27 май 2016
Либертариум Либертариум

Как Россия потеряла XX-е столетие

"Вопросы экономики", # 1/2000 г.
Приближающийся рубеж веков представляется хотя и несколько формальным, но весьма удобным поводом для того, чтобы подвести предварительные результаты экономического развития России в уходящем веке, определить место в мировой экономике, которое страна занимала столетие назад и занимает сегодня, оценить масштабы поистине тектонических сдвигов, произошедших за это время, сформулировать важнейшие уроки для экономической политики, экономистов и государственных деятелей грядущего века.

Уходящее столетие оказывается фактически первым в истории человечества, когда стало возможным проведение более или менее достоверного анализа длинных рядов статистических данных для стран, составляющих большую часть населения мира и производящих львиную долю мирового продукта. Решающую роль в этом сыграло возникновение и последующее совершенствование системы национальных счетов, развитие методологии и практики международных экономических сопоставлений. Результаты соответствующих исследований и стали той статистической базой, на основе которой в Институте экономического анализа были рассчитаны важнейшие экономические показатели для России и других стран мира. [International Comparison of Gross Domestic Product in Europe.1993. Results of the European Comparison Programme. UN, New York and Geneva, 1997; Heston A., Summers R. Penn World Tables (Mark 5): An Expanded Set of International Comparisons, 1950--1988. -- Quarterly Journal of Economics, May 1991, p. 327--368; Heston A., Summers R. Penn World Tables. 5.6. Revised and updated. January 1995; Maddison A. Monitoring the World Economy. 1820--1992. OECD, Paris, 1995; International Monetary Fund. World Economic Outlook Database. Washington, September 1999; World Bank. World Bank Databases. Washington, 1996--99] Значения других показателей (численности населения, государственных финансов) были заимствованы из ряда публикаций международной и национальной статистики или были рассчитаны на их основе. [Mitchell B.R. International Historical Statistics. Europe, 1750-1993. 4th edition, 1998; Mitchell B.R. International Historical Statistics. The Americas, 1750-1993. 4th edition, 1998; Mitchell B.R. International Historical Statistics. Africa, Asia and Oceania, 1750-1993. 3rd edition, 1998; International Financial Statistics. IMF, Washington, various issues; Demographic Yearbook. UN, New York, various issues; Social Indicators of Development. World Bank, various issues; Banks A.S. Cross-Polity Time-Series Data. The MIT Press. Cambridge, Mass., and London, 1971; McEvedy C. and Jones R. Atlas of World Population History. Penguin Books, New York, 1978; Keyfitz N. and Flieger W. World Population Growth and Aging. Demographic Trends in the Late Twentieth Century. The University of Chicago Press, Chicago and London, 1990; Maddison A. The World Economy in the 20th Century. OECD, Paris, 1989; Maddison A. Dynamic Forces in Capitalist Development. A Long-Run Comparative View. Oxford University Press, 1991; Maddison A. The Nature and Functioning of European Capitalism: A Historical and Comparative Perspective. University of Groningen, 1997; Liesner Th. One Hundred Years of Economic Statistics. A New Edition of Economic Statistics, 1900-1983. Revised and Expanded to 1987. Facts On File, New York and Oxford, 1989; Statistical Abstract of Latin America. Ed. by James W.Wilkie and Jose G.Ortega. Vol. 33. University of California, Los Angeles, 1997; Randall L. A Comparative Economic History of Latin America, 1500-1914. Vol. 1-4. Institute of Latin American Studies, Columbia University, Ann Arbor, Mich., 1977; Mizoguchi T. and Umemura M. Basic Economic Statistics of Former Japanese Colonies, 1895-1938. Estimates and Findings. Toyo Keizai Shinposha, Tokyo, 1988; Vazquez-Presedo, V. Estadisticas Historicas Argentinas. Compendio, 1873-1973. Instituto de Economia Aplicada, Buenos Aires, 1988; Veganzones M.-A. with Winograd C. Argentina in the 20th Century. OECD, Paris, 1997; Australians: Historical Statistics. Ed. Wray Vamplew. Fairfaх, Syme & Weldon Ass., Victoria, 1987; Geschichte und Ergebnisse der zentralen amtlichen Statistik in Osterreich, 1829-1979. Wien, 1979; Estatisticas Historicas do Brasil. Series Economicas, Demograficas e Socias de 1550 a 1988. IBGE, Rio de Janeiro, 1990; Ludwig A. Brazil: A Handbook of Historical Statistics. G.K.Hall&Co, Boston, 1985; Leacy F.H. Historical Statistics of Canada. Statistics Canada, Ottawa, 1983; Mamalakis M.J. Historical Statistics of Chile. Vols. 1-6. Greenwood Press, Westport, Conn., London, England, 1978-1989; Maddison A. Chinese Economic Performance in the Long Run. OECD, Paris, 1998; The Historical National Accounts of the People's Republic of China, 1952-1995. Hitotsubashi University, Tokyo, 1997; Schroeder S. Cuba: A Handbook of Historical Statistics. G.K.Hall & Co., Boston, 1982; Brundenius C. Revolutionary Cuba: The Challenge of Economic Growth with Equity. Westview Press, Boulder and London, 1984; Historicka Statisticka Rocenka CSSR, 1945-1983. SNTL, ALFA, Praha, 1985; Hansen S.A. Okonomisk Vaekst I Danmark. Bind I, 1720-1914. G.E.C.Gads Forlag, Kobenhavn, 1972; Johansen H.C. Dansk Okonomisk Statistik, 1814-1980. Gyldendal, Copenhagen, 1985; Mead D. Growth and Structural Change in the Egyptian Economy. Richard D.Irwin, Inc., Homewood, Ill., 1967; Hjerppe R. The Finnish Economy, 1860-1985. Growth and Structural Change. Bank of Finland, Government Printing Center, Helsinki, 1989; Annuaire Retrospectif de la France. Series Longues, 1948-1988. INSEE, Paris, 1990; Toutain J.-C. Le Produit Interieur Brut de la France de 1789 a 1982. Cahiers de l'I.S.M.E.A. Serie Histoire Quantitative de l'Economie Francaise, no 15, Paris, 1987; Fontveille L. Evolution et Croissance de l'Etat Francaise: 1815-1969. Cahiers de l'I.S.M.E.A. Serie Histoire Quantitative de l'Economie Francaise, no 13, Paris, 1976; Delorme R. et Andre C. L'Etat et L'Economie. Editions du Seuil, Paris, 1983; Hoffmann W.G. Das Wachstum der Deutschen Wirtschaft seit der Mitte des 19 Jahrhunderts. Springer-Verlag, Berlin, Heidelberg, 1965; Statistische Arebeitsbucher zur Neueren Deutschen Geshichte, Band I-III. Verlag C.H.Beck, Munchen, 1975-1982; Die Bundesrepublik Deutschland in Zahlen, 1945/49-1980. Von R. Rylewski und M.O. de Hipt. Verlag C.H.Beck, Munchen, 1987; Die Deutsche Demokratische Republik in Zahlen, 1945/49-1980. Von R. Rylewski und M.O. de Hipt. Verlag C.H.Beck, Munchen, 1975-1982; Matolcsy M. and Varga S. The National Income of Hungary, 1924/25-1936/37. P.S.King & Son, Ltd., London, 1938; Icelandic Historical Statistics, Statistics Iceland, Reykjavik, 1997; Mukherjee M. National Income of India. Trends and Structure. Statistical Publishing Society, Calcutta, 1969; Sommario di Statistiche Storiche dell'Italia, 1861-1965. Istituto Centrale di Statistica, Roma, 1968; Sommario di Statistiche Storiche, 1926-1985. Istituto Centrale di Statistica, Roma, 1986; Indagine Statistica sullo Sviluppo del Reddito Nazionale dell'Italia dal 1861 al 1956. Istituto Centrale di Statistica, Roma, 1986; Fua G. Lo Sviluppo Economico in Italia. Vols. 1-3. Franco Angeli Editore, Milano, 1978-1981; Fua G. Notes on Italian Economic Growth, 1861-1964. Editore Giuffre, Milano, 1965; Repaci F.A. La Finanza Pubblica Italiana nel Secolo, 1861-1960. Zanicelli Editore, Bologna, 1962; Forsyth D.J. The Crisis of Liberal Italy. Monetary and Financial Policy, 1914-1922. Cambridge University Press, Cambridge, 1993; Changing Economy in Indonesia. A Selection of Statistical Source Material from the early 19th Century up to 1940. Vols. 2, 5, 11. Martinus Nijhoff, The Hague, 1976-1991; Historical Statistics of Japan. Vols. 1-5. Japan Statistical Association, Tokyo, 1987-1988; Emi K. Government Fiscal Activity and Economic Growth in Japan, 1868-1960. Kinokunia Bookstore Co., Ltd., Tokyo, 1963; Hwang E.-G. The Korean Economies. A Comparison of North and South. Clarendon Press, Oxford, 1993; Bahl R., Kim C.K., Park C.K. Public Finances During the Korean Modernization Process. Harvard University Press, Cambridge, Mass., 1986; Public Finance in Korea. Seoul National University Press, Seoul, 1992; Suh S.C. Growth and Structural Changes in the Korean Economy, 1910-1940. Harvard University Press, Cambridge, Mass., 1978; Statistiques Historiques, 1839-1989. Statec, Luxembourg, 1990; Statistics on the Mexican Economy, 1900-1976. Nacional Finaciera, S.A., Mexico, 1977; Bennett R.L. The Financial Sector and Economic Development. The Mexican Case. The John Hopkins Press, Baltimore, 1965; Reynolds C.W. The Mexican Economy. Twentieth-Century Structure and Growth. Yale University Press, New Haven and London, 1970; Zeventig Jaren Statistiek in Tijdreeksen, 1899-1969. Staatsuitgeverij, Gravenhage, 1970; Tachtig Jaren Statistiek in Tijdreeksen, 1899-1979. Staatsuitgeverij, Gravenhage, 1979; Bloomfield G.T. New Zealand: A Handbook of Historical Statistics. G.K.Hall & Co., Boston, 1984; National Accounts, 1865-1960. Central Bureau of Statistics of Norway, Oslo, 1970; Historical Statistics, 1978. Central Bureau of Statistics of Norway, Oslo, 1978; Historical Statistics, 1994. Central Bureau of Statistics of Norway, PDC, Oslo, 1995; Trends in Norwegian Economy, 1865-1960. Central Bureau of Statistics of Norway, Oslo, 1966; 25 Years of Pakistan in Statistics, 1947-1972. Central Statistical Office, Karachi, 1972; Portocarrero F.S, Beltran A.B., Romero M.E.R. Compendio Estadistico del Peru: 1900-1990. Universidad del Pacifico, Centro de Investigacion, Lima, 1992; USSR: Measures of Economic Growth and Development, 1950-1980. Washington, 1982; Steinberg D. The Soviet Economy. 1970-1990. A Statistical Analysis. San Francisco, 1990; Кудров В. Советская экономика в ретроспективе: опыт переосмысления. М., 1997; South African Statistics, 1995. Central Statistical Service, Pretoria, 1997; van Waasdijk T. Public Expenditure in South Africa. Witwatersrand University press, Johannesburg, 1964; Historical Statistics of Sweden. Vols. 1-3. Central Bureau of Statistics, Stockholm, 1959-1960; Krantz O. Offentlig Verksamhet, 1800-1980. Studentlitteratur, Lund, 1987; Historical Statistics of Switzerland. Ed. by H.Ritzmann-Blickenstorfer. Chronos-Verlag, Zurich, 1996; National Income in Taiwan Area of the Republic of China, 1997. National Accounts for 1951-1996. Bureau of Statistics, Taipei, 1997; Po S.P.S. Economic Development of Taiwan, 1860-1970. Yale University Press, New Haven and London, 1978; Wilson C. Thailand: A Handbook of Historical Statistics. G.K.Hall & Co., Boston, 1983; National Income and Expenditure of Turkey, 1962-1973. State Institute of Statistics, Ankara, 1974; McCarthy J. The Arab World, Turkey, and The Balkans (1878-1914): A Handbook of Historical Statistics. G.K.Hall & Co., Boston, 1983; Mitchell B.R. British Historical Statistics. Cambridge University Press, Cambridge, 1988; Peacock A.T. and Wiseman J. assisted by J.Veverka. The Growth of Public Expenditure in the United Kingdom. Princeton University Press, Princeton, 1961; Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970. Vols. 1-2. US Bureau of Census, Washington, D.C., 1975; Kuznets S. National Product since 1869. Arno Press, New York, 1975; Long Term Economic Growth, 1860-1970. Bureau of Economic Analysis, Washington, D.C., 1973; National Income and Product Accounts of the United States. Vol. 1, 1929-58, vol. 2, 1959-88. Bureau of Economic Analysis, Washington, D.C. 1992-1993; Kurian G.T. Datapedia of the United States, 1790-2000. America Year by Year. Bernan Press, Lanham, MD, 1994; Economic Report of the President. US Government Printing Office, Washington, 1999; Historical Tables. Budget of the United States Government. Fiscal Year 1999. US Government Printing Office, Washington, 1998; Izard M. Series Estadisticas para la Historia de Venezuela. Universidad de Los Andes, Merida, 1970; Baptista A. Bases Cuantitativas de la Economia Venezolana, 1830-1989. Ediciones Maria de Mase, Caracas, 1991; Jugoslavia, 1918-1988. Statisticki Godisnjak. Beograd, 1989; национальные статистические справочники за различные годы.] По этим же источникам в ряде случаев были уточнены и показатели национальных счетов.

Прежде чем приступить непосредственно к анализу статистических данных, необходимо сделать еще два важных уточнения. Первое из них касается временных границ исследуемого периода. Несмотря на значительные достижения исторической статистики последнего времени качество статистических показателей по мере удаления от сегодняшнего дня существенно снижается, а количество стран, по которым имеются соответствующие оценки, -- резко уменьшается. Так как более или менее достоверные оценки ВВП в 1913 г. были получены для 50 стран, а в 1900 г. -- только для 41 страны, то выбор начальной точки рассматриваемого периода был сделан в пользу 1913 г. Завершающей точкой рассматриваемого периода стал 1998 г. -- последний год, по которому имеются соответствующие статистические данные.

Второе уточнение вызвано ограниченностью данных об экономической дифференциации регионов и частей стран мира, претерпевших в течение ХХ века существенные территориальные изменения. В связи с этим в проведенных расчетах было сделано допущение, согласно которому в 1913 г. уровень производства ВВП на душу населения на территории нынешней Чешской Республики совпадал с соответствующим показателем, определенным для территории всей б.Чехословакии; показатель Российской Федерации -- с показателем всей Российской Империи, показатель нынешней Югославии (Сербии и Черногории) -- с показателем Югославии в границах 1948--1991 гг., показатели Северной и Южной частей Кореи в 1913 г. были приняты одинаковыми. В остальных случаях границы территорий, для которых определены экономические показатели в 1913 г., совпадают с границами этих стран в 1998 г.

Экономические итоги ХХ-го века

Важнейшими индикаторами, по величине которых традиционно судят о положении той или иной страны в мировой экономике, выступают площадь ее территории, численность населения, производимый ВВП, объем экпортируемых товаров, а также значения последних двух показателей на душу населения. Данные табл. 1 свидетельствуют о радикальном снижении места и роли России в мировых территории, населении, экономике в течение ХХ века. Если доля России в сухопутной территории планеты уменьшилась на 23%, то в мировом населении -- на 74% (почти в 4 раза), а в мировом ВВП -- на 83% (почти в 6 раз). Если же устранить влияние фактора сокращения территории в результате распада Российской Империи, а затем и СССР, и сопоставлять показатели, относящиеся к Российской Федерации в границах 1998 г., то доля России в мировом населении уменьшилась более чем вдвое, а в мировом ВВП -- более чем втрое.

Таблица 1. Изменение удельного веса России в мире в ХХ веке

љ Абсолютное значение показателей: В % к миру:
1913 1998 1913 1998
Территория, млн кв. км:
Мир 148,9 148,9 100,0 100,0
Российская империя 22,1 љ 14,84 љ
Российская Федерация 17,1 17,1 11,47 11,47
Население, млн чел.:
Мир 1771,9 5952,0 100,0 100,0
Российская империя 170,8 љ 9,64 љ
Российская Федерация 92,2 147,1 5,20 2,47
ВВП, млрд дол. по ППС в ценах 1993 г.:
Мир 2940,9 36698,0 100,0 100,0
Российская империя 274,1 љ 9,32 љ
Российская Федерация 148,0 599,5 5,03 1,63
ВВП на душу населения, дол. по ППС в ценах 1993 г.:
Мир 1660 6166 100,0 100,0
Российская империя 1605 љ 96,7 љ
Российская Федерация 1605 4076 96,7 66,1
Экспорт, млрд дол. США:
Мир 18,401 5444,9 100,0 100,0
Российская империя 0,783 љ 4,26 љ
Российская Федерация 0,423 74,4 2,30 1,37
Экспорт на душу населения, дол. США:
Мир 10,50 915 100,0 100,0
Российская империя 4,58 љ 43,6 љ
Российская Федерация 4,58 506 43,6 55,3

Источник: ИЭА

Существенное относительное (а по численности населения -- и абсолютное) сокращение демографического и экономического потенциалов России привело к возникновению резких диспропорций в показателях относительного веса России в мире. Если в 1913 г. доля страны в мировой территории превышала ее долю в населении и ВВП мира примерно в полтора раза, то в 1998 г. удельный вес России в населении мира оказался в 4,6 раза, а удельный вес в мировом ВВП -- в 7 с лишним раз меньше ее удельного веса в мировой территории. Как убедительно демонстрирует мировая история, сохранять такие диспропорции в течение длительного времени при наличии стран-соседей, быстро наращивающих свои демографические, экономические и военные потенциалы, не удавалось никому. Рано или поздно наступает их коррекция. Если страна, оказавшаяся в подобной ситуации, своевременно не восстанавливает до приемлемого уровня свои демографический и экономический потенциалы, неизбежная "корректировка" происходит за счет территории.

Радикальное изменение места России в мире произошло под воздействием ряда факторов, среди которых можно выделить три основные группы -- территориальные, демографические и экономические. По данным табл. 1 определим вклад каждой из этих групп.

  • Территориальные. Распад вначале Российской Империи, а затем и бывшего СССР и получение почти двумя десятками народов, проживавших на их территории, своей государственной независимости позволяют объяснить на 100% снижение удельного веса России в площади мировой поверхности суши, на 61,9% -- в мировом населении, на 34,6% -- в мировом ВВП. Пожалуй, действие только этой группы факторов следует признать имеющим исторически вполне объективный и неизбежный характер.љ
  • Демографические. Относительно более низкие, чем в среднем в мире, показатели рождаемости, более высокие показатели смертности и соответственно средней продолжительности жизни позволяют объяснить 38,1% в сокращении удельного веса России в мировом населении и 21,2% в снижении удельного веса России в мировом ВВП. Анализ непосредственных причин демографической катастрофы, разразившейся в ХХ веке в России, выходит за рамки настоящей статьи. Здесь следует лишь отметить, что значительное влияние экономических факторов на демографическую динамику не подлежит сомнению.
  • Экономические. Снижение относительного показателя душевого производства ВВП (с 96,7% от среднемирового уровня в 1913 г. до 66,1% в 1998 г.) объясняет 44,2% в сокращении удельного веса России в мировом ВВП. Если признать факт двойного распада империи закономерным, находящимся за пределами эффективного воздействия национальных властей, и исключить территориальные факторы из нашего рассмотрения, то тогда экономические причины позволяют объяснить 67,6% в изменении места России в мировой экономике. Если же дополнительно к этому признать демографическое развитие страны исключительно результатом ее экономического развития, то тогда экономические причины становятся фактически единственными в объяснении изменения места страны в мировой экономике.

Как бы то ни было -- даже при использовании наиболее консервативных подходов -- очевидно, что сокращение удельного веса России в мировой экономике в ХХ веке предопределено в первую очередь существенно более медленным, чем в среднем в мире, ростом производства ВВП на душу населения. Почему же экономический рост в России оказался столь медленным?

Страновые различия в темпах экономического роста

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, сопоставим результаты экономического развития 50 стран мира в 1913--1998 гг. (табл. 2). Рассмотрение этих данных позволяет сформулировать несколько важных наблюдений.

Таблица 2. Динамика ВВП на душу населения в 1913--1998 гг.

љ Страны ВВП на душу населения
в дол. по ППС
в ценах 1993 г.
в % к уровню США изменение в % к уровню США в % к среднемировому уровню изменение в % к среднемиро-
вому уровню
1913 1998 1913 1998 1913-1998 1913 1998 1913-1998
1. Япония 1439 21546 25,1 76,2 51,1 86,7 349,4 262,8
2. Тайвань 856 17907 15,0 63,3 48,4 51,6 290,4 238,8
3. Норвегия 2454 23814 42,9 84,2 41,4 147,8 386,2 238,4
4. Исландия 2779 22973 48,6 81,3 32,7 167,4 372,6 205,1
5. Финляндия 2211 20172 38,6 71,4 32,7 133,2 327,1 193,9
6. Ирландия 2948 21875 51,5 77,4 25,9 177,6 354,8 177,2
7. Италия 2704 19977 47,2 70,7 23,4 162,9 324,0 161,1
8. Корея, Республика 1022 12980 17,9 45,9 28,1 61,6 210,5 148,9
9. Португалия 1460 14174 25,5 50,1 24,6 88,0 229,9 141,9
10. Дания 4059 23797 70,9 84,2 13,3 244,6 385,9 141,4
11. Австрия 3762 21932 65,7 77,6 11,9 226,6 355,7 129,1
12. Франция 3723 21538 65,0 76,2 11,1 224,3 349,3 125,0
13. Швейцария 4537 24215 79,3 85,7 6,4 273,4 392,7 119,4
14. Швеция 3339 19638 58,3 69,5 11,1 201,2 318,5 117,3
15. США 5724 28268 100,0 100,0 0,0 344,8 458,4 113,6
16. Испания 2432 15678 42,5 55,5 13,0 146,5 254,3 107,7
17. Бельгия 4454 22796 77,8 80,6 2,8 268,4 369,7 101,4
18. Греция 1748 12406 30,5 43,9 13,3 105,3 201,2 95,9
19. Германия 4134 21060 72,2 74,5 2,3 249,1 341,6 92,5
20. Нидерланды 4260 21110 74,4 74,7 0,2 256,7 342,4 85,7
21. Канада 4544 21981 79,4 77,8 -1,6 273,7 356,5 82,7
22. Таиланд 912 6824 15,9 24,1 8,2 55,0 110,7 55,7
23. Венесуэла 1191 7063 20,8 25,0 4,2 71,7 114,5 42,8
24. Бразилия 905 5841 15,8 20,7 4,9 54,5 94,7 40,2
25. Турция 1056 6227 18,4 22,0 3,6 63,6 101,0 37,4
26. Мексика 1582 7511 27,6 26,6 -1,1 95,3 121,8 26,5
27. Чешская Республика 2261 9912 39,5 35,1 -4,4 136,2 160,7 24,6
28. Колумбия 1333 6422 23,3 22,7 -0,6 80,3 104,1 23,8
29. Египет 1168 5458 20,4 19,3 -1,1 70,4 88,5 18,2
30. Китай 742 3351 13,0 11,9 -1,1 44,7 54,4 9,6
31. Чили 2861 11112 50,0 39,3 -10,7 172,4 180,2 7,8
32. Перу 1118 4340 19,5 15,4 -4,2 67,4 70,4 3,0
33. Великобритания 5427 20294 94,8 71,8 -23,0 327,0 329,1 2,2
34. Пакистан 786 2689 13,7 9,5 -4,2 47,4 43,6 -3,8
35. Индонезия 989 3337 17,3 11,8 -5,5 59,6 54,1 -5,5
36. Гана 699 2189 12,2 7,7 -4,5 42,1 35,5 -6,6
37. ЮАР 1565 5196 27,3 18,4 -9,0 94,3 84,3 -10,0
38. Австралия 5937 21033 103,7 74,4 -29,3 357,7 341,1 -16,6
39. Индия 715 1597 12,5 5,7 -6,8 43,1 25,9 -17,2
40. Венгрия 2263 7327 39,5 25,9 -13,6 136,3 118,8 -17,5
41. Бангладеш 665 1373 11,6 4,9 -6,8 40,1 22,3 -17,8
42. Югославия 1110 2790 19,4 9,9 -9,5 66,9 45,2 -21,6
43. Мьянма 685 992 12,0 3,5 -8,5 41,3 16,1 -25,2
44. Болгария 1616 4301 28,2 15,2 -13,0 97,3 69,7 -27,6
45. Российская Федерация 1605 4076 28,0 14,4 -13,6 96,7 66,1 -30,6
46. КНДР 1022 1908 17,9 6,7 -11,1 61,6 30,9 -30,7
47. Филиппины 1529 3140 26,7 11,1 -15,6 92,1 50,9 -41,2
48. Новая Зеландия 5584 17694 97,6 62,6 -35,0 336,5 287,0 -49,5
49. Куба 1926 2663 33,7 9,4 -24,2 116,1 43,2 -72,9
50. Аргентина 4095 9623 71,5 34,0 -37,5 246,7 156,1 -90,7
љ В среднем в мире 1660 6166 29,0 21,8 -7,2 100,0 100,0 0,0

Источник: ИЭА

Первое, во всех странах произошло абсолютное увеличение ВВП на душу населения, во всех странах был зафиксирован положительный экономический рост. Поэтому судить об успехах или неудачах в экономическом развитии в долгосрочной перспективе нельзя лишь на основе данных об абсолютных значениях роста. Необходимо иметь представление о том, каким экономический рост в той или иной стране оказался по сравнению с показателями других стран, со среднерегиональными или среднемировыми показателями.

Второе, экономический рост в странах мира оказался чрезвычайно неравномерным. Если использовать в качестве критерия темпы экономического роста в США, то наилучшие результаты в 1913--1998 гг. продемонстрировали Япония, Тайвань, Норвегия, Исландия и Финляндия. Если взять в качестве точки отсчета среднемировой уровень ВВП на душу населения, то эти же страны улучшили свои показатели в наибольшей степени. С другой стороны, Аргентина, Куба, Новая Зеландия, Филиппины и КНДР в наибольшей степени их ухудшили.

Третье, по изменению своего места на шкале душевого производства ВВП Россия оказалась в нижнем квинтиле списка наряду с вышеупомянутыми странами, а также Болгарией, Мьянмой, Югославией и Бангладеш. Таким образом, ХХ-е столетие в экономическом плане было "потеряно" не только Россией, но и рядом других стран.

Изменение относительного положения стран на мировой шкале предопределено различиями в их темпах экономического роста (табл. 3). Абсолютным рекордсменом по этому показателю в ХХ веке стал Тайвань, ВВП на душу населения в котором увеличивался в среднем на 3,64% в год и в итоге за 85 лет возрос почти в 21 раз. Вслед за Тайванем идут Япония и Южная Корея. Эти три страны смогли продемонстрировать в уходящем столетии настоящие "экономические чудеса". На противоположной стороне шкалы находятся Куба, Мьянма и Северная Корея -- страны, экономическое развитие в которых в завершающемся столетии заслуживает наименования "экономической катастрофы". Здесь -- так же, как и в табл. 2, Российская Федерация находится в квинтиле стран с самыми низкими темпами экономического развития.

Таблица 3. Рост ВВП на душу населения в 1913--1998 гг.

љ Страны Абсолютный рост, раз Среднегодовые темпы прироста, %
1. Тайвань 20,91 3,64
2. Япония 14,98 3,24
3. Корея, Республика 12,70 3,03
4. Португалия 9,71 2,71
5. Норвегия 9,71 2,71
6. Финляндия 9,12 2,64
7. Исландия 8,27 2,52
8. Таиланд 7,48 2,40
9. Ирландия 7,42 2,39
10. Италия 7,39 2,38
11. Греция 7,10 2,33
12. Бразилия 6,46 2,22
13. Испания 6,45 2,22
14. Венесуэла 5,93 2,12
15. Турция 5,90 2,11
16. Швеция 5,88 2,11
17. Дания 5,86 2,10
18. Австрия 5,83 2,10
19. Франция 5,79 2,09
20. Швейцария 5,34 1,99
21. Бельгия 5,12 1,94
22. Германия 5,09 1,93
23. Нидерланды 4,96 1,90
24. США 4,94 1,90
25. Канада 4,84 1,87
26. Колумбия 4,82 1,87
27. Мексика 4,75 1,85
28. Египет 4,67 1,83
29. Китай 4,52 1,79
30. Чешская Республика 4,38 1,75
31. Чили 3,88 1,61
32. Перу 3,88 1,61
33. Великобритания 3,74 1,56
34. Австралия 3,54 1,50
35. Пакистан 3,42 1,46
36. Индонезия 3,37 1,44
37. ЮАР 3,32 1,42
38. Венгрия 3,24 1,39
39. Новая Зеландия 3,17 1,37
40. Гана 3,13 1,35
41. Болгария 2,66 1,16
42. Российская Федерация 2,54 1,10
43. Югославия 2,51 1,09
44. Аргентина 2,35 1,01
45. Индия 2,23 0,95
46. Бангладеш 2,06 0,86
47. Филиппины 2,05 0,85
48. КНДР 1,87 0,74
49. Мьянма 1,45 0,44
50. Куба 1,38 0,38
љ В среднем по 50 странам 5,44 1,82
љ В среднем в мире 3,71 1,56

Источник: таблица 2

Данные табл. 3 позволяют обратить внимание на кумулятивный эффект среднегодовых темпов экономического роста. Различия между крайними значениями среднегодовых темпов экономического роста на первый взгляд выглядят весьма незначительными -- всего лишь 3,26% в год (разница между показателями Тайваня и Кубы). Тем не менее поддержание разницы в таких темпах на протяжении 85 лет приводит к более чем 15-кратным различиям в абсолютных темпах роста. В результате Тайвань (в 1913 г. находившийся под колониальным управлением Японии китайский остров Формоза), бывший в то время одной из наиболее бедных стран мира, к концу столетия стал одной из наиболее богатых стран мира (по величине ВВП на душу населени -- на уровне Швеции и Новой Зеландии). С другой стороны, Куба, бывшая в 1913 г. вполне зажиточной (на уровне Финляндии, Чехии, Венгрии, Греции), к исходу века опустилась до уровня Пакистана.

Незначительные, казалось бы, колебания среднегодовых темпов экономического роста в течение длительного периода времени приводят к поистине удивительным результатам. Скажем, увеличение среднегодовых темпов прироста в течение 85 лет на "всего лишь" 1,0% способно увеличить абсолютный показатель ВВП на душу населения с 1,45 раза до 3,37 раза (показатели Мьянмы и Индонезии), с 2,35 раза до 5,34 раза (показатели Аргентины и Швейцарии), с 3,54 раза до 8,27 раза (показатели Австралии и Исландии), с 9,12 раза до 20,91 раза (показатели Финляндии и Тайваня). Фактически это означает, что, обеспечив повышение среднегодовых темпов экономического роста на 1%, за период длительностью менее века можно добиться более чем удвоения производства и доходов на душу населения.

Чем же объясняются страновые различия в темпах экономического роста?

Типы экономических систем и экономический рост

В качестве факторов, призванных объяснить страновые различия в темпах экономического роста, нередко называются такие, как размеры страны или размеры экономики. Утверждается, что крупные страны (по численности населения или по величине ВВП) не могут расти так быстро, как это делают относительно небольшие страны. Графики 1 и 2 показывают, что статистически значимой связи между размерами страны и темпами экономического роста не наблюдается. Существуют крупные страны, темпы экономического роста которых в течение столетия превышали среднемировые -- Япония, США, Германия, Бразилия, Франция. С другой стороны, есть немало небольших и средних стран, развивавшихся чрезвычайно медленно -- Куба, Югославия, Болгария, Гана, Новая Зеландия, Венгрия. Из двух Корей большая по численности населения Южная часть страны стала одним из мировых лидеров по темпам экономического роста, в то время как меньшая по численности Северная -- одним из мировых лидеров по темпам стагнации. Из двух Германий более быстрыми темпами развивалась более крупная в демографическом и экономическом отношениях Западная часть страны, в то время как менее крупная Восточная -- все более и более отставала [Основные тенденции мировой экономики во второй половине ХХ века. -- Вопросы экономики, 1997, " 10, сс. 134--135].

Согласно другому распространенному мнению, важную роль в предопределении темпов экономического роста играет стартовый уровень экономического развития. Утверждается, что менее развитые страны растут быстрее, чем более развитые. Правда, существует и другая точка зрения, согласно которой небогатые страны попадают в так называемую "ловушку бедности", из которой затем никак не могут выбраться. График 3 показывает, что статистически значимой связи (ни отрицательной, ни положительной) между начальным уровнем экономического развития и последующими темпами экономического роста не существует. В мире есть страны, бывшие весьма богатыми в 1913 г., и развивавшиеся затем как весьма быстро (Ирландия, Дания, Швейцария, США), так и довольно медленно (Аргентина, Новая Зеландия, Австралия, Великобритания). С другой стороны, одни страны, бывшие весьма бедными в 1913 г., так и остались в этой когорте (Северная Корея, Мьянма, Бангладеш, Индия). Другие же продемонстрировали фантастические темпы экономического роста и смогли действительно вырваться из нищеты (Тайвань, Южная Корея, Таиланд).

Отсутствие какой-либо связи между начальным уровнем экономического развития и темпами экономического роста было показано также на более широкой совокупности стран для периода 1979--1996 гг. [Секрет китайского экономичесого "чуда". -- Вопросы экономики, 1998, " 4, с. 16]. Там же было продемонстрировано отсутствие влияния на темпы экономического роста структуры производства и занятости [там же, с. 16--17].

Таким образом, ни размеры страны (или экономики), ни начальный уровень экономического развития, ни особенности структуры экономики не в состоянии объяснить страновые различия в темпах экономического роста. Чем же они объясняются?

Проверим, играет ли какую-либо роль такой фактор, как тип экономической системы. Для этого все страны из табл. 3 сгруппируем по признаку существования в них в течение какого-либо отрезка времени в ХХ веке централизованно планируемой экономики (ЦПЭ) (табл. 4). Таких стран оказалось 8 из нашего списка в 50 стран. Остальные 42 страны сформировали соответственно группу стран с рыночной экономикой (в том числе и такие медленно развивавшиеся страны, как Мьянма, Филиппины, Бангладеш, Индия).

Таблица 4. Экономический рост в странах с различными экономическими системами в 1913--1998 гг.

Группы стран ВВП на душу населения по ППС:
в дол. в ценах 1993 г. в % к среднему по выборке из 50 стран в % к среднемировому уровню абсолютный рост, раз среднегодовые темпы прироста, %
1913 г. 1998 г. 1913 г. 1998 г. 1913 г. 1998 г. 1913-1998 гг. 1913-1998 гг.
В среднем по выборке из 50 стран 2359 12322 100,0 100,0 142,1 199,9 5,44 1,82
В среднем по 42 странам с рыночной экономикой 2509 13805 106,4 112,0 151,2 223,9 5,93 1,94
В среднем по 8 странам с централизованно планируемой экономикой 1568 4541 66,5 36,9 94,5 73,6 2,89 1,18
Справочно:
в среднем в мире
1660 6166 70,4 50,0 100,0 100,0 3,71 1,56

љИсточник: таблица 2

Среднегодовые показатели экономического роста в группе из 8 стран с ЦПЭ (1,18%) оказались заметно ниже, чем в среднем по 42 странам с рыночной экономикой (1,94%), чем в среднем по всей выборке из 50 стран (1,82%) и даже, чем в среднем во всем мире (1,56%). Более того, ни одна из стран с ЦПЭ в течение ХХ века не имела среднегодовых темпов экономического роста, превышавших среднюю величину по всей выборке из 50 стран (1,82%). Поэтому несмотря на увеличение абсолютного показателя ВВП на душу населения почти в 2,9 раза (с 1568 до 4541 дол.) относительные позиции этой группы стран заметно ухудшились. По отношению к среднемировому уровню ее показатель опустился с 94,5 до 73,6%, по отношению к среднему показателю выборки из 50 стран -- с 66,5 до 36,9%, по отношению к среднему уровню группы стран с рыночной экономикой -- с 62,5 до 32,9%.

Соответственно относительные позиции группы стран с рыночной экономикой (несмотря на огромные различия внутри нее) существенно улучшились, а абсолютный рост ВВП на душу населения в них оказался вдвое более быстрым, чем в странах с ЦПЭ (5,93 и 2,89 раза).

Против полученных здесь результатов и выводов возможно возражение, связанное с выбором конкретного периода сопоставления, поскольку для многих бывших социалистических стран 1990-е годы оказались годами глубокого экономического кризиса, и, следовательно, результаты их экономического развития оказываются хуже, чем они могли быть и были до начала этого кризиса. Для того, чтобы проверить, насколько это возражение обоснованно, было проведено сопоставление темпов экономического развития стран с ЦПЭ (и их регионов, ставших позднее независимыми государствами) во время "золотого века" их экономического роста -- с 1950 по 1989 гг. (для СССР и постсоветских государств -- с 1950 по 1991 г.) [Основные тенденции мировой экономики во второй половине ХХ века. -- Вопросы экономики, 1997, " 10, сс. 130--137.]. Выяснилось, что ни одна страна с ЦПЭ даже в этот, наиболее благоприятный для них, период не развивалась быстрее, чем сопоставимые с ними страны с рыночной экономикой.

Таким образом, статистически подтверждается закономерность, хорошо известная из практического опыта: экономическая система, основанная на централизованном планировании, препятствует быстрому экономическому росту. Страны с централизованно планируемой экономикой развиваются, как правило, медленнее, чем страны с рыночной экономикой.

Формулирование этого постулата важно, но недостаточно. На многие вопросы он не дает ответов.

  • Во-первых, вопреки довольно распространенным ожиданиям переход к рыночной экономике в России и ряде других странах с ЦПЭ пока не привел к ускорению экономического роста и чувствительному повышению благосостояния людей. Наоборот, во многих странах переход к рыночной экономике сопровождался обострением экономического кризиса. Затянувшееся отсутствие экономического роста (а в ряде случаев -- и резкий спад производства), значительное снижение уровня жизни заставили некоторых наблюдателей выразить сомнения в правильности сделанного перехода к рыночной экономике. Для многих из них пусть низкие, но тем не менее положительные темпы экономического роста в условиях плановой экономики выглядят гораздо привлекательнее быстрого сокращения производства или его стагнации в условиях рыночной.
  • Во-вторых, некоторые страны с рыночной экономикой в течение длительного периода имели темпы экономического роста, сопоставимые с соответствующими показателями стран с ЦПЭ или даже более низкие. В частности, экономический рост в Китае оказался более быстрым, чем в любой другой крупной азиатской стране с рыночной экономикой -- Индии, Пакистане, Бангладеш, Индонезии. Чешская экономика развивалась быстрее (даже с учетом кризиса 1990-х годов), чем высокоразвитые австралийская или новозеландская. А Венгрия и Болгария имели более высокие темпы роста, чем рыночные Аргентина или Филиппины. Почему?
  • В-третьих, среди стран с рыночной экономикой разброс значений между среднегодовыми темпами экономического роста весьма велик и достигает 3,20% (между показателями Тайваня и Мьянмы). Это означает, что при наличии рыночной экономики за 85 лет можно увеличить душевой доход в стране и в 20 с лишним раз и только на 45%. Чем можно объяснить такую огромную разницу?

Ответ на эти вопросы лежит в характере проводившейся экономической политики.

Типы экономической политики и экономический рост

Для того, чтобы выявить характер воздействия экономической политики на экономический рост, 42 страны с рыночной экономикой были сгруппированы по темпам экономического роста (верхняя половина табл. 5). Обнаружилась достаточно отчетливая отрицательная связь между ними и показателями государственных финансов (государственных расходов и бюджетным дефицитом), нормированными по величине уровня экономического развития. Последний был определен как отношение ВВП на душу населения соответствующей страны к среднемировому показателю. Следовательно, показатели государственных финансов, нормированные по уровню экономического развития, показывают, в какой степени государственная финансовая нагрузка на экономику в данной стране отклоняется от "нормальной" для нее величины, предопределенной ее уровнем экономического развития.

Таблица 5. Экономический рост в странах с рыночной экономикой в 1913--1998 гг.

Критерии группировки / группы стран Количество стран Показатели, нормированные по уровню экономического развития: ВВП на душу населения по ППС:
госу-
дарственные расходы в % к ВВП
бюджетный дефицит в % к ВВП в дол. в ценах 1993 г. в % к среднему уровню стран с рыночной экономикой в % к средне-
мировому уровню
абсолютный рост, раз средне-
годовые темпы прироста, %
1913 г. 1998 г. 1913 г. 1998 г. 1913 г. 1998 г. 1913-1998 гг. 1913-1998 гг.
По темпам прироста ВВП на душу населения в год:
более 2,5% в год 7 11,7 -0,3 1746 19081 69,6 138,2 105,2 309,5 12,20 2,93
от 2 до 2,5% в год 13 17,8 -2,1 2563 15924 102,1 115,4 154,4 258,3 6,37 2,20
от 1,5 до 2,0% в год 11 19,4 -3,1 3328 15487 132,6 112,2 200,5 251,2 4,61 1,81
от 1,0 до 1,5% в год 7 31,0 -5,9 2808 8823 111,9 63,9 169,2 143,1 3,19 1,36
Менее 1,0% в год 4 79,5 -27,1 899 1776 35,8 12,9 54,1 28,8 1,95 0,77
По доле государственных расходов в ВВП, нормированной по уровню экономического развития:
менее 12,5% 8 9,2 -0,1 3093 21592 123,3 156,4 186,4 350,2 10,05 2,57
от 12,5 до 20% 19 15,2 -1,2 3374 17807 134,4 129,0 203,3 288,8 5,79 2,02
от 20 до 25% 4 23,3 -4,6 1445 7670 57,6 55,6 87,1 124,4 5,14 1,91
от 25 до 50% 6 34,9 -6,2 1202 4866 47,9 35,3 72,4 78,9 4,30 1,65
более 50% 5 79,2 -27,1 710 1768 28,3 12,8 42,8 28,7 2,46 1,01
Справочно:
в среднем по странам с рыночной экономикой 42 25,3 -5,1 2509 13805 100,0 100,0 151,2 223,9 5,93 1,94
в среднем в мире 199 36,9 -4,3 1660 6166 66,1 44,7 100,0 100,0 3,71 1,56

Выяснилось (и это можно назвать вторым постулатом), что наиболее высокие темпы экономического роста наблюдаются в странах, проводивших наиболее либеральную экономическую политику и имевших наиболее низкие показатели государственных расходов и бюджетного дефицита, нормированные по уровню экономического развития. И, наоборот, наиболее низкими темпами экономического роста отличаются страны с наиболее высокой государственной нагрузкой на экономику.

Чтобы проверить полученную закономерность, те же 42 страны с рыночной экономикой были перегруппированы на этот раз в зависимости от величины государственной нагрузки на экономику, нормированную по уровню экономического развития. Закономерность сохранилась: страны, имеющие наименьшую государственную нагрузку на экономику, растут намного быстрее, чем страны, в которых государственная нагрузка на экономику существенно больше.

Эта же закономерность затем была проверена на подгруппе из 8 стран с ЦПЭ (верхняя и нижняя части табл. 6). Хотя абсолютные значения государственной нагрузки на экономику существенно выросли по сравнению со странами с рыночной экономикой, закономерность сохранила свое действие и на существенно более узкой выборке. И среди стран с ЦПЭ относительно быстрее развивались страны, в которых относительный уровень государственной нагрузки на экономику был ниже, чем в среднем по группе. Страны же с более высокой государственной нагрузкой на экономику развивались медленнее всего.

Таблица 6. Экономический рост в странах с централизованно планируемой экономикой (ЦПЭ) в 1913--1998 гг.

Критерии группировки / группы стран Количество стран Показатели, нормированные по уровню экономического развития: ВВП на душу населения по ППС:
госу-
дарственные расходы в % к ВВП
бюджетный дефицит в % к ВВП в дол. в ценах 1993 г. в % к среднему уровню по странам с ЦПЭ в % к средне-
мировому уровню
абсолютный рост, раз средне-
годовые темпы прироста, %
1913 г. 1998 г. 1913 г. 1998 г. 1913 г. 1998 г. 1913-1998 гг. 1913-1998 гг.
По темпам прироста ВВП на душу населения в год:
более 1,5% в год 2 37,9 -0,5 1501 6632 95,7 146,0 90,4 107,6 4,45 1,77
от 1,0 до 1,5% в год 4 54,1 -5,3 1648 4623 105,1 101,8 99,3 75,0 2,74 1,19
Менее 1,0% в год 2 161,2 1,4 1474 2285 94,0 50,3 88,8 37,1 1,62 0,56
По доле государственных расходов в ВВП, нормированной по уровню экономического развития:
менее 50% 4 42,2 -1,6 1594 5845 101,7 128,7 96,0 94,8 3,66 1,51
от 50 до 100% 2 69,5 -8,0 1610 4188 102,7 92,2 97,0 67,9 2,60 1,13
более 100% 2 161,2 1,4 1474 2285 94,0 50,3 88,8 37,1 1,62 0,56
Справочно:
в среднем по странам с центра-
лизованно планируемой экономикой
8 76,9 -2,4 1568 4541 100,0 100,0 94,5 73,6 2,89 1,18
в среднем в мире 199 36,9 -4,3 1660 6166 105,9 135,8 100,0 100,0 3,71 1,56

Рассчитано по данным таблиц 5 и 6 Приложения

Обнаруженная зависимость, связывающая темпы экономического роста с размерами государственной финансовой нагрузки на экономику, похоже, носит универсальный характер. Она не только подтверждается при сопоставлении средних показателей по подгруппам стран с рыночной экономикой, с ЦПЭ и по всей выборке из 50 стран (нижние части табл. 5 и 6), но и при построении регрессионных уравнений (граф. 4 и 5). Кривую, образованную линией тренда, описывающего связь между уровнем государственных расходов и темпами экономического роста, можно назвать кривой экономического роста в ХХ веке.

Эта кривая показывает, что в странах, в которых государственные расходы, нормированные по уровню экономического развития, превышают 100% ВВП [поскольку показатели государственной фискальной нагрузки нормированы по относительной величине уровня экономического развития, то их значения могут превышать 100% ВВП], среднегодовые темпы экономического роста в течение столетия не превышали 1%. Сокращение нормированной государственной нагрузки на экономику до 50% ВВП повышает потенциальные темпы экономического роста до 1,5% в год. Дальнейшее снижение нормированной государственной нагрузки на экономику до 30% ВВП позволяет повысить потенциальные темпы роста экономики до 2 с небольшим процентов в год. При снижении нагрузки до 20% ВВП возможно ускорение экономического роста до 2,5% в год, а при ее сокращении до 15% ВВП и ниже среднегодовые темпы приросты ВВП на душу населения поднимаются вплоть до 3% в год.

Чтобы определить возможности каждого типа экономической системы с точки зрения достижения желаемых темпов экономического роста, соединим верхние части табл. 5 и 6 в табл. 7 таким образом, чтобы группы стран мира в ней были расположены в порядке убывания среднегодовых темпов экономического роста. Получились 5 своеобразных "ступеней" на "лестнице" экономического роста. Две верхние позиции (с темпами роста свыше 2,5% и от 2,0 до 2,5% в год) занимают исключительно страны с рыночной экономикой. Следовательно, для того, чтобы добиться максимальных темпов экономического роста, необходимо одновременно иметь и рыночную экономическую систему и низкие параметры государственной финансовой нагрузки на экономику. На трех нижних "ступеньках" экономического роста (от 1,5 до 2,0%, от 1,0 до 1,5% и менее 1% в год) можно оказаться и в условиях рыночной и в условиях централизованно плановой экономики. При этом однако страны с ЦПЭ отличаются, как правило, гораздо более высокими уровнями фискальной нагрузки, чем их рыночные "аналоги".

Таблица 7. Ранжирование групп стран мира по темпам экономического роста,
типу экономической системы и параметрам экономической политики в 1913-1998 гг.

Группы стран по темпам прироста ВВП на душу населения Типы экономической системы Параметры экономической политики, нормированные по уровню экономического развития Среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения, % Страновой состав групп
Государственные расходы в % к ВВП Бюджетный дефицит в % к ВВП
1. Более 2,5% в год Рыночная 11,7 -0,3 2,93 Тайвань,Япония, Южная Корея, Португалия, Норвегия, Финляндия, Исландия
2. От 2 до 2,5% в год Рыночная 17,8 -2,1 2,20 Таиланд, Ирландия, Италия, Греция, Бразилия, Испания, Венесуэла, Турция, Швеция, Дания, Австрия, Франция, Швейцария
3. От 1,5 до 2,5% в год 3.1. Рыночная 19,4 -3,1 1,81 Бельгия, Германия, Нидерланды, США, Канада, Колумбия, Мексика, Египет, Чили, Перу, Великобритания
3.2. Централизованно планируемая 37,9 -0,5 1,77 Китай, Чехословакия
4. От 1,0 до 1,5% в год 4.1. Рыночная 31,0 -5,9 1,36 Австралия, Пакистан, Индонезия, ЮАР, Новая Зеландия, Гана, Аргентина
4.2. Централизованно планируемая 54,1 -5,3 1,19 Венгрия, Болгария, Россия, Югославия
5. Менее 1,0% в год 5.1. Рыночная 79,5 -27,1 0,77 Индия, Бангладеш, Филиппины, Мексика
5.2. Централизованно планируемая 161,2 1,4 0,56 КНДР, Куба

Источник: составлено по данным таблиц 5 и 6

Табл. 7 позволяет ответить на три вопроса, сформулированные выше. Во-первых, она позволяет объяснить различия в темпах экономического роста среди стран с рыночной экономикой характером проводимой в этих странах экономической политики и прежде всего величиной государственной фискальной нагрузки на экономику.

Во-вторых, страны с ЦПЭ, действительно, могут иметь такие же или даже более высокие темпы экономического роста, чем страны с рыночной экономикой, -- при условии, что показатели нормированной государственной нагрузки на экономику в них ниже, чем в странах с рыночной экономикой. В целом все же следует признать, что такая ситуация является скорее исключением, нежели правилом.

Наконец, экономический кризис в странах с переходной экономикой объясняется вовсе не переходом от ЦПЭ к рыночной экономике, а переходом от политики умеренной государственной финансовой нагрузки в условиях ЦПЭ к политике резкого ее увеличения в условиях рыночной экономики. Как известно и это отчасти видно из табл. 7, страны сопоставимого уровня экономического развития в условиях рыночной экономики имеют существенно более низкую государственную нагрузку на экономику, чем страны с ЦПЭ. Поэтому сам переход стран с ЦПЭ на рыночные принципы функционирования при сохранении ими прежнего уровня государственных расходов и бюджетного дефицита означает их автоматический "спуск" на одну, а то и на две "ступени" по "лестнице" экономического роста. В таких странах, как это показал опыт стран Восточной Европы (Польши, Венгрии, Чехии), экономический кризис в первые годы перехода не прекращается, а обостряется.

Если же при переходе от ЦПЭ к рыночной экономике прежний уровень государственных расходов и бюджетного дефицита не только не сохраняется, но и значительно возрастает (как это произошло в России, Украине, закавказских республиках), то глубина и продолжительность экономического кризиса многократно возрастает.

Наконец, если переход к рыночной экономике сопровождается одновременным значительным сокращением государственных рсходов и бюджетного дефицита (Китай, Вьетнам), то прекращения экономического роста и падения производства удается избежать. Более того, предоставление больших объемов экономической свободы при более низком уровне государственной нагрузки на экономику способствует существенному ускорению экономического роста.

Таким образом, сам по себе переход к рыночной экономике не дает автоматической гарантии на более успешное экономическое развитие, он дает лишь шанс. Воспользоваться этим шансом можно лишь проводя либеральную экономическую политику.

Сценарии экономического развития для России в ХХ веке

Установление связи между характером экономической политики и экономическим ростом позволяет определить основные типы проводившейся в ХХ веке экономической политики. Использование же их параметров по отношению к реальным характеристикам России/CCCР в 1913--1998 гг. позволяет просчитать базовые сценарии и результаты экономического развития страны в тех случаях, когда соответствующая политика последовательно проводилась бы на протяжении большей части ХХ столетия (табл. 8). Во всех сценариях стартовый уровень ВВП на душу населения в 1913 г. принят равным 1605 дол. США в ценах 1993 г., а численность населения России в 1998 г. -- равной 147,1 млн.чел.

Таблица 8. Сценарии экономического развития для России в ХХ веке

Типы экономической политики Примеры стран, проводивших соответствующую политику Типы экономической системы Параметры экономической политики в 1913-1998 гг., нормированные по уровню экономического развития Результаты политики
рост ВВП на душу населения в 1913-1998 гг. ВВП на душу населения в 1998 г.
гос.
доходы в % к ВВП
гос.
расходы в % к ВВП
бюд-
жетный дефицит в % к ВВП
средне-
годовые темпы, %
абсолютный рост, раз в дол. в ценах 1993 г в % к мировому уровню аналоги среди стран с рыночной экономикой по ВВП на душу населения
1. Фактически осуществленная в России Россия Центра-
лизованно планируемая, рыночная
38,9 44,1 -5,2 1,10 2,54 4076 66,1 Намибия, Марокко
2. Патерналистская социалистическая Куба, КНДР Центра-
лизованно планируемая
88,3 87,6 0,8 0,56 1,62 2606 42,5 Папуа- Новая Гвинея, Лесото
3. "Классическая" социалистическая СССР, Болгария Центра-
лизованно планируемая
41,1 46,5 -5,3 1,13 2,60 4174 67,7 Намибия, Марокко
4. "Рыночная" социалистическая Венгрия, Югославия Центра-
лизованно планируемая
33,8 34,2 -0,4 1,51 3,66 5879 94,7 Тунис, Бразилия
5. Последовательно интервенционистская и популистская политика Индия, Мьянма Рыночная 33,9 51,6 -17,6 1,01 2,46 3947 64,1 Намибия, Марокко
6. Умеренно интервенционистская политика Филиппины, Египет Рыночная 25,4 30,8 -5,4 1,65 4,30 6894 110,6 Венесуэла, Таиланд
7. "Нейтральная" политика Мексика, Перу Рыночная 18,5 23,1 -4,5 1,91 5,14 8241 131,5 Тринидад и Тобаго, Сирия
8. Умеренно либеральная политика Испания, Канада Рыночная 15,0 16,2 -1,2 2,02 5,79 9291 147,6 Малайзия, Оман
9. Последовательно либеральная политика Тайвань, США Рыночная 14,4 14,5 -0,1 2,57 10,05 16123 249,4 Новая Зеландия, Испания

љ Результаты политики
ВВП в 1998 г. в % к ВВП в 1998 г. млрд дол. США в 1998 г. на душу населения в 1998 г., дол. США
млрд дол. США в ценах 1993 г. в % к мировому ВВП место в мире по размерам ВВП аналоги среди стран с рыночной экономикой по размерам ВВП гос. доходы гос. расходы гос. доходы гос. расходы гос. доходы гос. расходы
1. 600 1,63 15 Южная Корея,
Таиланд
38,9 44,1 233 264 1587 1798
2. 383 1,05 21 Иран,
Пакистан
69,2 68,6 265 263 1803 1787
3. 614 1,67 14 Испания,
Южная Корея
41,6 47,0 256 289 1737 1963
4. 865 2,34 10 Бразилия,
Мексика
38,4 39,9 332 345 2258 2346
5. 581 1,58 15 Южная Корея,
Таиланд
33,4 50,8 194 295 1318 2003
6. 1014 2,73 9 Италия,
Бразилия
31,8 38,6 322 391 2189 2658
7. 1212 3,25 7 Франция,
Великобритания
24,7 30,7 299 372 2033 2529
8. 1367 3,65 6 Индия,
Франция
20,7 22,4 283 306 1924 2083
9. 2372 6,17 4 Япония,
Германия
22,7 22,9 539 544 3661 3697

Источник: составлено по данным таблиц 2, 5 и 6

Первый сценарий является вариантом экономической политики, фактически реализованным в России. В течение большей части века господствовала централизованно планируемая экономическая система, лишь в последние годы замененная на рыночную. Среднегодовые величины параметров экономической политики, нормированные по уровню экономического развития, оказались весьма близки к фактическим, достигнутым к концу ХХ века. Среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения составили 1,1% в год, а душевой ВВП вырос в 2,54 раза и составил 4076 дол., что оказалось равным примерно двум третям от среднемирового показателя в 1998 г. и соответствовало уровню экономического развития таких стран, как Намибия и Марокко. Суммарный ВВП вырос до 600 млрд.дол. в ценах 1993 г. По его величине страна заняла 15-е место в мире, располагаясь в "мировом табеле об экономических рангах" между Южной Кореей и Таиландом. Показатели государственных финансов в 1998 г. -- в процентах к ВВП, в млрд.дол. в ценах 1993 г. и на душу населения -- соответствуют фактическим значениям.

Второй сценарий -- интервенционистская политика в условиях централизованно планируемой экономики была бы подобна той, что осуществлялась и во многом продолжает осуществляться сегодня на Кубе и в Северной Корее. В этом случае уровень государственного вмешательства в экономическую жизнь достигал бы максимума, хотя государственные доходы, очевидно, балансировали бы расходы, а бюджетный дефицит, скорее всего, отсутствовал бы. Темпы экономического роста снизились бы до 0,56% в год, так что ВВП на душу населения к 1998 г. вырос бы только до 2606 дол. и сравнялся бы с показателями Лесото и Папуа-Новой Гвинеи. Абсолютный размер ВВП увеличился бы только до 383 млрд.дол. и стал бы соответствовать аналогичным показателям Ирана и Пакистана. Абсолютные размеры государственных расходов на душу населения совпали бы с результатами, фактическми достигнутыми в 1998 г., несмотря на их более высокий удельный вес в ВВП (87,6% и 44,1% соответственно).

Третий сценарий -- "нейтральная" политика в условиях централизованно планируемой экономики была бы подобна фактически осуществлявшейся в СССР и Болгарии, и по своим параметрам и результатам оказалась бы весьма близка к фактически осуществленной.

Четвертый сценарий -- "либеральная" политика в условиях централизованно планируемой экономики напоминала бы политику, фактически осуществлявшуюся в 1970--1980-х годах в Венгрии и Югославии. Такая политика предполагала бы относительно более низкий уровень государственной нагрузки на экономику при сохранении плановой системы, что позволило бы иметь более высокие темпы экономического роста, которые смогли бы обеспечить увеличение ВВП на душу населения до 5879 дол., или до уровня Туниса и Бразилии. Величина всего ВВП составила бы 865 млрд.дол. и была бы сопоставима с показателями Бразилии и Мексики. Государственные расходы на душу населения оказались бы на 30% выше фактически достигнутого уровня несмотря на их более низкий удельный вес в ВВП.

Пятый сценарий -- последовательно интервенционистская и популистская политика в условиях рыночной экономики оказалась бы подобна той, какая проводилась большую часть века в Индии и Мьянме. Реализация такого сценария привела бы к получению результатов, практически идентичных фактически достигнутым.

Шестой сценарий -- умеренно интервенционистская политика в условиях рыночной экономики была бы похожа на ту, какая проводилась в Египте и на Филиппинах. Масштабы государственной нагрузки на экономику были бы несколько ниже фактических, что позволило бы иметь более высокие темпы экономического роста (в среднем на уровне 1,65% в год), более высокий уровень душевого ВВП к 1998 г. -- 6894 дол. (на уровне Венесуэлы и Таиланда), более значительные размеры всего ВВП (свыше 1 трлн. дол. -- на уровне Италии и Бразилии). Государственные расходы на душу населения превысили бы фактический достигнутый уровень на 48%, хотя в процентах к ВВП оказались бы несколько ниже фактических (38,6%).

Седьмой сценарий -- "нейтральная" экономическая политика была бы похожей на характернуюя для "средних" показателей стран с рыночной экономикой и в наибольшей степени совпадала бы с политикой, фактически реализованной в таких странах, как Мексика и Перу. Уровень государственной нагрузки на экономику в этом случае оказался бы близок к среднемировым показателям, что позволило бы иметь более высокие темпы экономического роста, близкие к среднемировым (1,91% в год). Показатель ВВП на душу населения к 1998 г. вырос бы до 8241 дол. (до уровня Сирии и Тринидада и Тобаго), а абсолютные размеры ВВП превысили бы 1,2 трлн.дол. (и оказались бы на уровне Франции и Великобритании). Государственные расходы на душу населения к 1998 г. превысили бы фактический уровень на 41%, хотя в процентах к ВВП были бы много меньше (30,7% против 44,1%).

Восьмой сценарий -- умеренно либеральная экономическая политика в условиях рыночной экономики оказалась бы подобна той, какая проводилась в Испании и Канаде. Дальнейшее снижение государственной нагрузки на экономику способствовало бы дальнейшему увеличению среднегодовых темпов экономического роста (до 2,02% в год), повышению душевого размера ВВП в 5,8 раза (в 2,3 раза выше, чем фактически достигнутый сегодня), достижению им величины в 9291 дол. (на уровне Малайзии и Омана), увеличению абсолютного размера ВВП до почти 1,4 трлн.дол. (эквивалентного размерам ВВП Франции и Индии). Государственные расходы на душу населения оказались бы в 1998 г. на 16% выше фактических при вдвое более низком удельном весе их в ВВП.

Наконец, девятый сценарий предполагал бы проведение в условиях рыночной экономики последовательно либеральной экономической политики -- подобной той, что проводилась в 1913-98 гг. в Исландии, США, на Тайване. В этом случае государствення нагрузка на экономику, нормированная по уровню экономического развития, была бы снижена еще больше, а среднегодовые темпы экономического роста возросли бы до 2,57%, так что ВВП на душу населения увеличился бы в 10 с лишним раз. Он превысил бы нынешнй показатель примерно вчетверо, достигнув величины в 16123 дол. -- уровня, сопоставимого с сегодняшними показателями Испании и Новой Зеландии. Размеры российского ВВП приблизились бы к 2,4 трлн.дол. (показателям Японии и Германии), а государственные расходы на душу населения превысили бы нынешний уровень в два с лишним раза, хотя по отношению к ВВП они составляли бы вдвое меньшую величину.

Таким образом, при осуществлении одного из восьми базовых сценариев экономической политики результаты развития страны к концу 1998 г. были бы хуже, при осуществлении двух -- такими же, и при осуществлении пяти из восьми -- существенно лучше, чем фактически достигнутые.

* * *

Главными причинами того, что Россия потеряла ХХ столетие для экономического развития, стали господствовавшая в стране в течение семи десятилетий экономическая система централизованного планирования, а также проведение властями в течение последнего десятилетия, когда был осуществлен переход к рыночной экономике, предельно интервенционистской и популистской экономической политики. Социалистическая по существу экономическая политика, продолжающаяся вот уже в течение восьми с половиной десятилетий, нанесла непоправимый ущерб нашей стране. Она превратила экономического гиганта, каким Россия была в начале века и каким она могла оставаться и в его конце, в экономического карлика, едва различимого на карте мира.

Продолжение интервенционистской и популистской политики в России неизбежно приведет к продолжению и углублению беспрецедентного по глубине и длительности экономического кризиса, к дальнейшей экономической и социальной деградации страны, ко все большему ее отставанию от подавляющего большинства стран мира, к относительному и абсолютному сокращению численности ее населения, к дальнейшему снижению роли и места России в мировой экономике. Единственную разумную альтернативу такому варианту развития событий представляет собой проведение последовательно либеральной политики в условиях рыночной экономики.

Сопоставление возможных вариантов экономической политики и сценариев экономического развития показывает, какие возможности по увеличению богатства страны и росту благосостояния и самой численности населения были упущены в уходящем столетии, как бездарно Россией был потерян ХХ век. Чтобы не потерять еще и век грядущий, экономисты и государственные деятели должны извлечь необходимые уроки из весьма поучительного опыта прошедших десятилетий и внести необходимые корректировки в экономическую политику.

Комментарии (2)

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2016