20 октябрь 2019
Либертариум Либертариум

Технологии надзора за будущим

Сергей Гурко, "Досье на цензуру", 1998, # 3, стр. 16
Государственные корни внеправовых методов. "...А мы все храним манеру, выработанную временами технологически отсталого советского тоталитаризма, - воспринимать действия государственной власти и властных деятелей как природные явления: плохо прогнозируемые, с трудом поддающиеся анализу, почти неуправляемые, несопоставимые с нами по масштабу. И придумываем локальные средства приспособления: калорифер от холода, криптотехнологии -- от СОРМа...".

11.05.1998

Досье на цензуру, #3/98

ТЕХНОЛОГИИ НАДЗОРА ЗА БУДУЩИМ

Сергей Гурко [сотрудник Института философии РАН]

Инициатива КГБ по созданию с 1994 года Системы Оперативно-Розыскных Мероприятий (СОРМ), предполагавшей техническое и юридическое обеспечение доступа этого ведомства к информации, передаваемой по электронным каналам связи (от обычных телефонов до сотовых и пейджинговых систем), прошла практически незамеченной. Юридические формальности, правда, не были соблюдены (в частности, соответствующие акты не были опубликованы), так что законность этой затеи можно бы оспаривать в суде. Однако важнее то, что система эта уже действует, гарантируя спецслужбам доступ к информации, проходящей через телефонные станции: аппаратура СОРМ непременно включается в комплект технических средств новых станций, а обязательство обеспечивать работу СОРМ входит в лицензии всех операторов сотовой телефонии и пейджинговых систем.

Когда лет восемь назад стали распространяться телефоны с автоматическим определителем номера, у меня возник спор с только что вернувшимся из-за границы приятелем по поводу допустимости использования таких аппаратов. Он полагал, что в Германии они были бы тотчас запрещены, поскольку нарушают право на защиту персональной информации, в данном случае - номера телефона того, кто звонит. Я же отстаивал свое право ограждаться от непрошеных звонков, подобно тому как я вправе взглянуть в дверной глазок, а не открывать дверь всем подряд. Приятель мой, безусловно, лучше меня понимал юридическую сторону вопроса, но ни он, ни я тогда не понимали, что имеем дело с примером незаконного использования частными лицами средств государственной системы телефонной слежки, что именно она дала нам приятную возможность удивлять звонящего, обращаясь к нему по имени прежде, чем он успеет сказать "алло". Но даже когда природа явления стала понятна, это не вызвало ни страха, ни возмущения, ни попыток с этим бороться. Да, нас подслушивают. Но не всех же. Ведь очевидно, что сил любой спецслужбы хватит на прослушивание лишь малой толики всех телефонных разговоров, а если у них возникнет интерес именно к Вашей персоне, то найдется возможность слушать не то что телефонные разговоры, но даже урчание вашего кишечника. Так что можно продолжать жить по-прежнему.

Мы выросли в стране, где возможность нарушения наших прав воспринималась абсолютным большинством как нечто привычное. Да и претендовали мы на столь малый объем прав, что их и впрямь почти не нарушали. Общий настрой формулировался примерно так: с тобой могут сделать что угодно, хотя, скорее всего, до тебя просто не дойдут руки.

Мы привыкли выживать в этой стране и привычно сетовать, что ОНИ опять замышляют нас как-то прижать: не то ввести повременную оплату телефонных разговоров и счетчики расхода воды, не то поднять цены и запретить хождение доллара. Странное сочетание параноидального отношения к этому нечетко очерченному "ОНИ", могущественному умыслу которого приписываются чуть ли не природные процессы, с общей вялостью реакции на угрозу: из возможных вариантов - противостоять публично, противостоять приватно, бежать или приспосабливаться -чаще выбирается последний.

Однако новейшая затея ФСБ - законопроект о "СОРМ-2" (системе обеспечения оперативно-розыскных мероприятий на "сетях документальной электросвязи") - внезапно получила заметный отклик. Подборка материалов доступна сегодня каждому пользователю Интернета (www.ice.ru/libertarium/sorm). Здесь материалы прессы по этой теме, доступные на сегодняшний день версии проектов документов по СОРМ-2, коллекция агитационных антиСОРМовских картинок и лозунгов, материалы продолжающейся в Сети дискуссии, информация о зафиксированной на настоящий момент активности в связи с СОРМ (например, свежий опыт общения отдельных провайдеров Интернет с ФСБ), ссылки на зарубежные ресурсы, посвященные проблеме privacy в коммуникационных средах и на официальные документы по CALEA - американскому проекту системы перлюстрации электронных документов.

Мнения участников дискуссий различны:

...СОРМи запрет крипты преследуют цель - собрать компромат на всех, кто может быть полезен, если его неформально о чем-либо попросить.
..Раздражает шумиха вокруг СОРМ - возникает впечатление, что одни придумали себе очередной вкусный способ растратить чужие деньги, а другие - сделать себе на этом имя,
..Наступает эра отмены госмонополии на КАНАПООБРАЗУЮЩИЕ СРЕДСТВА. Вспомним проекты Indium, OrboComm, Odissey, Ellipse, Teledesick.A ведь любая из этих систем тоже может стать провайдером для российских абонентов.

Но по большей части обсуждаются вопросы технического, экономического и юридического характера. В эффективности же противостояния спецслужбам с помощью карикатур сомневается и сам координатор проекта. Лучшим украшением материалов являются ссылки на западный опыт, как негативный, так и позитивный.
Американский проект регламентации электронной слежки CALEA, доступный для прочтения на официальном открытом сервере ФБР, датирован тем же 1994 годом, что и его близкий родственник - отечественный СОРМ-1. Декларируемые цели и принципы проектов схожи. Но дальше начинаются серьезные различия. Документы по СОРМ-1 вообще не были опубликованы. Опубликованные же документы ФБР до занудства подробны. ФБР в рамках проекта CALEA представило, между прочим, список расчетных потребностей в количестве случаев электронной слежки, основанный на предшествующем опыте по всем округам. Это длиннейшая таблица с конкретными цифрами, и если в Рамзее, штат Миннесота, исторически зафиксированный уровень потребности в таких вмешательствах составляет 79 одновременных акций, а в Ред Лейк, Миннесота, - 0, то чиновники из ФБР оценивают возможную потребность в 100 одновременных акций в первом и в 2 во втором случае. Скучно, формально, но конкретно: они настаивают на том, чтобы технические возможности электронной слежки гарантированно и с некоторым запасом превышали уровень, зафиксированный прежним опытом. Конечно, если все террористы страны вдруг соберутся в Ред Лейк, формальный подход ФБР проиграет в сравнении с радикальным подходом ФСБ, намеревающейся на всякий случай не только зарезервировать возможность перехвата чуть ли не всей информации, идущей через отечественный сегмент Интернета, но и осуществлять превентивный перехват этого огромного количества информации для возможного последующего санкционированного анализа.

Судьба CALEA, этого довольно благообразного в сравнении с СОРМом проекта, решилась, тем не менее, после того, как ассоциация, объединяющая 1200 телефонных компаний, обратилась 19 августа 1998 года в суд. Но не с претензиями по поводу нарушения прав человека спецслужбами, а с заявлением о необходимости пересмотреть сроки реализации проекта (после 25 октября всем, кто не привел свои системы в соответствие с требованиями CALEA, грозили штрафы). Основание для претензии было элементарное: ФБР, постоянно меняя требования в ходе работы над проектом , слишком поздно оповестило всех об окончательном варианте, так что выполнение этих требований в срок оказывается непосильным. Ну и кроме того, порядок возмещения вынужденных дополнительных затрат не устраивал компании. В результате все отложили года на два. А поскольку ФБР декларировало намерение успеть за техническим прогрессом, то за два года их требования могут опять измениться, что опять сделает проект временно неосуществимым. Так что, несмотря на оптимистическое заявление на одной из страничек Либертариума о победе американских борцов за privacy над ФБР, похоже, дело выглядит не столь радужно - просто спецслужбы и компании пока не сторговались.

Однако на Западе если и не интересы защиты демократических свобод, но хотя бы коммерческие интересы имеют возможность противостоять экспансии спецслужб. В России же по-прежнему единственным надежным противовесом дурным начинаниям является нерадивость исполнителей.

CALEA
"Communications Assistance for Law Enforcement Act"
... The intent of CALEA is to define and clarify the level of technical assistance required from telecommunications carriers. CALEA does not alter or expand law enforcements fundamental statutory authority to intercept communications. It simply seeks to ensure that, after law enforcement obtains legal authority, telecommunications carriers will have the necessary technical ability to fulfil their statutory obligation to accommodate requests for assistance.

По мере того как общество вырабатывает разумные схемы регулирования таких видов деятельности, которые первоначально появились как шпионские или полицейские средства (например, в отношении системы идентификации номера звонящего, сходной с нашим АОНом, в США действует теперь закон, обязывающий информировать пользователя о возможности передачи его номера по телефонной сети и гарантировать ему средство по желанию блокировать эту возможность), спецслужбы продвигаются все дальше в разворачивании систем тотальной слежки. Легализуется, вероятно, лишь верхушка этого айсберга, остальное приоткрывается лишь частично и лишь post factum в ходе очередного шпионского скандала. Новейшая система спутниковой телефонии Indium, которая должна начать работать с 1 ноября этого года, является сегодня средством ухода от контролируемых ФСБ отечественных провайдеров. Но, помимо того, что она будет под контролем других спецслужб, эта система (обеспечивающая связь повсюду, кроме разве полюсов земного шара) содержит еще одно революционное нововведение: в каждый аппарат встраиваются средства GPS, позволяющие определить положение объекта на земной поверхности с точностью до десятков метров. Разумеется, это сделано для того, чтобы счастливому обладателю аппарата всегда смогли прийти на помощь. А для этого, конечно, надо знать точно, где он находится. Всегда.

Прогнозы о том, что надзор станет ведущей формой доминированияя в современном мире, оправдываются. Технологические новшества делают нашу жизнь все более прозрачной, и мы не особенно противимся этому. Мы радуемся мобильной связи и планам создания интерактивного телевидения, внедряем электронные системы голосования и внимаем планам компьютеризировать и связать в сеть всю бытовую технику вплоть до люстры под потолком. Все эти проекты осуществимы и будут осуществлены в близком будущем.

Маршал Маклюэн писал о технологиях, порождающих социальные реальности: империи античности порождены технологией письма, а феномен общества - технологией книгопечатания. Электронные коммуникации, в свою очередь, создают то, что Маклюэн называет глобальной деревней. Правда, одной из характерных особенностей деревни, наряду со всеобщей взаимозависимостью, является невозможность приватной жизни, жизнь на виду. И хотя надзор при этом осуществляется вроде бы всем сообществом, реально делом сбора информации, распространения и интерпретации ее занимаются вполне определенные группы.

Технологии электронных коммуникаций, создающие возможность для беспрецедентного по тотальности надзора, придают становящемуся будущему какой-то знакомый привкус. Знакомый не столько по реальному опыту тоталитарных режимов двадцатого века, сколько по литературным фантазиям знаменитых антиутопий.

...А мы все храним манеру, выработанную временами технологически отсталого советского тоталитаризма, - воспринимать действия государственной власти и властных деятелей как природные явления: плохо прогнозируемые, с трудом поддающиеся анализу, почти неуправляемые, несопоставимые с нами по масштабу. И придумываем локальные средства приспособления: калорифер от холода, криптотехнологии - от СОРМа...

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2019