6 июль 2020
Либертариум Либертариум

                      Сотни  тысяч  товаров   производятся
                    миллионами   людей...  в  соответствии
                    с  их  собственными  намерениями   без
                    централизованного   руководства    или
                    искусно составленного плана.
                     ...принцип "невидимой  руки":  каждый
                    индивидуум, преследуя свои собственные
                    эгоистические цели,  как бы  направля-
                    ется  невидимой рукой  в интересах до-
                    стижения наибольшего блага для всех...

                        П. Самуэльсон {40}
  
Наверное, все читатели об этом слышали. Хозяйство западной страны состоит из многочисленных самостоятельных конкурирующих между собой предприятий. Каждое из них покупает, продает, производит, дает и берет взаймы деньги, заботясь только о своей выгоде. Тем не менее, существует как бы невидимая рука, направляющая действия этих своекорыстных хозяйственных частичек. Если задуматься, представляется совершенно удивительным, что бесперебойное снабжение, например, Нью-Йорка осуществляется без органов власти, решающих что, когда, куда и откуда привезти. Невидимая рука, организующая деятельность разрозненных предприятий, называется рыночной системой управления экономикой.

В предыдущей главе вы составили себе представление о достижениях американской экономики. Почему же стихийная организация хозяйственной жизни так хорошо работает? В 1776 году великий английский экономист Адам Смит сформулировал принцип "невидимой руки" [1], согласно которому совершенная конкуренция (то есть конкуренция без монополий) сама настраивает экономическую жизнь общества так, что производство становится максимальным. В нашем веке этот принцип был строго математически доказан Леоном Вальрасом [2].

К реальной хозяйственной жизни страны принцип Адама Смита, как и всякий принцип вообще, применим с оговорками, которые зависят от ее конкретных условий. В истории каждой развитой страны бывали периоды, когда эти условия настолько деформировали экономику, что возникали сомнения в правильности самого принципа "невидимой руки". Например, во второй половине прошлого века в хозяйстве западноевропейских стран произошли изменения, которые Адам Смит не предвидел, да и не мог предвидеть. Во-первых, появилось много крупных предприятий, которые часто превращались в монополии. Во-вторых, что еще более важно, в результате изменения технологии производства предприятия стали более взаимозависимыми и испытывали мощные одновременные под'емы и спады. Оба эти явления усиливались, и Карл Маркс, уловив их зарождение и быстрое развитие, сделал свои знаменитые предсказания об увеличении размаха под'емов и кризисов, обнищании трудящихся и грядущем крахе рыночной системы.

В двадцатых годах нынешнего века процесс монополизации в западных странах начал постепенно затихать из-за того, что во многих отраслях крупные предприятия оказывались неконкурентноспособными, а также из-за принятых против них законов. В результате в наши дни влияние монополий в хозяйстве этих стран в целом не нарушает принцип "невидимой руки"[3].Что же касается взаимозависимости предприятий, то после великого кризиса 1929- 1933 гг был найден способ управлять всей экономикой через государственные финансы, позволяющий уменьшить колебания и избегать кризисов. Честь этого открытия принадлежит другому великому экономисту Джону Кейнсу, экономическая yтеория которого, увидевшая свет в 1936 г , стала теоретическим фундаментом процветания западных стран после кризиса начала 30-х годов [4].

Таким образом, к середине нашего века принцип "невидимой руки" занял еще более прочное положение и в экономической науке, и в управлении хозяйством. В следующих ниже двух обзорах я постараюсь об'яснить, почему он верен, и рассмотреть его основные экономические и социальные последствия.

Обзор 1. В стране совершенной конкуренции

Больше товаров, хороших и дешевых!

Представим себе, что мы находимся в несуществующем государстве, живущем по законам совершенной конкуренции. Население этой страны имеет на руках деньги. Покупая товары, люди стараются получить за свои деньги самое лучшее. Тем самым они голосуют рублями ( или долларами ) за то предприятие, продукцию которого они одобряют. Экономика управляется населением!

Каждое предприятие, чтобы получить больше прибыли, старается затратить как можно меньше на закупку материалов и рабочей силы, и тем самым экономит ресурсы общества, осуществляя на практике лозунг : "Экономика должна быть экономной"!

Покупая материалы для своего производства, оно, в свою очередь голосует деньгами за те предприятия, продукция которых ему наиболее полезна. Все предприятия производят только то, что нужно населению или другим предприятиям!

В стране совершенной конкуренции нет монополий, и на каждый товар имеется много продавцов и покупателей. Поэтому один продавец или один покупатель не может изменить цену, по которой продается данный товар.{41}Предприниматель ( покупатель рабочей силы ) не может платить своим работникам меньше, чем все - иначе они найдут себе другое место.

Итак, предприятие не может ни повысить цену на свою продукцию, ни понизить цены на закупаемые им материалы и труд. У него имеется только один способ увеличивать прибыль - больше производить и экономить! Но так действуют все предприятия. Товара становится больше, его цена падает, и он достается покупателю по-дешевке. Вот что делает совершенная конкуренция!

Без дефицита и потерь.

В изучаемом нами государстве не бывает ни длительного дефицита, ни длительного избытка любого товара. Если какогонибудь товара не хватает, то цена на него повышается, растут прибыли и его производство расширяется. В то же время, из-за высокой цены от него отказываются многие прежние покупатели и уменьшается спрос. Если же, наоборот, товара оказывается слишком много, то его цена падает, производство сокращается, а товар раскупается по-дешевке. На любой товар устанавливается такая цена, что спрос и предложение совпадают.

Долой безработицу !

Ее просто не бывает... При избытке рабочих рук заработная плата уменьшается и директора предприятий предпочитают, например, подешевевший труд дорогим машинам {42}.

Что сколько стоит ?

Всякая вещь стоит тем больше, чем выше на нее спрос, и чем меньше предложение. Спрос зависит от ее полезности, а предложение - от ее редкости. Сочетание полезности и редкости вещи определяют ее цену. Хорошая, полезная вещь, например, вода может быть дешевой, потому что ее много, а мало к чему пригодный ювелирный алмаз стоит очень дорого, потому что его трудно найти. Справедливо ли это? Наверное, нет... Но вполне разумно.

Какой работник сколько получает ?

По той же причине, ваш заработок тем выше, чем более редкой и нужной специальностью вы владеете. Специальность может быть редкой из-за тяжелого или неприятного характера работы, или потому, что ей трудно научиться.

Бедные предприниматели !

Оказывается, их заработок -прибыль - в среднем равняется их хлопотам. Ведь, если при производстве какого-нибудь товара прибыль окажется высокой, то другие деловые люди возьмут взаймы деньги у кредиторов и начнут выпускать тот же товар. Цена на него упадет и прибыль уменьшится.

Когда хозяйственная жизнь меняется, выше среднего получает тот предприниматель, который лучше других понял направление изменений и первым внедрил новое изобретение, выпустил новую одежду или технику, начал новое дело, когда в него еще не верил никто. Меньше среднего получит тот, кто ошибся в своих прогнозах.

Кредиторы тоже получают вознаграждение - процент с одолженных сумм. Этот процент не зависит от кредиторов, потому что между ними, так же как и между предпринимателями, действует совершенная конкуренция. Вознаграждение кредиторов - единственный нетрудовой доход общества совершенной конкуренции. Ниже мы еще вернемся к этому вопросу и обсудим его подробнее.

Быстрая страна.

Для чтения этого раздела вам придется воскресить в памяти то, что говорилось о советской экономике во второй главе, или, еще лучше, заново ее просмотреть.

Мы писали тогда, что любое изменение в хозяйстве требует множества перестроек. В нашей стране большую часть этих перестроек легально можно осуществить только через перегруженный ими "верх". Образовавшаяся управленческая пробка тормозит необходимые изменения в хозяйстве и приводит к большим материальным потерям.

Этой проблемы не существует в стране совершенной конкуренции. Каждое предприятие там само своими деньгами может отдать заказ - приказ любому другому предприятию. Совершенная конкуренция, как мы уже говорили выше в параграфе "Без дефицита и потерь", ликвидирует образовавшиеся при этом дефициты и избытки и производит необходимые перестройки.

Страна совершенной конкуренции приспосабливается к новому быстрее нашей. Поэтому, чем сильнее обновляется окружающий нас мир, тем труднее нашему государству поспевать за народами, которые используют в управлении своей экономикой принцип "невидимой руки".

Свобода.

В стране совершенной конкуренции хозяйственные действия не нуждаются в одобрении государственных органов. Ее гражданам как будто бы сказано: "Смотрите на цены и действуйте сами! (Но учтите, что цены могут измениться.)" Это правило жизни оказывает сильное влияние на характер народа, ему следующего. Люди чувствуют, что могут решать свои жизненные проблемы самостоятельно, договариваясь друг с другом, а не обращаясь по любому поводу к начальнику - государственному чиновнику. Такой образ жизни великий французский историк прошлого века А.Токвиль назвал свободой.

Обзор II.В реальном западном мире.

Только что мы закончили путешествие в страну совершенной конкуренции, ознакомившись там с основным принципом западной экономики.Такой страны, конечно, нет, как нет и идеальной любви и безгрешных людей. Мало где в западной экономике конкуренция совершенна, но в той или иной степени она присутствует почти везде. Менее всего она проявляется в тех отраслях хозяйства, где господствуют монополии. Кроме того, она совсем по-особому проявляется при найме людей на работу. Об этих и других особенностях хозяйственной и социальной жизни Запада пойдет речь в этом обзоре.

Монополии.

В некоторых сферах хозяйства невыгодно иметь много конкурирующих между собой фирм. Самолеты и автомобили, сталь и алюминий, многие другие товары обходятся дешевле, если их выпускает для нужд страны или даже всего мира небольшое число крупных фирм. В городах невыгодно прокладывать несколько конкурирующих водопроводов или тянуть к каждому дому несколько телефонных кабелей.

Там, где нет конкуренции или есть, но слабая, принцип "невидимой руки" не действует, и власти вместе с прессой и ассоциациями потребителей вмешиваются в дела монополий, которые из-за своих размеров немногочисленны, находятся на виду и потому относительно легко контролируются. В некоторых странах, например, в Англии, множество крупных монополий принадлежит государству, в то время как в США они находятся под косвенным нажимом со стороны государства и общественности.

Вот пример такого нажима. В 1961 году президент США Дж. Кеннеди в рамках правительственной программы по сдерживанию инфляции обратился к руководителям основных металлургических фирм страны с письменной просьбой не повышать цены на сталь. Однако, через полгода после этого обращения крупнейшая сталелитейная компания США "Ю.С.Стил" подняла цену на производимую ею сталь. В ответ президент отдал распоряжения: министерству обороны пересмотреть военные заказы с тем, чтобы в дальнейшем не пользоваться услугами этой фирмы, а министерству юстиции - начать подготовку ее судебного преследования по обвинению в сговоре на рынке. Через 72 часа компания отменила решение о повышении цен [5].

В нашей стране газеты и телерадио изо дня в день повторяют старый удобный миф о том, что монополии правят западными странами. И на самом деле, монополии оказывают огромное влияние на ход дел в государстве и решения властей. Иначе и быть не может, потому что благополучие крупных монополий имеет решающее значение для процветания всей страны. Надо сказать, что в любой стране руководство крупнейших предприятий имеет огромный вес в обществе. Однако влияние монополий в западных странах стараются уравновесить и умеют этого добиться.

Например, несмотря на сопротивление крупнейших табачных монополий, был принят закон, обязывающий их делать на пачках сигарет надписи, предупреждающие о вреде курения. В нашей стране, где нет монополий и все делается в интересах всего советского общества в целом, такие надписи появились значительно позже... Другой пример. Несмотря на противодействие крупных компаний, производящих продовольствие, лекарства и косметику, был принят закон, обязывающий их указывать на упаковке готового товара все содержащиеся в нем вещества [6]. В нашей стране такого закона нет и в ближайшем будущем не будет. Вряд ли вы когда-нибудь узнаете, из чего состоит съеденная вами сегодня колбаса.

Итак, монополии можно и нужно обуздывать в интересах общества, дополняя общественным и государственным контролем действие "невидимой руки".

Снова о безработице

Мы уже говорили выше, что в обществе совершенной конкуренции не бывает безработицы. И действительно, со времен великого кризиса 1929-1933 гг., после которого были найдены методы регулирования всей экономики через финансы, в западных странах ни разу не возникало положения, когда нельзя было нигде найти никакой работы {43}. Почему же тогда временами существует высокая безработица?

Западная экономика очень быстро реагирует на любые хозяйственные события - открытия месторождений, новые изобретения, изменения спроса населения. В результате производство в одних фирмах растет, а в других снижается, и работники должны менять свое место. Обычно потерявший работу легко находит новую,причем выше оплачиваемую. Однако, из этого правила есть два печальных исключения.

Во-первых, может случиться, что новая работа находится в другой местности, а работник не хочет или не может туда перебраться и становится безработным. Такого рода безработица мало грозит современной России, потому что ее жители очень мобильны и с легкостью поменяют Орел на Калугу, если на новом месте найдут жилье, приличную оплату и хорошее снабжение.

Во-вторых, в результате технического прогресса специальность работника может выйти из употребления. И хотя вместо нее появилось много других, лучше оплачиваемых видов деятельности, работнику бывает лень, а иногда и просто трудно переучиваться. Он становится безработным и, живя на пособие, безуспешно пытается найти привычное для себя дело. Реально же у него только два выхода - либо учиться, либо стать неквалифицированным работником.

Страны решают эту проблему по-разному. В Западной Европе и США на деньги государства, предпринимателей и профсоюзов создаются центры профессиональной переквалификации. Иногда крупные фирмы, которым не хватает работников новых специальностей, сами организуют курсы по их подготовке.

В Японии крупные компании нанимают своих работников пожизненно и сами обучают их на производстве, когда в этом возникает необходимость. Интересно, что в законах пожизненного найма нет. Директор может уволить работника, но к такому руководителю отнесутся как к отцу, выбросившему на улицу своего ребенка. Работник может уйти, но его будут считать предателем, оставившем свою семью. Поскольку работники фактически принадлежат компании, их обучение ( довольно дорогое ) увеличивает ее капитал и поэтому также выгодно, как и покупка новой техники [7].

Методы управления хозяйством отдельных западных стран ни в чем, пожалуй, так сильно не разнятся, как в организации труда. Это и понятно, потому что именно здесь тесно соприкасаются интернациональные способы производства с национальным характером трудящегося народа. Сейчас трудно сказать, как сложатся в нашей стране трудовые отношения после экономической реформы и в какой степени сохранится существующая традиция неувольнения ( совместимая, кстати и с рыночной экономикой [8] ). Однако, можно с уверенностью сказать, что люди, потерявшие работу не по своей вине, будут получать пособие, достаточное, чтобы спокойно искать себе подходящее место.

Помощь слабым

"Невидимая рука", как мы выяснили, оплачивает каждого в соответствии с его экономической полезностью. Вследствие этого она не дает достаточных доходов пожилым, больным, многодетным и сиротам. Поэтому все современные западные государства расходуют огромные суммы на социальное обеспечение, отбирая их у более работоспособных и обеспеченных граждан.

На общую пользу

Во всех без исключения западных странах государство выполняет множество работ, выгодных всем и никому в отдельности: строит дороги, проводит некоторые научные исследования, следит за порядком и т. д.

Как управляется западная фирма?

Типичная крупная или средняя фирма принадлежит своим акционерам, то есть тем, кто дал деньги на ее создание и получил за это акции, и тем, кто перекупив их позднее, возместил первопроходцам их расходы и хлопоты. За это акционеры фирмы имеют право распоряжаться фирмой и получать ее прибыль.

Как и предприятия в нашей стране, западные фирмы управляются своей администрацией, но она подчиняется не вышестоящему начальству, а правлению, которое ежегодно выбирают акционеры. В странах Западной Европы часть членов правления (в ФРГ - половину) выбирают работники фирмы.

Система акций замечательна тем, что, во-первых, позволяет собрать очень большие суммы мелкими порциями и, во-вторых, дает возможность вкладчикам распоряжаться своей долей ( например, продавать ее ), не нарушая нормальной работы предприятия.

Мелкие фирмы обычно устроены проще. Несколько человек, часто - одна семья, сложив деньги, ведут дело и являются одновременно и хозяевами, и администрацией фермы, кафе, бензоколонки, архитектурной фирмы, конструкторского бюро или специализированного небольшого завода, производящего высокоточные приборы. Часто они являются и единственными работниками фирмы.

Здесь надо добавить, что в нашей стране широко распространено представление о мелких фирмах, как о кустарных предприятиях, которые вот-вот лопнут под натиском монополий. На самом деле во мнгих отраслях хозяйства Запада совсем нет монополий, потому что они оказались неконкурентноспособны. Например, в США более трех четвертей сельскохозяйственной продукции производится на фермах, принадлежащих одной семье [9], лишь в редких случаях нанимающих работников себе в помощь ( их оплата обходится очень дорого ). Производительность труда и механизация на этих фермах настолько высоки, что один работающий производит продукты питания еще на 56 человек. Мелкие фирмы на Западе, как правило, оснащены по последнему слову науки и техники. В отличие от "гигантов", обычно производящих в огромных количествах стандартную продукцию, мелкие и средние фирмы поставляют потребителям уникальные и мелкосерийные товары, и при этом внедряют больше изобретений, чем их крупные коллеги! [10]

Деньги к деньгам!

За что получает прибыль человек, давший деньги взаймы или вложивший их в какое-либо предприятие? Давайте разберемся сначала, за что получает процент по вкладу гражданин СССР, положивший деньги в сберегательную кассу?

Государство платит населению заработную плату. Если граждане принесут, например, 10% ее в сберегательную кассу, то страна сможет на 10% уменьшить производство товаров для населения, а освободившихся работников и оборудование использовать для изготовления скажем, новых улучшенных станков, которые позволят получать больше продукции завтра. Таким образом, советский гражданин, сберегающий деньги, позволяет нашему обществу быстрее развиваться. За это он и получает свой процент.

За то же получает прибыль вкладчик или кредитор на Западе. Отказавшись от удовлетворения своих нужд, он передал свои деньги тому, кто заплатил за них больше и, следовательно, смог лучше их использовать. Такая система экономически очень эффективна, потому что вкладчик делает свои взносы с большой ответственностью. Вряд ли вы увидите хоть в одной западной стране такое количество недостроенных заводов, как в нашей. Конечно, вкладчик может ошибиться, но он вряд ли легкомысленно бросит деньги на ветер.

Этически, однако, такая система несправедлива. Ведь бедный не вложит деньги в предприятие и не отнесет их в банк или сберкассу - у него лишних денег просто нет. Да и человек со средними доходами немного получит от своих вкладов. А богатый пустит свои излишки в дело и получит прибыль за то, что он богат. Деньги - к деньгам!

Возникнув, крупные состояния, конечно, не живут вечно. Управление ими - дело не такое уж простое, и недостаточно умелые богачи беднеют - иногда сразу, иногда год за годом, а иногда из поколения в поколение ( вспомним "Вишневый сад" А.П. Чехова ). Чтобы усилить этот процесс и открыть "путь на верх" талантливым деловым людям, в западных странах применяют прогрессивные налоги на доходы, дары и наследства. В первой главе автор уже говорил о том, что налог на большие доходы временами достигает в США 91%. Столь же высокими налогами облагаются крупные подарки и наследства. Поэтому, например, автомобильный король Г. Форд не смог оставить в наследство организованные им заводы, а вынужден был передать их благотворительному фонду Форда. Этот фонд управляется советом попечителей, куда входит семья Форда, однако, она не имеет право тратить деньги на свои нужды.{44}

В условиях Соединенных Штатов перед доживающим свой век богатым человеком открываются три возможности: 1 ) отдать большую часть состояния в виде налога на наследство; 2 ) создать благотворительный фонд своего имени на тех же условиях, что и фонд Форда; 3 ) подарить деньги больнице, музею, концертному залу, университету, исследовательскому центру и т.п. и увековечить себя в его названии. Концертный зал "Карнеги-холл", например, или музей Гугенхейма известны сейчас не только в Америке, но и во всем мире.

Конкуренция и высокие налоги приводят к тому, что список богатых людей постоянно обновляется: каждые двое из трех нынешних американских миллионеров не получили вообще никакого наследства [11].

Зловещее прошлое.

Сейчас люди на Западе неплохо устроились, - скажет мне читатель, - а раньше? Вспомним мрачные картины рабочего быта в прошлом веке, описанные классиками зарубежной литературы. Гуманен ли был принцип "невидимой руки" тогда? И можно ли хвалить принцип, допускающий страдания стольких людей?

Мне кажется,что принцип здесь не при чем. В прошлом веке на Западе проводилась грандиозная индустриализация, требующая очень больших затрат труда. Рабочим было тяжело потому, что они трудились не только на настоящее, но и на будущее. В Советском Союзе индустриализация завершалась в нашем веке, когда техника и способы производства были более эффективными, и все же люди, пережившие тридцатые годы, хорошо помнят, чего она стоила {45}. Как это нам ни прискорбно, но высокий уровень жизни во многих экономически развитых странах, включая нашу, построен на голодных и полуголодных жизнях миллионов людей, своим трудом осуществлявших это развитие.

В начале ХХ века положение рабочих западных стран улучшилось, потому что были накоплены огромные промышленные богатства, сделавшие труд высокопроизводительным, а, значит, и высокооплачиваемым. С тех пор, если не считать великого кризиса и мировых войн, за счет экономического прогресса происходил практически непрерывный рост заработной платы.

А хорошо ли стремиться к наживе ?

И тем более делать корысть одним из основных принципов материальной жизни общества? Я бы ответил на этот вопрос так... Природа, не доверяя разуму и душе человека, заставила его приносить пользу своему роду с помощью грубых инстинктов, надев на их буйство жесткую узду морального и интеллектуального контроля. Например, Природа связала продолжение человеческого рода не только с детолюбием, но и с половым желанием. Любовь и привязанность к детям и женщине ваяют из сексуального инстинкта хорошие семьи, составляющие основу человеческого общежития. Но нет нужды приводить примеры низких поступков и преступлений, порожденных необузданным половым влечением.

Точно так же и стремление к материальному преуспеванию, поставленное в определенные рамки общественным мнением, законами, необходимостью соревноваться, создает энергичных работников и организаторов, приносящих большую пользу и себе, и другим людям. Вне этих рамок оно приносит вред, как и любой другой необузданный инстинкт.

Моральные проблемы.

Так что же, автор книги хочет изобразить нам западное общество как идеал? Ни в коем случае! Пороки Запада: социальное неравенство, безработица, преступность, наркомания, безудержная погоня за прибылью, - известны всем, и о них них каркают его же западные вороны в печати, радио и телевидении. И пусть наша экономика хромает, с моралью у нас дело обстоит им на зависть!

Почти так считал автор этой книги, когда впервые столкнулся с официальными статистическими данными о проблемах родной страны.

Выяснилось, однако, что по этим самым данным социальное неравенство в нашей стране... выше чем в США! [12] {46}. С убийствами в нашей стране дело обстоит лучше, чем в США, где граждане свободно носят оружие, но хуже, чем в других западных странах. В тюрьмах СССР, которые должны быть полупустыми в стране с низкой преступностью, содержится в несколько раз больше заключенных, чем в американских. А смертная казнь, которая отменена во всех западноевропейских странах ( в США за 10 лет {47} казнено 4 человека - все за убийства ), не только широко практикуется в нашем гуманном обществе, но и пользуется безусловной поддержкой населения {48}. Что же касается наркомании, то наша армия алкоголиков легко перекрывает всех американских наркоманов и алкашей, вместе взятых.

Не лучше обстоят дела и с другими социальными показателями. По разводам мы уверенно держимся на уровне высших мировых достижений, по абортам - уничтожению уже начавшихся человеческих жизней - далеко превосходим все мировые державы. Детская смертность у нас вдвое выше, чем в западных странах, продолжительность жизни ниже [13]. Смертельный травматизм на производстве - показатель, отражающий действительное отношение к человеку труда у нас в 2-3 раза выше, чем в западных странах, где здоровьем рабочих принебрегают в погоне за наживой. Экономическое отставание СССР от развитых государств не сказалось на загрязнении окружающей среды - здесь мы в первых рядах [14]. А качество продуктов питания... В одном служебном документе ставится перспективная задача довести его до уровня 1960 г.

Нет в нашей стране и неуверенности в завтрешнем дне. Есть твердая уверенность, что жизнь не станет лучше, чтобы вы ни делали.

Не подумайте, что рассказами о наших бедах я хочу обелить Запад. Просто весь мир переживает сейчас острые нравственные болезни, а наша экономическая система никак не помогает, если не сказать большего, их лечению.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2020