19 август 2017
Либертариум Либертариум

"Свободная среда", выпуск 3. Миф о региональном энергетическом монополизме

Сторонники принудительного разделения генерации и передачи электроэнергии и законодательного запрета на вертикальную интеграцию в отрасли – либерал-социалисты из правительства и РАО «ЕЭС-России» - аргументируют свою позицию тем, что существующие АО-энерго, будучи оставлены как есть, станут «региональными монополистами». Они не будут допускать к потребителям более эффективные независимые электростанции и будут заниматься «перекрестным субсидированием» в политических целях под диктовку губернаторов. Этот тезис представляется самоочевидным. Но так ли это?

Представим себе вертикально-интегрированную компанию, действующую на нерегулируемом рынке, имеющую возможность покупать электроэнергию и при этом не имеющую конкурентов в доставке электроэнергии к потребителям. Сторонники дезинтеграции утверждают, что при любых условиях эта компания будет в первую очередь загружать свои генерирующие мощности и лишь после этого закупать энергию извне. Однако это противоречит элементарной экономической логике. Если, например, издержки генерации у независимого производителя ниже, чем на собственных мощностях, то ВИК выгоднее договориться о поставках со стороны, нежели загружать полностью свои мощности. При этом договорная цена попадет в интервал между уровнем издержек на чужой и на собственной установке. Этот результат не зависит от того, является ли ВИК монополистом на рынке продаж конечной услуги или действует в условиях конкуренции.

«Но ведь в российской экономике все не так!» - возражают нам. «Региональные администрации не допускают "чужаков", губернаторы предпочитают держать свою территорию на дорогой энергии "своих", пусть и неэффективных производителей, чем обеспечить снабжение региона дешевой электроэнергией с федеральных станций».

Почему это происходит? Ссылку на природную злобу и глупость губернаторов и директоров АО-энерго нельзя признать убедительным аргументом. Несомненно, играет свою роль административное регулирование цен по затратному принципу. Но это еще не вся история.

Зададимся вопросом: а так ли уж нерационально поведение местных энергокомпаний с экономической точки зрения? Вспомним, что пресловутые «неэффективные местные генераторы» - это в основном ТЭЦ, вырабатывающие электроэнергию вместе с теплом по комбинированному циклу. Эти установки создавались и поддерживаются для обеспечения работы городских систем центрального отопления, а электроэнергия для них является попутным продуктом. Но это означает, что экономические издержки производства электроэнергии на ТЭЦ равны нулю!

Поясним эту мысль простым примером. Водитель, выполняя коммерческий рейс, везет товар из одного пункта в другой. По дороге он подсаживает к себе попутчика. Каковы издержки по проведению этой операции? Очевидно, они равны нулю, так как при отказе от этой нее водитель ничего бы не сэкономил. Все расходы на перемещение по маршруту уже заложены в его первоначальном решении о перевозке груза.

Что же касается ТЭЦ, то, поскольку вырабатываемая ими «попутная электроэнергия» производится при нулевых экономических издержках, она является сверхконкурентоспособной по сравнению с производимой на больших федеральных станциях. Поэтому решения АО-энерго о «недопуске внешних генераторов на внутренний рынок» являются абсолютно рациональными и эффективными экономическими решениями. Добиваясь принудительного разделения региональных АО-энерго, менеджмент РАО «ЕЭС России» вовсе не борется с монополизмом, а пытается с помощью административных мер отсечь от рынка более эффективных конкурентов.

Откуда же берется расхожий миф о «неэффективных местных генераторах»? Ответ: из особенностей системы учета и административного регулирования цен на тепло и электроэнергию. Бухгалтерские издержки отличаются от экономических. В частности, правила учета требуют «отнесения» части затрат на попутную продукцию. Поскольку же цены и на тепло, и на электроэнергию регулируются по затратному принципу, но при этом цены на тепло удерживаются на «социально приемлемом» уровне, возникает мощный стимул к тому, чтобы относить на электроэнергию все большую часть издержек. Естественным способом избавления от этой проблемы является ликвидация затратного ценообразования, а не насильственное дробление компаний и запрет тех или иных форм производственной организации.

Теперь о «перекрестном субсидировании», которое следует отличать от ценовой дискриминации, то есть, продажи фирмой одного и того же товара разным потребителям по разным ценам. Ценовая дискриминация широко применяется на конкурентных рынках и является способом повышения эффективности производства и маркетинга, а также улучшения обслуживания потребителей. Ярким примером применения ценовой дискриминации на рынке, подвергшемся глубокому дерегулированию, является авиационный пассажирский транспорт США с его развитой системой скидок и дифференцированным обслуживанием разных категорий пассажиров.

Под перекрестным субсидированием обычно понимается такая ценовая дискриминация, при которой определенные категории потребителей приобретают товар по цене ниже издержек производства. Но, во-первых, бухгалтерские издержки – вещь достаточно условная, существенно зависящая от процедуры отнесения общих и условно-постоянных затрат. Следовательно, не существует никакого однозначного критерия для различения на основе отчетности перекрестных субсидий и простой ценовой дискриминации. Во-вторых, то, что с точки зрения самого продавца является прибыльной операцией, по данным формальной отчетности может выглядеть как перекрестное субсидирование. Фактически же для внешнего наблюдателя, будь то государственный чиновник или «либеральный экономист», нет ни логической, ни практической возможности, отличить перекрестное субсидирование от обычной купли-продажи.

Все это в полной мере относится и к российским АО-энерго. Поскольку экономические издержки производства электроэнергии на ТЭЦ близки к нулю, можно предположить, что отпуск электроэнергии населению по «заниженным» ценам в большинстве случаев является прибыльной коммерческой операцией. Следовательно, представление о российской электроэнергетике как «доноре» является в значительной степени бухгалтерской фикцией. Как бы то ни было, невозможно судить извне об экономической эффективности тех или иных действий производителей, продавцов и потребителей.

Одним словом, в вопросе о сохранении или запрете вертикальной интеграции наши «либеральные экономисты» из правительства и РАО «ЕЭС России» занимаются своим любимым делом – разрушением естественно возникающих, экономически эффективных структур, исходя из логических ошибок и фантастических теорий, не имеющих никакого отношения к реальной действительности.

Комментарии (3)

  • "Свободная среда", выпуск 3. Миф о региональном энергетическом монополизме

    По-моему, вопрос надо ставить так. Допустим, предприятие в Тамбовской области не хочет покупать энергию у местных тамбовских ТЭЦ, предпочитая, допустим, поставки с Волжской ГЭС. А тамбовский губернатор запрещает такую сделку. Это и есть региональный монополизм. Или такого не бывает?

    Что же касается прибыльности поставок электричества населению, то у меня такой вопрос. Пусть экономические издержки производства электроэнергии на ТЭЦ действительно равны нулю. Но в любом случае поставки энергии на экспорт выгоднее, поскольку цены там выше. А эта самая "ценовая дискриминация", к сожалению, осуществляется из-под палки. Хотя нельзя исключить, что и в случае либерализации цен, производители предпочтут сохранить ее.

    Несомненно, что освобождение всех цен и полная свобода контрактов в энергетике - это все, что нужно для реструктуризации отрасли. А насильственное расчленение существующих АО-энерго - совершенно избыточная и антирыночная мера.

    С уважением,
    Валерий Кизилов

  • "Свободная среда", выпуск 3. Миф о региональном энергетическом монополизме

    Издержки на производство э/э на ТЭЦ не могут быть равны нулю. Потому что ТЭЦ (особенно современные) изначально спроектированы на одновременное производство э/э и т/э и работают в этом режиме. Для производства только тепловой энергии на отопление (! но не на пром. пар) требуется гораздо меньше оборудования, топлива, специалистов, рабочих и пр.(перечислять долго). Если исходить из точки зрения автора, то можно сказать и обратное - на ТЭЦ затраты на тепловую энергию равны нулю, т.к. её основная цель - выработка э/э. А кто устанавливает цель работы ТЭЦ? Политики? Нет конечно. Хотя, бывают и исключения. Вот например у нас в городе после введения новой ТЭЦ, со старой вообще демонтировали электрооборудование, и работает она почти как пиковая котельная. Вот теперь у нею издержки на производство э/э равны нулю точно.

    С Уважением, Максим.

  • "Свободная среда", выпуск 3. Миф о региональном энергетическом монополизме

    аноним, 14.04.2002
    в ответ на: комментарий (Валерий Кизилов, 26.04.2001)

    Вот я и говорю, отчего же вымерли мамоноты. Оттого, что были тупые, как сибирские валенки. После того, как из-за гайдаровского отпускания цен ВВП, по самым скромным оценкам снизился в 15 раз, недовымерший мамонот предлагает еще раз цены отпустить. Ему, видно, показалось мало.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017