22 сентябрь 2017
Либертариум Либертариум

СОРМ в Интернете - борьба или плач вселенский?

Для борьбы с СОРМ нужно менять также закон об оперативно-розыскной деятельности. А также нужно выявлять отдельных чиновников, нарушающих законы и требовать их наказания. Долго, но эффективно.

Представляется, что борьба за "прайвэси" в Сети и за ЗАКОННЫЕ методы контроля правоохранительными службами не должна превращаться в стенания "обиженных".

Сразу оговорюсь, что под ЗАКОННЫМИ понимаю не соответствующими некому отдельному законодательному акту (скажем, находящемуся в стадии проекта пакету по СОРМ-2), а базовым принципам, закрепленным в Конституции РФ и нисходящей ветви актов постольку, поскольку таковые акты не будут противоречить букве и духу самоей Конституции.

В противодействии неэтичным и во многом противозаконным нормам СРОМ-2 общественность, включая (а может и "состоящая из") www.libertarium.ru достигла, на мой взгляд, значительного успеха - CОРМ-2 так и не стал Законом. Однако следует понимать, что победа эта пиррова, поскольку принятый в 1995 году Закон об оперативно-розыскной деятельности (сокращенно - ЗОРД), пусть даже с поправками от 1998 года являет собой шаг в махровую полицейщину и предоставляет инициаторами СОРМ-2 простор действий, почти соизмеримый с этим СОРМ-2.

Тем не менее, как видно из материалов, присылаемых на сайт, Гэ-Бешно-правоохранительная бюрократия не мытьем, так катаньем добивается своего. И здесь возникает старый добрый, и имеющий отнюдь не только к СОРМ-2 вопрос - о противодействии "генетическому" стремлению правоохранительной бюрократии нарушать права граждан (различные) в "интересах" служебной деятельности (хотя на поверку, оказывается, и не только служебной).

И это вполне понятно и объяснимо. 70 лет кряду именно этим правоохранительные органы занимались неустанно и, как откровенно признался мне один из "сотрудников", по иному работать не приспособлены, не подготовлены, не пытались, и, главное, не нацеливались. Это "не нацеливались" служит ключом к пониманию причины. В правоохранительных органах самый захудалый опер, советник юстиции или "сотрудник" понимает главное - в вертикально иерархированных организациях с "командной " организацией не закон (сколь много об этом не талдычили бы на совещаниях), а непосредственный начальник со всеми его прихотями и мнениями. Ибо в этой стране до сих пор не создана эффективно действующая системы противодействия нарушения Закона правоохранительными органами.

А посему следует ясно представлять, что одной "агиткой" на страницах Сайта да эпизодически появляющимися публикациями в "Новой Газете" или иных право-озабоченных изданиях проблему не решить.

Однако не все столь безнадежно в нашем "королевстве". Дело в том, что механизмы противодействия чиновничьему произволу есть. Они, механизмы эти, "ржавые", не всегда полноценно действующие, но они есть. Базируются они на том, любой чиновник (а все сотрудники правоохранительных органов есть чиновники) ценит свое служебное место. И сколь не расплывчаты бы не были те или иные нормы, регламент функционирования существует в отношении каждого госслужащего. Без этого невозможно функционирование бюрократических систем. И вот это и есть слабое место бюрократии. Все вместе госчиновники крайне сильны. По отдельности - наоборот.

И в этом смысле сам факт направление жалобы в Прокуратуру и получение ответа является лишь первым шагом в установлении истины и справедливости. Поскольку любой ответ должностных лиц, содержащий противоречия закону (в различной форме) является тем трамплином, с которого можно развивать атаку на чиновника уже персонально - т.е. склонять его к совместному поиску истины через нависшую угрозу персонального преследования.

Вот возьмем пример опубликованной на Сайте переписки Фонда Гласности (А.К. Симонов) с прокуратурой.

Так, старшим советником юстиции В.Ф. Гоголкиным проигнорировано заявление "о неопубликованном и незарегистрированном" Приказе Минсвязи " 25 - если таковой Приказ а равно как и "Соглашение ..." не опубликованы и не зарегистрированы в МинЮсте - то Гоголкиным проигнорирован и факт юридической ничтожности такового Приказа и Соглашения.

Что дает основание преследовать Гоголкина В.Ф, старшего советника юстиции как минимум за предоставление неверной информации (повод для частной жалобы по закону "Об обжаловании в суд решений и действий, нарушающих права граждан"), злоупотребления служебным положением (знал но уклонился о действий по оценке ничтожности Приказа " 25), превышение служебных полномочий (пытался разрешить противоречие между положением ст. 32 Закона "О связи" и ст. 12 ЗОРД) и др.

Старший советник юстиции Гоголкин вроде-бы правильно информирует заявителя, что "в соответствии с требованиями ст.12 Закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" судебное решение о проведении ОРМ и материалы, послужившие основанием к его проведению, должны храниться только в оперативном подразделении. Ваше требование о предоставлении судебных решений для лиц, в отношении которых УФСБ проводятся оперативно-розыскные мероприятия, противоречит ст.ст.12, 16 данного Закона."

Однако, господин Гоголкин забывает, что провайдер Интернет , в свою очередь, действует в соответствии с Федеральным законом "О Связи", который гласит:

Статья 32. Тайна связи

Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, охраняется Конституцией Российской Федерации. Все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления и сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законными представителям.

Прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения.

Должностные и иные лица, работники связи, допустившие нарушение указанных положений, привлекаются к ответственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Таким образом, Закон о связи впрямую связывает нарушение тайны связи с наличием судебного решения и устанавливает ответственность работников связи за нарушение такого порядка. Стало быть, положение ЗОРД о непредоставлении работникам связи судебных решений как минимум противоречит "Закону о связи" - а это, как ни крути, уже не компетенция прокурора, а как минимум суда, возможно даже конституционного.

Второй момент - "обязанность оператора связи предоставлять ФСБ любую информацию об абонентах сети". Как верно отметил Гоголкин, таковая обязанность возникает у оператора связи не из Закона об оперативно-розыскной деятельности, а из некого Приказа Минсвязи РФ от 1992 года. Не располагая всем массивом нормативных актов по вопросам связи, рискну предположить, что действия сего нормативного акта в 1999 году весьма не бесспорно. Однако сам факт обращения к столь древнему документу дает основание полагать, что иных оснований не существует. Одновременно предположу, что сей нормативный не зарегистрирован должным образом в МинЮсте РФ и соответственно ничтожен. А также противоречит ст. 24 Конституции РФ.

Третье. п .2.4. ""Плана..". Вопрос сугубо хозяйственный. Кто платит за оборудование СОРМ? Никто не мешает провайдеру предложить УФСБ произвести авансовый платеж вместо "последующего возмещения" и никакой Приказ " 25 (недействительный Приказ ?) не в силах повлиять на принципы отношений хозяйствующего субъекта по вопросам возмездных правоотношений. Причем, если на этом основании Госсвязнадзор попытается лишить оператора лицензии, то налицо наличие не менее двух эпизодов с неплохой судебной перспективой - и в отношении Госсвязьнадзора, и инициатора - ФСБ.

Четвертое. Не освещенный в данной переписки вопрос - плата за трафик. Все тот-же подход - возмездность и авансирование.

Таким образом, преследование конкретного чиновника по результатам его конкретной отписки (а на самом деле - по результатам процессуальных действий) шаг за шагом приводит к истине. Проверено. Долго, но эффективнее чем что-либо иное.

Также представляется, что ограничение плеча спора о защите прав пользователей сетью участком "провайдер-ФСБ-Госсвязьнадзор" сужает базу такового спора. Ведь, в конце концов, речь идет лишь о попытках использования провайдеров в качестве технического инструмента для нарушения прав пользователей. Представляется, что было бы крайне полезным как в смысле популяризации проблемы, так и расширения базы противодействия незаконным попыткам вмешательства в частную жизнь (переписку) граждан информирование провайдерами своих клиентов о проводимых организационным и технических мероприятиях в рамках СОРМ. Если бы провайдеры регулярно уведомляли клиентов о таковых мероприятиях и о том, что их почтовый и прочий трафик может контролироваться ФСБ с удаленного ПУ да так, что у самого провайдера нет возможности удостовериться (в противоречие ст. 32 "Закона О Связи"), то в результате сами клиенты озаботились бы этой проблемой и получили бы основания воспользоваться правом, предусмотренным ст. 5 ЗОРД.

Да, имено так - одно из самых циничных положение ЗОРД могло бы быть использовано для гиперболизации проблемы и дискредитации самого ЗОРД:

циничные положения ЗОРД, дающие право лицам "которо[ы]е располагае[ю]т фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны. В случае, если будет отказано в предоставлении запрошенных сведений или если указанное лицо полагает, что сведения получены не в полном объеме, оно вправе обжаловать это в судебном порядке" позволят всем, регулярно получающим уведомления от своего провайдера о возможности нарушения их прав обращаться к ФСБ и в суды за истребованием сведений по полученной гласно или негласно информации.

Кроме того, например, получив известие от провайдера о том, что информационный массив со сведениями о нем (пользователе) истребованы ФСБ, пользователи могли бы обратиться в надзорные органы/суд с жалобами о нарушении в отношении него положений ст. 24 Конституции РФ.

Так вот, преследование конкретных чиновников по конкретным, порой узким эпизодам при условии гласности и массовости позволит переломить ход гэ-бешного наступления на коммуникации, по крайней мере навязать им оборонительные действия. А главная задача - это Закон об ОРД.

Представляется, что принятый в 1995 году Закон об оперативно-розыскной деятельности не был внимательно осмыслен законодателем, да и принимался он в значительной степени как реакция на общественную обеспокоенность разгулом бандитизма и прочих violent crime. Основным недостатком ЗОРД является то, что в отношении порядка санкционированного нарушения охраняемых Конституцией прав (неприкосновенности жилища, тайны переписки, в т.ч. телефонных переговоров) применяется тот-же упрошенный порядок нарушения таковых прав, как и в отношении не охраняемых Конституцией прав. А именно то, что технический средства и организационные возможности нарушения таких прав остаются у тех органов, которые заинтересованы в нарушении этих прав. Как говорится - пустили козла в огород, правда обязали его обратиться к судье и пригрозили, что накажут, если что....

Позволю себе предположить, что до тех пор, пока указанное не будет изменено угроза неконтролируемого доступа "органов" к частной жизни (к чужой жизни и деятельности) будет оставаться под угрозой.

Комментарии (1)

  • СОРМ в Интернете - борьба или плач вселенский?

    Я считаю, что единственным спасением пользователей Интернет в целом и электронной почты в частности может являться криптография с высокой длиной ключа и прочие виды защиты.
    В настоящее время СОРМ и ФСБ всячески скрывают свою причастность к прочтению электронной почты юридических и физических лиц, что является нарушением конституционных прав человека, а именно на право сохранения тайны переписки. Формально криптография запрещена. Но, смею заверить всех, что СОРМ, дабы не оказаться разоблаченным, не будет возбуждать всвязи с применением Вами криптографии уголовного и иного дела.
    Ведь права человека долны быть неприкосновенны...
liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017