23 март 2017
Либертариум Либертариум

http://vladivostok.com/Speaking_In_Tongues/

Необходимое пояснение: Виктория, я стараюсь заниматься литературой - не коммерцией. Поймите это, пожалуйста. Именно поэтому попытки свалить эти вопросы в одну кучу вызывают у меня легкое раздражение. Я уже сталкивался в
некоторых обсуждениях копирайта и прочей дребедени о поливах "правильных" и "цивилизованных" издателей в адрес "прекраснодушных дикарей, ратующих за свободу информации и тоже утверждающих, что они занимаются чистым искусством", а на самом деле "льют мельницу на воду оголтелых пиратов и сами едва ли не хуже их", и знаком со всеми аргументами. Это полная чепуха, и мне жаль, что некоторые достойные люди тратят на это столъко времени. Я такой роскоши позволить себе не могу.

Люди не дают себе труда понять, что между литературой и книгоиздательством проходит охренительной толщины граница, а в этой стране, в совершенно неразвитом культурном поле, подлинная литература и "книжный рынок" - просто диаметрально противоположные полюса. И еще очень долго ими останутся. В соответствии с их (и Вашим, если судить по Вашим вопросам) узким взглядом, я как раз и отношусь к таким "партизанам Интернета". Вы можете меня таким и представить, где бы это ни произошло, чтобы не сильно напрягать ум, пытаясь понять мотивы и смысл работы таких придурков, как я. Это просто лишний раз укрепит меня во мнении, что в этой стране все происходит через...
шиворот-навыворот.

Но, на всякий случай, открытым текстом еще раз: я стараюсь занимаюсь литературой, и сеть для меня - не самоцель, как для некоторых, а просто удобное и своевременное средство.

Какой политики охраны авторских прав (режима копирайта/копилефта) Вы придерживаетесь при работе с авторами (если эта работа ведется) и

Что Вы имеете в виду под "проведением работы с авторами"? Если это авторы оригинальных работ, то предоставляя их мне для публикации, они уже тем самым соглашаются на определенную долю риска - как и везде, собственно: ведь, выходя на сцену, рок-музыкант может получить пустой бутылкой по черепу, правильно? Так и здесь: естъ риск того, что это это украдут, и ничего тут не поделаешь.

сканировании текстов?

Мы не сканируем текстов.

Как решаются спорные вопросы, касающиеся авторского права?

До сих пор спорных вопросов у нас не возникало.

Для Вас предпочтительнее размещать переводную литературу или отечественную

Переводную, поскольку современная российская словесность находится в глубоком кризисе и работы, в подавляющем большинстве, скучны, глупы и претенциозны. Если я публикую оригинальную литературу, то критерии ее отбора весьма прихотливы.

различаются ли для них режим копирайта в Вашей библиотеке?

У меня - не библиотека. Лавка Языков / Speaking In Tongues - это эксперименталъное пространство, на фоне которого переводчики (и просто читатели) имеют возможностъ видеть, какие тенденции сейчас имеют место в художественном переводе. Это не витрина, как болъшинство сетевых и бумажных изданий, а, скорее, полигон. Поэтому именно в этом отношении то, что Вы называете "режимом копирайта" - чем бы он ни был - для "них" не различается.

Каков процент современных (для которых есть владельцы копирайта) русских произведений?

0,00005%

Если произведения переводные, работаете ли вы с издательствами или переводчиками или авторами?

C переводчиками, когда автор доступен - с авторами.

При возникновении проблем с переводчиками или издательствами уже изданной в бумаге на русском языке произведения, переводите сами?

Еще раз - у нас нет таких проблем, поскольку специфика Speaking In Tongues заключается в том, что мы НЕ републикуем работы, уже изданные на бумаге (за редчайшими исключениями).

Или же проблемы решаются по мере их поступления, а в момент постинга книг вопросы копирайта не рассматриваются?

Мне нравится Ваша любовь к отыскиванию везде проблем, но спешу Вас разочароватъ еще раз: у нас нет проблем.

Изданные в Сети произведения можно только читать, или можно воспользоваться ими: издать книгу в бумаге или скопировать на диск и продавать на рынке (если я сочту это прибыльным)?

Теоретически - можно все. Практически случаев было всего несколъко.

Как решаются подобные вопросы?

По мере.

Есть ли у другого издательства возникнет желание напечатать книгу, поможет ли эл. библиотека ему в этом или же все-таки придется напрямую обратиться к автору текста/перевода?

Хоть мы и не считаем себя "электронной библиотекой", но можем помочь договоритъся с автором-переводчиком и в отдельных случаях - связаться с издательством.

Были ли подобные прецеденты или автор сам искал "бумажного" издателя?

Были. Искал.

Как учитываются проблемы с искажениями текстов (искажения распознавания текстов, опечатки, разница между авторской и издательской редакцией, отсутствие авторского жирного шрифта и курсива и т.д.) в применяемой Вами политике учета авторских прав?

У нас нет подобных проблем, поскольку мы ничего не сканируем, простите, хотя опечатки мы стараемся исправлять.

Есть ли у Вас письменная фиксация копирайт-политики, в какой (письменной, эл.почта, устной, от любого человека устно и т.д.) форме принимаете разрешение автора на постинг текстов?

См. ответ на первый вопрос. Это происходит по умолчанию или же особо оговаривается - в зависимости от параноидальных наклонностей авторов.

Как решаете проблемы пополнения своих библиотек произведениями с пиратских CD-ROM?

Мы не пополняем "библиотеку" с пиратских СиДи-ромов. Это пиратские СиДи-ромы пополняют себя нами.

Пополнение произведениями с сайтов коллег?

Мы стараемся не републиковатъ работы, уже опубликованные на сайтах коллег. В тех же редких случаях, когда это все-таки происходит, то и оговаривается особо.

Какие клаузы российского законодательства, связанные с авторскими и смежными правами Вам больше всего мешают? Помогают? Что нужно дописать?

Мы с "российским законодательством" стараемся существовать параллельно. Надеюсь, так и будет впредь.

Приведите основные аргументы для авторов и издательств, почему нахождение их книг в Вашей библиотеке не ведет к их финансовым убыткам.

Speaking In Tongues - образовательно-некоммерческий сайт. Мы не публикуем рекламу, хотя были и есть попытки использоватъ марку Лавки Языков в рекламных и коммерческих целях. Они провалились вследствие нежелания организаторов проекта зарабатыватъ на нем деньги. Авторов к финансовым убыткам это начнет приводитъ, когда в этой стране научатся ценить нормальную литературу, что произойдет еще очень не скоро. Финансовое благополучие коммерческих идательств меня не волнует.

Когда появятся в России первые электронные книги-устройства (на Западе уже появились) с поддержкой кириллицы, и будет ли в них встроена технологическая поддержка защиты авторских прав?

Откуда я знаю, я что - Джон Дворак?

Считаете ли Вы, что перед бумажными библиотеками стоят те же вопросы защиты авторских прав, что и перед электронными (с учетом возможности фотокопирования книг прямо в библиотеке)?

Поскольку я не считаю свой проект "электронной бибилиотекой", то не давал себе труда задумываться и о бумажных.

Дайте Ваш прогноз отношения к копирайту в русскоязычных эл. библиотеках на ближайшие пять лет. Какие изменения в экономике книгоиздания несет развитие эл. библиотек / эл. книг-устройств?

В этой стране - никаких. Издатели здесь, как известно, книг не читают и вряд ли когда научатся. Так что разницы никакой и нет.

Какие источники финансирования эл. библиотек при нынешнем режиме копирайта?

Все, что мне приходится финансировать, я финансирую из собственного кармана.

Через пять лет?

Думаю, оттуда же.

Какие перспективы ухода от копирайтных ограничений на зарубежные сервера?

Мне все равно, на каком сервере это лежит. У нас есть возможности делать это и там, и здесь.

Помогут ли методы криптографии создать технологический режим копирайта на книги?

Это было бы забавно, но едва ли повлияло бы на нашу работу.

Приобретаются ли права на перевод у иностранного автора (либо иного правообладателя) по договору?

В тех случаях, когда мы общаемся с авторами, мы объясняем цели и задачи проекта им, и, как правило. они не только не возражают против перевода их работ на русский язык, но и почитают за честь (что может Вам показаться сомнительным, но тем не менее) увидеть свои работы в Лавке Языков. Когда мы с авторами не общаемся, об этом счастье они, соответственно, не знают.

И на каком оснавании осуществляется дальнейшее использование переведенного произведения?

На основании того, что все авторские права размещенных на сайте работ принадлежат их авторам, права на перевод чего угодно написанного принадлежат переводчикам, а право читать все что угодно написанное и переведенное принадлежит всем без исключения. Вы можете с этим поспорить, но это принцип, на котором мы строим всю свою работу. Когда и если речь заходит о выпуске коммерческого продукта - книги, к примеру, или даже просто публикации, - вопросы гонорарной оплаты оговариваются с авторами и переводчиками отдельно. Вам, вероятно, просто неизвестно, что в мире существует довольно большой слой безгонорарных изданий, в которых нормальные авторы с радостью участвуют. Мы предпочитаем оперировать терминологией, принятой в таких изданиях.

Авторизованные ли в вашей библиотеке переводные материалы? (Известно, что на российском более половины всех переводов -- пиратские, т.е. на них права не приобретены у правообладателей.)

Я не понимаю и, надеюсь, никогда не пойму, что такое "пиратский перевод". Пиратским может быть издание произведения литературы в коммерческих целях. Если цели наживы не преследуются, имеет смысл применять другие категории - искусства, литературы, образования и т.д. Ни одно агентств в мире не сможет запретить мне переводить на любой язык ту работу, какую, к дьяволу, мне захочется перевести. Как никакой закон не сможет регулировать сюжет моего рассказа или систему рифмовки моего стихотворения.

В случае обнаружения файлов из вашей библиотеки на пиратских компакт-дисках, будете ли Вы прибегать к обращению в суд за защитой нарушенных прав? Если нет, то почему?

Вряд ли, хотя хотелось бы, конечно, взять их за яйца. Как вы себе представляете механизм привлечения их к суду и за что? Не нужно мне рассказывать, что были прецеденты.

Ваш
Мх

Автор: Max Nemtsov
03.05.1999
liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017