы 26

5. Участие государства в СПО: зарубежный опыт 27

5.1. Традиционный опыт 27

5.2. Новые проекты США, ЕС и национальных правительств Европы 32

5.3. Пулинг (свободного) ПО 36

5.4 Исследовательская поддержка 37

5.5. Предварительные выводы 38

6. Участие государства в СПО в России 38

6.1. Web-сайты госорганов РФ 38

6.2. Омский опыт 40

6.3. Финансирование СПО государством вне сферы функционирования органов власти 40

6.4. Общая аналитика 40

6.5. Предварительные выводы 41

7. Законодательные инициативы 41

7.1. Общие рамки 42

7.2. Калифорнийский билль о свободе ПО 43

7.3. Билль Олийныка (Украина) 44

7.4. Россия 51

7.5. Развивающиеся страны 52

2.7.6. Предварительные выводы 55

8. Общие выводы 55

8.1. Рекомендации 56

2.8.2. Вопросы, нуждающиеся в дополнительном исследовании 58

Приложение 1. Проблемы и перспективы СПО в России 59

1 Скрытые госдотации несвободной модели разработки 59

2. Информированность и освещение 59

3 Научный анализ 60

4 Свободное ПО и Интернет 60

5 СПО для локальных сетей 61

6 Групповая работа/документооборот 61

7 «Национально-специфичные» приложения 63

8 Позиция интеграторов и роль вендоров 63

9 Стандартизация, сертификация и госзаказ 64

10 (Анти)пиратство 65

11 Свободное ПО в системе образования 65

Приложение 2. Проект FLOSS 67



1. Введение


В настоящем разделе дается очерк перспектив модели коммерческого программного обеспечения, известной как свободное программное обеспечение (СПО), в части удовлетворения потребности государственных органов и организаций в компьютерных программах, в сравнении с альтернативной (несвободной) моделью.

В разделе анализируются различные аспекты отечественного и зарубежного опыта в области СПО, с особым вниманием к формам государственного участия.

Несмотря на то, что целью исследования является формулировка рекомендаций (и направлений дальнейших исследований), значительное внимание уделено анализу рыночных последствий различных моделей ПО. Качественное описание рынков важно, поскольку государство играет на них существенную роль в качестве покупателя/заказчика, и с последними изменениями законодательства неизбежно будет расти его роль как правообладателя.

СПО рекомендуется как приоритетная модель разработки, ввода в оборот (коммерциализации) и развития программ в публичном секторе. Основными мерами поддержки этой модели называются:

  • предусмотренная ФЦП «Электронная Россия» стандартизация форматов данных и протоколов их передачи, а также

  • свободное лицензирование программ, права на которые принадлежат государству.

2. Глоссарий

Некоторые термины используются в этом разделе более формально и в более определенных значениях, чем обычно, а именно:

  • термин «программное обеспечение» (ПО) — относится ко всему процессу обеспечения программами тех или иных приложений вычислительной техники, а не только к его результату или текущему состоянию (совокупности находящихся в обороте в тот или иной момент времени программ). К ПО относится разработка, модификация, развитие, использование, эксплуатация программ;

  • термин «использование программ» соответствует определению авторского права и относится к изготовлению и вводу в оборот новых экземпляров программ. Его не следует смешивать с пользованием отдельными экземплярами программ («эксплуатацией» программ, в терминах авторского права) — первое относится к правомочиям авторского права на произведение, второе — к правомочиям собственности на экземпляр произведения;

  • термин «конечный пользователь» обозначает того, кто пользуется программой, а не того, кто использует (тиражирует и распространяет) ее, т.е. употреблен в значении, обычном для компьютерной отрасли, а не для авторского права. Конечный пользователь может быть «пользователем» в терминах авторского права (например, если он самостоятельно вводит в хозяйственный оборот новые копии программ), а может и не быть им;

  • «исходный код» обозначает собственную форму представления программы (или включенного, или сопровождающего ее произведения), т.е. форму, наиболее пригодную для ее модификации в ходе процесса ПО. «Объектный код» означает превращенную форму представления программы, пригодную лишь для эксплуатации (или любую промежуточную форму) и непригодную или неудобную для модификации;

  • «свободная» и «несвободная» модели ПО определены в тексте.

3. Место свободного программного обеспечения на рынке коммерческого программное обеспечение (ПО)

С ростом и развитием отрасли ИКТ значительное развитие получил феномен массового коммерческого программного обеспечения. Коммерческое программное обеспечение — это программное обеспечение, выполняемое, как правило, в рамках соответствующей профессиональной деятельности и специализации бизнеса:

  • на заказ конкретного конечного пользователя, либо

  • с расчетом на заранее не определенный круг конечных пользователей.

3.1. Коммерческое ПО

Коммерческое программное обеспечение отличается от так называемой «домашней» (in-house) разработки программ (разработки силой самой организации-конечного пользователя, издержки которой отражаются на рынке рабочей силы, но не на рынках товаров и услуг); от разработки программ, поставляемых в составе неотъемлемого целого поставщиками оборудования (программно-аппаратных комплексов) и от разработки программ вне коммерческого контекста вообще (в ходе научного экспериментирования, учебных проектов, как хобби и т.п.).

Отличие компьютерных программ от большинства (но не всех) других сущностей, вовлекаемых в хозяйственный и коммерческий оборот, заключается в том, что, обладая определенной полезной функциональностью, они являются не вещами, а произведениями.

Если быть точными, о вовлечении в оборот произведений можно говорить лишь условно и, в то же время, в двух смыслах: во-первых, о вовлечении в оборот экземпляров произведений (этот оборот регулируется правами собственности, вещным правом), а во-вторых, о вовлечении в оборот таких особых сущностей, как исключительные имущественные права на произведения (не являющиеся правами собственности и вещными правами, а регулируемыми авторским правом)2. Жизненный цикл самого произведения и отдельных его экземпляров (вводимых в эксплуатацию) весьма различны, хотя и связаны.

3.2. Жизненный цикл программы

Специфика программ как произведений не в том, что они «функциональны»3 и даже не в том, что пользование ими системно, а системы, образуемые программами при их сочетании между собой и оборудованием — динамичны4. Но если для прочих произведений обновляемость случайна, то для программ она представляет самое способ их нормального существования. Специфика программ скорее в том, что системность пользования ими сочетается с коллективностью (и тоже, в общем, системностью) их создания. Постоянное обновление — нормальный способ существования программ, особенно коммерческих, обновления эти часты, и само ожидание того, что программа будет вовремя обновлена (или сомнения в этом) — фактор, самым радикальным образом влияющий на ее оценку конечным пользователем.

В большинстве случаев эта оценка по своей структуре весьма отличается от оценки вещи (даже такой сложной, как прибор или единица оборудования), жизненный путь которой от изготовителя на свалку более или менее предопределен (даже если ей суждено пережить ремонты и техобслуживание). Фактор неопределенности и вытекающие из него риски выше, чем для вещи.

3.3. Жизненный цикл экземпляра программы и «общая стоимость владения» им

Жизненный цикл отдельного экземпляра программы, находящегося в эксплуатации, вообще говоря, не совпадает с жизненным циклом самой программы как произведения5.

В простейшем, вырожденном случае жизненный цикл экземпляра программы может быть очень коротким: программа разрабатывается, приобретается или арендуется с целью выполнить одноразовую процедуру6.

Ценность программы для пользователя заключается в ее безошибочности (соответствию спецификации) и приемлемой производительности (способности выполнить поставленную задачу на имеющемся (или арендуемом с этой целью) оборудовании в разумное время). Эти свойства можно назвать «моментальным качеством». При этом конечного пользователя совершенно не интересуют такие ее свойства, как, например, качество кодирования (пригодность для сопровождения), в малой степени интересует эргономичность и пр.

Более сложным случаем является разработка, приобретение или аренда программы для выполнения повторяющихся действий. В силу вступает системный фактор: за промежуток времени между отдельными актами эксплуатации окружение (другие программы, обрудование) может измениться, и немаловажное значение приобретает уверенность конечного пользователя в том, что программа будет способна функционировать в них или может быть легко адаптирована для восстановления работоспособности.

И, наконец, наиболее сложен случай разработки, приобретения или аренды программы для постоянного использования в ходе отправления рутинных бизнес-процедур. Процесс ПО разворачивается здесь во всей полноте — програма должна соответствовать постоянно меняющемуся системному окружению, быть пригодня для адаптации к изменяющимся требованиям к ней и исправлению неизбежных в случае сложных программ ошибок, быть эргономичной и по возможности легко осваиваемой новыми сотрудниками в ходе кадровых изменений и пр. Все эти свойства уже напрямую зависят от качества кодирования и организации процесса развития самой программы (не отдельного ее экземпляра).

Для оценки таких случаев в бизнес-практику было введено понятие Total cost of ownership (ТСО, «общей стоимости владения»). Оно не специфично для экземпляров произведений или применимо к большинству сложных объектов, потребляемых бизнесом: например, при приобретении автомобиля на рынке сравнению может подвергаться не только цена и потребительские качества разных машин, но и «общая стоимость владения» ими, включая цену потребляемого на сопоставимом пробеге топлива, ремонтов, убытки от простоев, планируемый срок службы (поскольку, в отличие от цены приобретения, эти компоненты ТСО сильно зависят от окружения, сам рынок становится «многомерным»: вполне возможно, что для кого-то «мерседес» окажется в совокупности «дешевле» «форда», хотя продажная цена первого может в два раза превышать цену второго.

Понятие ТСО ПО (и информационных систем вообще) часто критикуется за невозможность составить полный список компонент владения, манипуляцию их значимостью и, вообще, использование скорее в функции маркетингового инструмента продавцов, чем инструмента рационализации рыночного поведения покупателей. Тем не менее, сам подход к оценкам издержек, предполагаемый этим понятием, гораздо более адекватен, чем простое сопоставление цены приобретения, аренды или собственной разработки программы.

Наиболее существенными являются следующие «видимые» компоненты ТСО ПО:

  • стоимость необходимого для эксплуатации программ оборудования и его технического обслуживания;

  • стоимость приобретения необходимого количества экземпляров программ (или лицензий на их самостоятельное изготовление);

  • стоимость администрирования и сопровождения систем;

  • стоимость приобретения соответствующих навыков персоналом, эксплуатирующим программы;

  • прогнозируемые убытки от сбоев и ошибок при эксплуатации программ, простоя оборудования.

Большое значение имеет предсказуемость общих издержек владения, для которой, в свою очередь, имеет значение общая организация процесса ПО, включая форму контрактации и модель реализации исключительных имущественных прав, специфичных для оборота произведений (в отличие от вещей).

Итак, в общем случае, то, как протекает жизненный цикл самого произведения, все же существенным образом влияет на жизненный цикл экземпляра и связанные со владением им издержки. Отюда значение моделей (свободной и несвободной) ПО, описываемых далее, для конечных пользователей (владельцев отдельных экземпляров) программ.

3.4. Свободная и несвободная модели коммерческого ПО

После того, как программы были признаны объектом авторского права (в том числе, исключительных имущественных прав) — в семидесятых-девяностых гг. XX в. (в разных странах) — в профессии и отрасли оформились два подхода к реализации этих прав, следование которым кардинальным образом влияет на организационную модель разработки (и, как следствие, на качество и технические параметры программ) и на структуру издержек на разных шагах жизненного цикла ПО (и, как следствие, на на модель рынка).

Свободное программное обеспечение. Свободное программное обеспечение (СПО) — это модель, при которой базовый набор имущественных прав передается («лицензируется») владельцу каждого экземпляра произведения. Таким образом, создание и ввод в хозяйственный и гражданский оборот как дополнительных экземпляров произведения, так и экземпляров модифицированного произведения, или составного произведения, включающего оригинальное, возможны без получения дополнительного согласия автора (или иного правообладателя), обязательных денежных отчислений или т.п.

СПО формирует публичный рынок (marketplace), любая услуга на котором (будь то копирование, размножение, модификация (исправление ошибки, добавление функциональности и т.п.) может продаваться и покупаться на конкурентном рынке свободной контрактацией двух сторон — поставщика и приобретателя услуги, без апелляции к третьей стороне (автору или иному правообладателю произведения).

Технологически возможность оказания таких услуг обеспечивается доступностью исходного кода программ (для многих программ отличающегося от исполняемого). Юридически свобода ПО обеспечивается передачей с каждым экземпляром программы авторского договора («свободной лицензии»), вступающего в силу при совершении конклюдентных действий (таким действием может быть введение в оборот дополнительных экземпляров).

За четверть века развития выработаны достаточно согласованные определения свободных программ (наиболее часто цитируются определения Фонда свободного программного обеспечения и Проекта Debian). В упрощенном виде они суммированы выше.

Следует заметить, что для континентальной системы права (каковой, в своей основе, является и российская) некоторые аспекты свободы ПО являются избыточными (например, часто упоминаемая «свобода пользоваться программой в любых целях»), в то же время, они важны и для таких стран, поскольку рынок ПО является глобальным, и ограничение свободы тех или иных программ отдельными юрисдикциями, вытекающее из исключения из лицензий «избыточных» прав, повлекло бы за собой ограничение пользовательского и разработческого контингента.

Свободная лицензия представляет собой реализацию права7, предоставляемые права именуются «свободами». Таким образом, можно говорить, что СПО создает на общем правовом поле «контрактную юрисдикцию», протезирующую частно-правовыми средствами недостающие, по мнению участников сообщества, в публичном праве гражданские свободы. Нетривиальное обсуждение «позитивных прав интеллекта» (как антитезы идеологии «интеллектуальной собственности») можно найти в: Philippe Aigrain. Positive intellectual rights and information exchanges // Michael Century (ed.). CODE, MIT Press, 2002.} на разрешение или запрещение распространения и модификации произведения, и является тем самым «разрешением», соблюдение условий которого является обязанностью всякого пользователя, включая авторов производных произведений8.

Наиболее последовательно идея свободы ПО проведена в так называемых «копилефт»-лицензиях, разработанных Фондом свободного программного обеспечения. Они предоставляют свободу использования, модификации и распространения, но запрещают сублицензирование, то есть предоставление при распространении произведения «следующим пользователям» прав в меньшем, чем это предусмотрено лицензией, объеме. Другими словами, всякое производное от защищенного такой лицензией произведение должно использоваться (распространяться) также под этой лицензией (либо не должно распространяться вообще).

«Компромиссные» свободные лицензии, не относящиеся к категории копилефт («в стиле BSD» или «в стиле X») оставляют вопрос выбора лицензии на производное произведение его создателю (то есть, лицензия может оставаться BSD-style, изменяться на copyleft, или изменяться на несвободную). Иногда такое лицензирование вполне сознательно применяется разработчиками (например, корпорации-участники X Consortium намеренно оставили себе возможность создавать несвободные производные), иногда оно является следствием принятия условий внешнего финансирования разработки (так произошло при разработке ОС BSD по контракту с Министерством обороны США в случае, описанном ниже).

Альтернативой BSD-стилю стало так называемое «двойное лицензирование», при котором пользователю предлагается выбор между а) свободной копилефт-лицензией и б) несвободной лицензией (как правило, платной), допускающей создание несвободных производных на один и тот же код9.

Интересной особенностью СПО является относительная легкость, с которой при свободном лицензировании вовлекаются в оборот (хозяйственный и коммерческий) программы, изначально созданные вне контрактных рамок (коммерческими организациями для собственных нужд, индивидуумами для собственного удовольствия, университетами в качестве «побочного продукта» исследований и т.д.)10.

Однако значительная и все возрастающая доля свободного кода пишется в коммерческих рамках, с корпоративным (как значительная часть XFree86 или OpenOffice.org) или государственным (как GNAT или GnuPG) финансированием. Несколько получивших широкую известность случаев государственного финансирования СПО описаны ниже в отдельном разделе («Участие государства в свободном ПО»).

Свободные программы получили широкое распространение в сфере профессионального использования — это, прежде всего, инструментальные средства (программы, используемые в самом процессе ПО, включая написание, отладку, модификацию программ), затем серверные программы и, особенно, как частный случай последних, сетевые (Интернет) сервисы, в которых свободные ОС (такие, как ГНУ/Линукс и FreeBSD) и прикладные программы (такие, как Web-сервер Apache или почтовая программа Postfix) сегодня лидируют с большим отрывом11.

Сети Интернет, разворачивание и развитие которых стало возможным прежде всего благодаря СПО, сами выступают мощнейшим инструментом снижения издержек коммуникации и координации разработок.

Несвободное программное обеспечение. Альтернативой свободному программному обеспечению является несвободное («проприетарное»), при котором автор (или иной правообладатель) удерживает ряд прав за собой. Типичная модель несвободного лицензирования предусматривает обязательные отчисления (в форме приобретения дополнительных экземпляров или «лицензий» на их изготовление) за ввод в оборот дополнительных экземпляров, хотя бывают и другие формы несвободного ПО12.

Внешняя институциональная форма несвободного ПО напоминает издательский бизнес — компания-«издатель» приобретает у автора права на произведение, а затем издает и распродает его, стараясь получить прибыль. Разница, обусловленная коллективным характером программирования больших систем, в том, что издатели программ, как правило, не приобретают права на самостоятельно написанные произведения, а нанимают программистов, и имущественные права изначально принадлежат такой компании как следствие создания произведений в порядке выполнения служебного задания13.

Поскольку компания осуществляет не только маркетинг своих продуктов/услуг, но и управление процессом их создания/оказания, многие компании называют себя «производителями» программ, хотя программирование, конечно, не становится от этого процессом промышленного производства, а остается творческой деятельностью отдельных личностей, пусть и объединенных в коллектив.

Несвободная модель позволяет частным образом монополизировать рынок услуг ПО по отношению к каждой программе или системе (хотя конкуренция между различными «частными рынками» (private markets) теоретически ограничивает эти локальные монополии, и на практике случаи устойчивых конкурентных сегментов имеют место быть).

Несвободные программы получили широкое распространение в сегментах домашнего и «офисного» использования (например, более 90% персональных компьютеров сегодня работает под полностью (как MS-DOS, Microsoft Windows, Microsoft Windows NT, MacOS 9) или частично (как MacOS X) несвободными ОС; близка к этой цифре и доля несвободных прикладных программ для ПК).

2.3.5. Влияние модели коммерческого ПО на структуру издержек

Свойства «несвободной» модели программного обеспечения

В распоряжении «владельцев» несвободного кода имеются очень мощные рычаги качественной реструктуризации рынка программного обеспечения.

1) Сокрытие исходных кодов. Значительная доля несвободных программ поставляется конечным пользователям без исходного кода, т.е. в форме, допускающей только эксплуатацию программы, но не ее изучение, модификацию и т.п. (или, во всяком случае, делающим эти процедуры крайне нетривиальным занятием).

2) Сокрытие исходного кода влечет за собой рост асимметрии информации о товаре или услуге (несовершенство рынка), в частности, о качестве программирования.

Действительно, правообладатель, прибегающий к сокрытию кода, может получить преимущество как в связи с качеством программирования ниже предполагаемого приобретателем (например, содержащиеся и постепенно выявляющиеся ошибки могут радикально увеличивать стоимость внутреннего сопровождения экземпляра программы на дальнейших этапах жизненного цикла последнего), так и в связи с качеством программирования выше ожидавшегося (например, стоимость создания новой версии или производного произведения, экземпляры которого будут проданы по сопоставимой цене, может быть ниже).

3) Из сокрытия исходного кода следует также монополизация услуг по сопровождению программ (исправлению ошибок, добавлению функциональности, интеграции с другими программами и новым оборудованием).

Собственно говоря, право модификации произведения как такового относится к исключительным имущественным правам автора, однако в отношении уже пущенных в оборот экземпляров это право уже исчерпано, поэтому владельцу экземпляра программы, в принципе, никто не может помешать изменить собственный экземпляр (или заказать услугу по такому изменению на рынке). Однако, не имея доступа к исходному коду, он, обладая таким правом, может испытывать серьезные технические затруднения в его реализации. Результатом явится монопольное преимущество правообладателя (или находящегося в партнерских отношениях с ним иного лица) на рынке предоставления таких услуг.

4) Распоряжаясь доступом к коду, правообладатель может также производить ценовую дискриминацию конечных пользователей, в том числе, по функциональности программы: одна и та же программа может быть издана в разных вариантах, часть из которых «обрезана» по своей функциональности. Фактически это означает, что при той же или сопоставимой себестоимости производства тиража, будет иметь место недопредложение потребительской ценности, с соответствующими ценовыми последствиями.

5) Более серьезным эксцессом несвободы ПО является имеющая место в некоторых сегментах рынка тенденция к «проприетаризации» («антистандартизации») интерфейсов14. Обладая исключительным доступом к коду более чем одной программы, правообладатель может побуждать программистов заставлять взаимодействовать их нестандартным или намеренно отклоняющимся от стандартов образом — создавать «проприетарные интерфейсы».

«Взросление» любого приложения компьютера, как правило, сопровождается стандартизацией интерфейсов. Стандартизация интерфейсов, формирующая конкурентный рынок совместимых и взаимозаменимых программ, выгодна конечному пользователю и, в конечном итоге, отрасли в целом (т.к. снижает риски системных кризисов из-за неудач отдельных игроков), однако может быть невыгодна отдельным игрокам, доминирующим в тех или иных сегментах.

5.1) «Проприетаризация» интерфейсов с оборудованием становится возможна как следствие сговора правообладателя популярной программы с производителем оборудования (который может получать часть монополистической прибыли или иметь собственный интерес к сокрытию полной технической информации о поставляемых им устройствах) и влечет образование замкнутых «островков» в отрасли.

Так, например, некоторые производители компонентов ПК сговариваются с доминирующими поставщиками операционных систем для них (Microsoft и Apple Computers) и предоставляют последним эксклюзивно информацию, необходимую для обеспечения взаимодействия программной части с их оборудованием. Как следствие, разработчики других ОС испытывают значительные трудности с обеспечением работоспособности этих устройств под ними, что может отрицательно сказываться на популярности их программ.

5.2) «Проприетаризация» интерфейсов программирования (API) возможна также в ситуации существенного доминирования одного из игроков. Например, программисты Microsoft имеют доступ к спецификациям издаваемых этой корпорацией ОС (причем не только уже вышедших, но и готовящихся к выпуску версий) в большем объеме, чем программисты-авторы программ и пакетов, конкурирующих с программами Microsoft в других сегментах (таких, как канцелярское («офисное») программное обеспечение или системы управления базами данных), в результате чего могут использовать возможности ОС, недоступные через стандартные интерфейсы, и добиваться более высокой производительности или более тесной интеграции с ОС своих программ и пакетов.

Отдельные проекты одной компании (или находящихся в сговоре нескольких компаний) могут, таким образом, обладать свойством супераддитивности финансовых потоков, связанных с различными проектами: результаты этих проектов взаимно увеличивают свою привлекательность для конечных пользователей. Причем таковая супераддитивность оказывается замкнутой в одной фирме или группе фирм, «отсекая» конкурирующие разработки как в одном, так и в другом сегменте.

Таким образом, имеет место эффект «стандартизации наоборот» («антистандартизации»). Рынок не поднимается по спирали общего роста, от которого выигрывают и игроки на рынке, и потребители, а уходит в «штопор» монополизации. Цены оказываются завышены, качество в отсутствии конкуренции резко падает15.

5.3) «Проприетаризация» пользовательских интерфейсов приводит к тому, что опыт и навыки, приобретенные пользователем при работе с одной программой, оказываются при работе с другой малополезными или даже вредными (формирование «контринтуиции»).

«Проприетаризация» пользовательских интерфейсов — один из факторов такого компонента стоимости владения системами, как стоимость перехода к пользованию другой программой, пакетом или системой. Воздвигнув барьер из унаследованных навыков и удерживая стоимость перехода на достаточно высоком уровне, доминирующая компания может также завышать стоимость своих услуг.

6) Одним из негативных следствий несвободы ПО является феномен так называемого «пиратского» продвижения тех или иных программ.

«Пиратство» связано с 1) установлением заведомо завышенного (для рынка в целом) тарифа на те или иные товары, 2) влекомым таким завышением массовым контрафактным использованием (включая нелицензионное промышленное тиражирование) программ и 3) извлечением доходов путем 3.1) «юридического предпринимательства» (преследования нарушителей исключительных имущественных прав (а зачастую и добросовестных конечных пользователей) в судах или административным порядком) или 3.2) построения бизнеса на «легализации» контрафактно введенных в оборот экземпляров программ.

«Пиратство», неотъемлемо связанное с феноменом несвободного ПО, является одним из серьезнейших разрушительных факторов функционирования рынка ПО в целом.

Перечисленное следует понимать именно как эксцессы несвободы ПО, как закономерное, логичное, но не непременное16 следствие его несвободы. Многие из них могут быть скорректированы выработкой соответствующих форм контрактов (например, предусматривающих обязательную поставку исходного кода всех приобретаемых программ, отказом платить за заявленную, но документально не подтвержденную функциональность оборудования и т.п.)

Однако СПО самой предлагаемой им моделью распределения исключительных имущественных прав пресекает возможность такого рода злоупотребления последними.

Свойства свободного ПО

Следует отметить, что первую четверть века оформления свободной и несвободной модели ПО, бизнес-кейсы СПО рассматривались в литературе достаточно редко, основная масса обзоров экономики ПО целиком находилась под влиянием идеологии «интеллектуальной собственности». Примеры успешного ведения бизнеса свободно-программными компаниями (такими, как Cygnus Solutions или проектом GNAT, описываемого ниже) просто не попадали в поле зрения исследователей. Сторонники свободной модели подчеркивали , в основном, на этические и социальные аспекты этих моделей, а не на экономический.

Серьезным событием стала подготовка и публикация в 1997-8 гг. американским исследователем Эриком Рэймондом эссе «Собор и базар», являвшегося неформальной интерпретацией двух кейс-стадиз, проведенных автором и касающихся СПО17.

Рэймондом процесс СПО и значение свободы ПО описаны не в терминах гражданских прав и свобод, а в терминах, традиционно используемых для анализа экономики ПО вообще. Экономика ПО рассмотрена им как имеющая ярко выраженный сервисный характер. В отличие от экономистов, пытавшихся натянуть на эту область представления об индустриальной экономике (и, соответственно, представить продажу экземпляров программ как единственный центр дохода, а все остальные элементы цикла жизни программы как точки затрат), Рэймонд представил весь цикл жизни программы в экономических терминах. В частности, поддержка и развитие уже написанной программы описаны как взаимодействие (опосредованное или непосредственное) разработчика с конечным пользователем, причем наличие последнего выступает уже не как элемент затрат, а как ресурс, который необходимо эффективно использовать.

Строго говоря, Рэймонд сравнивал не свободную разработку с несвободной, а различные организационные модели свободной разработки, подчеркивая значимость быстрой оборачиваемости кода (циклов обнаружения ошибки, ее исправления и ввода исправленного кода в эксплуатацию, или запроса на расширение функциональности, его исполнения и ввода дополненного кода в эксплуатацию — это достаточно традиционное понятие в анализе экономики ПО) в таких проектах, как ядро Линукс, по сравнению с такими (имеющими длительную историю развития) проектами как текстовый редактор ГНУ Emacs. Однако, критика Рэймонда экстраполируется на несвободную модель. Несвободная модель распределения прав на произведение и утаивание исходных текстов становятся еще гораздо более значимым фактором «трения», внося дополнительные транзакционные издержки в процесс ПО.

Дискуссии, развернувшейся вокруг эссе в среде ИТ-менеджеров (и лишь отчасти выплескивавшейся на страницы даже профессиональной прессы), атрибутируют резкий рост корпоративного участия в СПО, начавшийся в конце девяностых18.

Мотивы этих решений достаточно просты — программирование (проектирование и кодирование) как таковое является затратной частью для компьютерной компании или компании, осознающей свой бизнес в терминах сервиса. Чем оптимальнее удастся использовать потенциал пользовательского сообщества, тем ниже будут издержки.

Руководитель одной из российских софтверных компаний так резюмировал преимущества свободной модели разработки:

«Что меняется для компании-разработчика, когда она решает заняться свободным ПО? Прежде всего — радикально меняется модель бизнеса, а именно становится невозможным заниматься продажей или перепродажей лицензий ... и приходится заниматься исключительно продажей услуг по разработке и поддержке... Что от этого получает компания? Поскольку доступен для свободного использования огромный массив текстов свободных программ, любая разработка становится дешевле и быстрее, а это значит, что фирма может предложить лучшие сроки и лучшие цены. Например, заказчик просит разработать ему программу. Если эта программа будет разработана под GNU­лицензией» [GNU GPL или GNU LGPL], «она будет разработана быстрее и стоить — намного дешевле. ... Таким образом, мы как разработчики получаем заказ, пользователь получает качественный продукт, сообщество получает еще одну свободную программу.»19

В качестве негативного эффекта этой дискуссии следует назвать терминологическую путаницу, связанную с распространением введенного Рэймондом эвфемизма для СПО: «ПО с открытыми исходниками», не ограничивающуюся смешением свободного ПО с несвободным, но распространяемым в исходных текстах, но также активно эксплуатируемую поставщиками несвободного программного обеспечения (инициатива «Shared Source» корпорации Microsoft, несвободное лицензирование «с исходными кодами» программ RealNetworks и т.п.).

2.3.6. Предварительные выводы

Программное обеспечение, как и большинство сфер массовой деятельности, имеет реальную экономическую основу — рынок услуг и рынок рабочей силы. Фиктивный рынок «прав интеллектуальной собственности» — несвободных лицензий — играет роль «зеркала» рынков реальных, но отражает их с весьма существенными искажениями.

Ниже в кратчайшей сводке перечислены основные следствия свободной (в копилефт-варианте) и несвободной моделей лицензирования.

Таблица 1

Сравнительные характеристики свободной и не свободной модели лицензирования ПО


преимущества copyleft-модели

преимущества несвободной модели

для конечного пользователя/заказчика

- получение (неэксклюзивных) полных прав на результат разработки;

- возможность организовать независимое тестирование чужими руками;

- исключение частных издержек на управление «правами ИС»;

- возможность исключить конкурентов из числа пользователей результата разработки;

для исполнителя/
правообладателя

- легальный доступ к огромному пулу существующих программ, защищенных копилефт-лицензиями и возможность неограниченного его использования;

- возможность организовать «базарную» разработку новых версий с привлечением ресурсов других бизнесов и сообщества в целом;

- исключение частных издержек на управление «правами ИС»;

- теоретическая возможность конвертировать заказную разработку в тиражируемую и зарабатывать на эмиссии дополнительных лицензий;

- возможность, удерживая права на код, поставить заказчика в ситуацию вынужденного заказа или перезаказа услуг.

для третьих лиц и рынка в целом

- реализация общеполезных платформенных возможностей и наиболее популярных приложений;

- исключение ситуаций «антистандартизации»;

- публичный аудит критически важного (в том числе, для третьих лиц) кода;

- исключение общественных издержек на управление «правами ИС»;

- исключение лицензионных отчислений — повторной платы за уже проведенные разработки.

- на рынке, в порядке инициативных венчурных разработок, появляются программы, на который не нашлось прямого заказчика или энтузиаста свободной разработки.

Следует отметить, что особенности, которые теоретически можно считать преимуществами несвободной модели разработки для конечного пользователя (заказчика) или правообладателя, не имеют существенного значения для государства (более подробно это обсуждается в следующем разделе). В то же время, практически все перечисленные преимущества свободной модели важны, а ее преимущества для третьих лиц могут проявиться в виде мощных положительных экстерналий государственного участия в СПО.

4. Государство на рынке ПО

Государственные органы и организации в процессе информатизации, испытывая необходимость в ПО своей деятельности, с неизбежностью выходят на рынок в качестве заказчика/покупателя, а в тех случаях, когда выступают заказчиком — и в качестве правообладателя.

Различной тактикой ПО может быть:

  • закупка необходимого количества экземпляров программ;

  • заказная разработка (или адаптация) программ с последующим тиражированием.

4.1. Государство как покупатель (заказчик) программ

В значительной части потребность государства в ПО, так же, как потребность других категорий конечных пользователей, удовлетворяется путем приобретения необходимого количества экземпляров программ (либо приобретения «лицензий» — разрешений на самостоятельное создание нужного количества экземпляров при приобретении меньшего их количества).

Такая тактика представляется оправданной при выполнении следующих условий:

  • государственные органы/организации составляют относительно небольшую часть общего числа конечных пользователей тех или иных программ;

  • на рынке наличествует конкурентное предложение по соответствующим классам программ.

К сожалению, сегодня эта тактика применяется и в случаях, когда эти условия не выполняются. Например, она применяется в таком массовом приложении, как обеспечение делопроизводства20.

Заказ (как альтернатива приобретению) программ оправдан при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

  • государственные органы и организации являются доминирующим конечным пользователем того или иного класса программ;

  • наличный рынок не обладает достаточной конкурентностью.

Возможности экономии за счет свободы ПО. Нижеперечисленные сильные стороны свободного ПО наиболее значимо проявляются в ситуации массовой эксплуатации программ.

Наличие объемного пула уже написанных свободных программ. Даже если готовой программы, реализующей в полном объеме необходимую функциональность и устраивающую конечного пользователя в части функциональности и других качеств, и не существует, заказ на доработку (модификацию, адаптацию, локализацию, документирование) существующей программы, пакета или системы значительно дешевле (и менее рискован), чем заказ разработки «с нуля». В случае сколько-нибудь массового использования программы он часто будет дешевле и приобретения соответствующего количества копий (или лицензий) несвободных программ.

Право ввода в хозяйственный оборот дополнительных экземпляров. Наличие этого права существенно, так как позволяет избежать расходов на приобретение дополнительных копий (или лицензий на их самостоятельное изготовление) и расходов на полицензионный учет используемых программ («управление лицензиями»), который сам по себе является непростой задачей с учетом масштабов государства как конечного пользователя.

Право на модификацию и доступ к исходным текстам. Наличие этого права позволяет избежать «связывания» конечного пользователя в плане выбора контрагента при заказе или перезаказе услуг. Любая услуга по исправлению, адаптации, модификации программы может заказываться на конкурентном рынке.

Возможность переноса в другую программную или аппаратную среду. Частным случаем модификации, право на которую предусматривают свободные лицензии и техническую возможность которой обеспечивается доступностью исходного кода, является перенос программы в иную программную (под другую ОС) или аппаратную (на оборудование другого типа) среду. Большинство свободных программ доступны более, чем для одной ОС или аппаратной платформы.

Такая возможность важна, поскольку она уменьшает зависимость конечного пользователя от ранее принятых (унаследованных) решений в части аппаратного и программного обеспечения.

Наличие конечных пользователей в других секторах хозяйства и частного рынка услуг. Вполне возможно, что часть дальнейшей разработки будет выполнена контрактацией вне публичного сектора. Так же, как результаты исполнения госконтрактов становятся доступны частным пользователям, результаты исполнения контрактов в частных секторах становятся доступны государству как конечному пользователю.

Немаловажной деталью является то, что пользование программами в частном секторе может быть более диверсифицировано и динамично, чем в публичном, соответственно, при изменении профиля приложения программы в госсекторе остается вероятность, что соответствующее применение программы уже состоялось вне публичного сектора и часть издержек по исправлению неизбежно выявляющихся при таком изменении ошибок и недостатков уже устранена.

Возможность использования исходного кода как спецификации де-факто. Во многих приложениях компьютера стандартизация значительно (иногда на годы) отстает от развития программного обеспечения. При несвободном ПО это часто влечет за собой падение совместимости программ, преодоление которого сопряжено со значительными и неоправданными издержками (заказ программ в неконкурентной ситуации, оплата дорогостоящей «обратной разработки» несвободных программ и т.п.). В случае свободного ПО на период до формирования отраслевого, промышленного или государственного стандарта на какое-либо приложение сам исходный код свободных программ может выступать в качестве фактической спецификации, к которой можно обращаться при необходимости обеспечить совместимость с другими программами.

Что немаловажно, наличие исходного кода практически исключает ситуацию «запертых данных», при которой некоторые данные, сохраненные с помощью выведенной из эксплуатации программы, затруднительно перевести в формат, доступный для других программ.

Дополнительные издержки СПО. В отличие от несвободного, свободное ПО предполагает контракты только на реально оказываемые услуги. При незначительности доли ТСО, связанной с непосредственным приобретением и/или тиражированием программ (при условии заказа на конкурентном рынке), значительную часть расходов конечного пользователя будет составлять стоимость контрактов на разработку. Заказ модификации или доработки программы, вообще говоря, является более сложным и дорогостоящим мероприятием, чем выбор и приобретение экземпляров готовых программ.

Это может сделать СПО невыгодным в ситуациях немассовой эксплуатации программ, если готовых свободных программ нет, а рынок несвободных программ соответствующего класса достаточно конкурентен.

Прочие компоненты ТСО. В части компонентов ТСО, касающихся поддержки эксплуатируемых программ, какого-либо однозначного суждения о соотношении затрат при свободном и несвободном ПО вынести невозможно: это соотношение различно для различных приложений.

4.2. Государство как правообладатель

Следствием заказной разработки программ является статус государства как правообладателя (согласно последним изменениям в законодательстве об авторском праве, такое положение имеет место, если при заключении контракта не оговорено обратное).

Реализовать свои права государство может:

а) воздерживаясь от использования (или выдачи лицензий) на такие программы вообще;

б) отказываясь от своих прав при заключении контракта в пользу исполнителя работ;

в) используя (тиражируя) такие программы самостоятельно;

г) исключительно передавая права на такие программы возмездно;

д) лицензируя такие программы свободно.

С точки зрения «моментальной» эффективности (минимизации необходимых для одномоментного достижения определенного результата) может показаться, что оптимальной является либо (а) оставление прав в распоряжении разработчика (в надежде, что перспективы получения прибыли от коммерциализации программы самим разработчиком снизит сумму его конкурсного предложения), либо коммерческая эксплуатация этих прав путем несвободного лицензирования (б-г).

Однако, учитывая весь цикл жизни программы — необходимость ее сопровождения и, возможно, существенной модификации в будущем, предпочтение в общем случае стоит отдать варианту (д). Это:

  • позволит наиболее быстро коммерциализовать программу в частных секторах и увеличит пользовательскую базу (что ускорит поиск и исправление ошибок, ее совершенствование в других отношениях);

  • позволит большему количеству разработчиков включиться в разработку, что поможет сделать ситуацию следующих перезаказов конкурентной.

В отношении конкретной («копилефт» или «компромиссной») формы свободного лицензирования можно заметить следующее:

  • с одной стороны, нет никаких мотивов исключать «компромиссные» свободные лицензии, допускающие несвободное использование производных произведений, коль скоро само несвободное использование поддерживается законодательством как одна из моделей коммерциализации произведений;

  • с другой стороны, было бы крайне неразумно исключать копилефт-лицензирование, поскольку такое исключение, блокируя использование существующего и обнародованного под копилефт-лицензиями кода, для многих приложений означало бы фактически требование выполнить работу «с нуля», а не путем свободной адаптации и дополнения уже существующих программ. А ведь именно в возможности последнего и заключается экономическое преимущество свободного лицензирования;

  • с третьей стороны, не следует исключать и возможность применения государством или исполнителем (в зависимости от условий контрактов) как правообладателем «двойного лицензирования» (копилефт-лицензия или несвободная, на выбор пользователя). Выполнив работу по госзаказу на условиях свободной лицензии и не видя возможности либо не имея желания осуществлять дополнительную коммерциализацию по свободному типу, исполнитель может пойти по пути несвободной коммерциализации — выполнения дальнейшей разработки на других условиях (разумеется, при соблюдении прав третьих лиц, если используются их произведения или произведения, производные от их произведений).

4.3. Распределенная эксплуатация

Существенным аспектом, специфичным (хотя и не уникальным) для публичного сектора, является территориальная разнесенность точек эксплуатации одних и тех же программ? распределение фактического владения их экземплярами по различным организациям, принадлежащим различным уровням государственности и местного самоуправления, различным министерствам и ведомствам.

В случае несвободного ПО это существенно усложняет полицензионный учет и мешает государству выступать на рынке в качестве консолидированного заказчика, что ухудшает, в общем случае, его рыночные позиции.

Свободное ПО позволяет:

  • снизить издержки за счет отсутствия необходимости полицензионного (поэкземплярного) учета экспуатируемых программ;

  • консолидировать заказ по ситуации (при этом вполне возможен заказ разных услуг разными организациями, при том, что в итоге воспользоваться результатами исполнения контрактов смогут все конечные пользователи; необходима лишь координация заказов, чтобы минимизировать дублирование).

4.4. Экстерналии

Вне зависимости от способа приобретения программ, существенные для того или иного сегмента контракты, заключаемые государством, могут заметно влиять на состояние рынка. Такое влияние гораздо больше, чем на большинстве обычных товарных рынков, поскольку с производственной частью ПО (изготовлением носителей) связана лишь небольшая доля издержек.

Финансирование СПО как способ контрактации, имеет, вообще говоря, заметные позитивные экстерналии, поскольку, при неуникальности приложения программ (т.е. если те же программы пользуются спросом и среди частных конечных пользователей), они могут в то же время коммерциализоваться в расчете на другие секторы рынка, а конкурентная модель использования СПО способствует минимизации издержек оборота.

В то же время, следует понимать, что появление вследствии госзаказа свободной программы с неизбежностью снижает спрос на конкурирующие (в том числе, несвободные) программы, следствием чего может оказаться снижение маркетингового прогноза их правообладателей.

В интересах последних (в интересах, которые должны прежде всего приниматься во внимание, если речь идет об отечественных правообладателях) — максимальная предсказуемость госзаказа.

Следует иметь в виду, что заказ на свободную программу может быть исполнен не только путем разработки новой программы или модификации существующей свободной программы, но и путем «освобождения» (релицензирования) кода, ранее использовавшегося в несвободной модели.

Правообладателям такого кода следует предоставить возможность сориентироваться. Следует рассмотреть также возможность проведения конкурса по расширенной модели, в которой заключается не один, а более контрактов на параллельную разработку конкурирующего кода. Тогда на первом этапе за «освобождение» кода может быть вознаграждено более одного правообладателя, причем при перезаказе любая из компаний (наряду с другими игроками) сможет претендовать на дальнейшую разработку любой из программ.

4.5 Предварительные выводы

При ПО массовой деятельности следует более широко применять заказ разработки как альтернативу приобретения (несвободных) программ.

В большинстве случаев оптимальным является свободное лицензирование прав на программы, правообладателем которых оказывается государство.

Опыт государств (правительств, администраций различных уровней) в заказе свободной разработке нуждается в обобщении, изучении и критике. Первые шаги такого анализа представлены в оставшихся пунктах этой главы.

5. Участие государства в СПО: зарубежный опыт

Заметным источником ресурсов для развития СПО, наряду с финансированием со стороны бизнеса в рамках коммерческих контрактов (не анализируемом в настоящем исследовании отдельно) и бескорыстным вкладом добровольцев, являются и бюджетные средства зарубежных стран.

Систематических исследований, посвященные контрактации на разработку (или заключением контрактов, косвенным, но необходимым образом стимулирующих разработку, например, массового приобретения коробочных продуктов либо услуг по поддержке) свободных программ со стороны государственных органов различных стран, нами не обнаружено.

Ниже следует сводка крупнейших (или, во всяком случае, наиболее известных) контрактов такого рода, как удачных, так и неудачных.

5.1. Традиционный опыт

BSD (пример успеха). Наиболее документированным, вероятно, является частичное финансирование разработки исследовательской группой в Университете Калифорнии в Беркли свободной ОС BSD со стороны Агентства перспективных исследований (DARPA) Министерства обороны США, восходящее к началу восьмидесятых годов. Разработка BSD была поддержана системой грантов на поддержку разработки сетевой ОС как таковой и на активное экспериментирование с сетевыми технологиями.

Вопреки распространенному мнению, интеграция протоколов TCP/IP (ныне известных как интернет), т.е. Berkeley Stack, в систему не была частью контракта — в Министерстве обороны предполагали, что общесистемный свободный код будет использоваться вместе с несвободной реализацией этих протоколов, выполненных по отдельному контракту BBN. Однако разработанная при лишь косвенной правительственной поддержке сетевая подсистема BSD4.3 была признана заказчиком лучшим вариантом (по сумме параметров), нежели конкурировавшая реализация, представленная BBN (выполненная по прямому отдельному контракту).

Именно BSD 4.3 (1986 г.) и ее последующие версии (а также частично производные системы и сетевые подсистемы, прототипированные на Berkley Stack) стали реальной основой разворачивания интернет-сетей (сообщества Интернет) во всем мире, включая Россию, что, безусловно, делает этот случай финансирования свободной разработки из правительственных источников самым успешным кейсом за всю историю отрасли.

Хотя Министерство обороны и заказывало свободный код, предметом контракта не являлось создание полностью свободной ОС. BSD в то время была лишь дополнением (и частичным замещением) кода ОС Юникс, права на которую в описанный период (первая половина восьмидесятых) последовательно переходили от AT&T к UCL, а затем к Novell. Неопределенный статус «промежуточного» кода породил одну из самых прискорбных ситуаций в истории отрасли, с взаимными исками и блокированием развития, нашедшую иход в 1993-94 гг. в полном отделении BSD от Юникс и обретении первой из них технической самодостаточности21.

Наряду с ОС ГНУ/Линукс, современные свободные ОС, основанные на BSD (FreeBSD, OpenBSD и NetBSD), продолжают развиваться и широко используются, в частности, как платформа для частных и публичных сетевых сервисов. На BSD были основаны отечественные открытые системы, такие как «Демос» и некоторые другие, ныне прекратившие свое развитие. Возможно, опытом их разработки и использования обусловлено то, что в России дольше, чем в большинстве других стран, BSD-системы оставались доминирующей платформой в сегменте платформ предоставления сетевых услуг, лишь в этом году уступив первое место ГНУ/Линукс, уже несколько лет лидирующей в этом качестве в мире.

Лицензия BSD является компромиссной — производный от кода, подпадающего под эту лицензию, код может распространяться как под свободными, так и под несвободными лицензиями, по выбору автора производного кода. Поскольку наиболее известными разработками, распространяемыми под такими компромиссными лицензиями, являются BSD и XFree86 (свободная реализация промышленного стандарта на графическую подсистему X Window System), сам этот тип лицензирования обычно называют лицензированием «в стиле BSD» или «в стиле X» (BSD-style, or X-style licenses), в противоположность копилефт-лицензированию22.

GNAT (пример успеха). Компилятор с языка программирования Ада (принятого в качестве стандарта для критических, в частности, встроенных бортовых, приложений военными ведомствами стран-участниц НАТО) GNU Ada Translator (GNAT) в его нынешнем виде разработан, в основном, по контракту с Военно-воздушными силами США. Наряду с BSD, GNAT является ярким примером успешной разработки свободных программ по госзаказу. В настоящее время GNAT является наиболее широко используемым транслятором с этого языка.

Что не менее важно, проект GNAT после окончания базового контракта успешно коммерциализован. Команда разработчиков образовала компанию Ada Core Technologies (www.gnat.com), осуществляющую развитие и поддержку GNAT и ряда сопутствующих инструментальных программ (в том числе, используемых и с другими языками программирования). В числе ее клиентов Aerospatiale Matra Airbus, Alcatel Space Industries, COMPAQ Europe (Франция), Aerosystems (Великобритания), Boeing, Digital Equipment Corporation, Lockheed, Nortel (США), DaimlerChrysler Aerospace AG (Германия), ERICSSON SAAB Avionics, SAAB Dynamics AB (Швеция), Philips Semiconductor ITEC (Нидерланды), Министерство обороны Нидерландов, Академия ВВС США, Военная академия США в Вест-Пойнте и многие другие корпорации и учреждения различных стран23. В формулировке миссии компании ее модель описывается так: «At Ada Core Technologies, we view our products as a service that we provide to our customers» («Мы в Ада Кор Текнолоджиз считаем своим товаром услуги, предоставляемые нами нашим клиентам»)24.

Стоит отметить достаточно нетрадиционную для свободных проектов высокую степень централизации такой масштабной разработки (несмотря на то, что некоторые члены команды не являются сотрудниками ACT). Ее можно атрибутировать некоторым «креном» приложения в сторону военной индустрии — за пределами военных ведомств и их поставщиков использование Ады является скорее исключением, чем правилом. Однако следует особо обратить внимание и на то, что в числе программ, разработка которых сосредоточена или в значительной части производится силами ACT, много и используемых в других средах. По сути, работа ACT является важной составной частью поддержки проекта ОС GNU.

GnuPG (пример успеха). Интересным и для многих неожиданным фактом стала поддержка грантом германского правительства проекта GNU Privacy Guard (GnuPG) — свободной реализации соглашений OpenPGP о форматах файлов и сообщений электронной почты, зашифрованных с применением методов криптографии с открытым ключом и/или снабженных цифровой подписью. К настоящему времени GnuPG поддерживает большинство распространенных криптографических алгоритмов, включая традиционные RSA, DSS, новый американский стандарт AES и ряд других (поддержка российских государственных (и ряда отраслевых) стандартов реализована одной из российских компаний и готовится в настоящее время к включению в основную ветку разработки).

Команда разработчиков входит в международный консорциум OpenPGP (www.openpgp.org). GnuPG (www.gnupg.org) доступна для большинства популярных (как стандартных, так и альтернативных, включая Microsoft Windows) ОС и широко используется коммерческими организациями и частными лицами во всем мире.

При этом дата начала «промышленной» эксплуатации GnuPG немецкими правительственными организациями (что было бы естественным) пока не определена. Складывается впечатление, что выбор GnuPG как объекта государственного спонсирования обусловлен скорее политическими, нежели экономическими соображениями (правительство Германии заинтересовано в наличии доступной для аудита реализации базовой криптографии, не зависящей от поставщиков, среди которых доминируют зарубежные (американские) поставщики). Нам неизвестны планы команды по коммерциализации разработки, и если таких планов действительно нет, это следует считать одним из серьезных недостатков в целом интересного проекта.

GnuPG распространяется под копилефт-лицензией (GNU GPL).

Selinux (пример пока не определенной степени успеха). Примером не слишком удачного проекта сотрудничества госсектора с сообществом СПО является проект Selinux — широко разрекламированная реализация мандатной модели доступа для ОС ГНУ/Линукс, к работе над которой два года назад приступили Агентство национальной безопасности США и его поставщики.

В текущем году финансирование работы над проектом со стороны правительственных органов было сокращено (несмотря на то, что в техническом плане получены достаточно интересные результаты); это, возможно, является сигналом того, что АНБ не планирует использование ГНУ/Линукс в подведомственных учреждениях. Возможно, сам проект был направлен скорее на демонстрацию политики открытости, к которой, по утверждениям правительственных служб PR, перешло Агентство, в течение многих лет бывшее серьезной проблемой на пути развития информатики и вычислительной техники в США и мире.

ОС МСВС (пример неуспеха). Крайне неудачным проектом стала, если судить по сообщениям в прессе, разработка отечественной ОС «Мобильных систем вооруженных сил». Основанная на ОС ГНУ/Линукс, эта система была представлена на ряде закрытых мероприятий Министерства обороны, прошла ведомственную сертификацию, однако номинальный разработчик — НИИ непромышленной сферы — попытался начать ее контрафактную (нарушающую права авторов) поставку, от которой отказался ввиду угрозы публичного скандала.

Имеются глухие сведения о том, что Министерство обороны пытается в обход лицензии осуществить разворачивание системы в подведомственных учреждениях (в частности, система-де проходит тестирование у производителей компьютерного оборудования специального назначения). Получить какую-либо информацию из первоисточника не удается: участники событий ссылаются на государственную тайну, окружающую военные разработки.

Если эти сведения верны, репутация России (в том числе, и как потенциального заказчика ПО) находится под серьезной угрозой.

Продажи дистрибутивов. Среди объявленных клиентов поставщиков лидирующих на рынке свободных дистрибутивов ОС ГНУ/Линукс25, а также у издателей официальных версий дистрибутивов свободных ОС, основанных на BSD26, доля государственных учреждений и организаций примерно соответствует их доле как покупателей на рынке ПО в целом. Это относится как к коробочным продажам, так и к продажам контрактов на поддержку и обслуживание.

Сведений о разработках, предпринятых поставщиками лидирующих дистрибутивов по контрактам с государственными заказчиками (или об отсутствии таких контрактов) нами к настоящему времени не собрано. Анкетирование отечественных компаний, разрабатывающих и издающих дистрибутивы, нами также не проводилось, хотя отдельные случаи приобретения дистрибутивов государственными организациями и пользования ими нам известны.

5.2. Новые проекты США, ЕС и национальных правительств Европы

Сводного списка всех свободно-программных проектов, финансируемых различными государствами, нам пока получить не удалось. Ниже приведен список «новых» (начатых или получивших широкую известность в последние пять лет) проектов, финансирующихся из бюджетов США, Евросоюза, Германии и Швейцарии. Он позволяет оценить степень разнообразия приложений информационных технологий, на поддержку свободной реализации которых направлено госфинансирование.

Бюро переписи населения и Федеральная статистическая служба активно используют СПО в своих разработках, связанных с предоставлением информации публике. Среди их проектов:

State & County QuickFacts (распространение экономических, демографических и географических данных о штатах и отдельных графствах). Проект без стартового бюджета развернут в течение полугода и вышел на посещаемость в 23 000 посетителей в сутки благодаря использованию СПО (Perl, MySQL, Apache, Linux), в то время, как несвободное обеспечение только самого сервера аналогичной функциональности оценивалось в $41 тыс.

FedStats (портал публично доступной статистической информации, черпаемой из децентрализованных ресурсов Федеральной статистической системы, собираемых и публикуемых более, чем 70 отдельными ведомствами). Использование СПО позволило избежать начальных затрат на систему поиска в $150 тыс. и порядка $30-$45 тыс. в год.

MapStats (графически визуализованная статистическая информация о территориях). Использование СПО благодаря гибкости и возможности модификации кода позволило реализовать «два проекта по цене одного»: MapStats и QuickFacts обеспечивают различное представление одних и тех же данных.

Публикация данных для МВФ. МВФ требует от стран-участниц предоставления широкого спектра финансовой информации онлайн. Благодаря использованию СПО США первым удалось построить полностью автоматизированную систему.

В Бюро и Службе общее снижение издержек по этим проектам оценивают в $311 тыс., распределенные следующим образом:

Таблица 3

Снижение издержек, связанное с использованием свободного программного обеспечения


несвободное ПО,
$ тыс.

свободное ПО,
$ тыс.

сокращение издержек

ОС и оборудование

80

30

67%

Web-сервер

3

0

100%

СУБД

80

12

85%

поисковая программа

195

5

97%

Столь серьезные цифры экономии объясняют легкой переносимостью свободных программ в разнородном окружении, отсутствием задержек с поставкой, доступностью поддержки и авторов, отсутствием издержек лицензирования и доступ к исходному коду.

Решающими аргументами в пользу выбора СПО называются возможность быстрой прикладной разработки, снижение издереж поддержки и возможность сфокусироваться на распространении данных, а не на технологии27.

Питер Галахер (devIs, США. Клиентами devIs являются Госдепартамент и Департамент труда США, Администрация общих услуг и Агентство по международному развитию и Национальный центр статистики в здравоохранении США, ряд учреждений ООН, организации публичного и частного сектора во многих странах, включая программу «электронного правительства» в Иордании), занимающийся решениями в области предоставления информации инвалидам, подчеркивает, что в трех проектах последних лет с федеральным финансированием, в которых он принимал участие (учет финансируемых государством международных обменов (заказчик — Госдепартамент США), планирование и мониторинг международных образовательных программ (заказчик — USAID), учет кредитов, предоставляемых по программам поддержки развития (заказчик — USAID), на выбор СПО в качестве основы решения решающим образом повлияла более полная поддержка стандартов в СПО28.

Новые проекты ЕС. ЕС финансирует:

  • ACEOS: перенос ядра Линукс на процессор Tricore.

  • AGNULA: дистрибутив ГНУ/Линукс для аудио- и музыкальных приложений.

  • AMOS: система индексирования и поиска свободных пакетов и компонентов программ.

  • ARCHWARE: программная архитектура для создания развивающихся программ.

  • ASWAD: СПО для управления ходом работ (workflow).

  • CRUMPET: создание дружественных персонализированных мобильных услуг в сфере туризма.

  • ECG: обработка данных о криволинейных объектах.

  • EPISEM ACTION: сотрудничество в области моделирования процессов в земной коре.

  • EUPKI: свободная реализация инфраструктуры открытых ключей.

  • FETISH: гармонизация Объединенной европейской туристической информационной системы.

  • GENESIS: создание свободной среды для разработки ПО в области моделирования, управления и измерения.

  • INES: кластер из встроенных систем.

  • ITCOLE: обобщение передового опыта Европы в использовании компьютеров в образовании.

  • OPENECG: вычислительная геометрия для кривых и поверхностей в медицине.

  • OPEN-EVIDENCE: свободная система аутентификации и датирования документов.

  • OPENROUTER: свободный программный маршрутизатор для малого бизнеса и домашних сетей.

  • OPHELIA: свободная среда разработки ПО.

  • OROCO: свободное ПО для робототехники.

  • OSMIA: СПО для работы с медицинскими изображениями.

  • PENGUIN-PC: промышленное управляющее ПО с ИИ РВ.

  • PICNIC: поддержка сетей здравоохранительных учреждений нового поколения.

  • PUBLICVOICEXML: эталонная реализация языка разметки голосовых данных VoiceXML.

  • SECRETS: СПО для обеспечения информационной безопасности.

  • SPIRIT: СПО в здравоохранении.

В октябре 2002 г. Еврокомиссия подписала пилотный контракт на EUR 250 000 для изучения проблем внедрения СПО в правительственных департаментах.

В муниципалитете Ханстгольм (Дания) развернут небольшой пилотный проект по использованию OpenOffice.org для нужд делопроизводства; отказавшись в его пользу от использования проприетарных аналогов на 200 рабочих местах, муниципалитет рассчитывает сэкономить порядка EUR 40 000/год.

Гранты отдельных европейских правительств. Отдельные европейские правительства финансируют проекты:

  • GNUPG: свободный универсальный пакет криптографического ПО. Частично финансируется германским правительством.

  • GULL — СПО для романоязычных администраций Швейцарии.

  • В западном регионе Испании Экстремадура проводится интересный эксперимент по «сплошному» внедрению ГНУ/Линукс в правительственных учреждениях, на предприятиях и в домах. Министр образования, науки и технологий Луис Миллан Васкес де Мигель сообщает об успешном внедрении свободных программ на 10 000 настольных компьютерах и планах разворачивания еще 100 000 в следующем году.

Относительно большинства перечисленных проектов, инициированных Еврокомиссией, а также финансируемых отдельными европейскими правительствми, следует отметить, что они направлены не просто на пополнение пула свободных программ, а на решение каких-либо конкретных задач информатизации, постановка которых может относиться к самым разным европрограммам (например, развития туризма (как CRUMPET или FETISH), медицины и здравоохранения (SPIRIT, OSMIA или PICNIC), различных наук (GENESIS, EPISEM ACTION)).

Корейское правительство анонсировало планы миграции на Линукс-решения в офисном окружении; план предусматривает установку программ на 120 000 рабочих мест (около четверти от общего количества в стране). Стоимость проекта не называется, однако приводится оценка планируемой экономии в 80%.

В Пакистане планируется установка 50 000 дешевых компьютеров под ГНУ/Линукс в школы.

Мотивация исполнения проектов путем СПО. В мотивировке решения тех или иных задач посредством финансирования СПО нам удалось обнаружить две группы аргументов.

Одна из них опирается на уже существующий пул свободных программ в конкретном приложении информационных технологий, и, соответственно, поддержка их развития выбирается исходя из того, что это способ достижения целей, наиболее полно использующий существующий пул и наименее затратный.

Другая связана с сегодняшним доминированием в определенном сегменте импорта (как правило, из США29) и основывается на необходимости импортозамещения и снижения уровня технологической зависимости.

Помимо аргументов, относящихся к упомянутым группам, роль может играть также вопрос информационной безопасности и ее обеспечение за счет аудита кода, легко интегрируемого в свободную модель разработки и распространения.

5.3. Пулинг (свободного) ПО

Исследование с крайне интересным предметом по заказу Еврокомиссии выполнено экспертами компании Unisys Management Consulting30. В отличие от большинства исследований, посвященных участию государства в СПО, оно сосредоточено не на вопросах применения (адаптации, развития) программ, разработанных вне связи с задачами госорганов и организаций, а оптимальными условиями, необходимыми для повторного использования кода, специально разработанного для публичного сектора.

Свободная модель предлагается как средство:

  • сокращения издержек на управление правами,

  • вовлечения в процесс дополнительных разработчиков,

  • повышения качества, надежности и безопасности программ.

Немаловажно, что предметом для объединения («пулинга») называется не только сам код программ, но и знания, необходимые для эффективного пользования ими.

Создание «пула» программного обеспечения в рамках государственных заказов (на союзном, национальном, региональном и местном уровнях) позволит, по мнению авторов, добиться более высокого уровня повторного использования кода, повысить его качество и, как следствие, сократить издержки и повысить отдачу от ИТ в публичном секторе.

Потребный бюджет для прототипирования европейского пула ПО оценивается авторами отчета в EUR 510 000 - 1 060 000, запуска — в 340 000 и текущие затраты — в 975 000 в год для первых пяти лет функционирования. Совершенно необъясненным остается то, почему авторы проекта не рассмотрели в качестве альтернативы «разработке с нуля» механизмов пулинга задействование какого-либо из существующих свободно-программных проектов (например, сообщества Debian), что в большей мере соответствует духу СПО и с очевидностью позволило бы снизить издержки по крайней мере в несколько раз.

5.4 Исследовательская поддержка

Европейским союзом и рядом национальных правительств поддерживаются и чисто исследовательские проекты, направленные на изучение демографии и динамики сообщества СПО, бизнес-моделей и практик, применяемых компаниями, вовлеченными в коммерческое СПО.

Наиболее масштабным из них является FLOSS. Название FLOSS — это сокращение от различных слов и словосочетаний, обозначающих свободное программное обеспечение (Free / Libre / Open Source Software), а сам проект — это несколько исследований, проводимых по заданию Еврокомиссии в 1999-2002 гг. и посвященных самым разным аспектам СПО. Обзор структуры FLOSS и некоторых его результатов вынесен в Приложение 2.

5.5. Предварительные выводы

1. Государства и администрации различного уровня, а также надгосударственные образования, активно поддерживают СПО. Наибольший опыт пока накоплен в проектах, заказанных оборонными институциями (как BSD или GNAT) или имеющих прямое отношение к национальной информационной безопасности (как GnuPG), однако этот опыт распространяется и на другие сферы.

2. Выбор «мягкой» или «жесткой» модели свободного лицензирования (копилефт vs «в стиле BSD»), по видимому, имеет не слишком большое значение для успеха проекта.

3. Поддержка отдельных конкретных проектов ПО сопровождается исследованиями общего плана, направленными на более глубокое понимание сущности и преимуществ различных моделей ПО.

6. Участие государства в СПО в России

6.1. Web-сайты госорганов РФ

Будучи ограничены во времени и средствах, мы попытались, проведя косвенное зондирование, выяснить, обладает ли профиль пользования массовым ПО в сфере госуправления какой-либо статистически значимой спецификой по сравнению с пользованием ПО по России в целом.

Для этого мы воспользовались тем, что один из классов приложений — а именно, предоставление информации в Интернет на страницах WWW, может быть автоматически опрошен на предмет пользования теми или иными программными средствами. Исследования такого рода по России в целом проводились не раз, их методика и инструментарий отлажены и апробированы.

Из БД одного из представительных каталогов страниц госорганов в Сети (http://gosorgan.amursk.ru) нами были вручную отобраны адреса, относящиеся к федеральным, региональным и муниципальным органам власти, из списка были исключены страницы, размещенные на известных нам серверах массового хостинга. Выделенные имена хостов были проведены через процедуру, разработанную в рамках проекта Russian Internet Survey (www.lexa.ru/ru-survey/, http://stat.rambler.ru/data/runet/3_1/), одновременно через ту же процедуру был проведен список хостов, содержащихся в БД «Черного квадрата» (www.lexa.ru/lexa/black/) — представительного списка доменов второго и третьего уровня в корневом домене .ru.

В результате этой процедуры (выполненной разработчиком ru-survey и «Черного квадрата» Алексеем Тутубалиным 18-19 ноября 2002 г.), получены следующие результаты.

Таблица 4

Web-сайты госорганов РФ: по поставщикам:


По домену .ru в целом

По списку страниц госорганов

Поставщик


%


%

Apache Group

88277

81,78

379

76,7

Microsoft

13193

12,22

74

14,9

CoffeeMaker

1892

1,75

0

0

прочие и неизвестно

4587

4,25

17

3,4

IBM

*

*

15

3

Novell

*

*

9

1,8

всего

107949

100

494

99,8

* — меньше 1%.

Таблица 5

Web-сайты госорганов РФ : По версиям Web-серверов и платформам.


По домену .ru в целом

По списку страниц госорганов

тип


%


%

Apache под Unix

71443

66,18

325

65,8

Apache под неизвестной ОС

15491

14,35

45

9,1

Microsoft IIS

13190

12,22

74

14,9

CoffeeMaker

1892

1,75

0

0

Apache под Microsoft Windows

1341

1,24

9

1,8

Lotus Domino

*

*

15

3

прочие и неизвестно**

4592

4,25

26

5,3


107949

99,98

494

99,9

* — меньше 1%.

** — включая Squid, не являющийся Web-сервером (это прокси-сервер, «закрывающий» публичный доступ к двум с половиной процентам российских серверов, и «посредничающий» между клиентом и настоящим Web-сервером).

Из откликнувшихся Web-серверов доминирующий Apache относится к программам, разрабатываемым в рамках свободного ПО, Microsoft IIS и Lotus Domino — несвободные программы. Этот опрос не выявляет конкретную ОС, под которой работает сервер, а только ее архитектуру, однако известно, что среди обслуживающих российский сермент Web открытых систем (помеченных как Unix), приблизительно 75% приходится на свободные ОС (в основном, ГНУ/Линукс и FreeBSD).

Таким образом, статистически значимого различия в пользовании свободными/несвободными программами в этом приложении по стране в целом и по госсектору — не наблюдается. Нет никаких причин не распространить по аналогии этот вывод на прочие приложения.

6.2. Омский опыт

В настоящее время компанией «Лаборатория 321» (г. Омск) свободно релицензирована «Система321» — платформа для управления деятельностью организации на основе сквозного и универсального учета. «Лаборатория 321» успешно ведет бизнес по внедрению и поддержке решений на основе своей платформы (включая банковские системы), в том числе, в госорганах (Служба судебных приставов, Комитет финансов и контроля) и на госпредприятиях (МУП «Водоканал») региона. «Система321» будет распространяться в составе издаваемых в России дистрибутивов свободных ОС.

6.3. Финансирование СПО государством вне сферы функционирования органов власти

Вполне вероятно, что участие в разработке свободных программ несистематическим образом оказывается оплачено как часть работы исследователей по грантам с привлечением бюджетных средств. Мы не можем с уверенностью указать на какой-либо проект, грантуемый из российского бюджета, однако известно, что в рамках совместного российско-белорусского проекта «СКИФ»31 проводится работа по адаптации ядра Линукс к кластерным архитектурам.

Достигнутые к настоящему времени результаты делают реальными поставки (начиная с 2003 года) прикладных комплексов на базе суперкомпьютерных конфигураций «СКИФ» с пиковой производительностью 300-400 GFlops (суперсерверов «СКИФ»)32.

6.4. Общая аналитика

Единственным проектом, специально направленным на изучение ситуации с рынками СПО в России в целом, остается проведенная в 2001 г. рабочая встреча «Свободное программное обеспечение: бизнес-модели и корпоративные инициативы», прошедшая в ходе разработки ФЦП «Электронная Россия» в конце ноября в Москве33. Краткая сводка результатов, полученных в ходе ее подготовки, проведения и анализа представленных материалов (обновленная в связи с позднейшими событиями), приведена в приложении А.

6.5. Предварительные выводы

1. Скорее всего, единственной сферой массового опыта госорганизаций в части пользования свободным ПО остается сфера глобально-сетевых сервисов (ОС ГНУ/Линукс и FreeBSD, Web-сервер Apache и пр.).

2. Общая и никем не оспариваемая качественная оценка распространенности программ, лицензированных по разным моделям (как высокой для свободных и низкой для несвободных — для глобально-сетевых сервисов, средней — для локально-сетевых сервисов, и низкой для свободных и высокой для несвободных — для «настольных» программ), с большой вероятностью справедлива и для госсектора.

3. Более точные оценки распространенности свободного/несвободного ПО по России в целом также, скорее всего, будут соответствовать его распространенности в госсекторе.

7. Законодательные инициативы

На рубеже десятилетий осознание привлекательности свободной модели ПО привело к появлению в различных странах ряда законодательных инициатив, призванных в большей мере использовать ее преимущества при программном обеспечении функционирования публичного сектора и содействовать свободному ПО в целом. В ряде стран пересмотрена политика заключения эксклюзивных соглашений с отдельными поставщиками несвободного ПО.

Среди причин, побуждающих правительства обращаться к свободному ПО в поисках эффективных решений государственных ИТ-проблем, аналитики выделяют повышение эффективности затрат, снижение зависимости национальных информационных инфраструктур от отдельных корпораций (в особенности, зарубежных)34.

Например, министр внутренних дел Германии Отто Шилли, комментируя заключенную сделку по поставке систем на основе Линукс, подчеркивает такие мотивы, как снижение затрат, повышение безопасности национальных сетей и снижение (экономической) зависимости от одного поставщика.

В США в пользу более широкого применения свободного ПО государством выступает влиятельная группа Ральфа Нейдера, «отца» современной системы защиты прав потребителей35.

Всего насчитывается порядка семидесяти более или менее отчетливо выражающих идею предоставления преференций свободной модели законодательных предложений.

7.1. Общие рамки

Более радикальные законопроекты внесены в ряде стран, включая Великобританию, ЮАР, Тайвань, Перу, Венесуэлу, Украину. Они предполагают перевод всего государственного ИТ-хозяйства на свободные программы.

Основной аргумент достаточно прост: любая форма финансирования ПО (включая покупку отдельных экземпляров) — это трата средств налогоплательщиков. Если государство затратило на создание произведения деньги, произведение должно быть свободно доступно налогоплательщикам, поскольку иначе получится, что государством профинансирован источник ренты, взимаемой частными лицами.

В качестве дополнительных аргументов приводились:

  • возможность снижения госзатрат на ИТ и повышения их эффективности (отказ от массового приобретения лицензий на несвободные программы);

  • переориентация потоков бюджетного финансирования на отечественных участников рынка (снижение экономической зависимости страны);

  • снижение рисков оппортунистического поведения поставщика (снижение технологической зависимости страны);

  • повышение информационной безопасности за счет отказа от пользования программами с недоступным исходным кодом (в которых могут содержаться долго не обнаружеваемые критические ошибки или преднамеренно внедренные «закладки»).

В рамках этого исследования у нас не было возможности внимательно изучить ход дискуссии в латиноамериканских странах из-за языкового барьера и неполной представленности информации на более доступных нам языках (эта работа будет продолжена). Однако мы следили за аналогичными дискуссиями, протекавшими в Калифорнии и в Украине в 2002 г. и вошедшими в критическую фазу одновременно с подготовкой этого отчета.

7.2. Калифорнийский билль о свободе ПО

Содержание калифорнийского законопроекта. В американском штате Калифорния внесен и широко дебатируется проект, предполагающий, что все последующие покупки программ штатом и его службами будут без исключения производиться на условиях: (а) неограниченного пользования программой для любой цели; (б) неограниченного доступа к ее исходному коду; (в) исчерпывающего анализа механизмов работы программы; (г) [свободы] использования внутренних механизмов и любой части кода для адаптации к нуждам пользователя; (д) свободы изготовлять и распространять экземпляры программы; (е) [свободы] модификации программы и распространения модифицированных версий на тех же условиях, что и оригинальной программы.

Оппозиция калифорнийскому биллю сосредоточена, в основном, в организации «Инициатива за выбор программного обеспечения» (ISC), объединяющая поставщиков несвободного программного обеспечения из многих стран мира (в основном, партнеров Microsoft). «Под прицелом» ISC находятся также законопроекты, внесенные в Аргентине, Бельгии, Бразилии, Венесуэле, Испании, Италии, Колумбии, Перу, Франции и ЮАР.

Инициативам, направленным на поощрение свободного ПО в публичном секторе, в ISC противопоставляют программу, провозглашающую принципы:

  • «выбора программ по их достоинствам, а не предпочтение по категориям» (таким образом, само свободное лицензирование (и его социальные, экономические, технические последствия) как бы вычеркивается из списка «достоинств» (merits) программ);

  • «широкой доступности результатов финансированных государством исследований» (под «широкой доступностью» понимается здесь возможность легально «спрятать» результаты таких исследований от широкой публики в несвободном коде);

  • «обеспечение возможности взаимодействия через платформенно-независимые стандарты» (не вполне ясно, что здесь имеется в виду, поскольку «платформой» обычно и называется некоторый набор технических спецификаций, иногда имеющих статус стандартов);

  • «сохранение возможности выбора жесткой защиты интеллектуальной собственности» (имеется в виду возможность реализации ограничений, свойственных несвободному лицензированию программ).

В защиту сохранения доступа вендоров несвободного ПО на рынки госзаказа (IDC оценивает их суммарный объем в $22.5 млрд./год) приводятся следующие доводы:

  • свободное ПО и без преференций развивается достаточно успешно и быстрыми темпами;

  • преференций несвободному ПО на сегодня (формально) не существует;

  • дополнительное регулирование рынка само по себе нежелательно;

  • исключение несвободного ПО из закупаемого государством ударит по мелким поставщикам и реселлерам;

  • преференции свободному ПО повлекут за собой снижение его позиций в других секторах, следствием чего станут органичения предложения программ, рост цен и снижение темпов инноваций36.

7.3. Билль Олийныка (Украина)

Свободное ПО в Украине. В Украине достаточно рано была предпринята попытка массового использования свободных программ для государственных нужд по мотивам информационной безопасности (в качестве инициатора называют Службу безопасности Украины и ее поставщиков), оказавшаяся неудачной (различные источники предполагают разные причины этой неудачи).

В проект Национальной программы информатизации Украины на 2003 г. включена разработка концепции и ПТЗ на «отечественную локализованную ОС», предположительно на базе одной из свободных ОС («ОС с открытыми кодами»)37.

«Антипиратская» активность Запада. Существенным фактором сложившейся к осени 2002 г. обстановки стали также принятие под давлением западных игроков медиа-рынка поправок к национальному законодательству, после которого под предлогом борьбы с «пиратством» сильный ущерб был нанесен отечественной медийной индустрии. Одновременно, в стране была развернута активная деятельность по построению бизнеса «легализации» программ, в том числе эксплуатируемых в госучреждениях. Поскольку Украина, так же, как и Россия, сильно пострадала в 1990е гг. от неумеренного внедрения персональных компьютеров, по большей части «легализация ПО» означает безальтернативную закупку копий уже эксплуатируемых программ (выбор и ввод в эксплуатацию которых производился без учета стоимости лицензий).

Существенным аспектом ситуации является также то, что в Украине слабее позиции собственного несвободно-программного бизнеса, и несвободные программы вообще в массе своей воспринимаются как исключительно «импортная продукция» (в основном, американская и российская).

Конструкция законопроекта Олийныка. Законопроект «Об использовании открытого (свободного) программного обеспечения в государственных органах и в государственном секторе хозяйства» внесен депутатом Борисом Олийныком (Олейником) и зарегистрирован Верховной Радой (парламентом Украины) 23.08.02 г. (рег. 2065).

Он предполагает, что во всех государственных организациях и предприятиях государственного сектора по истечении переходного периода (срок которого устанавливается Кабинетом министров) будут использоваться только свободные программы (Ст. 1). Приобретение и использование несвободных программ допускается лишь как исключение, на которое нужно согласие Кабинета министров (Ст. 6, 7). На переходный период приостанавливается уголовная ответственность за использование (кроме промышленного копирования) «нелицензионных» программ (Ст. 12).

Реакция на внесение билля. В ходе процедуры ведомственной экспертизы законопроекта 1) Антимонопольный комитет Украины сообщил, что не имеет замечаний и предложений по законопроекту.

2) В Министерстве экономики и вопросов европейской интеграции интерпретируют билль как требующий разработки «национальной ОС», указывают на высокую экспертную оценку стоимости такой разработки (порядка $10 млн.) и полагают, что эти вопросы относятся к компетенции Государственного комитета по связи и информатизации как разработчика Национальной программы информатизации38. 3) Государственный комитет по информационной политике, телевидению и радиовещанию также признал вопросы, затрагиваемые законопроектом, не относящимися к своей компетенции39.

4) Институт законодательства Верховной Рады указывает на связь законопроекта с принятой ранее Концепцией легализации программного обеспечения и борьбы с его нелегальным использованием и отмечают важность развития отечественной отрасли программного обеспечения. В Институте выдвигают четыре содержательных замечания (еще одно касается технико-юридических деталей и нами не рассматривается, так же, как технико-юридические замечания, выдвигаемые другими участниками дискуссии).

Первые два относятся к соотнесению предлагаемых законопроектом мер с текущим положением с эксплуатацией ПО в госорганизациях. В Институте отмечают, что в настоящее время для информационного обеспечения госорганов используется преимущественно несвободное программное обеспечение и на его приобретение затрачены уже немалые деньги, а в прилагаемой к законопроекту записке экономическое обоснование перехода хотя бы одной организации на свободное программное обеспечение отсутствует. Также отмечается широкая распространенность квалифицированных кадров, владеющих популярным несвободным (например, от Майкрософт) ПО, и недостаток специалистов, ориентирующихся в свободном.

Третье замечание относится к проблемам, связанным с поиском и разработкой свободного ПО. «В то время, как поиск [существующих программ] — более или менее формализован, относительно разработки СПО в проекте полная неопределенность — кто, в случае необходимости, его разрабатывает». Также в Институте полагают, что отличие свободного от несвободного ПО в том, что первое, как правило, поставляется «производителем» без гарантий, а второе — с обязательствами перед «покупателем».

Четвертое замечание касается отсутствия в обосновании законопроекта понятия ТСО и приводится список ее составляющих, учет которых, по мнению Института, необходим для определения экономической целесообразности перехода на СПО.

Несмотря на эти замечания, в Институте не предлагают отвергнуть билль, а лишь указывают на необходимость его доработки40.

5) Министерство просвещения и науки в лице Государственного департамента интеллектуальной собственности (Sic!) отозвалось на законопроект резкой «аналитической запиской» о 14 пунктах, представляющей собою весьма примечательный документ. Сколь ни странны большинство пунктов, имеет смысл их процитировать.

Особо болезненную реакцию Департамента вызвало положение о моратории на преследование конечных пользователей нелицензионных копий программ, содержащееся в законопроекте. Эксперты Департамента указывают на противоречие этого положения целому ряду действующих законодательных норм.

Эксперты Департамента опасаются, что реализация положений проекта может «нарушить систему функциональной» (так в тексте) «безопасности», поскольку свободный доступ к исходному коду программ приведет к тому, что «многие профессионалы смогут изменять их с целью получения конфиденциальной информации и последующего использования ее в своих интересах».

Эксперты Департамента предполагают, что переход на свободное ПО будет затратным мероприятием, особенно высоки будут издержки подготовки кадров на переходном этапе.

Определение свободного ПО, данное в тексте законопроекта, эксперты связывают «лишь с одним видом ПО», который называют «Linux/GNU style», и считают, что это приведет к монополизации поставок «одним производителем».

В контрактации на свободное ПО они усматривают «широкое поле для злоупотреблений», связанных с фиктивной контрактацией.

Соответственно, Департамент выступает резко против принятия такого закона41.

6) Совет предпринимателей Украины при Кабинете министров в представленных Замечаниях высказывает сомнение, что поставленные проблемы (правомочность постановки которых сама по себе не подвергается сомнению), а именно, а) безопасность государства, б) экономия бюджетных средств в долгосрочной перспективе, в) искоренение причин использования нелицензионных программ и г) содействие развитию отрасли разработки ПО, — могут быть решены посредством перехода к пользованию исключительно свободным ПО.

7) Украинская ассоциация производителей программного обеспечения (УкрАсВПЗ) — организация, объединяющая поставщиков проприетарного программного обеспечения — отозвалась «экспертным анализом», по своей структуре (и даже местами текстуально) весьма близким к «аналитической записке» Минпросвещения и также высказалась против принятия закона42.

По имеющимся у нас сведениям, наиболее вероятным исходом ситуации станет прохождение той или иной согласительной процедуры и вынос его на первое чтение в Раду.

Резюме содержания украинского законопроекта. Разработчики законопроекта попытались одним актом воздействовать на три аспекта ситуации: проблемы, связанные с непродуманной политикой «легализации» ПО в рамках ранее принятых законодательных актов; проблемы, связанные с недостаточной открытостью и стандартизованностью ПО, эксплуатируемого в госсекторе; проблемы, связанные с недостаточным использованием потенциала свободного ПО.

Именно попыткой одновременного воздействия на три разных, хотя и взаимосвязанных, аспекта ситуации, и объясняются, на наш взгляд, сложности, которые возникли с формированием общественного мнения в связи с законопроектом.

В то же время, именно такое сочетание относительно сложных (открытость ПО, модели лицензирования ПО при госзаказе) вопросов с очевидными и весьма конъюнктурными (купирование проблем, связанных с продвижением идеологии «интеллектуальной собственности»), видимо, и спровоцировало бурную реакцию оппонентов, что позволяет нам теперь анализировать ее эмоциональную и логическую структуру.

Можно предположить, что в аналогичной ситуации в других странах реакция будет тем ближе к описанной, чем ближе общие законодательные и культурные условия.

Структура возражений к законопроектам и их основательность

Основательными нам кажутся только некоторые из замечаний, привнесенные участниками дискуссий. Имеет смысл разобрать некоторые из возражений, поскольку известно, что они возникают вновь и вновь в неинформированной среде.

1. Достаточно распространенное заблуждение, касающееся «гарантий на программное обеспечение». Вопрос гарантийных обязательств, касающихся должного функционирования программы — это вопрос договорных отношений между его поставщиком (возможно, находящимся в каких-либо отношениях с кем-либо из разработчиков) и его клиентурой (в частности, государственными органами).

К вопросу модели лицензирования программ это не имеет никакого отношения (предъявлять претензии к проограммисту по поводу тех или иных свойств программы, если он не принимал на себя соответствующих обязательств, не более основательно, чем предъявлять претензии к актеру по поводу игры в фильме, на просмотр которого вы приобрели билет). Общая практика «розничного» распространения программ (как свободных, так и несвободных) обычно включает отказ от гарантий по поводу применимости и качества программы; такого рода обязательства принято оформлять в особого рода контракты на обслуживание.

При всей своей наивности, это заблуждение достаточно распространено и высказывается, надо полагать, обычно совершенно добросовестно.

2. Путаница имеет место по отношению к самому понятию свободного ПО и разновидностям этой модели, таким, как «копилефт» и лицензирование «в стиле BSD». Вопреки высказываниям оппонентов, определение свободного ПО, данное как в калифорнийском, так и в украинском законопроектах, близко общепризнанному пониманию свободы ПО и покрывает широкий круг свободных лицензий, включая копилефт-лицензии и лицензии «в стиле BSD».

3. Путаница имеет место также в связи с употреблением неосмысленного понятия «производителя ПО» и вопросом о «монополизации». Понятие производства осмысленно только в отношении конкретных продуктов или услуг, составляющих ПО, но никак не к самим программам (произведениям). Даже в случае доминирования одной свободной программы или системы в том или ином сегменте, сами условия лицензирования исключают монополизацию, коль скоро процедура заказа/закупки товаров или услуг конкурентна.

4. Достаточно странными являются представления о том, что какие-либо определения при контрактах на ПО в части моделей лицензирования якобы «ограничивают конкуренцию».

Конкурентность на рынке — это возможность предлагать услуги или товары одного рода. Поскольку никакому лицу не запрещено оказывать услуги разработки программ или другие услуги ПО на свободных условиях, ни о каком ограничении конкуренции речи идти не может.

5. Путаница имеет место также и в отношении того, что означает «доступ к коду». Доступ к коду, разумеется, означает возможность получения копии кода, а отнюдь не возможность модифицировать чужие экземпляры программ, тем менее находящиеся в эксплуатации, поэтому аргумент «от безопасности» просто фальсифицирован.

6. Критику украинского билля, касающуюся смешения в законопроекте «открытости» (стандартизованности или описанности интерфейсов программ) и свободы, следует признать справедливой, так же, как и замечание о том, что свободная разработка не является единственным способом достижения открытости.

7. Опасения касательно последствий преференций СПО для реселлеров следует признать надуманными. Одним из вариантов поставки СПО является «коробочная», причем обычно при торговле упакованным СПО реселлерская надбавка даже выше, чем при торговле несвободным.

8. Пункт, связанный с недостаточно широким распространением практики свободного ПО, и соответствующими сложностями переходного периода, следует признать существенным.

Однако, скорее всего, оценка распространенности этой практики занижена, поскольку во внимание не принимаются, во-первых, сегменты с доминирующим свободным ПО (в той же Web-разработке на Украине, как и в России и во всем мире, доминирует свободное ПО, и разработки на основе свободных ОС и Web-серверов достаточно распространены и имеют здоровую бизнес-основу), а во-вторых, не принимается во внимание практика заказной разработки, которая имманентно не является «свободной» или «несвободной», а приобретает это качество только вследствии тех или иных условий контракта.

И, наконец, следует отметить, что сама ситуация с доминированием несвободного ПО в определенных сегментах рынка, с большей распространенностью навыков пользования несвободными программами, возникла при участии государства как заказчика/покупателя, и если политика в этом отношении не будет пересмотрена, эта ситуация будет только воспроизводиться и усугубляться.

9. Постановку вопроса об экономическом обосновании нормирования модели ПО следует также признать, разумеется, правильной в принципе, однако форма его постановки представляется совершенно мистифицированной.

Речь ведь не идет о какой-то новации, речь идет о выборе подхода к программному обеспечению деятельности государственных организаций из двух конкурирующих, основанных на преимущественном использовании несвободных или преимущественном использовании свободных программ.

Соответственно, в оценке и обосновании нуждаются оба, а не только один. Представляется, что для Украины серьезная проблема проистекает из принятия «Концепции легализации...», «лобовая» реализация которой возможна только в первом подходе, без постановки вопросов о ТСО и скрытых ее компонентах, вопроса о стандартизации интерфейсов и т.п.

7.4. Россия

В России вопрос о государственном участии в свободном ПО был впервые поставлен при публичном обсуждении проекта ФЦП «Электронная Россия» (см. в частности, архив Web-форума на сайте Высшей школы экономики (www.hse.ru)). От участников поступали предложения включить в программу пункты о поддержке свободного ПО, однако после экспертного обсуждения из аргументации были выделены части, относящиеся к а) повышению конкурентности поставок/разработки ПО путем преимущественной открытости и стандартизации протоколов и форматов данных и б) повышению информационной безопасности путем преимущественного использования программ с доступными исходными текстами.

Многие российские сторонники свободного ПО были разочарованы такой компромиссной формулировкой, ничего не говорящей о моделях лицензирования. Однако реализация этого пункта Программы позволит, на наш взгляд, снять наиболее значимые препятствия на пути более широкого использования свободных программ (как в публичном секторе, так и частными организациями и гражданами), заключающееся в получившей широкое распространение в 1990-х гг. практике использования нестандартных форматов представления данных.

Недавними изменениями в законодательстве об авторском праве имущественные права на программы, создаваемые в рамках госзаказа, сконцентрированы у государства. Соответственно, государство теперь способно самостоятельно определять формы и способы их дальнейшей коммерциализации (включая модель лицензирования). Мы полагаем вполне вероятным, желательным, уместным и своевременным разворачивание соответствующей широкой дискуссии.

7.5. Развивающиеся страны

Вьетнам. Советник Министерства науки и технологии Вьетнама Т.Л.Чуонь, отмечая достаточно широкое использование СПО в стране (по результатам опроса 330 госорганизаций, предприятий и вузов в 2002 г. 49.5% из-них уже пользуются свободными программами, а остальные планируют это в одно-двухлетней перспективе), указывает следующие вызовы, на которые должна ответить правительственная стратегия: 1) значительную зависимость от зарубежных поставщиков программ, 2) широкое распространение Microsoft Windows, 3) недостаточную готовность к широкому применению СПО, проистекающую из 3.1) нехватки квалифицированных кадров, 3.2) недостаточной известности принципов СПО, 3.3) нехватки специализированных услуг поддержки.

Основаниями для более широкого использования СПО в публичном секторе Чуонь называет возможность достижения: 1) снижения общей стоимости владения, 2) независимости (экономическую и технологическую), 3) большей безопасности и приватности, 4) большей адаптивности, 5) большего качества и надежности, 6) соответствия стандартам, 7) свободного распространения и отсутствия юридических ограничений, 8) своевременного обновления, 9) свободы в релизации любой дополнительной функциональности, 10) стимулирование дальнейшего развития.

Он выделяет две точки зрения на способы внедрения СПО в государственных администрациях: «радикальную» (предписание пользоваться только СПО) и умеренную (предписание стандартизации и рекомендация пользования СПО). Чуонь рекомендует придерживаться умеренной стратегии и в ее рамках реализовать политику, включающую десять основных пунктов:

  • подтверждение роли и преимуществ СПО в развитии ИТ (и, в особенности, в развитии ПО в стране);

  • улучшение подготовки кадров в СПО во всех его аспектах;

  • настойчивая рекомендация использовать прикладные свободные программы, где это возможно, с особым упором на хорошо зарекомендовавшие себя программы и программы в сегментах, в высокой степени зависящих от проприетарных поставщиков;

  • запуск различных проектов, касающихся внедрения СПО в публичном секторе;

  • систематический подход к локализации СПО;

  • изучение и опробация бизнес-моделей СПО, как одной из опор развития ИТ в развивающихся странах;

  • предложение локализованных свободных программ всем пользовательским сегментам;

  • поставка на внутренний рынок национальных решений на основе СПО с одновременным поощрением региональной и международной кооперации в СПО среди развивающихся стран (с особым вниманием к специализированным службам поддержки на национальном, региональном и международном уровне);

  • создание благоприятствующих условий для молодых ИТ-специалистов, входящих в движение СПО, в предприятиях и учреждениях;

  • учреждение Вьетнамской ассоциации открытых исходных кодов43.

Индия. Управляющий директор Керальской государственной электронной корпорации (шт. Керала) А.Кумар подчеркивает, что свобода ПО связана с «демократией и народной поддержкой», «местной разработкой», возможностью «выбора подходящих технологий». Шт. Керала стал первым местом активного использования СПО в «электронном правительстве», в штате успешно разрабатываются решения на основе СПО с поддержкой местных языков. Последнее является крайне важным для штата, т.к. до сих пор платформ с поддержкой малаяламского языка не существовало, а локализация свободных программ позволяет добиться такой поддержки с минимальными издержками.

В программу ИТ правительства штата (IT Policy of Government of Kerala) внесен пункт, гласящий, что «Правительство будет поддерживать разумное использование свободных программ, заменяющих или дополняющих проприетарные программы, для снижения общей стоимости владения без ущерба отдаче от приложений ПО. Правительство приветствует изучение использования свободных программ в образовании, управлении и домашнем использовании, направленное на то, чтобы сделать ИТ частью повседневной жизни народа штата».

В настоящее время в рамках «электронного правительства» СПО используется в проектах «знаниевой деревни» (Knowledge Village), образовательной сети штата, сети и информационной системы Департамента промышленности Правительства штата, а также информатизации школ.

Сотрудничество штата с Индийским фондом свободного программного обеспечения позволило значительно повысить информированность индийского общества и получить поддержку на национальном уровне44.

ЮАР. Н.Мабасо из Рабочей группы по СПО Правительства ЮАР отмечает, что «миссия «электронного правительства» — постоянная оптимизация поставки услуг правительством, постоянное участие и руководство посредством преобразования внутренних и внешних отношений с помощью технологий, Интернет и новых носителей информации». Затраты ЮАР на ИТ превышают 1 млрд. рандов, из них на разработку тратится 38%, на поддержку — 29%, издержки ПО составляют 16%, консультирование стоит 12%, оборудование — 5%.

В стране существуют независимые от правительства инициативы в области СПО, такие, как зулусская локализация Мозилла, OpensourceAfrica, разработка свободных программ в образовательных учреждениях, сотрудничество с международными корпорациями. Участие государства в СПО будет производиться по следующему плану:

  • определение стратегических приоритетов,

  • официальное оформление и одобрение политики в области СПО (2002 г.),

  • выбор для публичного сектора приложений, которые должны обеспечиваться свободно,

  • построение модели для реализации, поддержки и продолжения развития выбранных решений;

  • разработка бизнес-кейса,

  • обсуждение результатов Правительством и включение вопросов СПО в бюджет (начало 2003 г.).

Систематическое внедрение результатов первого пилотного проекта будет начато в январе 2004 г., с планируемым покрытием 80% к концу года. Через полгода запускается следующий проект45.

2.7.6. Предварительные выводы

Устанавливать законодательно любые преференции свободному ПО можно (и нужно) только в ситуации наличия общественного консенсуса по этому вопросу. В условиях наблюдаемого сегодня отсутствия такого консенсуса правомерным является лишь слежение за тем, чтобы у бизнесов, задействующих различные модели, были равные возможности в конкуренции за госзаказ. При обеспечении последнего рынок должен сам выявить преимущества свободной модели и определить области, в которых они проявляются наиболее устойчиво.

В то же время, нужно быть готовыми, что подобная законодательная инициатива проявится и в России. При участии в дискуссии и ее структурировании следует учесть украинский опыт.

8. Общие выводы

1. Потенциал свободного ПО к снижению стоимости владения ИТ-решениями в госсекторе, ускорению коммерциализации результатов НИОКР в настоящее время не используется в должной мере.

2. Компромиссная формулировка, принятая в тексте ФЦП («3. Система программных мероприятий ... Совершенствование деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления на основе использования ИКТ ... Использование ИКТ в деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления будет осуществляться по следующим направлениям: ... использование стандартов делопроизводства и документооборота; преимущественное использование алгоритмов и программ для ЭВМ, тексты которых открыты и общедоступны»), удачна и не требует уточнения. Ее последовательное применение, не создавая новых преференций, позволит свободному ПО полнее выявить свои преимущества и потенциал.

8.1. Рекомендации

С точки зрения условий федерального софинансировния ИКТ проектов регионов:

1. Законодательно устанавливать какие-либо преференции для свободного ПО в общем случае — не нужно (в отсутствии общественного консенсуса по поводу свободы ПО).

В то же время, реализация и законодательное закрепление положений ФЦП, касающихся использования открытых протоколов и форматов документов, доступности исходных текстов программ, позволят выявить естественные преимущества свободной модели ПО, послужат средством непротекционистской поддержки отечественных бизнесов и импортозамещения. Фактически, речь идет о нормах (или устранении пробелов в нормативном корпусе), устраняющих скрытые преференции несвободному ПО.

Инструкцией (Методическими рекомендациями) о подготовке технических заданий по проекту в рамках конкурсах по государственных закупкам товаров и услуг в области ИКТ:

1.1) необходимо исключить ситуации, когда в рамках государственного заказа в задание на поставку содержится требование включения в состав поставки ПО от того или иного конкретного поставщика;

1.2) необходимо исключить ситуации, когда в рамках государственного заказа поставляется ПО, использующее нестандартные интерфейсы (либо, в случаях отсутствия стандарта, интерфейсы с неопубликованным описанием, достаточно полным для возможности его конкурентной реализации) поэтапно: а) для услуг населению и бизнесу, прочих взаимодействий с ними, б) для межведомственного обмена информацией, в) для внутриведомственного обмена информацией;

1.3) необходимо исключить практику сопровождения приобретения несвободного ПО заключением соглашений, ограничивающих в правах государственного конечного пользователя по сравнению с правами, определенными гражданским законодательством и законодательством об авторском праве для собственника экземпляра произведения. При приобретении программ, критичных для нормального функционирования госорганов, необходимо исключить поставку в неполном (без исходных кодов и/или недостаточно документированных) программ.

2. Создаваемые в рамках госзаказа программы (и сопровождающие их произведения, например, документацию) должны лицензироваться на основе свободных лицензий (для разработок, составляющих государственную тайну, свободное лицензирование должно быть отложено до их рассекречивания в установленном законом порядке). Это удешевит и ускорит их коммерциализацию, а для продолжающихся проектов может существенно удешевить поддержку и развитие программ. Данный порядок должен быть установлен нормативным актом Правительства

3. Необходимо проведение отдельных пилотных проектов по отдельным направлениям информатизации в госсекторе, включающих свободное лицензирование разрабатываемых программ как условие контракта.

В порядке оказания помощи регионам по линии ИКТ в федеральное финансирование следует включить проведение двух классов таких проектов.

3.1) Во-первых, проекты, направленные на закрепление и развитие уже накапливающегося опыта использования свободных программ (почтовые службы, Apache и различные дополнения к нему, ОС, на которых эти программы работают) в публичном секторе в форме создания сетевого ресурса, отражающего этот опыт. Уточненный список программ будет представлен после анкетирования конечных пользователей и их поставщиков.

3.2) Во-вторых, проекты, направленные на замещение наиболее массовых и дорогих (или в настоящее время в массовом порядке «пиратски» продвигаемых и используемых) несвободных программ, не отвечающих условиям открытости протоколов и доступности исходных текстов, а также импортозамещение. Приоритетное направление — программы, предназначенные для обмена документами между органами власти с одной стороны и гражданами и бизнесом — с другой (а позднее и органов власти между собой, а также их внутреннего документооборота).

Такие проекты следует реализовать не в форме отдельных контрактов на разработку, а в форме комплексных контрактов на НИОКР, включающих как спецификацию указанных протоколов и форматов, так и их свободную справочную реализацию. В отношении конкретной модели свободного лицензирования — копилефт или компромиссная (в стиле BSD/X) каких-либо требований исполнителю предъявлять не нужно.

3.3) В третьих - разработка концепции пула (оперативно пополняемого собрания программ и документации) свободных программ для использования государственными органами и организациями.

4. Проведение мониторинга инициатив прочих государств в области поддержки свободного ПО, участие в мероприятиях, информационные совещания с приоритетным вниманием к европейским процессам, но также с внимание к процессам в Латинской Америке, других развивающихся странах.

2.8.2. Вопросы, нуждающиеся в дополнительном исследовании

1. Проведение, с учетом опыта рассмотренных европейских проектов, анкетирования конечных пользователей, разработчиков, а также компаний, участвующих в свободном ПО, с целью выявления их реальных проблем и затруднений и определения приоритетных направлений государственной поддержки процесса в будущем.

2. Публикация информации, относящейся к свободному ПО, включая переводы уже проведенных за рубежом исследований, с целью инициирования соответствующей дискуссии в России и формирования информированного общественного мнения.

3. Для определения возможности снижения издержек и повышения эффективности использования ПО в органах государственной власти необходимым сбор данных, касающихся программ, уже находящихся в эксплуатации в органах власти и государственных организаций, форм их лицензирования и контрактов, в соответствии с которыми они были приобретены или разработаны.

Приложение 1. Проблемы и перспективы СПО в России

В этом разделе перечисляются проблемы развития СПО в России, выявленные в ходе подготовки, проведения и анализа результатов Рабочей встречи «Свободное программное обеспечение: бизнес-модели и корпоративные инициативы», прошедшей в ходе разработки ФЦП «Электронная Россия» в конце ноября в Москве46. Этот список, а также часть содержания следующего раздела публиковались в прессе для предварительного обсуждения отраслью и пользователями47, и в настоящей редакции из них исключены пункты, показавшиеся аудитории спорными.

1 Скрытые госдотации несвободной модели разработки

Российское законодательство об исключительных правах (включая авторские права на программы) формировалось в условиях отсутствия свободно-программного бизнеса. Формально оставаясь нейтральным, законодательство, тем не менее, возлагает на государство часть издержек правоприменения, специфичных для проприетарных бизнес-моделей. Скрытые дотации серьезно осложняют жизнь свободно-программные бизнесов в большинстве стран, и Россия — далеко не худший вариант (серьезные проблемы возникают при попытке обхода норм международного законодательства о запрете патентования алгоритмов в ряде национальных юрисдикций (таких, как США)), но общие пути решения этой проблемы пока не ясны.

Неясным остается положение дел с исключительными правами, принадлежащими самому государству — зачастую они «приватизируются» и равного доступа к ним разработчики и поставщики свободных программ оказываются лишены. Пределом абсурда становится ситуация, в которой государственные учреждения приобретают лицензии на несвободные программы, включающий произведения, созданные при госфинансировании, то есть, фактически, второй раз платят за одну и ту же услугу.

2. Информированность и освещение

Очевидной мишенью критики является поверхностность освещения проблематики моделей разработки и лицензирования в прессе, некритическое воспроизведение аргументации идеологов «интеллектуальной собственности». Опыт освещения упомянутой встречи показал, что журналисты начинают ориентироваться в проблемах моделей разработки и лицензирования.

3 Научный анализ

Крайне скудными остаются научные (экономические и правоведческие) исследования моделей разработки и лицензирования ПО. Прямым следствием этого становится и почти полное отсутствие прикладных разработок — пока нет твердой почвы не то что для обоснованной корпоративной, отраслевой государственной политики, но и для обеспечивающей аналитики.

Фактически, сколько-либо достоверные данные даже просто по инсталляционной базе существуют только для публично используемых программ (платформы и прикладные программы в сетях Интернет), в остальном пока приходится довольствоваться результатами опросов и экспертными оценками. Выше приведены результаты первого зондирования.

4 Свободное ПО и Интернет

Область цифровых телекоммуникаций — сфера явного доминирования свободных решений и решений на свободной платформе (фактически, Интернет — это и есть самый яркий феномен СПО). В России доля свободных платформ и программ в сетях Интернет (на серверной стороне) даже выше, чем в среднем по миру, и ключевую роль здесь играют Web-сервер Apache и свободные ОС *BSD и Linux.

Основной несвободный конкурент СПО в этом сегменте — не несвободные реализации открытых систем (Solaris, AIX и прочие несвободные открытые системы), а альтернативные архитектуры, прежде всего, NT (Microsoft Windows NT/2000/XP), являющаяся второй по распространенности (после стандартной) архитектуры, и, во все меньшей степени, Novell Netware. Такое соотношение будет сохраняться в той мере, в какой удается сохранять Сеть единой и стандартизованной.

За свободные решения работают проблемы с безопасностью, имманентные закрытому коду, и повышающаяся озабоченность аудитории к открытости интерфейсов.

В долгосрочной перспективе позиции СПО в этом сегменте будут определяться успешностью проектов в области так называемого middleware — компонентных решений, соединяющих Web- (и СУБД-) платформу с реализациями конкретных предметных приложений. Состояние и динамика таких проектов, как Midgard, Zope, LRN и др. внушает определенный оптимизм.

5 СПО для локальных сетей

Крайне перспективной областью для СПО являются сервисы для гетерогенных локальных сетей различного масштаба, где основными локомотивами выступают Samba — универсальный сервер, предоставляющий массовые услуги доступа к файлам и принтерам, — и свободные системы управления базами данных (такие, как SAPdb, PostgreSQL, MySQL и пр.), которые, приближаясь, по большинству оценок, к популярным несвободным решениям в плане надежности, производительности и масштабируемости, по тем же оценкам пока уступают им в насыщении вторичными, но важными для многих приложений функциями (начиная от встроенного резервного копирования/восстановления и кончая средствами поддержки генерации отчетов).

6 Групповая работа/документооборот

Субпроцентовые оценки присутствия той же Linux на десктопе, встречающиеся в аналитических отчетах и прессе, конечно, занижены, однако сомнений не вызывает, что ее доля пока не вышла в мире за пределы 2-3%, а в России она, скорее всего, еще ниже.

Даже поверхностный анализ сферы ИТ в целом безошибочно указывает на «проблему десктопа» как ключевую для успешного продвижения свободных платформ. Однако сама проблема в подавляющем большинстве случаев подается в мистифицированном виде — то как следствие якобы имеющей место склонности конечных пользователей к несвободной решениям, то как результат некоего «всемирного заговора» — что неконструктивно.

Сущность проблемы проще всего понять, задавшись вопросом о бизнес-задачах, в подавляющем большинстве случаев решающихся на десктопе? «Общим знаменателем» можно назвать «групповую работу» — последовательное или одновременное манипулирование корпоративными данными, и содержательным ядром проблемы являются навязанные в досетевую эпоху проприетарные форматы этих данных.

Частично эта проблема решается в ходе естественной смены «офисных» бизнес-методик компьютеризации методиками реинжиниринга бизнес-процессов и, соответственно, внедрением интернет-/интранет-/экстранет-технологий. Word-процессоры и системы управления электронными таблицами постепенно уступают место «основных бизнес-приложений» на рабочих местах браузерам и клиентам электронной почты, что уже частично развязывает руки ИТ-менеджерам (конечный пользователь может и не знать, под какой ОС работает его браузер, что позволяет осуществлять ее выбор по бизнес-критериям), однако «узкое место» проприетарных форматов сохраняется, составляя проблему преодоления «порога совместимости» не только для поставщиков свободных систем, но и несвободных решений-аутсайдеров.

Большинство тех же «систем документооборота», разработанных в России, представляют собой реализующую национальную специфику «надстройку» над зарубежными несвободными пакетами, и десяти-двадцатидолларовая клиентская лицензия на рабочее место тянет за собой сотни долларов лицензионных отчислений за рубеж за несвободную платформу (прикладной пакет и ОС) и, при общей внушительной стоимости решения, лишь небольшая ее часть достается отечественной отрасли. Получается порочный круг: разработчики программ сами способствуют оттоку так необходимых для их развития средств.

Авторитетный стандарт для разметки сложно структурированных данных существует48, причем разработан он и принят полтора десятка лет назад. Проблема Стандартизованного обобщенного языка разметки (SGML, ISO 8879:1986) в том, что он оказался и обобщен до такой степени, что разработка SGML-приложений оказалась непомерно сложной, а массовый парк персональных компьютеров их до недавнего времени не «тянул» по производительности.

Один из наиболее интересных процессов, происходящих сейчас в ИТ-сфере — это внедрение упрощенного подмножества SGML, известного как Расширяемый язык разметки (XML), призванного разрушить барьеры между сферами «большого компьютинга» (более или менее совпадающей с интернет-технологиями) и «малой компьютеризации» офисного и межофисного документооборота. В этой связи стоит упомянуть проект OpenOffice.org, в рамках которого разрабатывается свободный набор XML-инструментов, по пользовательскому инструменту схожих с унаследованными офисными программами, и разработанные в ходе которого XML-приложения представлены недавно как основа промышленных стандартов в рамках консорциума OASIS (конкурирующим XML-приложением является XSD, внесенное в аналогичном статусе в консорциум W3C).

7 «Национально-специфичные» приложения

Если от «платформенных» программ требуется лишь базовая интернационализация и локализация (поддержка кодовых таблиц, соответствующих системе письма, перевод документации), то «работа с документами» предполагает определенный уровень поддержки существующих стандартов, правовых норм и обычаев.

Когда «документы» — это бухгалтерия, складской учет и прочие жестко регулируемые сферы, национальная специфика усиливается до такой степени, что лидируют здесь отечественные разработчики и поставщики. Все они (за исключением нескольких экспериментов) работают в несвободной модели, и в подавляющем большинстве их разработки ориентированы на несвободные платформы, по крайней мере, на клиентской стороне.

Последнее обстоятельство остается заметным препятствием для маркетинга свободных платформ в российском бизнесе, особенно в малом и среднем. Натуральный (складской) и финансовый учет обычно становится одним из первых приложений при компьютеризации бизнеса, и недоступность соответствующих программ под свободными платформами подталкивает менеджера к выбору несвободной платформы, влияющему и на последующие этапы компьютеризации.

Образуется замкнутый круг: бухгалтер не использует свободную ОС, поскольку под ней нет национальных бухгалтерских программ, а разработчики бухгалтерских программ не переносят их на свободные платформы, поскольку бухгалтеры на них не работают. Разомкнется круг либо волевым решением (кто-то из поставщиков увидит в этом не проблему, а открывающейся бизнес-кейс —цена лицензии на несвободную ОС — это чистый минус в сделке с клиентом), либо естественным образом — стандартизация форматов предоставления «внешней» (B2G) отчетности удешевит разработку на порядок, и рано или поздно будет представлено свободное решение, которое переделит рынок.

8 Позиция интеграторов и роль вендоров

Рыночные позиции интеграторов и поставщиков законченных решений в России традиционно слабее, чем в большинстве западных стран (прежде всего, из-за того, что бОльшая часть интеграционной деятельности отправляется внутри самих корпораций-клиентов), однако не учитывать их позицию было бы ошибкой.

Интерес к свободным ОС (за пределами их использования в телекоммуникациях) возник в этой среде относительно рано, однако активное экспериментирование было прервано известными событиями 1998 г. и до сих пор не восстановлено в полном объеме.

Российская интеграция остается в основном ориентированной на несвободные открытые системы и «решения Microsoft», и изменение этой позиции станет важным шагом на пути формирования института свободного ПО в нашей стране. Именно интеграция способна в полной мере использовать свободные решения коммерчески, но этой же категории игроков предстоят в значительной части и связанные с этим расходоы (PR, адаптация бизнес-методик внедрения и эксплуатации).

Важным фактором станет продвижение свободных платформ со стороны вендоров оборудования — корпораций, составляющих ядро мировой компьютерной индустрии.

9 Стандартизация, сертификация и госзаказ

Своевременная и разумная стандартизация форматов данных и протоколов обмена ими, как один из базовых процессов в сфере программного обеспечения, способна эффективно поддерживать конкуренцию на рынке разработки и поставки программ, причем, не только конкуренцию отдельных бизнесов, но и конкуренцию бизнес-моделей, исключая ситуации «антистандартизации» — замыкания пользователей в тесных рамках доминирующей реализации популярного приложения за счет использования неспецифицированного формата.

В нормальной ситуации отрасль способна стандартизовать важнейшие приложения сама: обычно под такие задачи формируются некоммерческие промышленные консорциумы, и выработанные ими спецификации постепенно получают статус фактических, а затем и юридических — через процедуру одобрения национальными или международными органами — стандарта.

В критической ситуации государства способны подтолкнуть этот процесс, подбросив в него свои ресурсы. Разумеется, государство может пренебречь этой функцией — и оно очень долго пренебрегало ей в России. Амбициозный проект «русского GOSIP» — профиля стандартов взаимодействия открытых систем — развивается, похоже, только в части протоколов нижних уровней, а профиль переносимости прикладных программ вообще остается воздушным замком (даже до одобрения признанных международных стандартов — многоязычного кодирования данных (Unicode), разметки текста (SGML, XML), интерфейса ОС (POSIX) — дело пока не дошло).

Очередным шагом на пути развития СПО в России стало прохождение сертификации Государственной технической комиссии РФ свободным дистрибутивом «Утес-К», разработанным российскими компанией ALT Linux и НПО «Промтехн». Таким образом, свободные программы будут внедряться в целом ряде ситуаций, в которых законодательством установлена обязательная сертификация СВТ на соответствие требованиям информационной безопасности.

10 (Анти)пиратство

На усиление государственной «борьбы с пиратством» иногда возлагаются определенные надежды в смысле расширения сегмента свободного ПО. Самый известный сегодня пример — Украина, недавние действия властей которой по «истреблению на корню» «пиратских» бизнесов привели к всплеску спроса на свободные решения (включая поставку дистрибутивов Linux, в том числе, из России).

Однако представляется, что в долгосрочной перспективе такие акции приносят больше вреда, чем пользы: как правило, мигранты с «пиратских» решений малоплатежеспособны и не ориентированы на приобретение услуг, тем менее — на участие в ПО в каком бы то ни было активном качестве.

В то же время, любые легальные усилия, прилагаемые к сдерживанию пиратства силами самой компьютерной отрасли и поставщиков несвободных программ, ведут к оздоровлению общей ситуации. В этом смысле, интересы подавляющего большинства отечественных несвободных и свободных программных бизнесов совпадают.

Те поставщики несвободных прикладных программ, которые систематическую защиту своих прав и разумную маркетинговую (включая ценовую) политику предпочитают избирательным рейдам на отдельные платежеспособные сегменты рынка, могут открыть для себя новый сегмент, включив свободные платформы в число поддерживаемых. Он пока небольшой, но даже 1% от отечественного рынка — одно, а от мирового — нечто совсем иное.

11 Свободное ПО в системе образования

Ситуация в сегментах, описанных выше, определяет перспективы и сложности маркетинга свободного ПО в краткосрочной и среднесрочной перспективах. В долгосрочном же плане определяющим фактором является образование — как в широком смысле (включая профессиональную подготовку и переподготовку, самообразование и наличие ресурсов (например, пула литературы) для него), так и в узком смысле — школы и вузов.

Перспективы свободных программ в программистском и околопрограммистском специальном образовании очевидны — методист и преподаватель, благодаря наличию доступа к исходным текстам может «легким движением руки» превратить любую программу в учебное пособие. Позиции Linux и особенно FreeBSD в ведущих технических вузах страны достаточно сильны, и вряд ли что-то этому может помешать.

В непрограммистских и нетехнических кругах ситуация много хуже — огромный пул уже существующего научных и учебных свободных программ (это тысячи пакетов и десятки тысяч программ) не только не используется в должной мере, но и не систематизирован и не описан на русском языке. Доходит до таких курьезов, как покупка лицензий или «пиратское» использование несвободных программ, для которых существует масса свободных аналогов — просто в силу неосведомленности.

Хуже всего дело обстоит, видимо, в средней школе. Некая «объективная» тому причина — общая ориентация школьной программы по информатике на потребительское отношение к ИТ, предполагающая знакомство прежде всего с «оболочкой» технологий. Хотя на сегодня все приложения, знакомства с которыми предполагает школьная программа, имеют свободные реализации, более серьезным стимулом к внедрению свободных программ в средней (и непрофильной высшей) школе станет модернизация самого образовательного стандарта.

Крайне перспективной в этой связи мы полагаем методическую работу, проводимую в настоящее время в Государственном московском педагогическом университете (являющемся опорным вузом по подготовке преподавателей информатики), Московском государственном индустриальном университете (организовавшем вычислительный центр для школьников), ряде региональных вузов. В ходе подготовки упомянутой выше Рабочей встречи была достигнута договоренность о свободном лицензировании прототипа учебника, разработанного в МГИУ, которая и была выполнена (см. www.ctc.msiu.ru/materials).

Приложение 2. Проект FLOSS

Исследования в рамках FLOSS, наряду c конкретными свободно-программными проектами, поддерживаемыми Евросоюзом, — важная часть европейской государственной активности в области программного обеспечения.

Предполагалось, что в ходе проекта будут произведены:

  • сбор первичных данных (ранее таких данных не существовало) о значении и роли СПО в современном хозяйстве и о его влиянии на политику и принятие решений;

  • выработка индикаторов для измерения стоимости, создаваемой в сообществе СПО, и в особенности, для идентификации распределения вклада в сообщество и его проекты;

  • измерение вклада (и идентификации зависимости от него) пользовательских организаций, включая государственные (и международные) учреждения, в функционирование разработческого сообщества и в разработку проектов в целом;

  • оценка и идентификация бизнес-моделей и образцовых практик, в особенности при миграции с несвободного ПО.

FLOSS не является первой попыткой получить метрики СПО; из ранних работ стоит указать на49.

Заключительный отчет FLOSS (www.infonomics.nl/FLOSS/report/), распространен исполнителями — Международным институтом инфономики Университета Маастрихта (Нидерланды) и компанией Berlecon Research GmbH (Германия) в июне 2002 г. и был достаточно неоднозначно принят публикой: в то время, как в качестве проведенных опросов и прочего сбора данных никто не сомневался, «теоретическая» часть явно хромала, что оставило свой отпечаток и на интерпретации сырых данных.

В отчете пять частей. Первая (I) посвящена использованию СПО в фирмах и организациях стран ЕС. Задачей FLOSS, помимо прочего, был сбор сырых данных о значении и роли СПО в современном хозяйстве, а также оценка его влияния на политику и принятие решений. В отчете эти данные представлены в форме результатов опроса об использовании СПО в европейских предприятиях и организациях, об их мотивации и о преимуществах, извлекаемых из его использования. Полевое исследование проводилось в феврале-марте 2002 г. В телефонном опросе приняло участие 1 452 предприятия и организации из Германии, Швеции и Великобритании с числом сотрудников не менее ста. 395 из них уже пользуются СПО или планируют приступить к пользованию им в течение года. Эти организации интервьюировались подробно.

Следующая (II) часть отчета сосредоточена на бизнесе в области СПО, мотивации компаний-участников рынка и возможным выводам для политики. Часть сообщества СПО составляют лица, нанятые явным образом для разработки свободных программ (до трети от общего числа). Их вклад в СПО, таким образом, является следствием решения компаний-работодателей финансировать свободную разработку. Сюда же следует добавить и несколько компаний, релицензировавших свободно ранее несвободные программы.

Концентрация ресурсов, предоставляемых компаниями СПО, может быть значительной; например, только IBM заявляет об $1 млрд., вкладываемом ею в Линукс, при том, что корпорация финансирует и другие свободные разработки. Значительные ресурсы предоставляют и другие компании; благодаря величине, такие инициативы вносят заметный вклад в СПО.

Несмотря на такие объемы, мотивация компаний не так глубоко исследована, как мотивация отдельных разработчиков. В отчете обсуждается участие 25 ведущих мировых программных корпораций в СПО, типизируется это участие, обсуждаются мотивы участия компаний в СПО в терминах экономической теории. Эти же рамки также используются для обсуждения политики и регуляторных мер, влияющих на поведение компаний и того, какие выводы могут следовать для государственных органов и институций.

В отдельной (IIA) части описываются современные практики, регулирование и стратегии, применяемые в ЕС. Внимание фокусируется на побудительных мотивах, «за» и «против», а также на препонах вытеснению несвободных программ свободными. Приводятся рекомендации для лучшей реализации политических целей в контексте СПО. В этой части внимание фокусируется на прямом влиянии государственной политики и регуляторной среды на СПО, а также влияние растущего значения СПО на политику и регулирование.

Еще одна (III) часть посвящена обзору рынка ПО в его отношении к рынкам ИТ и его сегментация. Обсуждается бизнес-динамика рынка ПО, включая рынок встраиваемых в оборудование программ, различные бизнес-модели СПО, их базовые бизнес-принципы и критические факторы успеха. Эта часть составляет основу других элементов FLOSS. Например, анализ различных характеристик ПО определяет форму опросного листа, а анализ бизнес-моделей компаний, входящих в СПО, — рамки анализа активности компаний в области СПО и следствий для политики.

Часть IV основана на онлайн-опросе 2784 разработчиков СПО и демонстрирует основные характеристики сообщества и его экономические принципы. Она проливает свет на персональные характеристики членов сообщества, их работу и организацию проектов, мотивацию, ожидания и ориентации. В заключение, в ней показывается фундаментальные отличия СПО, определяющие его уникальность.

Заключительная (V) часть опроса посвящена обзору самого свободного кода.



1 Благодарности. Информационная поддержка в процессе проведения этой части исследования была оказана: Александром Аграновским (Россия), Дмитрием Бородаенко (Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники, Белоруссия), Михаилом Брауде-Золотаревым (издательский дом «Компьютерра», Россия), Федором Зуевым («ТехИнвестЛаб.ком», Россия), Юрием Радченко («Имидж Маджик», Украина), Алексеем Смирновым (ALT Linux, Россия) и Ричардом Столлменом (Фонд свободного ПО, США). Зондирование серверов российских государственных органов выполнено Алексеем Тутубалиным («Ашманов и Партнеры», Россия). Предварительные версии текста раздела обсуждались участниками списка рассылки <freestate@lrn.ru>, ценные замечания высказаны Александром Аграновским (Россия), Михаилом Брауде-Золотаревым (издательский дом «Компьютерра», Россия), Сергеем Устиновым (Украина)

2 Особым, пограничным случаем, следующим из технологической специфики программ, а также из особенностей регулирования авторского права на этот вид произведений, является продажа так называемых “конечных пользовательских лицензий”, позволяющих конечному пользователю самостоятельно изготовлять дополнительные экземпляры программ при приобретении лишь одного экземпляра (или без такового, например, путем воспроизведения программы через компьютерные сети). Экономический смысл такой операции практически совпадает с приобретением экземпляра, однако юридически т.н. “лицензия” --- не договор купли-продажи или аренды, а авторский договор (возможно, инкорпорируемый в договор купли-продажи).

3 Функциональность --- неотъемлемое качество практически любых произведений, наряду с такими часто ожидаемыми качествами как экспрессивность (способность выражать идеи или эмоции) и фигуративность (способность изображать что-либо). Под музыку можно танцевать или дремать, из книги можно черпать сведения, а если это беллетристика --- то получать от ее чтения эстетическое удовольствие. Программой (точнее ее экземпляром) можно пользоваться и получать от этого пользу (совершенно не обязательно выгоду, поскольку ведь бывают и развлекательные программы, например, компьютерные игры), и если экземпляры программы вовлекаются в оборот, то скорее всего, потому, что конечный пользователь рассчитывает на их функциональность.

4 Системный характер носит и пользование некоторыми другими произведениями --- энциклопедия может устареть (возможно, не теряя при этом экспрессивности и фигуративности), а песня --- выйти из моды, что немедленно скажется на рыночной цене их экземпляров. Так же, как хорошая энциклопедия переживает множество изданий, а песня со здоровой мелодической основой и гармонией может подвергнуться ремиксу (пересведению) или римейку (перепевке) в соответствии с изменившейся модой, хорошая программа успевает за время своего существования прожить множество “версий”, различающихся способностью взаимодействовать с версиями других программ и оборудованием, объемом функциональности, прочими характеристиками.

5 Ничего уникального в этом нет: судьба повести или романа тоже, в общем случае, слабо связана с судьбой отдельной книжки

6 Типичный пример --- программы для преобразования больших массивов или баз данных, накопленных конечным пользователем, к иному формату.

7 Интересно, что в терминологии, например, программных документов Фонда свободного программного обеспечения (США)См. “Свободное программное обеспечение. Материалы к рабочей встрече.” --- М.: ВШЭ, 2001. --- ISBN 5-7598-0177-5.

8 В российском законодательстве об авторском праве понятия “производного” произведения нет, ему соответствуют понятия адаптации, модификации, перевода, включение в составное произведение и пр.

9 Подробное обсуждение влияния моделей свободного лицензирования на издержки оборота кода см. в: Philippe Aigrain. A framework for understanding the impact of GPL copylefting vs. non copylefting licenses. (Рукопись. Ссылка дана с разрешения автора).

10 Например, ядро Линукс, используемое в различных вариантах широко распространенной системы ГНУ/Линукс, выросло из личного исследовательского проекта финского студента, а Web-сервер Apache --- из работы неформального объединения Web-мастеров и администраторов систем, работавших в разных компаниях и решавших каждый свою задачу. Ныне вокруг каждого из этих проектов выросла масса бизнесов с многомиллиардным, в сумме, оборотом.

11 Например, доля свободного Web-сервера Apache более 66% (по Web в целом) и продолжает расти (Netcraft’s statistics on web servers, октябрь 2002 г.), доля свободной ОС ГНУ/Линукс среди обслуживающих отдельные домены ОС составляет 28.5%, свободных версий BSD --- еще 10% (Zoebelein, апрель 1999 г.), доля свободного сервера электронной почты Sendmail --- 42%, доля свободной программы bind, отвечающей за систему именования доменов (DNS) Интернет --- 95%, доля свободного интерпретатора PHP среди обслуживающих Web-сайты сценарных языков составляет 24%

12 Например, т.н. freeware --- бесплатно лицензируемые, но несвободные в плане модификации и/или распространения, часто недоступные в исходных кодах “бесплатные” программы.

13 Возможно, более близкой аналогией являются съемки фильма, компания-продюсер которого нанимает актеров и прочих творческих работников в каст, хотя при этом распределению подлежат исполнительские (смежные), а не авторские права.

14 Интерфейсами в программировании называют способы взаимодействия программ между собой, с оборудованием и с конечным пользователем. Частными случаями интерфейсов являются: интерфейс программирования (API), определяющий взаимодействие программы с системой, формат хранения или передачи данных, протокол (последовательность шагов) передачи данных, пользовательский интерфейс (совокупность команд, которыми пользователь управляет программой, и сообщений, отражающих ее состояние или результаты работы).

15 Что, например, произошло с сегментами ОС для ПК и канцелярских программ во второй половине девяностых годов.

16 Каждый из перечисленных “рычагов” --- палка о двух концах. Успешно “завалив” рынок в “штопор”, компания может долгие годы получать сверхприбыль, и мы знаем такие примеры, однако удается это только в порядке исключения. В большинстве случаев, даже вполне удачный проприетарно-программный бизнес лишь отчасти “прогибает” ситуацию под себя, не рискуя давить на эти рычаги слишком сильно, снимая сверприбыль только на коротких отрезках или целиком оставаясь в рамках нормального сервисного бизнеса.

17 Это эссе, два продолжающих его исследования и несколько примыкающих к ним работ могут быть найдены в книге: Eric S. Raymond. The Cathedral & the Bazaar. --- ISBN 0-596-00108-8. --- O’Reilly, 2001. По-русски первое эссе также опубликовано: Эрик Рэймонд. “Собор и базар” // “Открытые системы”,  09-10, 1999 г. Оригинальные тексты доступны на страницах автора: http://tuxedo.org/~esr/writings/cathedral-bazaar/, и содержат также ссылки на критику и развитие идей другими исследователями. Также небезынтересна неопубликованная работа Bonaccorsi, Andrea & Cristina Rossi. Why open source software can succeed, представленная авторами на http://opensource.mit.edu).

18 Наибольшую известность получили свободное релицензирование исходных кодов коммуникационного пакета Netscape Communicator корпорацией Netscape (проект Мозилла) и приобретение корпорацией Sun Microsystems немецкой компании StarDivision и свободное релицензирование кодов разрабатывающейся ею офисного пакета StarOffice (проект OpenOffice.org). Реже упоминается достаточно показательный, на наш взгляд, пример со свободным релицензированием кода СУБД SAPdb, на которой основаны решения SAP GmbH --- второй в мире (по капитализации) корпорации, специализирующейся на ПО.

19 Алексей Смирнов. Золотая антилопа GNU // “Инфобизнес” 47, 2001 г.

20 Хотя расходы, связанные с таким компонентом ТСО, как приобретение и обновление программ, необходимых для этого приложения, и невелики в расчете на одно рабочее место (они могут составлять порядка $30-40/год для ОС и “офисного” пакета прикладных программ), десятки и сотни тысяч рабочих мест в государственных органах и организациях приводят к миллионным расходам, превышающим любые мыслимые расходы на адаптацию существующих свободных программ

21 Marshall Kirk McKusick. Twenty Years of Berkeley Unix // Open Sources: Voices from the Open Source Revolution. --- O’Reilly, 1999.

22 Это влечет за собой невозможность черпать код, входящий в массив, защищенный копилефт-лицензиями, для использования при развитии ядра и ряда базовых компонентов системы (хотя в поставку BSD входит множество других программ под копилефт-лицензиями), что, видимо, несколько замедляет развитие. Обратное заимствование возможно. Следует отметить, что для системного программирования “компромиссность” или “жесткость” свободных лицензий, скорее всего, имеет несколько меньшее значение, чем для прикладного, во всяком случае, в том, что касается уже сформировавшихся концепций и команд: риск попытки “захвата” разработки (создания отдельной несвободной ветви) весьма мал, чему свидетельством достаточно быстрое “вымирание” несвободных версий BSD (таких, как BSD/386, Демос и пр.).

23 Интересно, что большинство организаций, подчиненных ВВС США, несмотря на оценку контракта на разработку руководством ВВС как “в высшей степени успешного”, сейчас поддерживают свои системы на основе GNAT самостоятельно.

24 Пример GNAT и компании Ada Core Technologies особо выделяется лидером движения СПО Ричардом Столлменом как пример бизнеса, “основан[ного] только на свободном ПО” (Ричард Столлмен: “Планы GNU выполнены и перевыполнены” // “Домашний компьютер”, 12, 2002 г.). Для Столлмена важно, что GNAT является частью проекта ГНУ и что он защищен копилефт-лицензиями, а не просто свободен. Копилефт-лицензии (GNU GPL, GNU LGPL и GNU FDL) содержат не только передачу прав свободного использования произведения, но и запрет на сублицензирование (т.е. передачу прав в меньшем объеме, нежели полученные права) при последующем распространении оригинального или производного произведений.

25 Red Hat Linux, Linux-Mandrake, SuSE Linux, Debian GNU/Linux, Caldera OpenLinux.

26 FreeBSD, OpenBSD и NetBSD.

27 Lisa R. Wolfisch, Rachael LaPorte Taylor. Open Source at the Census Bureau and FedStats // Proc. of Conf. “Open Source: A Case for e-government”, Washington, D.C., Oct. 16-18, 2002

28 Peter Gallagher. Real World Solutions in the US Federal Government // Proc. of Conf. “Open Source: A Case for e-government”, Washington, D.C., Oct. 16-18, 2002

29 По данным OECD нетто-экспортерами в сфере ПО являются на сегодня Ирландия, США, Великобритания, Нидерланды и Австрия.

30 Patrice-Emmanuel Schmitz, Sйbastien Castiaux, Pooling Open Source Software, Unisys: 2002

31 Программа Союзного государства "Разработка и освоение в серийном производстве семейства моделей высокопроизводительных вычислительных систем с параллельной архитектурой (суперкомпьютеров) и создание прикладных программных комплексов на их основе" утверждена постановлением N43 Исполнительного Комитета Союза от 22.11. 99.

32 Абрамов С.М. и др., Разработка и опыт эксплуатации суперкомпьютеров семейства "СКИФ" // Информационные системы и технологии. Ч. 2. --- Мн.: БГУ, 2002.

33 “Свободное программное обеспечение. Материалы к рабочей встрече.” --- М.: ВШЭ, 2001. --- ISBN 5-7598-0177-5; итоговые материалы систематизируются на: www.otstavnov.com/fsr/

34 David A. Wheeler. Why Open Source Software / Free Software (OSS/FS)? Look at the Numbers! (www.dwheeler.com/oss_fs_why.html)

35 Там же.

36 Bob Kramer, Why did CompTIA join the Initiative for Software Choice? // Proc. of Conf. “Open Source: A Case for e-government”, Washington, D.C., Oct. 16-18, 2002. См. тж. сайт ISC: www.softwarechoice.org.

37 Письмо Министерства экономики и вопросов европейской интеграции от 18.10.02, исх. 69-18/3997-3.

38 Письмо Министерства экономики и вопросов европейской интеграции от 18.10.02, исх. 69-18/3997-3.

39 Письмо Государственного комитета по информационной политике от 23.10.02, исх. 3397/5/9

40 Научно-экспертный отзыв на проект Закона Украины “Об использовании открытого (свободного) ПО в государственных органах и государственном секторе хозяйства”, Письмо Института законодательства от 12.10.02, исх. 22/169-4-2

41 Письмо Министерства просвещения и науки от 18.10.02, исх. 16-04/3344

42 Письмо УкрАсВПЗ б/д, б/н.

43 Tran Luu Chuong. How Vietnam faces to Open Source Software? // Proc. of Conf. “Open Source: A Case for e-government”, Washington, D.C., Oct. 16-18, 2002.

44 Ajay Kumar. Free/Open Source Tech in e-gov Kerala // Proc. of Conf. “Open Source: A Case for e-government”, Washington, D.C., Oct. 16-18, 2002

45 Nhlanhla Mabaso, SA OSS Policy framework // Proc. of Conf. “Open Source: A Case for e-government”, Washington, D.C., Oct. 16-18, 2002

46 “Свободное программное обеспечение. Материалы к рабочей встрече.” --- М.: ВШЭ, 2001. --- ISBN 5-7598-0177-5; итоговые материалы систематизируются на: www.otstavnov.com/fsr/

47 М.Отставнов. “Нефеноменальность свободного софта” // CIO, 1, 2001 г.

48 Так же, как и стандарты интерфейсов ОС: ISO/IEC 9945-1:1990, 9945-2:1990 и 9899-1990.

49 Jesus M. Gonzalez-Barahona et al., Counting potatoes: The size of Debian 2.2

Комментарии (1)

Последние темы: критика | Все темы
  • критика

    Cпасибо автору за интереснейшую статью. Конечно же хотелось бы выразить и общую поддержку самому движению государства в направлении к свободному софту. Но вот разрабатываемая стратегия движения государства по этому направлению напрашивается на серьезную критику...
    Собственно, критику вызывает идея императивных (а не рекомендательных) правовых актов в указанном направлении. Какой может быть толк от "Электронной России" и всех других приказных "компьютерных" норм в обсуждаемом смысле, если open soft - это скорее философия нежели технология, а она, философия, как известно законами не прививается? Напротив, если "хакерная душа" у чиновника в наличии, особенных нормативных актов ему не нужно - свободы достаточно.

    Вообще, не смотря на то, что, как верно подмечено в статье, именно государству в принципе наиболее выгодно использование открытой парадигмы, перспективы именно его депроприетаризации выглядят весьма эфимерно. Это, кстати, хорошо видно из приведенного в статье анализа статистики серваков на которых крутятся сайты федералов и частников: хоть не большой, но уклон чиновников в сторону закрытого софта очевиден. Парадокс! ...Но лишь до тех пор пока не принять мою точку зрения: приведенная статистика отражает исключительно "душевные" свойства пользователей, а с "душой" ситуация у чинуш известно хуже чем у простых смертных.
    :)

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2016