29 июнь 2016
Либертариум Либертариум

15 лет реформ в России: а построили ли мы капитализм?

Сделать из капитализма социализм - всё равно что взять аквариум с
золотыми рыбками и сварить из него уху, а сделать из социализма
капитализм - значит попытаться превратить эту уху обратно в аквариум с
золотыми рыбками.

Лёшек Бальцерович

Умом Россию не понять...
В Россию можно только верить.

Фёдор Тютчев

Догнать и перегнать Америку.
Никита Хрущёв

Догнать и перегнать Португалию.
Андрей Илларионов

2 января 1992 года правительство Егора Тимуровича Гайдара освободило большую часть цен. Экономика России начала переводиться на рыночные рельсы.

Положение, которое сложилось в конце 1991 года на пространстве бывшего СССР, можно было охарактеризовать не иначе как катастрофическое. Независимой России в наследство от централизованной плановой экономики Советского Союза доставался целый комплекс очень тяжёлых проблем:

  • сокращались объёмы производства; повсеместно ощущался острый дефицит продовольствия и товаров первой необходимости;
  • годовая инфляция переваливала за 100%;
  • новая страна брала на себя обязательство выплачивать внешний долг бывшего Союза - 90 миллиардов долларов;
  • золотовалютных резервов оставалось менее чем на один миллиард долларов;
  • дефицит государственного бюджета достигал 20% валового внутреннего продукта;
  • рушились хозяйственные связи между бывшими союзными республиками и вообще между членами бывшего СЭВ.

Советский экономический гигант, посаженный в 70-е на нефтяную иглу, слезть с неё не смог. СССР не пережил многократного падения цен на нефть - хлеб и наркотик советской экономики, а центральные власти выказали полное бессилие, пытаясь перестроить экономику страны. Авгиевы конюшни планово-социалистического наследия были вынуждены разгребать уже российские власти, при ведущей роли младореформаторов: Егора Гайдара, Анатолия Чубайса, Петра Авена и других.

За несколько лет молодые экономисты сделали из плановой экономики рыночную. Были либерализированы цены. Государство отказалось от внешнеторговой монополии и разрешило россиянам торговать. Начался процесс приватизации обширной государственной собственности.

Но экономический кризис преодолён не был. Более того, он усугубился. В 90-е годы произошёл жуткий коллапс российской экономики. За 1990-1998 годы ВВП России сократился на 44 процента, а объём промышленного производства - и вовсе на 56. Миллионы людей сделались бедными, а многие были ввергнуты в нищету; россияне лишились своих сбережений. Экономика сильно криминализировалась, а государство оказалось неспособным выполнять важнейшую свою обязанность - защищать граждан от насилия. Темпы инфляции выражались трёх-четырёхзначными числами, а бюджет хронически сводился с дефицитом. Из России были вывезены миллиарды долларов. По размерам внешнего долга страна заняла первое место в мире.

Россию все считали потерянным государством. Такого глубокого кризиса, да ещё в мирное время (чеченский конфликт при всём желании нельзя сравнить с той же Великой Отечественной войной), планета не наблюдала.

"Лучшие люди страны" во всех бедах россиян винили "дикий людоедский капитализм", причиной разрастания экономического кризиса объявляли "ультралиберальную политику, проводимую антинародными властями". В сознании многих людей катастрофа 90-х стала связываться с экономическим либерализмом.

Но это не так. Мало перейти от плановой экономики к рыночной. После такого перехода не наступает автоматическое процветание. Экономический рост в реформируемой экономике становится возможным лишь тогда, когда властями проводится ответственная, либеральная экономическая политика. То, чем занимались в 90-е годы российские власти, под это определение не подпадает.

Да, были освобождены цены - но не на все товары и услуги. Хлеб, молоко, спиртные напитки, энергоносители, услуги транспорта и жилищно-коммунального хозяйства - всё это регулировалось государством. В газодобывающей отрасли и в электроэнергетике рыночное ценообразование отсутствует до сих пор. Эти две отрасли являют собой государственные монополии, в которых цены определяются не соотношением спроса и предложения, а постановлениями правительства.

Из-за безостановочного печатания нашим государством денег, не обеспеченных товарами и услугами, был раскручен маховик инфляции, съедавшей сбережения россиян, делавшей невозможной нормальную работу финансовой системы и снижавшей уровень монетизации экономики (до 10-20% ВВП - ничтожная величина, в сравнении не только с западными странами, но и государствами третьего мира).

Вместо того чтобы сокращать государственные расходы, власти занимались их увеличением. В 1992-1998 годах доля госрасходов в ВВП находилась в пределах 36-57% - неподъёмная величина для нашего уровня развития. "Либеральное" государство принимало такие законы, по которым предприниматели должны были отдавать со 100% прибыли 105% налогов. Подобный уровень налогообложения называется конфискационным. Законы заставляли людей работать в убыток, поэтому не стоит удивляться тому, что очень многие бизнесмены уклонялись от уплаты налогов. Если же принять во внимание высокий уровень коррупции, сложность открытия и ведения бизнеса, давление криминала на предпринимателей, то мы поймём, почему никто не хотел и не мог отдавать государству требуемые суммы денег. Как федеральный бюджет, так и бюджет расширенного правительства все девяностые годы сводился с дефицитом. Государство жило не по средствам.

Не относится к либерализму и практика безудержного расширения государственного долга. "Либералы" из правительства получали иностранную помощь от "либералов" из МВФ. Мало того, что эти халявные деньги тратились неэффективно - так они ещё не всегда использовались по назначению.

А что "либерального" можно отыскать во внешнеторговой политике? Отменив в начале 1992 года импортные пошлины и таким образом ликвидировав товарный голод, правительство вскоре ввело их снова. На экспорт сырья существовали квоты. Экспортно-импортные запреты, пошлины, квоты; льготы для инвалидов, спортсменов и священников (!) по ввозу и вывозу товаров; появление особых экономических зон - вот та благодатная почва, на которой пышным цветом цвела коррупция. Лица, приближённые к власти, получали возможность быстрого обогащения, не вполне законного. А ведь либерализм подразумевает равные и чёткие условия ведения бизнеса.

Так бестолково, непрозрачно и грязно, как была осуществлена приватизация в России, она не проводилась, пожалуй, нигде в мире. Россияне, которым обещали за ваучер "две "Волги", не смогли стать массовыми собственниками. Многие предприятия перешли в собственность "красных директоров" - людей социалистической ментальности. Сплошными аферами были залоговые аукционы. Огромные куски собственности почти бесплатно доставались тем, кому было надо, да ещё за деньги государства. В нормальных странах торги по госсобственности объявляются заранее, никому из участников аукциона не отдаётся преимущества, а получает продаваемый объект тот, кто предлагает за него максимальную цену. В результате "приватизации" в России появился слой олигархов - крупных бизнесменов, тесно связанных с властью, имеющих влияние на неё и обращающих это влияние в свою пользу.

Нельзя назвать "либеральным" и увеличение численности госаппарата, хотя тот, по идее, должен был сокращаться в те годы.

Нормы, правила, ограничения, льготы, квоты, разрешения, исключения - ни одна из разновидностей государственного регулирования, так широко применявшегося в 90-е годы, не смогла бы быть одобрена ни Адамом Смитом, ни Фредериком Бастиа, ни Людвигом фон Мизесом, ни Милтоном Фридманом (последний пришёл в ужас от особенностей приватизации "по-российски").

Та экономическая политика, которая проводилась российскими властями в девяностые годы, не была либеральной. У неё имеется другое название - интервенционистская и популистская. Государство, не приспособившееся к изменившимся условиям, вышло за пределы своих основных функций и безуспешно пыталось выполнить множество взятых на себя обязательств, перераспределяя ресурсы из частного сектора - в масштабах, уничтожавших благосостояние страны. Вспомним и необъяснимое стремление наших властей жить в долг, благодаря пирамиде ГКО и масштабным внешним заимствованиям.

Государство стало учиться жить по доходам лишь после августовского кризиса 1998 года. Евгений Примаков и Виктор Геращенко - люди, ассоциируемые с либерализмом не более, чем Сергей Глазьев или Геннадий Зюганов, - стали проводить самую либеральную за все 90-е экономическую политику, не пытаясь изъять неизымаемое из частного сектора и сокращая государственные расходы. Вместе с девальвацией рубля, загрузкой наличных мощностей в промышленности и повышением нефтяных цен на мировом рынке это привело к возобновлению роста ВВП и промпроизводства. Двое социалистов смогли сделать то, над чем безуспешно бились господа Гайдар, Чубайс, Кох, Авен, Немцов, - причём сделали всего за несколько месяцев.

С приходом к власти Владимира Путина немало людей в обществе стали надеяться на проведение настоящих либеральных преобразований. В принципе, первые годы правления нового президента можно назвать третьей либеральной революцией, причём впервые удавшейся (в отличие от полумер и попыток 1992 года правительства Ельцина - Гайдара и бессилия 1997-1998 годов правительства с гг. Немцовым - Чубайсом - Кохом). Начали претворяться в жизнь такие смелые реформы, реализации которых в 90-е не смог добиться никто. Налоговая реформа: снижение ставки подоходного налога и отмена его прогрессивного характера, снижение единого социального налога и налога на добавленную стоимость, отмена налога с продаж, некоторое упрощение налогообложения, ликвидация Министерства по налогам и сборам с заменой его на соответствующую Федеральную службу и т. д. - позволила выйти из тени многим предпринимателям, увеличила реальные фискальные поступления в бюджет (который стал сводиться с профицитом), продолжила экономический рост. Заработали банковская и пенсионная реформы (последняя, однако же, была несовершенной). Благодаря принятию современного Трудового кодекса стал более гибким рынок труда. Земельная реформа, разрешавшая наконец частную собственность на землю, позволила формироваться настоящему рынку земли. Власти стали модернизировать системы образования и здравоохранения, приспосабливая их к реалиям современного мира. На рыночные принципы стала переводиться и система жилищно-коммунального хозяйства. Продолжилась приватизация государственной собственности. Обсуждалась реформа электроэнергетики.

Проведение реформ во всех областях экономической жизни, возобновление выплат по внешнему долгу, сохранение бюджетной дисциплины, интенсификация переговоров по вступлению России во Всемирную торговую организацию - все эти смелые меры, действия и решения вызывают восхищение и уважение. Либералы во власти: Андрей Николаевич Илларионов, Михаил Михайлович Касьянов, Герман Оскарович Греф, Алексей Леонидович Кудрин - добивались реализации действительно необходимых стране преобразований, и сначала президент Путин был их союзником в экономических вопросах. В 2001-2002 годах нефть стоила дешевле, чем в 2000-м, а потому реформы не пытались остановить и тем более повернуть вспять (впрочем, речь идёт о тех реформах, которые в реальности проводились; то, чего не было, не обсуждается).

После 2000 года рост в экономике и промышленности замедлился (снизились цены на нефть, стала убывать отдача от постдефолтных факторов экономического роста), а потому властям следовало решиться на более серьёзные и последовательные преобразования - такие, которые увеличили бы темпы роста ВВП и привели бы страну к настоящему процветанию. Да что говорить о процветании - мы тогда ещё не восстановили докризисного уровня производства.

Весной 2003 года советник президента по вопросам экономики А.Н. Илларионов выдвинул идею удвоения валового внутреннего продукта. Чуть позже она стала одной из основных в послании Владимира Путина Федеральному Собранию. Согласно расчётам господина Илларионова, одним из главных шагов на пути к удвоению ВВП должно было стать понижение уровня государственных расходов до 20% ВВП - именно при таком их значении страны, схожие с Россией по уровню экономического развития, имели максимальные темпы роста экономики.

Тем временем страна входила в предвыборную фазу. Благодаря повысившимся нефтяным ценам, власти смогли щедро увеличить выплаты из госбюджета. Идя на поводу у избирателей, государство арестовало Михаила Борисовича Ходорковского - самого крупного бизнесмена страны, а также наложило арест на акции ЮКОСа - самой успешной нефтяной компании России. Не обсуждая здесь причин двух этих шагов, отметим, что устранение господина Ходорковского из сфер благотворительности и бизнеса нанесло непоправимый урон обществу: были свёрнуты или оказались под угрозой срыва множество проектов по образованию молодёжи и развитию гражданской позиции россиян (интернетизация школ, финансирование Эрмитажа, деятельность общества "Открытая Россия", поддержка демократической оппозиции), а гигант ЮКОС, за 5 лет удвоивший добычу нефти, при многократном повышении своей эффективности и прозрачности, был распилен на куски и превращён в жалкого банкрота.

"Дело ЮКОСа" не только вызвало широчайший резонанс в России и за рубежом, но и нанесло ощутимый удар экономике страны. Произошёл обвал индекса РТС, убавилась предпринимательская активность, иностранцы стали бояться инвестировать в Россию.

В конце первого президентского срока Владимира Путина власти отошли от относительно либерального курса в экономической политике. Если в начале 2000-х кто-то и связывал с новым президентом надежду на проведение либеральных реформ, если кто-то и думал, что в России будет построен настоящий свободный капитализм, то после переизбрания Путина на второй срок эти надежды улетучились. Каждым своим последующим шагом президент и его команда показывали обществу, что целью их правления является не модернизация страны, а сам процесс правления. С каждым днём нового срока Путина множилось число ошибок в экономической политике властей. Вместо построения чего-либо власти занялись собственным обогащением, безостановочно расширяя участие государства в экономике.

Коррупция, на безудержный рост которой в феврале 2003 года указывал Ходорковский, после его ареста не прекратила увеличиваться и в итоге достигла размеров федерального бюджета. Лица, не производящие никаких материальных благ, а только отнимающие время, силы, деньги и нервы у предпринимателей, создающих национальное богатство, - чиновники живут явно не по доходам. Бюрократия шикует порой так, как не шикуют миллиардеры, хотя на официальную месячную зарплату государственных лиц можно приобрести от одной восьмой до одной четвёртой квадратного метра жилья в Москве (речь не идёт о членах правительства и депутатах Государственной Думы; впрочем, и их месячного жалованья не хватит на покупку одного "квадрата" в столице).

На официальном уровне заявляя, что неистово борется с коррупцией, власть создаёт для неё всё новые и новые лазейки, проводя интервенционистскую политику. Множество решений и процессов, вредных для экономики и рынка, помогают обогащаться как чиновникам, так и тем бизнесменам (российским и зарубежным), которые тесно связаны с властью. Квотирование импорта мяса и вообще любого продовольствия; субсидирование сельскохозяйственных производителей (под видом их "защиты" от иностранной конкуренции); всё новые и новые запреты на ввоз продуктов питания (от украинских конфет до вьетнамского риса); государственная "поддержка" электроэнергетики и газодобычи; первичное размещение акций "Роснефти" (не принёсшее ни копейки в бюджет, хотя это, как утверждают власти, государственная компания); создание новых экономических зон; появление игорных зон; создание государственного по своей сути Инвестиционного фонда; действие различных государственных систем по "контролю" за реализацией продукции (ЕГАИС) и льготному обеспечению некоторых категорий населения разными её видами (ДЛО); фактическое преобразование государственных компаний ("Роснефть", "Газпром") в частные (а точнее, квазичастные, во главе с "государственными" олигархами - гг. Сечиным, Богданчиковым, Миллером, Медведевым); непрозрачные с января 2006 года российско-украинские газовые отношения; венец популизма и интервенционизма - "приоритетные национальные проекты" - всё это способствует бурному росту коррупции, хищению бюджетных средств, обогащению тех лиц, которые имеют друзей во власти или сами являются ею.

Единые, равные, чёткие, прозрачные, стабильные правила работы рынка перестают быть основой российской экономики. На смену таким правилам приходят неравные порядки, при которых успех человека зависит от степени приближения его к власти. Господа Путин, Сурков, Павловский хвастаются, что они победили олигархов. Это неправда. Олигархия никуда не исчезла - она трансформировалась. Место "частных" олигархов, ныне проживающих за границей, заняли "государственные", которые возглавляют разные "старейшие компании" и "национальные достояния".

Раньше, в эпоху всеобщего кризиса, государство избавлялось от многих предприятий, передавая их в частные руки, и эти предприятия начинали бурно развиваться, восстанавливая докризисный уровень своего производства и превосходя его. Частная инициатива, направленная не на следование приказам и постановлениям, а на получение прибыли, радикально меняла облик самых разных отраслей экономики: нефте- и угледобывающей, сталелитейной, химической, лесной+ Частный капитал с нуля создавал компании в пищевом секторе, в лёгкой промышленности; благодаря деятельности талантливых российских предпринимателей мы можем пользоваться разнообразнейшими услугами, и приличного качества. Иностранные инвесторы, вкладывая деньги в российскую экономику, дают нашим гражданам возможность приобретать довольно качественные товары зарубежных марок, производимые у нас.

Теперь же, в эпоху дорогой нефти, государство массово наращивает своё присутствие во многих отраслях экономики, которые по поводу и без оного объявляются "стратегическими". Не только акционерные общества, с государственными пакетами акций в них, но и ГУПы - неакционируемые государственные унитарные предприятия (!) скупают самые разные активы.

Покупка госструктурами "Юганскнефтегаза", "Сибнефти", "Объединённых машиностроительных заводов", "Силовых машин", "АвтоВАЗа", "ВСПМО-Ависмы", "Сахалина-2"; создание государственных холдингов в авиа-, вертолёто-, автомобилестроении; федерализация АЛРОСЫ; попытка отнятия у группы ИСТ ЛАЙН аэропорта "Домодедово" - всё это звенья одной цепи. Имя ей - квазинационализация. Путин и Ко отнюдь не похожи на большевиков. Они не выпускают революционных декретов о конфискации буржуйской собственности - конфискации, которая не предусматривала бы хоть каких-то компенсационных выплат и даже влекла бы за собой угрозу жизни бывшим владельцам (ЮКОС - скорее исключение из общего правила). Нынешняя власть действует по-другому. Она выкупает активы. Конечно, предпринимателей вынуждают избавляться от них, но взамен люди получают рыночный эквивалент своей бывшей собственности.

Государство, вместо того чтобы продолжать приватизировать остающиеся у него предприятия, скупает всё новые и новые активы. Сможет ли оно остановиться в своём стремлении - вопрос очень спорный. Боюсь, госолигархов из "Рособоронэкспорта", "Газпрома", "Роснефти", "Единых энергосистем" приведёт в чувство лишь 15 - 20 долларов за баррель нефти. А ведь чёрное золото стоило и дешевле...

"Роснефть" и "Юганскнефтегаз" после слияния сократили суммарный объём добычи нефти. Добыча газа стагнирует (государство владеет в "Газпроме" уже не 37, а 51% акций). Прибыль "АвтоВАЗа" после поглощения "Рособоронэкспортом" сократилась втрое. Вот закономерные последствия национализации.

Больше всего от бездарных (но продуманных) действий государства пострадала нефтяная отрасль. Переход активов от эффективных частных собственников к неэффективным государственным, увеличение и без того высокого налогового бремени на нефтяников, уничтожение самой успешной компании отрасли - ЮКОСа, концентрация в руках государства всего трубопроводного транспорта (это относится и к газодобывающей промышленности) с одновременным запретом на прокладку новых частных трубопроводов, выдавливание негосударственных участников рынка из крупных месторождений - все эти меры привели к уничтожению роста нефтедобычи. В 1999-2003 годах в этой отрасли наблюдался устойчивый рост в 10, 12, 15%, но уже в 2005 году было добыто нефти лишь на 2% больше, чем в предыдущем. Рост сократился в 6 раз! А что произойдёт, если (когда) монополии-монстры поглотят остающиеся пока на "свободе" ЛУКОЙЛ, "Сургутнефтегаз" и ТНК-BP?

Не много толку от того, что власти создали Стабилизационный фонд. Да, Россия успешно рассчитывается по внешнему долгу. Но при профиците бюджета расширенного правительства в 11 с лишним процентов ВВП (в 2006 году) в нашем Стабфонде аккумулирована сумма денег, не превышающая 8% валового внутреннего продукта (хотя фонд был создан ещё в 2004-м). Как же так получается? Оказывается, и без того скудные средства Стабфонда уже тратятся внутри страны: через повышение цены отсечения (с 20 до 27 долларов за баррель нефти), через финансирование дефицита Пенсионного фонда и через создание и пополнение Инвестиционного фонда. Профицит в 11 процентов ВВП... Из экономики изымается каждый девятый рубль создаваемой за год стоимости, но в Стабфонд не идёт, а тратится на выполнение государственных прожектов. Доля государственных доходов в ВВП ныне превышает 40 процентов, а доля государственных расходов примерно равна 30 процентам. Такой некачественный профицит мёртвым грузом лежит на отечественной экономике, мешая её росту. Кстати, тем гражданам, которые мечтают срочно потратить средства Стабфонда, напомню: в норвежском Фонде будущих поколений накоплена сумма, превышающая три четверти ВВП, и существует фонд аж с 1990 года. Думая о ежемесячных или ежегодных выплатах нашим гражданам из Стабфонда, не забывайте, что если Кувейт ежегодно добывает 60 тонн нефти на душу населения, Норвегия - 30, а Оман - 15, то на каждого россиянина приходится всего 3 тонны добываемой нефти в год. Выплаты будут мизерными, а как несвоевременные, подстегнут инфляцию (монетизация экономики остаётся пока на низком уровне - меньше 30% ВВП); люди начнут привыкать к нефтяным подачкам и станут требовать больше. Даже когда мы полностью ликвидируем внешний долг, то и тогда нельзя пока будет думать о выдаче денег гражданам. Потребуется немало времени, чтобы можно было приступить к выплате средств из Стабфонда. При этом оправданными, как мне кажется, являются такие цели, как образование детей или улучшение жилищных условий россиян.

Экономическая политика российских властей, не способствующая созданию новой стоимости, а направленная на перераспределение уже существующих ресурсов (не слишком обильных), сильно вредит экономике. Бизнес забит и запуган, иностранцы не могут понять кремлёвских правил игры, а реальный экономический рост замедляется. То, что в прошлом году ВВП вырос чуть больше, чем в позапрошлом, - вовсе не достижение правительства, президента или парламента. Наша страна ежегодно получает солидный внешнеэкономический грант, в размере от 10 до 18% ВВП. Внешнеэкономический грант - это ресурсы, передаваемые стране потребителями основных экспортных товаров; появляются эти ресурсы благодаря высоким ценам на товары экспорта и низким - на товары импорта, то есть без особых усилий со стороны властей или производителей. Так вот, при возможном росте нашей экономики в 10-18% в год она прибавляет в весе лишь 6-7. Остальное съедается безответственной интервенционистской политикой. Экономический рост в 2-3 раза меньше потенциального - та цена, которую платит общество за политику своей власти. Точнее, за молчаливое одобрение такой политики. Когда мы только начинали избавляться от наследия "ревущих девяностых", рост ВВП был равен размерам внешнеэкономического гранта (1999) и даже превышал его (2000).

Так называемые "реформы", которые проводятся во втором сроке Владимира Путина, либо половинчаты, либо подменяют модернизацию перераспределением. В сферах образования и здравоохранения пока не налажена работа конкурентного рынка услуг, выдавливающего неэффективных игроков и предоставляющего качественные услуги на современном уровне. Система соцобеспечения, поглощающая много средств, помогает не тем, кому надо. Из-за низкого качества работы нашей бюрократии провалилась монетизация льгот. Реформа электроэнергетики ведётся медленно и непоследовательно, компания РАО ЕЭС фактически превращена в частную корпорацию, а россияне вынуждены терпеть масштабные отключения электричества. Любое, казалось бы, благое начинание властей разбивается о стену жутко коррумпированного и некомпетентного чиновничества: от снижения НДС до легализации дачных участков граждан, от проведения налоговой амнистии до распространения единого государственного экзамена, от установления лекарственных льгот для пенсионеров до легализации иммигрантов.

А нужно ли нам такое государство? Государство, активно шарящее по нашим карманам и указывающее, как нам "следует" жить. Государство, уничтожающее рост благосостояния и занимающееся самообогащением. Государство, ставящее себя выше общества и топчущее достоинство индивида.

Государство, ведущее нас к полномасштабному кризису

Нефть за несколько месяцев потеряла треть своей стоимости. Не факт, что у "благодетелей народа" хватит денег на предвыборные подачки. Да и буржуев уже не посадишь, ибо тогда начнётся массовое сворачивание бизнеса - мелкого, среднего, крупного, как отечественного, так и зарубежного. Новые Хаммеры и Соросы пока не извлекли уроков из примеров ЮКОСа, Северо-Европейского газопровода, "Силовых машин", Штокмана, "Сахалина-2". Они ещё думают, что в современной России правила ведения бизнеса так же прозрачны и легки, как в США, Швейцарии или Новой Зеландии. Ну, что же, пусть думают. На свою голову.

Печально, но разумное поведение появится у государства лишь тогда, когда за чёрное золото будут давать не более 20 долларов за баррель. Всем нам придётся нелегко, но мы, видимо, умеем включать разум, только когда становится совсем плохо. Знаковым является превращение двух либералов в правительстве - Германа Грефа и Алексея Кудрина - в отчаянных интервенционистов.

Хочется, очень хочется верить в "светлое будущее" - но вот как-то не получается. Ладно, поживём - увидим...

Россия - не единственная страна в мире, которая проводила или пыталась проводить либерализацию, приватизацию, разгосударствление самых разных сторон общественной жизни. За последние 25-30 лет этим занимались десятки стран мира, и отнюдь не только посткоммунистических. Личная, гражданская, общественная, политическая, экономическая, культурная свобода победно шагают по земному шару. За раскрепощением человека, находившегося в рабстве или плену у государственной машины, последовало раскрытие его личности, развёртывание его творческого потенциала. Мир становится более богатым, гармоничным, безопасным. Отступают назад или уходят в прошлое идеи и практика всех видов социализма, коммунизма, коллективизма, тоталитаризма, изоляционизма, протекционизма - всего того, что тормозит прогресс человечества, обрекает его на нищету и бесправие.

Наибольших успехов в улучшении жизни общества, в его процветании добились те страны, где были созданы наилучшие условия для свободной жизни людей - жизни, которую не ограничивают ненужными запретами и в которой не регулируется каждый шаг человека. Так как эта статья - попытка выяснить, построен ли в России капитализм, то неплохо сравнить наши достижения в этой области с теми результатами, которых добились другие страны.

Разные научно-исследовательские организации мира (Всемирный банк, США; Институт Фрейзера, Канада; Институт Катона, США; фонд "Наследие", США; Всемирный экономический форум, Швейцария; Институт экономического анализа, Россия; и многие другие) предоставляют нам огромные массивы информации по экономическим преобразованиям в разных странах; занимаются составлением рейтингов экономической свободы; выявляют способности конкретных государств к качественному госуправлению, к конкуренции на мировых рынках, к лёгкости ведения бизнеса в них. Анализ всех этих данных показывает, что наша страна упустила обширные возможности, которыми воспользовались многие страны в самых разных уголках земли. Речь идёт о развитых странах и развивающихся; о нациях с давними традициями рынка и зачаточными; об изначально богатых государствах и изначально бедных. Нация, религия, культура, менталитет общества, климатические условия, размеры территории - ничто не является препятствием для процветания стран, для обогащения народов.

Группа исследователей во главе с Джеймсом Гвортни и Робертом Лоусоном (Институт Фрейзера) в 1975 году предложила количественный измеритель способности государства выполнять свои прямые обязательства и проводить либеральную экономическую политику - индекс экономической свободы. Этот индекс рассчитывается для каждой страны и каждого года по стандартной методике. Вначале определяются величины 38 показателей, характеризующих уровень экономической свободы в 5 сферах:

  • размеры государства;
  • правовая система и защита прав собственности;
  • право использования денег;
  • свобода международного обмена;
  • регулирование кредитной системы, рынка труда и бизнес-деятельности.

Среднее арифметическое значение каждой сферы высчитывается исходя из её компонентов, а абсолютный уровень экономической свободы для каждой страны вычисляется как среднее значение всех сфер. Минимальному уровню экономической свободы соответствует показатель 0, максимальному - 10.

Согласно ежегоднику Института Фрейзера "Экономическая свобода в мире - 2006", в 2004 году (последнем по выработке статистических данных) из 130 стран, включённых в рейтинг, самыми экономически свободными оказались:

  1. Гонконг (8,7 баллов)
  2. Сингапур (8,5)
  3. США, Швейцария, Новая Зеландия (по 8,2)
  4. Соединённое Королевство, Ирландия (по 8,1)
  5. Канада (8,0)
  6. Исландия, Люксембург (7,9).

На 17 месте располагается Германия (7,6 баллов), на 19-м - Япония (7,5), 24-е занимает Франция (7,3), 45-е - Италия (6,9), 53-е - Индия (6,7), 60-е - Мексика (6,6), 88-е - Бразилия (5,9), 95-е - Китай (5,7), 102-е - Россия (5,6). Наилучший показатель в Латинской Америке имеет Чили (20 место; 7,4 балла), в Африке - Ботсвана (35 место; 7,1 балл). Самый хороший результат среди бывших коммунистических стран - у Эстонии: 12 место с 7,7 баллами (в 2003 году она даже заняла 9 место, набрав 7,8 баллов). За 1980 - 2004 годы среднемировой уровень экономической свободы возрос с 5,1 до 6,5 баллов.

Джеймс Гвортни и Роберт Лоусон наглядно демонстрируют устойчивую взаимосвязь между уровнем экономической свободы и благосостоянием народов: чем свободнее экономически страна, тем выше в ней уровень ВВП на душу населения, экономический рост, доход наиболее бедных слоёв населения, продолжительность жизни, доступ к питьевой воде, уровень защиты окружающей среды, уровень глобализации, политических и гражданских свобод; тем ниже уровень коррупции, безработицы, детского труда.

Похожий "Индекс экономической свободы" ежегодно рассчитывается фондом "Наследие", располагающим данными по 157 государствам мира. Как в 90-е годы, так и сейчас Россия является аутсайдером обоих индексов. Её соседями были и остаются африканские страны, поражённые СПИДом, межплеменными войнами и коррупцией; автократии Средней Азии, к экономикам которых трудно применить слова "либеральный" и "капиталистический"; одиозные полуизоляционистские режимы вроде Сирии, Ирана, Пакистана, Венесуэлы, Беларуси. За 1995 - 2004 годы наша страна повысила уровень экономической свободы всего лишь с 4,0 баллов (116 место) до 5,6 баллов (102 место), по расчётам Института Фрейзера. В индексе фонда "Наследие" мы также занимаем незавидное место - 125-е из 157 возможных.

За последние 50 - 60 лет самые разные страны мира увеличивали уровень экономической свободы. Многим государствам удалось повысить его радикально. Перечислим эти государства (имеются данные только с 1970 года):

  • Албания - с 3,3 баллов (1990) до 6,1 (2003)
  • Аргентина - с 2,8 баллов (1975) до 7,2 (2000)
  • Бангладеш - с 2,8 баллов (1975) до 5,9 (2002)
  • Боливия - с 3,5 баллов (1985) до 6,7 (2000)
  • Ботсвана - с 4,9 баллов (1980) до 7,3 (2002)
  • Венгрия - с 4,2 баллов (1980) до 7,4 (2004)
  • Гана - с 2,3 баллов (1980) до 6,3 (2002)
  • Гвинея-Бисау - с 2,7 баллов (1990) до 5,2 (2001)
  • Египет - с 3,9 баллов (1975) до 6,7 (2000)
  • Замбия - с 2,8 баллов (1990) до 6,9 (2001)
  • Израиль - с 3,7 баллов (1980) до 6,8 (2002)
  • Индия - с 4,1 баллов (1975) до 6,7 (2004)
  • Ирландия - с 5,8 баллов (1975) до 8,2 (1995)
  • Исландия - с 4,2 баллов (1975) до 7,9 (2004)
  • Кипр - с 5,2 баллов (1980) до 7,4 (2004)
  • Китай - с 3,8 баллов (1980) до 5,9 (2001)
  • Коста-Рика - с 4,7 баллов (1985) до 7,4 (2003)
  • Кувейт - с 5,1 баллов (1990) до 7,4 (2004)
  • Латвия - с 4,6 баллов (1995) до 7,1 (2004)
  • Литва - с 4,7 баллов (1995) до 7,0 (2004)
  • Маврикий - с 4,6 баллов (1975) до 7,3 (1995)
  • Мальта - с 4,8 баллов (1985) до 7,1 (2004)
  • Никарагуа - с 1,7 баллов (1985) до 6,4 (2000)
  • Новая Зеландия - с 5,4 баллов (1975) до 8,5 (1995)
  • Перу - с 2,9 баллов (1985) до 6,9 (2000)
  • Польша - с 3,3 баллов (1990) до 6,7 баллов (2004)
  • Португалия - 3,7 баллов (1975) до 7,4 (2002)
  • Сальвадор - с 4,0 баллов (1985) до 7,3 (2000)
  • Соединённое Королевство - с 5,8 баллов (1975) до 8,2 (1995)
  • Танзания - с 3,4 баллов (1985) до 6,7 (2001)
  • Тринидад и Тобаго - с 4,3 баллов (1975) до 7,0 (2000)
  • Турция - с 3,5 баллов (1980) до 6,0 (2004)
  • Уганда - с 2,5 баллов (1985) до 6,6 (2000)
    Филиппины - с 4,8 баллов (1985) до 7,2 (1995)
  • Хорватия - с 3,8 баллов (1995) до 6,2 (2001)
  • Чили - с 3,6 баллов (1970) до 7,5 (1995)
  • Швеция - с 5,2 баллов (1975) до 7,5 (2003)
  • Эквадор - с 3,4 баллов (1970) до 5,9 (2002)
  • Эстония - с 5,3 баллов (1995) до 7,8 (2003)
  • Ямайка - с 3,9 баллов (1980) до 7,0 (2000)

(Все данные - Института Фрейзера.)

Страны, которые раньше плелись в хвосте списка, сумели изменить своё положение, приблизиться к его началу и даже стать одним из его лидеров (Эстония). А вот Россия не смогла совершить прорыва. Почему? Да потому что после создания в начале 90-х основ рыночной экономики наши власти стали проводить политику интервенционизма и популизма, которая начала бешено уничтожать благосостояние нации. Те же либеральные достижения в экономике, которые появились в 1999-2003 годах, на наших глазах сводятся на нет. Нефть ударила России в голову, но ведь когда-то придётся излечиваться от солнечного, пардон, нефтяного удара.

Напрашивается сравнение России с одной страной, тоже богатой нефтью, - Венесуэлой. В первом рейтинге экономической свободы Института Фрейзера, составленном по данным 1970 года, Венесуэла со своими 7,0 баллами заняла 11-е место в мире из 57-ми, разделив его с Соединёнными Штатами Америки. За последующие 30 с лишним лет Венесуэла из лидеров индекса переползла в его аутсайдеры и в 2003 году дошла до 125-го места из 127, набрав всего 4,0 балла. За уничтожением экономической свободы последовало резкое снижение уровня жизни. А как всё хорошо начиналось... В 1919 году в Венесуэле стали добывать нефть - в промышленных масштабах. Делали это не государственные компании, а частные (как венесуэльские, так и иностранные). С 1919 по 1957 годы уровень ВВП на душу населения вырос здесь в 10 раз, и страна по этому показателю вышла на третье место в мире - после США и Швейцарии. Но с 1957 по 1975 годы венесуэльские власти проводили национализацию нефтяного сектора и других отраслей экономики. Тогда ежегодный прирост подушевого ВВП не достигал и одного процента. После 1975 года ВВП на душу населения начал сокращаться, и в 2003 году уровень подушевого ВВП в Венесуэле оказался на треть ниже, чем в 1957-м.

От послевоенных лет до наших дней повышение уровня экономической свободы рождает многочисленные экономические чудеса во всех уголках земли. Везде, абсолютно везде: от Ирландии до Новой Зеландии, от Эстонии до Маврикия, от Западной Германии до Японии, от Италии до Южной Кореи, от Финляндии до Израиля, от Люксембурга до Гонконга, от Чили до Китая, от Испании до Малайзии, от Польши до Тайваня, от Пуэрто-Рико до Сингапура, от Казахстана до Ботсваны, от Португалии до ОАЭ, от Латвии до Коста-Рики, от Литвы до Омана, от Греции до Тринидада и Тобаго - претворение в жизнь принципов экономической свободы приводило к невиданному прежде росту благосостояния, к улучшению жизни беднейших слоёв населения, к развитию доступа к услугам образования и здравоохранения и повышению их качества, к увеличению продолжительности жизни, к повышению грамотности взрослых, к сокращению детской и младенческой смертности, к улучшению экологической обстановки, к снижению коррупции. Вовлекаясь в экономические отношения, всё больше граждан становится обеспеченнее, их жизнь улучшается и разнообразится.

Мы не станем сравнивать итоги развития России за последние 15 лет с результатами, которых достигли западные страны. Чтобы догнать по уровню развития США, Великобританию, Швейцарию или Японию, нам действительно потребуется ещё немало времени. Обидно другое: Россию за 15-20 лет обогнали самые разные страны мира, и это должно сильно тревожить.

Рассмотрим некоторые группы посткоммунистических государств, в которых, так же как и в России, осуществлялась и продолжает осуществляться рыночная трансформация, и сравним их результаты с нашими.

Центральная и Восточная Европа

В большинстве стран региона была проведена наиболее последовательная либерализация экономики на всём пространстве бывшего соцлагеря. Конечно, до того уровня экономической свободы, который был достигнут на Западе, смогли добраться лишь две страны: Эстония и Венгрия. Однако факт остаётся фактом: большая часть стран ЦВЕ сумела значительно увеличить свой уровень экономической свободы. Сравним значения 1990, 1995 и 2004 годов для тех стран, по которым имеются соответствующие статистические данные (Институт Фрейзера):

Страна

1990

1995

2004

Эстония

 

5,3

7,7

Латвия

 

4,6

7,1

Литва

 

4,7

7,0

Польша

3,3

4,9

6,7

Чехия

 

5,9

6,9

Словакия

 

5,1

6,9

Венгрия

4,8

6,2

7,4

Словения

 

4,7

6,2

Хорватия

 

3,8

6,1

Македония

 

 

5,6

Албания

3,3

4,1

6,1

Болгария

3,7

4,5

6,3

Румыния

4,0

3,6

5,7

Страны региона ЦВЕ убедительно доказали, что за короткое время можно добиться процветания. От начала строительства социализма в этом регионе (конец 40-х годов) до его краха (конец 80-х) государства Центральной и Восточной Европы неуклонно наращивали отставание по уровню подушевого ВВП от стран-соседей, обладающими общими или схожими историческими, культурными, этническими и другими характеристиками: Эстония, Латвия и Литва отставали от Финляндии; ГДР и Польша - от ФРГ; Чехословакия и Венгрия - от Австрии; Югославия, Албания, Болгария и Румыния - от Италии и Греции. Западноевропейский капитализм (пусть и не такой свободный, как сейчас) быстрее и лучше наращивал богатство, чем восточноевропейский социализм (хотя последний был более "мягким", чем в СССР или на Кубе). Как можно более быстро и полно осуществляя либерализацию своих экономик, страны ЦВЕ всего несколько лет терпели спад производства. В Польше последним годом сокращения объёма ВВП был 1991-й, в Чехии и Румынии - 92-й, в Венгрии и Словакии - 93-й, в Эстонии и Литве - 94-й, в Латвии - 95-й и лишь в Болгарии - 97-й. Сравните с российским 1998 годом.

Практически все страны региона намного превзошли докризисный уровень ВВП на душу населения и теперь уверенно догоняют своих западноевропейских соседей. Подушевой ВВП в современной Польше - около 160% от показателя 1989 года, а в Эстонии уровень ВВП на душу населения аж на 66 процентов превосходит показатель 1989 года! Это - результат проведения либеральной экономической политики. Российский же уровень подушевого ВВП лишь по итогам прошлого года достиг показателя 1989-го.

Быстрое подавление инфляции, сокращение бюджетного дефицита, некоторое снижение государственных расходов (не радикальное), претворение в жизнь налоговой реформы, масштабная приватизация государственной собственности (пусть и в разных формах, но намного более честная, чем в России), повышение качества работы бюрократического аппарата, сокращение трансфертов и субсидий, либерализация внешней торговли, создание более гибкого рынка труда, перевод на рыночную основу систем образования и здравоохранения, привлечение иностранных инвестиций на надёжных условиях - вот что послужило основой многочисленных экономических чудес в регионе, призванном когда-то быть "витриной социализма". Действительно повышается уровень жизни; восточноевропейцы могут теперь реализовать свои таланты и возможности; у них растёт число домов, машин, единиц бытовой техники; теперь люди могут поехать в любую точку мира и приобрести абсолютно всё, лишь бы были деньги. В странах ЦВЕ наблюдались и наблюдаются очень высокие темпы экономического роста - до 9, 10, 11 и даже 12% ВВП! Пределом для послевоенных экономических чудес в Западной Европе были 5-6% ежегодного роста. Брюссельская бюрократия отчитывает новичков Евросоюза за якобы высокую инфляцию (всего-то превышающую "нормы" на несколько десятых долей процента), но еврочиновники закрывают глаза на темпы роста ВВП в Центральной и Восточной Европе, в 3-6 раз превышающие западноевропейские.

Реформаторы Центральной и Восточной Европы достигли таких успехов в построении капитализма, что стали популярны и уважаемы в самых широких либеральных кругах. Лёшек Бальцерович в Польше, Вацлав Клаус в Чехии, Ян Оравец в Словакии, Лайош Бокрос в Венгрии, Март Лаар в Эстонии и другие - все эти люди возвратили своим странам нормальный, человеческий облик. Именно они внесли наибольший вклад в развитие своих родных государств. А вот Россия не может похвастаться фигурой реформатора подобного масштаба. Егору Тимуровичу Гайдару сковывали руки все кому было не лень, а к советам Андрея Николаевича Илларионова прислушивались не все и не всегда. Впрочем, время лечит.

Показательно то, что страны Центральной и Восточной Европы добиваются крупных успехов, не обладая особыми запасами энергоресурсов. Нефть, газ, электроэнергия - всё приходится импортировать, покупая по мировым ценам. А может, и счастье для Венгрии, что та не имеет нефтяных полей Западной Сибири? А может, это благо для Литвы, что в её недрах не скрываются огромные запасы природного газа? Страны Прибалтики, кстати, сумели пережить и резкое сокращение транзита из России - транзита, составлявшего определённую часть их ВВП. Так, в 1992 году Латвия лишилась трети своего производства, а Литва - четверти, но они смогли быстро возобновить экономический рост, и сейчас их подушевые ВВП равняются соответственно 128 и 113 процентам от показателя 1989 года.

Именно страны ЦВЕ дали миру (и России в том числе) примеры того, что и как следует делать в реформируемой экономике. Власти Эстонии нашли в себе смелость ввести плоскую шкалу подоходного налога (первыми на посткоммунистическом пространстве), отменить импортные пошлины, налог на добавленную стоимость и - о ужас! - налог на прибыль. В странах региона повсеместно создавались "электронные правительства" - дешёвые, лёгкие и неподкупные. Никаких контактов с чиновниками, отправляешь по Интернету документы - всё происходит быстро, без траты сил и нервов, без уплаты коррупционных "налогов". В отличие от России, была проведена честная приватизация, без формирования олигархии. Государство на деле защищает граждан, не ставит преград деятельности предпринимателей. Существует надёжная банковская система. Закон защищает права и соблюдает обязанности заёмщиков, кредиторов, акционеров, менеджеров, директоров, владельцев предприятий.

В Центральной и Восточной Европе на деле, а не на словах воплощаются в жизнь принципы экономической свободы. Там практически уже построен капитализм. Люди заняты производством новых товаров и услуг, а не перераспределением нефтегазовой ренты. Ребята, вы молодцы. Так держать!

Получается у поляков, получается у эстонцев, у чехов, у болгар, у литовцев - а мы разве не можем?! Неужели мы недостойны пользоваться благами капитализма - системы, при которой человек воплощает в жизнь самые смелые свои желания; системы, которая позволяет людям достичь небывалых высот во всём и везде; системы, которая реально делает людей обеспеченными? У нас и у поляков общие славянские культура, традиции, обычаи, образ жизни. Но чем мы хуже? Может, мы не предрасположены к капитализму? Древнерусские ремесленники, соловецкие монахи, новгородские торговцы, сибирские старообрядцы, капиталистые крестьяне, романовские купцы, крепкие кулаки, московские и петербургские промышленники, столыпинские переселенцы - разве их не было в нашей истории?..

Содружество независимых государств

В отличие от стран Центральной и Восточной Европы, наши ближайшие соседи меньше преуспели в реформировании своих экономик и создании нового богатства. Тем не менее страны СНГ можно разделить на несколько групп - в зависимости от глубины трансформации. В первую группу попадут Казахстан и Грузия - государства, максимально реформировавшие свои экономики. Во второй окажутся Россия, Украина, Молдова, Армения, Азербайджан, Киргизия и Таджикистан - они не добились такого успеха в трансформации, и их недоразвитый рынок сильно олигархизирован и монополизирован. Наконец, третью группу составят Беларусь, Узбекистан и Туркмения - страны, где рыночные реформы практически не начинались.

Первое время власти Казахстана копировали решения российских. Однако копии решений переросли в копирование темпов инфляции и падения производства. Оно сокращалось вплоть до 1995 года, пока Нурсултан Абишевич Назарбаев не взялся за ум.

Современный Казахстан - стремительно богатеющая страна. В 2000-2006 годах кумулятивный прирост валового внутреннего продукта составил почти 95% - удвоение ВВП за семь-восемь лет! (У России - менее 64%.) В отличие от России, в которой только в 2006 году был достигнут докризисный уровень подушевого ВВП, Казахстан сделал это в 2002-м, а современный показатель ВВП на душу населения на 31% превышает уровень 1989 года. Казахстан быстро догоняет Россию по подушевому ВВП: если в 1991 году этот показатель равнялся лишь 51% от российского, то в 2005 году он уже был равен 77 процентам. Казахское экономическое чудо - предмет гордости страны. Из года в год увеличивается благосостояние казахов. Бывший советский город Целиноград-Акмолинск, ставший казахстанской столицей Астаной, превращается в суперсовременный центр крупной региональной державы - в город из стекла, стали и бетона, в котором проводятся международные конференции. Жители Астаны уже живут богаче москвичей. Казахстан одинаково привлекателен для бизнесменов России, Запада, Китая. Работники из Средней Азии приезжают всё больше в Казахстан, нежели в Россию.

Благодаря чему процветает Казахстан? Ответ прост: благодаря экономической свободе. Власти этой страны решились на полномасштабную приватизацию самых разных предприятий, не побоялись широко распахнуть двери своей экономики для иностранцев. Казахстан - лидер в СНГ по привлечению иностранных инвестиций на душу населения, потому что инвестиции здесь находятся под надёжной защитой (в этой стране не происходит ничего подобного "делу ЮКОСа" или национализации "Сахалина-2"). Бизнесмены платят налоги в бюджет и обеспечивают работой множество людей. Конкурентные рынки созданы в сырьедобывающих отраслях. Рост добычи сырья не препятствует высоким темпам роста в обрабатывающей промышленности. Казахстанские власти решились даже на приватизацию электроэнергетики. На рыночные рельсы переведено жилищно-коммунальное хозяйство. Проводится пенсионная реформа наподобие чилийской, в ходе которой пенсионеры вкладывают свои средства в частные фонды, работающие лучше государственных. Доля госдоходов и госрасходов в ВВП - от 18 до 25%, много ниже, чем в России. Создан стабилизационный фонд с ценой отсечения 20 долларов (у нас - 27), причём в него идут все налоговые доходы от нефти.

У России и Казахстана много общего: это и большие, слабо освоенные пространства, и религиозно-этническое многообразие населения, и высокая доля нефти в экономике, и наличие "гигантов индустрии". Но при разной экономической политике властей Россия и Казахстан добиваются разных результатов в своём развитии. Укол Владимиру Путину: авторитарная модель Нурсултана Назарбаева работает на порядок эффективнее путинской и приносит более сладкие плоды.

Но, несмотря на уже достигнутые Казахстаном успехи, у него пока остаётся немало проблем в экономике и бизнесе. Это и высокий уровень коррупции, и распространённость кумовства, и сложность процессов лицензирования, и обременительность экспорта и импорта. Государство вместо бизнеса всё больше инвестирует средств в экономику, власти начинают проводить промышленную политику. Казахстану есть над чем работать.

Грузия+ Она была одной из самых зажиточных республик бывшего Советского Союза - пятой после Эстонии, Латвии, Литвы и России. Но события и процессы 1990-х годов отбросили страну на десятилетия назад. К концу 90-х она была опустошённой: из-за гражданской войны и этнических конфликтов появились сотни тысяч беженцев; миллион грузинских граждан уехал в Россию - зарабатывать на жизнь себе и своим семьям; производство на душу населения сократилось в три раза; стояли заводы и фабрики, а земля не возделывалась; Грузию разъедали разгул криминала, коррупции, воровства. Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе, дорвавшийся до власти и проправивший одиннадцать лет, не смог оставить хорошей памяти о себе.

У страны появилась надежда на лучшую жизнь только после "революции роз". Западные фонды и институты взрастили новую, современную грузинскую элиту, которая повела свою страну вперёд. Не питая особых чувств как к администрации Джорджа Буша-младшего, так и к некоторым горячим лидерам Грузии, хочу отметить, что именно новые её правители, воспитанные на западных ценностях, сумели разбудить свою страну. По окончании разрушительного правления господина Шеварднадзе Грузия начала быстро восстанавливаться. Наибольшая, на мой взгляд, заслуга в этом лежит на грузинском Бальцеровиче, или Лааре, или Илларионове - на Кахе Автандиловиче Бендукидзе. Бизнесмен, выведший из кризиса "Объединённые машиностроительные заводы", теперь он ставит на ноги родную Грузию. Будучи министром по координации реформ, а ранее министром экономического развития, Каха Автандилович проводит самые смелые экономические реформы, и в этом его поддерживают молодые политики, экономисты, бизнесмены, юристы - новое лицо Грузии. Стране элементарно нужно выжить, а потому бешеными темпами устраняются все барьеры на пути занятий бизнесом. Вот неполный список преобразований, проведённых командой реформаторов во главе с Бендукидзе за последние три года: мощная налоговая реформа; тотальная приватизация самых разных активов; передача всех сельскохозяйственных земель в частную собственность; облегчение открытия бизнеса; упрощение практики лицензирования; облегчение внешнеторговых операций; начало полномасштабной регистрации государственного и частного имущества. Плоская шкала подоходного налога и его низкая ставка (12%), амнистия предпринимателей по всем делам до 2004 года, частная собственность на предприятия и землю, подача документов в "одно окно" и принцип "молчание - согласие" при лицензировании, практически нулевые импортные пошлины - всё это помогает становлению грузинского благополучия. По версии фонда "Наследие", Грузия по уровню экономической свободы занимает 35 место из 157 возможных. Несмотря на многочисленные запреты со стороны России (вино и еду не
присылать, деньги и письма не отправлять, в Россию не ездить), грузинская экономика не прекращает расти, и растёт очень хорошо: на 8,4% в 2004 году, 7,7% в 2005-м и 7,8% в 2006-м. Таких показателей в Грузии добиваются в отсутствие сырьевых подарков в 15 - 18% ВВП, более того, стране приходится импортировать энергоносители и электричество. Грузины работают не за страх, а за совесть. Сотни тысяч людей выбираются из нищеты, а кто-то даже становится богатым. Страна массово отстраивается, преображается. Исчезает коррупция. В Грузии стремятся работать компании со всего мира. И пусть нынешний ВВП на душу населения - это только 62,5% от докризисного уровня, грузины смотрят на будущее с оптимизмом, и у них всё ещё впереди. Успехов вам! (Замечу, что экономическая свобода прекрасно уживается с национальным характером казахов и грузин.)

В отличие от Казахстана и Грузии, большинство стран СНГ, перешедших к рыночной системе, не сумели так глубоко продвинуться по пути построения настоящего капитализма. Украина оказалась поделённой между мафиозно-олигархическими кланами, её разъедала и продолжает разъедать коррупция, а реформы идут медленно и непоследовательно. Кстати, команда Виктора Януковича больше настроена на их проведение, чем "оранжевые" революционеры. Молдова также не имела успехов в деле трансформации. Её поразил кризис ещё большей глубины, чем Украину. Треть трудоспособного населения Молдовы уехала на заработки. Уровень подушевого ВВП на Украине и в Молдове - соответственно 72% и 40% от показателя 1989 года.

Армения и Азербайджан истощили экономические ресурсы в войне за Нагорный Карабах. Вооружённый конфликт, неэффективность государства и слабость реформ разрушили экономики этих стран. Рост ВВП начался в 1994 году в Армении, а в 1996 году - в Азербайджане. После опустошения хозяйства и эмиграции миллионов своих граждан (как из-за нищеты, так и из-за конфликтов) эти две страны начали проводить довольно приличные реформы. Но двум республикам, конечно, ещё немало предстоит сделать.

Несмотря на высокие темпы экономического роста (от 10 до 13%), Армения имеет подушевой ВВП в 80% докризисного уровня, а вот Азербайджан уже превзошёл этот уровень - почти на 12 процентов. Сразу вспоминается нефть: Азербайджан, мол, богат этим ресурсом и потому быстро развивается. Однако для экономики важно не наличие у страны какого-либо ресурса, а умелое его использование. В Азербайджане коррупции не меньше, чем в России. Эффективностью работы госаппарата страна не может похвастаться. За бизнес многое решает президент - Ильхам Гейдарович Алиев. Тем не менее Азербайджан второй год подряд занимает первое место в мире по темпам экономического роста. Потому что там не распугивают иностранных инвесторов, отзывая у них лицензии за "зверскую эксплуатацию недр". Потому что там установлены достаточно чёткие правила ведения бизнеса, пусть и выработанные семейной автократией. Потому что там не сдирают по три шкуры с ведущей отрасли экономики. Азербайджан эффективно использует своё нефтяное богатство, а потому развивается быстрее России, где любыми путями уничтожается рост нефтедобычи и экономики в целом. Кстати, и до пуска в эксплуатацию новых месторождений нефти и открытия нефтепровода "Баку - Тбилиси - Джейхан" азербайджанская экономика росла быстрее российской: 9-11% ВВП против 4-7.

Киргизии и Таджикистану пришлось несладко в 90-е. В Таджикистане полыхала гражданская война, процветала контрабанда наркотиков, а государство оказалось неспособным не то чтобы проводить какие-то реформы, а хотя бы защищать граждан от насилия. В обеих странах утвердились диктаторские режимы: в Киргизии - Аскара Акаевича Акаева, в Таджикистане - Эмомали Шариповича Рахмонова. И хотя Аскар Акаев заинтересовался рыночными преобразованиями, особых успехов в них Киргизия не достигла. То же можно сказать и о "тюльпановых" революционерах. Как и из закавказских республик, так и из двух среднеазиатских стран уехали на заработки многие трудоспособные граждане. Причём киргизы и таджики работают не только в России, но и в Казахстане. Экономикам двух стран нужно ещё много лет расти, чтобы только восстановить докризисный уровень производства: ВВП на душу населения в Киргизии - 71% от показателя 1989 года, а в Таджикистане - 56.

На первый взгляд может показаться странным то, что Туркмения, Узбекистан и Беларусь, чьи экономики являются наименее реформированными на пространстве не только бывшего СССР, но и вообще всего бывшего соцлагеря, - эти три страны живут очень даже неплохо, в сравнении с концом 80-х. Если взять показатель ВВП на душу населения, то в Беларуси это 138% от уровня 1989 года (против латвийских 128%, литовских 113%, российских 100%, украинских 72%), в Узбекистане - 86%, в Туркмении - 92% (против киргизских 71% и таджикских 56%). В Туркмении Сапармурат Атаевич Ниязов практически построил коммунизм, разрешив населению бесплатно пользоваться водой, газом, электричеством+ В каримовском Узбекистане пока тихо, хотя страна очень бедна. Белорусский правитель Александр Григорьевич Лукашенко пытается доказать стране и миру, что созданный им гибрид советской плановой системы и континентально-европейского социального государства жизнеспособен и полезен для общества: обеспечена "полная занятость" (на Кубе и в Северной Корее она также полная), гарантированы "надёжные" рабочие места под государственным "крылышком" (социализм вечным не бывает, а длительное сохранение социалистической трудовой этики не может не навредить экономике), создана "мощная" и "эффективная" система соцобеспечения (да, как хороша халява-то... И какое же государство планеты, обременившее себя разбухшей социальной системой, развивалось и процветало? Вот бы узнать. Беларусь позволяет себе иметь госрасходы в 55% ВВП. Уж Скандинавия отошла от такого, а Беларусь не собирается, хотя в 4 - 5 раз уступает скандинавским странам по уровню подушевого ВВП).

• Так, что, следует ли другим странам поступать так, как эта троица?
• Ошиблись ли Латвия, Литва, Россия, Украина, Киргизия и Таджикистан, перейдя к рынку?

На оба вопроса можно ответить лишь одним словом: нет.

Консервация старых порядков не может обеспечить процветания. План работает хуже рынка, тем более рынка качественного, капиталистического.

Да, в Узбекистане спад производства наблюдался лишь несколько лет (с 1991 по 1995 год): плановая фактически система изменилась ненамного. Но это же сыграло и злую шутку с узбекской экономикой: при минимуме рыночных элементов та впоследствии росла медленнее всех на пространстве бывшего СССР. 86% от докризисного показателя подушевого ВВП - не повод для гордости.

Туркмения переживала более сильное и долгое сокращение объёма ВВП (с 1991 по 1997 год), но впоследствии её экономика начала быстро расти. В некоторые годы рост доходил до 18 - 20% ВВП. Как современная Венесуэла растёт благодаря нефти, так и Туркмения растёт за счёт природного газа. Огромные его запасы, таящиеся в туркменских недрах, пока позволяют расти туркменской экономике. Пока+ Несмотря на высокие темпы роста, Туркмения не достигла докризисного уровня подушевого ВВП. Если туркменский показатель - это 92% от него, то казахстанский, например, - 131%.

Туркмения и Узбекистан, не реформировавшие свои экономики, пока не производят продукции даже на уровне 1989 года. Россия это уже сделала в 2006 году, сравняв свой подушевой ВВП с показателем 1989 года. Казахстан превзошёл его на 31%. После такого сравнения нельзя говорить о каких-то "успехах" узбекской и туркменской экономик. А может быть, в этих двух странах относительно легко вести бизнес - не как на Западе, а хотя бы как в Казахстане или России? Отнюдь... Среднеазиатским ханам XXI века совершенно не нужны успешные и самостоятельные люди, которые не будут зависеть от алчных автократов и станут жить своей жизнью, не контролируемой самовластными правителями.

Беларусь переживала спад производства до 1995 года, а далее начался приличный экономический рост, не прекращающийся до сих пор. Ежегодный рост ВВП доходит до 10-11%...

Однако это не заслуга социализма и неоплановых порядков. Экономический рост Беларуси основан на крупномасштабном субсидировании её экономики Россией. Ежегодно Беларусь получает от "старшего брата" очень солидный внешнеэкономический грант - от 11 до 15% ВВП. В этот грант входят природный газ, поставляемый стране по низким ценам, и нефть, которую Беларусь беззастенчиво использует для своих нужд, как реэкспортируя само сырьё, так и вывозя нефтепродукты, производимые из нашей же нефти. Противостояние "Газпрома" и белорусских властей вовсе не отменило нефтегазового субсидирования Россией Беларуси, а только сократило его масштабы. Это сокращение, а также невозможность долгой качественной работы планово-социалистической системы ведёт белорусскую экономику к серьёзнейшему кризису. Малочисленный белорусский бизнес забит, зажат, запуган. Ограничиваемый тысячами процедур, запретов, преград, вынужденный терпеть всю глупость и нелепость работы бюрократической машины, бизнес Беларуси пока не может развернуться, не может показать всем, на что он способен, если ему не ставить преград и не чинить препятствий.

Да, большинству белорусов приятно иметь хоть и небольшой, но "стабильный" заработок, обеспечиваемый государством. Да, нынешний уровень ВВП на душу населения на порядок больше, чем в советское время. Да, Беларусь превосходит Латвию, Литву, Россию и Украину по превышению нынешнего уровня подушевого ВВП над лучшим советским показателем. Но, почти не изменяя экономическую систему, не проводя не то что либеральных, а хотя бы рыночных реформ, не желая слезать с нефтегазовой иглы (любезно предлагаемой Россией), Беларусь обрекает себя на отставание и деградацию. Она уступает по уровню ВВП на душу населения всем своим соседям, кроме Украины. Чтобы жить так, как Литва или Польша, страна должна на протяжении многих лет поддерживать более высокие темпы экономического роста, чем её соседи. А такое возможно только после тех великих процессов, которые наблюдались в Польше, Литве, Латвии, Эстонии. Эти страны почти не имеют собственных запасов сырья. У них нет "старших братьев", которые дарил и бы им щедрые сырьевые подарки. Они всего лишь построили капитализм, а потому процветают.

Когда в Беларуси начнётся настоящий переход к рынку, страна может минимизировать падение производства и быстро возобновить высокие темпы экономического роста (уже на реальной основе). Самый мягкий переход к рынку обеспечивается самыми быстрыми и последовательными преобразованиями. На руку Беларуси играет то, что она может изучать и внедрять лучшие процессы и достижения как постсоциалистической трансформации нескольких десятков государств, так и вообще деэтатизации всех сторон общественной жизни, наблюдаемой в последние 25-30 лет в самых разных странах мира. У Беларуси уже есть свой Людвиг Эрхард и свой Лёшек Бальцерович. Я верю в решимость будущего белорусского реформатора.

Как мы видим, постсоциалистическая трансформация, проходившая менее активно и последовательно, чем в Центральной и Восточной Европе, не оказала особо благотворного влияния на облик стран СНГ. Только в Беларуси, Казахстане и Азербайджане превзойдён докризисный уровень подушевого ВВП: белорусы получают от России крупный внешнеэкономический грант, казахи же извлекает выгоду от более смелых, чем в России, реформ и вместе с азербайджанцами грамотно распоряжаются нефтью. Несмотря на высокие темпы экономического роста в последние годы, большинство стран Содружества ещё несколько лет должны расти, чтобы всего лишь достичь лучших экономических показателей советского периода, а Молдове и Таджикистану - странам с максимальным спадом производства - потребуется для этого не менее десяти - пятнадцати лет. Ограничение экономической свободы, войны, конфликты, коррупция, преступность - страны СНГ очень сильно пострадали от этих явлений. Основой для их уверенного развития может стать только высокий уровень экономической свободы. Авторитарные режимы, которых полно в Содружестве, не способствуют развитию бывших советских республик. Автократии, будучи направленными на извлечение сырьевой ренты и вообще на самообогащение, не нуждаются в становлении свободной капиталистической экономики. Чем более политически и экономически свободными станут государства СНГ, тем больше их граждан смогут реализовать себя и стать зажиточными. Если в странах СНГ не будут проводиться настоящие либеральные преобразования, то их экономики начнут переживать серьёзные кризисы. Уже появились первые признаки кризисных явлений в Беларуси. Спокойным можно быть только за Грузию: эта либеральная ласточка, взяв курс на построение настоящего капитализма, не свернёт с него в ближайшие годы.

Китай и Вьетнам

Падение производства - неизменная черта всех стран ЦВЕ и СНГ. Но в двух государствах с бывшей плановой системой не наблюдалось сокращения объёмов валового внутреннего продукта. Это Китай и Вьетнам.

В Новое время Китаю пришлось нелегко. До XVII века это была самая богатая страна мира. Китайцы жили намного зажиточнее европейцев. Жители западных стран слагали легенды о неслыханных богатствах Китая, о невиданном благополучии его жителей. Однако с началом Нового времени Китай воспротивился новым веяниям в экономике и вообще во всех сферах жизни общества, предпочтя изолироваться от остального мира и попытаться просуществовать в одиночку, отдельно от всех. Китайские императоры посчитали, что будет благом для страны, если взять под контроль её огромный хозяйственный механизм. Тотальное огосударствление экономики отбросило Китай далеко назад в своём развитии, и к началу XX века китайский народ стал жить хуже всех на планете. В Китае установилась ужасная нищета. Не изменили ультраэтатистского экономического курса и гоминьдановцы. Вдобавок Китаю нанесла страшный ущерб Япония, с конца 1920-х годов строившая в Азии "Великую восточную сферу сопроцветания". С конца 1920-х до середины 1940-х годов Китай лишился от 10 до 35 миллионов (!) жителей, убитых японцами, а экономика оказалось разрушенной. Но после относительного её восстановления страну ожидала ещё более страшная участь: распространив своё влияние на всю территорию Китая (кроме Тайваня), Коммунистическая партия начала строить коммунизм. Стране, чей подушевой ВВП в 1950 году был на треть меньше, чем в 1700-м, пришлось пережить все ужасы тоталитарного строя и все уродства плановой экономики. Когда коммунистические эксперименты вконец истощили Китай, у нового председателя Компартии Дэн Сяопина хватило ума отказаться от планового социализма. Началась последовательная либерализация китайской экономики, пусть и при сохранении монопольного влияния КПК в политической сфере.

Современный Китай - вовсе не та страна, которая существовала 30 лет назад. Ни один из последующих председателей Компартии не сворачивал с курса реформирования экономики - все продолжали строить рынок. В Китае люди больше не умирают от голода, потому что Дэн Сяопин передал сотням миллионов крестьян землю в частную собственность, разрушив ещё императорскую госмонополию на владение землёй. Предпринимательская инициатива, легализованная после долгих лет коммунизма, завалила самыми разными товарами не только Китай, но и весь мир. Китайские власти положили конец политике самоизоляции, впустив в страну иностранный капитал. Китайские города всё больше походят на мегаполисы Токио, Сеула, Гонконга, Сингапура.

Китайцы работают, работают и ещё раз работают. Они не могут себе позволить сверхщедрой системы соцобеспечения. Это небывалая роскошь для страны с низким уровнем жизни, недостроенным рынком и неэффективной бюрократией. Не жалея своих сил, китайцы трудятся и трудятся. Только так можно прийти к благополучию. Хотя за последние 25 лет ВВП на душу населения в Китае увеличился в шесть раз, китайцы почти вдвое уступают россиянам, не говоря уже о тайваньцах, южнокорейцах и тем более японцах.

Китайская экономика несовершенна. Высок уровень коррупции, притом что чиновников не отпугивают расстрелы уличённых в ней. Государство пока владеет слишком большим числом предприятий. Оно инвестирует больше средств в экономику, чем частный сектор. Надёжность деятельности бизнеса держится на честном слове Компартии. Однако, демонстрируя высочайшие темпы экономического роста (от 9 до 11% ежегодно), Китай наглядно убеждает мир: даже не радикальное повышение уровня экономической свободы - с 3,8 баллов (1980) до 5,9 (2001) - способно творить чудеса. Китайцы уже не спрашивают друг друга при встрече: "Ты сегодня ел?" Они уже накормлены - точнее, накормили себя сами, когда власти перестали чинить им препятствия в ведении сельского хозяйства. Они больше не выплавляют в кустарных условиях сталь, ибо теперь "вольны" заниматься самым разным трудом. Китайские бизнесмены проникают на всё большее число рынков, производя самую разную продукцию: от детских игрушек до военных кораблей.

Если что и способно снизить экономический рост в Китае, так это недавнее решение партии начать оказывать серьёзную поддержку самой бедной части крестьянства. Ресурсы, которые планируется изымать у разбогатевших тружеников и передавать неудачникам, остающимся бедными, будут взяты из частного сектора, и их уже не получится направить на увеличение богатства. Впрочем, когда китайские власти сначала сократили втрое долю государственных расходов в ВВП (с 36% до 13%), а затем довели её до 22%, это не сказалось на росте экономики. Выдержит ли та прожект по вспомоществованию обездоленным? Не знаю.

Схожие положительные результаты в экономическом развитии были достигнуты Вьетнамом, когда его власти начали создавать рыночную экономику. Просто реформы здесь начались на несколько лет позже, чем в Китае.

С увеличением благосостояния растёт и гражданское самосознание китайцев и вьетнамцев. Общества этих стран уже не такие скованные, как раньше. Всё больше граждан стремятся окончательно выйти из-под диктата коммунистических партий. За экономической свободой в Китае и Вьетнаме последует политическая - пусть через 10, 20, 30 лет, но последует обязательно.

Россия

Россия отстаёт от большинства стран мира по уровню экономической свободы. Мы далеко не лучший пример постсоциалистической трансформации. До сих пор многие россияне живут в бедности и даже в нищете. У нас тяжело открыть и вести бизнес. Предприниматели боятся чиновников и преступников (что часто одно и то же). Немало наших граждан не любят бизнесменов: те, мол, стремятся к "наживе" и алчут "сверхприбылей". Нефтяная лихорадка побуждает государство приниматься за всё новые и новые прожекты в экономике. Новые олигархи (газпромовско-роснефтенские, так скажем, звучит как "ореховско-медведковские") не менее хищны, жадны и беспринципны, чем "герои" девяностых. Отказавшись от идеи модернизации, власти топчут все свободы в стране. Общество принимается за кормящийся подачками электорат. Человек, индивид, гражданин - становится пешкой в руках государства.

Целенаправленная политика властей, одобряемая молчанием общества, делает Россию аутсайдером всех мировых рейтингов: политических, экономических, деловых.

В сентябре 2005 года Всемирный банк совместно с Международной финансовой корпорацией опубликовал исследование Doing Business 2006 ("Ведение бизнеса в 2006 году"). Главный вывод доклада - последовательные реформы приводят не к социальному коллапсу или росту безработицы, а к созданию новых рабочих мест. При рыночной трансформации мало прийти к стабилизации: освободить цены, разрешить валютные операции, снизить инфляцию, сбалансировать бюджет, ликвидировать госмонополию на внешнюю торговлю, провести приватизацию. Для долговременного и устойчивого развития экономики необходимо создавать качественный деловой климат. Чтобы получить его, власти должны проводить комплексные реформы. В своём докладе Всемирный банк рассмотрел деятельность 155 правительств в 10 сферах:

  • открытие бизнеса;
  • лицензирование;
  • наём на работу и увольнение;
  • регистрация прав собственности;
  • получение кредита;
  • защита инвесторов;
  • уплата налогов;
  • перемещение товаров через границу;
  • принуждения к исполнению контрактов;
  • ликвидация бизнеса.

Чем выше качество делового климата в стране, тем больше её потенциал для экономического развитияономического развития, тем больше ресурсов имеют граждане и государство для повышения уровня жизни.

В докладе Doing Business 2006 Всемирный банк представил рейтинг регулирования и реформирования бизнес-среды в 155 странах, используя данные за 2004 год. Лидерами по качеству делового климата оказались те государства, которые одновременно имеют один из самых высоких уровней экономической свободы в мире. Наилучшим деловым климатом, по мнению ВБ и МФК, обладают Новая Зеландия, Сингапур, США, Канада и Норвегия. Замыкают список в основном африканские государства.

Россия - явно не лидер рейтинга. Она заняла лишь 79 место. Мы смотримся "неплохо" лишь на фоне стран СНГ, имея более лучший деловой климат, чем, например, Молдова (83 место), Беларусь (106-е) или Украина (124-е). Страны СНГ заметно отстают от Эстонии, Латвии и Литвы - бывших советских республик, ныне всерьёз занимающихся улучшением деловой среды. Литва находится на 15 месте рейтинга, Эстония - на 16-м, Латвия - на 26-м.

Выглядит естественным, что развитые страны имеют более качественный деловой климат, чем развивающиеся. Однако самые разные страны мира принимают меры по улучшению деловой среды: от Испании до Бурунди, от Германии до Китая, от Словакии до Афганистана, от Литвы до Вьетнама. Богатые государства вынуждены продолжать дебюрократизировать, либерализировать свои экономики, для того чтобы конкурировать со всё более агрессивными экономическими чудесами Китая, Индии, стран Юго-Восточной Азии, Центральной и Восточной Европы. Всё больше бедных стран, которым сейчас необходимо просто-напросто выжить, понимают, что для достижения успеха следует не получать иностранную помощь, а создавать капиталистическую рыночную экономику, последовательно улучшая свой деловой климат. Те государства третьего мира, которые уже начали создавать благоприятную деловую среду, наращивают своё благополучие, развиваясь очень высокими темпами.

В 2004 году 99 из 155 стран проводили реформы по улучшению делового климата. В результате созданы сотни тысяч рабочих мест. Увеличилось число фирм, а многие из существующих вышли из тени. У жителей реформируемых стран остаётся всё меньше преград для лёгкого ведения бизнеса, а потому люди выбираются из нищеты и накапливают богатство.

Лидерами по количеству реформ в 2004 году стали Сербия и Черногория: они провели реформы в 8 из 10 сфер. На втором месте по глубине трансформации делового климата оказалась Грузия (изменения в 5 сферах из 10), на третьем - Вьетнам (5 из 10 сфер), на пятом - Германия (4 сферы), на седьмом - Финляндия (4 сферы), на двенадцатом - Нидерланды (3 сферы). Вступление в Евросоюз или подготовка к нему стали хорошим стимулом для Латвии, Словакии и Румынии - эти страны вошли в число первых двенадцати реформаторов мира в 2004 году.

Власти нашей страны практически не занимаются реформированием деловой среды. Им не нужен качественный деловой климат. Россия имеет такие его параметры, которые не способствуют лёгкому ведению бизнеса; такие параметры, которые не дают возможности открывать новые фирмы, заставляют предпринимателей уходить в тень, блокируют создание новых рабочих мест; такие параметры, которые консервируют безысходность молодёжи, малообеспеченных женщин, пенсионеров.

Практически по любому показателю мы проигрываем десяткам стран мира.

Чтобы зарегистрировать бизнес в России, необходимо пройти 8 процедур, затратив 33 дня и отдав 5% от ежегодного подушевого дохода. В Афганистане нужно пройти 1 процедуру, Австралии, Канаде, Новой Зеландии - 2. Австралийскому предпринимателю потребуется 2 дня на открытие бизнеса, канадскому - 3. В Дании не берут денег за регистрацию бизнеса, а менее 1% подушевого дохода отдают предприниматели в Новой Зеландии, США, Швеции, Британии и Канаде. В России существуют требования по минимальному уставному капиталу (4,4% дохода на душу населения), в то время как их нет в 46 странах мира (как развитых, так и развивающихся).

При лицензировании наш предприниматель терпит 22 процедуры, затрачивая 528 дней и отдавая 354% годового дохода на душу населения. В Дании и Новой Зеландии проходят по 7 процедур, в Швеции - 8, в Таиланде - 9. Финну для получения лицензии нужно 56 дней, южнокорейцу - 60, новозеландцу - 65. Меньше 20% подушевого дохода при лицензировании тратят в Австралии, Чехии, Маврикии, Исландии, США, Таиланде, Литве, Словакии и Японии.

Из всех параметров по развитию рынка труда у России хорош только один показатель - "индекс трудности приёма на работу". Мы имеем 0 из 100, так же как Австралия, Грузия, Гонконг, Сингапур, США и другие страны.

Чтобы зарегистрировать собственность, у нас нужно пройти 6 процедур, потерять 52 дня и заплатить 0,4% стоимости собственности. В Норвегии и Швеции обходятся одной процедурой, в Непале, Нидерландах, Новой Зеландии, Таиланде и Великобритании - двумя. Норвежец тратит на регистрацию собственности 1 день, а жители Непала, Нидерландов, Новой Зеландии, Швеции и Таиланда - 2 дня. В Саудовской Аравии собственность зарегистрируют бесплатно, а в Словакии, Новой Зеландии и Беларуси с вас возьмут по 0,1% её стоимости.

Не хорошо в России обстоит дело и с кредитованием. Индекс эффективности юридических прав - 3 из 10 (у Гонконга, Сингапура и Великобритании - 10, у Албании, Австралии, Ботсваны и Новой Зеландии - 9). Индекс глубины кредитной информации - 0 (США, Германия, Литва - 6, Ирландия, Новая Зеландия, Эстония - 5).

Мы не лидеры и по защите прав инвесторов.

Далеко не совершенна наша налоговая система. У нас существуют 27 видов налогов. На выполнение обязательств по налогам предпринимателю требуется 256 часов. Налоги съедают 41% валовой прибыли (выручка за минусом затраты на приобретение факторов производства и расходов на рабочую силу). В Гонконге и Афганистане платится 2 налога, в Норвегии - 3, в Швеции - 5. На выполнение обязательств по налогам в ОАЭ требуется 12 часов, в Сингапуре - 30, в Ираке - 48, в Намибии - 50, в Эфиопии, Омане и Таиланде - 52, в Испании - 56, в Швейцарии - 63, в Новой Зеландии - 70. Власти Саудовской Аравии забирают 1% валовой прибыли, Омана - 5%, Ирака - 6%, Кувейта - 8%, ОАЭ - 9%, Малайзии - 12%, Гонконга - 14%, Ирана - 15%, Пуэрто-Рико - 18%, Сингапура - 20%. В России нелегко осуществлять внешнеторговые операции. Требуется собирать слишком много документов и подписей для экспорта и импорта, тратить на это много дней.

У нас плохо исполняются контракты, не налажена работа эффективной судебной системы.

В России нелегко не только открыть, но и закрыть бизнес. На это у нас уходит 3,8 лет. Ликвидация бизнеса обходится в сумму, равную 9% стоимости активов. С ликвидируемого предприятия возмещается только 27,6% долгов. В Ирландии бизнес закрывается за 0,4 года, в Японии - за 0,6 лет, в Канаде, Сингапуре и Тайване - за 0,8 лет. В Колумбии, Кувейте, Нидерландах, Норвегии и Сингапуре на ликвидацию бизнеса тратится 1% стоимости активов. В Японии, Сингапуре, Норвегии и Канаде возмещается свыше 90% долгов.

Вот такие у нас параметры делового климата. Непочатый край работы. Наверное, уже после 2008 года.

В 2005 году Всемирный экономический форум опубликовал 26-й по счёту доклад "О конкурентоспособности в мире 2005-2006".

По индексу перспективной конкурентоспособности Россия в 2005 году заняла 75 место (в 2004-м - 70-е). Такое место мы получили, находясь на 73 месте по индексу технологий, 91-м - по индексу качества госинститутов и 58-м - по индексу макроэкономической среды. По индексу деловой конкурентоспособности Россия заняла 74 место (годом ранее - 61-е). Более конкурентоспособными оказались поляки, чехи, эстонцы, латыши, литовцы и казахи, не говоря уже о народах Европы, Северной Америки и Восточной Азии.

Что будем делать? Перераспределять или создавать? Проедать нефтедоллары или не мешать работать наукоёмким компаниям? Обогащать чиновников или давать гражданам возможность самореализоваться?

На сырье вечно не просидишь. Уступки "Газпрому" или "Роснефти" - не защита интересов россиян. "Суверенная демократия" - тот же изоляционизм, только не такой последовательный, как в советское время.

Мы пока бедны. Мы пока несвободны. Мы пока неконкурентоспособны.

Но всё поправимо. Посмотрите на мир. Сколько стран, не только являвшихся бедными, по сравнению со своими соседями, но и пребывавших в жуткой нищете, - сколько же стран мира, став свободными, до неприличия разбогатели!

Где отставание Испании, Португалии, Греции - от Франции, Италии, Германии? Его больше нет. Оно преодолено.

Где та неблагополучная Ирландия, из которой на протяжении веков эмигрировали её жители? Сейчас "кельтский тигр" живёт богаче Великобритании, и теперь в Ирландию уже приезжают люди, а не уезжают из неё.

А Гонконг, каких-то 50-60 лет назад бывший нищей рыбацкой деревушкой? Самая экономически свободная страна мира, теперь этот мегаполис, состоящий из небоскрёбов, притягивает знания, капиталы, товары, рабочую силу со всех уголков земли.

Несколько десятилетий назад путешественникам, приезжавшим на остров Маврикий, жизнь там казалась адом. Сейчас это успешное, зажиточное государство.

Евреи со всего мира - полуголодные голодранцы, многие из которых не знали иврита, - за полвека сумели создать современное и процветающее Государство Израиль.

Япония, в начале 50-х годов жившая не богаче Советского Союза, - ныне признанный лидер мира по всем возможным и невозможным показателям.

Когда-то нищие китайцы миллионами умирали от голода. Теперь они пугают весь мир своей экономической активностью.

Десятки стран мира разбогатели, претворяя в жизнь принципы экономической свободы. Мы можем и должны разбогатеть. Нельзя вечно отставать.

Я верю в то, что наши граждане будут жить счастливо.

Я верю в будущее России.

Я верю в будущий российский капитализм.

Комментарии (3)

  • 15 лет реформ в России: а построили ли мы капитализм?

    Супер.

  • 15 лет реформ в России: а построили ли мы капитализм?

    "теперь люди могут поехать в любую точку мира и приобрести абсолютно всё, лишь бы были деньги."
    Гы-гы-гы. Это точно. Спросите у Грузин, как они зарабатывают в той же "недемократичной" России.
    Или у украинцев, которые там-же.
    А гордые прибалты и поляки как только Россия решила строить трубопроводы чуть войной на нее не пошли.
    Вот эти и есть настоящие наркоманы. Почему автор не вспомнил о внешнем долге Польши(а только СССР)?
    Первый ей списали в свое время. Так она опять насобирала.
    Если бы автор был честен он бы написал как в "богатой" Польше дети частенько идут в школу голодными.
    В одном автор прав, если есть деньги, то можно от всего этого уехать.

    Вывод такой: статья абсолютно лживая и тенденциозная.

    Олег

  • 15 лет реформ в России: а построили ли мы капитализм?

    Владимир Акименков, 09.09.2007
    в ответ на: комментарий (анонимный, 05.09.2007)

    Здравствуйте, Олег.
    Очень рад, что вы заглянули на сайт либертарианцев. Меня заинтересовали ваши экономические взгляды - вы можете их описать?

    Что же, антилиберальные, проэтатистские, интервенционистские настроения ешё долго будут преобладать в российском обществе - его вылечит только время.

    А теперь разберём по пунктам ваш постинг.

    >Гы-гы-гы. Это точно. Спросите у Грузин, как они зарабатывают в той же "недемократичной" России.

    Что же, в том, что Россия - страна недемократическая, вы абсолютно правы.)) И самое ужасное - мы продолжаем катиться вниз.
    Вы упоминаете о том, что грузины уехали в Россию на заработки. Скажу вам, что это будет происходить до тех пор, пока уровень жизни в Грузии не приблизится к российскому. Лучше всего этому может поспособствовать многолетний курс на претворение в жизнь принципов экономической свободы - подобный тому, который наблюдается в Чили, Гонконге, Сингапуре или Эстонии. Либеральные экономические реформы, вот уже четвертый год идущие в Грузии, действительно преображают страну. Низкий стартовый уровень развития не может служить оправданием к свёртыванию реформ.
    Если вы знакомы с работами профессора Миээисона http://www.ggdc.net/Maddison, то должны знать о том, что некоторые ныне высоко- и среднеразвитые страны начинали с низких или очень низких стартовых позиций. Это и Япония, и Южная Корея, и Китай, и Гонконг, и Сингапур, и Ботсвана, и Пуэрто-Рико, и Кипр... Уровень жизни в некоторых перечисленных государствах 50-60 лет назад был даже ниже, чем в Грузии.

    >Или у украинцев, которые там-же
    См. рассуждения о Грузии. Однако же экономика Украины растёт - вот уже много лет. Уровень жизни повышается...

    >А гордые прибалты и поляки как только Россия решила строить трубопроводы чуть войной на нее не пошли.

    Интересно, кто же ваш информатор? О какой такой "войне" вы говорите?
    Политика государственного монополиста "Газпром (монопольное положение компании закреплено на законодательном уровне), безусловно, вредит всем европейцам, россиянам и жителям стран Ближнего зарубежья. "Газпром" должен быть очищен от непрофильных активов и, желательно, разделен; следует также ликвидировать моопольное положение компании. Государственная собственность, "Газпром" ныне является квазичастной лавочкой некоторых государственных (!) олигархов. Продажа компании на открытом, прозрачном аукционе поможет выручить порядка 150-200 млрд $, которые было бы неплохо направить в Стабилизационный фонд (преобразованный в Пенсионный). Также необходимо снизить или даже отменить ЕСН - государство может перечислять на индивидуальные пенсионные счета россиян средства от приватизации своих активов (предварительно отнятых у госолигархов, разумеется), при этом не взимая ЕСН и поощряя конкуренцию частных пенсионных фондов. Стоит отметить, что социальные налоги не взимаются в некоторых странах вообще - в частности в Новой Зеландии и нефтедюбывающих государствах Персидского залива.

    >Почему автор не вспомнил о внешнем долге Польши(а только СССР)? Первый ей списали в свое время. Так она опять насобирала

    Специально для вас - вспоминаю.))
    Да, действительно, те страны, которые известны как место проведения радикальных (или не очень...) либеральных реформ, часто занимали средства за рубежом. Это и Чили, и Аргентина, и Польша, и страны Прибалтики... Этого делать было не нужно. В нынешнюю эпоху деньги, монополизированные государством, практически ничего не стоят. Необходимо демонополизировать деньги. Подробнее читайте у Людвига фон Мизеса, Фридриха фон Хайека, Мюррея Ротбарда. Тексты некоторых их произведений размещены и на этом сайте.
    Также обратитесь к исследованиям современных экономистов - в основном эмпирическим(( В своих работа, в частности, проф. Уильям Истерли убедительно доказывает, что для процветания страны следует проводить глубокие рыночные реформы, а не занимать средства у международных организаций.

    >Если бы автор был честен он бы написал как в "богатой" Польше дети частенько идут в школу голодными.

    Интересно, открою ли я вам страшную тайну, если напишу о том, что даже в сверхзажиточных странах дети некоторых родителей идут в школу голодными? А вы, что, хотели, чтобы на каждого жителя земли сыпались блага, как из рога изобилия? Вы верите в коммунизм?))
    На самом деле уровень жизни в современной Польше на порядок выше, чем в конце 80 - начале 90-х. На заре либеральных реформ поляки действительно жили впроголодь. Но они знали, ради чего.
    Если и испытывают поляки проблемы - так это не от избытка реформирования, а от его недостатка. Статичный рынок труда, расширенное welfare state (да ещё при не слишком профессиональной бюрократии), довольно высокие налоги, огромные предприятия в государственной собственности - вот от чего страдают поляки.
    При всё моём уважении к Бальцеровичу, вынужден констатировать, что он не смог провести в Польше настоящую шоковую терапию. Часть реформ была свёрнута, часть осуществлена не по первоначальному замыслу. Если бы Бальцерович был "австрийцем", он бы, несомненно, провел более радикальные реформы. Польша, к сожалению, - это и родина экс-министра финансовГжегожа Колодко - упёртого интервенциониста, социалиста, по маразму любви к госрегулированию сравнимого с нашим сказочником Глазьевым.

    >В одном автор прав, если есть деньги, то можно от всего этого уехать

    В начале 20-х и середине 40-х годов прошлого века немцы имели на руках миллионы бумажек, что не спасало их от голода и лишений... если ты хочешь хорошо жить у себя на родине, то должен всеми средствами добиваться популяризации теорий (априорных и эмпирических), доказывающих благостность принципов экономической свободы, политики laissez faire, системы свободного рынка (капитализма) для процветания страны.

    >Вывод такой: статья абсолютно лживая и тенденциозная.

    Скажите, на каком основании сделан столь странный вывод?..
    Олег, да, вы социалист-интервенционист, верите в полезность государственного регулирования экономики. Ваши кумиры - это скорее Маркс, Бисмарк, Ленин, Кейнс, Самуэльсон, Глазьев. Вы наверняка верите в то, что предприниматели обирают рабочих; что Великая депрессия стала возможной из-за несовершенства системы свободного предпринимательства; что СССР явил миру экономическое чудо и доказал на практике возможность реализации социализма ; что свободный рынок не приведет Россию к процветанию и проч.

    Рекомендую вам (для начала - с целью ознакомления) посетить некоторые ресурсы в Сети, посвящённые либерализму, капитализму, экономической свободе.
    В первую очередь это, конечно, сайт "Московский Либертариум", на котором вы находитесь. Здесь, напомню, выложены тексты трудов либеральных экономистов (в первую очередь австрийцев), а также некоторые статьи и монографии российских специалистов - В. Найшуля, А. Левенчука, Гр. Сапова, В. Агроскина, В. Кизилова и многих других.
    Есть хороший ресурс - русскоязычный проект Института Катона http://www.cato.ru Море статей по самым разным вопросам человеческого развития, тексты произведений и глав из них либеральных экономистов.
    Сайт белорусского Центра Мизеса (Я. Романчук) http://www.liberty-belarus.info Рекомендую текст книги Романчука "Либерализм: идеология счастливого человека. Модно, умно, круто!"
    Частный сайт Григория Сапова - http://www.sapov.ru/sapoff
    Сайт Института экономического анализа (А. Илларионов) - http://www.iea.ru

    Для начала хватит... если захотите, могу вам дать адреса ЖЖ наиболее известных либертарианцев.
    Удачи.))

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2016