19 ноябрь 2017
Либертариум Либертариум

Владимир Берман: Либеральный проект

Программная статья

08.10.2001

Владимир Р. Берман

Предисловие автора

Предлагаемая Вашему вниманию статья носит программный характер. В отличие от научных статей, статья не содержит прямого цитирования и ссылок на работы иных авторов в силу ее программного и отчасти публицистического характера. Тем не менее, при написании этой статьи я многократно использовал взгляды и положения, содержащиеся в работах многих широко известных и менее известных авторов: Адама Смита, Людвига фон Мизеса, Фридриха фон Хаека, Милтона Фридмана, Раймона Барра, Андерса Ослунда, Ричарда Пайпса, Кандолизы Райс, Владимира Леонтовича, Бориса Львина, Юрия Кузнецова, Дмитрия Тренина, Николая Косолапова, Юрия Федорова, Юрия Шишкова, Никиты Ломагина и ряда других, что считаю своим долгом сообщить читателю.

Введение

Единственной прочной основой для любых улучшений является свобода. Единственная прогрессивная политика -- это политика направленная на достижение свободы личности. В основе либеральной идеологии лежат следующие принципы: личная свобода, политическая свобода и экономика свободного рынка -- принципы неразрывно между собой связанные и при их соблюдении наилучшим образом гарантирующие благосостояние и оптимальное развитие для каждой отдельно взятой личности. Основополагающий принцип либерализма заключается в том, что, организуя ту или иную область жизнедеятельности, следует опираться на спонтанные силы общества и как можно меньше прибегать к принуждению. Надо создавать благоприятные условия для прогресса, вместо того, чтобы планировать прогресс.

Личная свобода означает, что не может существовать для личности каких-либо запретов, пока эта личность не нарушает или не пытается нарушить право иной личности. Личная свобода имеет два аспекта: отрицание частной правовой зависимости в любой форме; гарантия беспрепятственного проявления личной инициативы в предприятиях любого рода, полная автономия частной инициативы. Личная свобода подразумевает, гражданские свободы -- основные права, в основе которых лежит естественное право. На признании и гарантиях личной свободы построен гражданский конституционный строй. Неотъемлемой частью гражданских свобод являются международно-признанные права человека.

Политическая свобода означает право каждого на участие в управлении государством и общественными структурами непосредственно и через демократические процедуры, право пропагандировать и пытаться осуществить любые намерения, пока эти намерения не предполагают ущемление соответствующих прав иных лиц.

Экономика свободного рынка -- экономическая модель, основанная на признании, уважении и правовых гарантиях частной собственности, свободе предпринимательства, экономической инициативе частных субъектов экономики, свободе и поддержании конкуренции, невмешательстве государства в деятельность частных субъектов экономики за исключением минимального количества необходимых для поддержания правовых государственных гарантий случаях исключительно на основании закона. Экономическая модель свободного рынка при ее последовательном осуществлении предполагает ограничение государственной и муниципальной собственности пределами необходимыми для непосредственного осуществления государственных или муниципальных функций и неучастие государственных и муниципальных органов в какой-либо предпринимательской (коммерческой или инвестиционной) деятельности. Экономика свободного рынка предполагает минимальное изъятие государственными и муниципальными образованиями средств путем налогообложения исключительно на осуществление определенных законом государственных и муниципальных функций.

Цена, которую общество вынуждено платить за сохранение демократической системы, это ограничение государственных действий только сферами, где достижимо общее согласие. Великое достоинство либерального общества состоит в том, что оно сводит согласие к минимуму, совместимому с разнообразием мнений, присутствующих в свободном обществе. Вмешательство государства в жизнь граждан угрожает свободе. Оно предполагает наличие консенсуса, которого в действительности нет, и его приходится обеспечивать принуждением.

Либеральный проект основан на либеральной идеологии, в рамках которой свобода -- абсолютный приоритет. Проект учитывает нынешнее положение в России -- стране переживающей огромное экономическое и институциональное отставание от наиболее экономически развитых стран мира. Это отставание возникло, прежде всего, в силу установившегося на территории России тоталитарного режима, существовавшего на протяжении большей части XX века. Само появление и длительное господство тоталитаризма стало возможным в результате многовекового авторитарного правления. Ключевым в истории экономической и правовой отсталости оказалось отсутствие в России укоренившегося института частной собственности. Советский тоталитаризм уходит корнями в вотчинную систему правления, преобладавшую на протяжении большей части российской истории, систему, которая не проводила различий между верховной властью и собственностью, позволяя царю быть одновременно и правителем, и собственником своего царства.

Частная собственность есть необходимая предпосылка цивилизации и материального благополучия. Только народы, приверженные принципу частной собственности вырвались из нищеты. Мировая история знает не мало примеров установления института частной собственности без свободы. Но собственность без свободы неэффективна. В отсутствии правовых и политических гарантий она постоянно испытывает со стороны власти опасность ограничения или ликвидации, ущемления свободы предпринимательства и разрушения конкурентной среды. Свобода же без частной собственности невозможна. Без экономической свободы свобода личная и политическая никогда не существовала. Для утверждения свободы нет ничего важнее развитого института частной собственности. Без собственности не бывает ни процветания, ни свободы. Собственность является главной гарантией свободы, причем не только для тех, кто владеет собственностью, но и для тех, кто ею не владеет. Лишь в том случае, если контроль над средствами производства разделен между многими не связанными между собой собственниками, никто не имеет безраздельной власти, и индивиды могут принимать решения и действовать самостоятельно. Если же сосредоточить средства производства в одних руках, если власть и собственность сосредоточены в одних руках, каждый индивид попадает в ярмо абсолютной зависимости.

Многие столетия россияне прожили под почти ничем не ограниченной властью государства, и привычка возлагать на него ответственность за все, происходящее в жизни, глубоко укоренилась в широких слоях населения. Иждивенчество, гражданская пассивность, покорное принятие любых действий властей - характерны для большинства в посттоталитарном обществе. Отношение к государству как к непреодолимой силе - с одной стороны, и как к источнику патернализма способному решить любые проблемы людей -- с другой стороны -- все еще господствуют в общественном сознании. Все это крайне затрудняет прогрессивное развитие страны при ее модернизации в соответствии с обычным мировым опытом подобных преобразований. Тяжелое тоталитарное наследие, огромная экономическая и институциональная отсталость и крайне отягощенная предыдущим опытом общественная психология требуют для преодоления отсталости и преобразования России в относительно короткой перспективе в экономически развитую, процветающую страну более радикального последовательно либерального пути развития.

История страны, ее социальная запущенность вовсе не является неотвратимой преградой для конечного успеха реформ. Если бы исторически пройденный путь с неизбежностью детерминировал будущее, перемены в тех или иных странах были бы невозможны в принципе. Направление развития всегда, с любой точки, а в переходный период в особенности, зависит от поведения, от поступков активной части общества. Необходимость же ускоренного развития вытекает, прежде всего, из того, что возможность отката к режиму всевластного государства при экономической и институциональной отсталости все еще остается реальной угрозой дальнейшему развитию России. Сложившийся уровень экономической и институциональной отсталости в случае непринятия необходимых реформаторских мер или отсутствия прогресса в их осуществлении делает возможным скатывание России на положение одной из беднейших стран мира.

В переходный период государство сталкивается с экстремальными условиями, неизбежно требующими радикальных либеральных решений.

У государства нет иных средств, кроме тех, которые оно берет из карманов граждан. При росте в стране слоев бедноты государство становится неспособным оказать им сколько-нибудь ощутимую помощь. Успешное перераспределение материальных ресурсов в пользу беднейших слоев общества возможно только при их относительной малочисленности на фоне высокого уровня доходов большинства населения. Особенно негативную роль играют невыполняемые со стороны государственных структур обязательства государства в области социальной защиты граждан. Такие невыполненные обязательства создают ложные ориентиры и надежды, которые со временем трансформируются в разочарование, чувство безысходности и протестное поведение. Главное же при этом, что ложные надежды на государственную помощь и поддержку лишают людей инициативы, мешают им проявлять активность в опоре на собственные силы.

Чем больше функций берет на себя государство, тем больше каждому гражданину приходится выплачивать налогов. Чем больше средств перераспределяется через государственный бюджет, тем больше зависимость каждого от государственных структур, от государственной бюрократии, тем меньше свободы. В нашей стране бремя государственных расходов и государственного вмешательства в жизнь граждан всегда было и остается чрезмерным, непосильным для российского общества. Бремя налогов, бремя государственных изъятий подрывает всякую надежду на устойчивый экономический рост. В то же время государство хронически не справляется с основной задачей любого современного правого государства - с защитой прав и законных интересов граждан. Государство хронически не обеспечивающее элементарную защиту прав и законных интересов граждан несовместимо с гражданским обществом и исторически обречено. Без радикального сокращения государственных расходов и государственного вмешательства в интеллектуальную, культурную и экономическую жизнь граждан невозможно преодолеть затянувшийся на многие десятилетия кризис российского общества.

Экономическая политика

Вмешательство государства в экономику неизменно приводит к негативным последствиям. Это справедливо не только в отношении централизованного планирования, но и в отношении идеи государства благосостояния и кейнсианского управления спросом, а отчасти и в отношении монетаристского управления денежной массой.

Всякое государственное вмешательство неизбежно сокращает объем свободной экономики, влечет разрастание государственных структур за счет частного сектора. В результате уменьшается количество граждан, работающих в частном секторе экономики, растет число государственных, муниципальных и иных связанных с взаимодействием с бюрократическими структурами служащих, растет зависимость всех слоев общества от государства, государственной бюрократии и государственного перераспределения доходов, создаваемых хозяйствующими субъектами экономики.

Государственные и муниципальные предприятия, имея привилегии публичных структур, разрушают конкурентную среду. Чрезмерные размеры государственной собственности требуют управления со стороны государства, которое оказывается либо недостаточным, если не отсутствует вообще, либо принимает бюрократические формы. Растут административные расходы, но не обеспечивается эффективность. Государство -- плохой собственник и крайне неэффективный предприниматель. Государственные инвестиции в экономику не имеют объективных критериев, решения о них носят неэкономический характер. Кроме того, они крайне затратны для общества, отвлекают огромные средства из экономики, ведут к росту налогов и препятствуют частному инвестированию.

Государство, вмешиваясь в предпринимательскую деятельность, будь то императивными управленческими решениями или регулирующими установлениями, льготами, в том числе налоговыми, или предоставлением государственной собственности, субсидий, инвестиций, пошлинами, нерыночными тарифами, правилами лицензирования, снижают ее эффективность.

Не отрицая полезности лицензирования некоторых видов деятельности для охраны наиболее существенных интересов граждан, хочу предостеречь от чрезмерного вмешательства государственных структур в частную деятельность с использованием требований лицензирования. Необходимо строго на основании закона, а не каких-либо подзаконных и ведомственных актов, ограничить число лицензируемых видов деятельности. Сделать это следует с учетом предпочтительности для развития предпринимательства и конкуренции минимального количества лицензируемых видов деятельности. В тех же случаях, когда лицензирование признается необходимым, оно не должно носить формальный, со стороны органов лицензирования безответственный характер. В случаях нанесения ущерба каким-либо частным интересам со стороны структуры, действующей на основании государственной лицензии, государство должно нести определенную законом солидарную ответственность наряду с лицом (юридическим лицом), нанесшим этот ущерб частным интересам.

Капитализм -- или экономика свободного рынка -- это такая политическая, социальная и экономическая система, которая основана на частной собственности на средства производства. Материальные факторы производства при капитализме находятся в собственности отдельных граждан. Капиталистическое производство организуют индивиды или ассоциации индивидов, которые либо сами являются собственниками капитала, либо взяли его взаймы или в аренду у собственников. Характерной чертой капитализма является свободное предпринимательство. Цель любого предпринимателя, любого предприятия состоит в получении прибыли. При капитализме механизм ценообразования используется как сигнальная система, распределяющая ресурсы между потребителями. Действительными хозяевами в капиталистической экономике свободного рынка являются потребители. Покупая или воздерживаясь от покупок, они решают, кто должен владеть капиталом и управлять предприятиями. Потребители определяют, что следует производить, сколько и какого качества. Их отношение выливается либо в прибыли, либо в убытки для предпринимателя.

Капитализм отличается от феодализма тем, что труд покупается за заработную плату, тогда как при феодализме труд предоставляется непосредственно согласно обычаю, повинности или приказу.

Для формирования общественного устройства, основанного на принципах экономики свободного рынка необходимы: преобладание рыночных отношений между хозяйственными субъектами, независимость этих субъектов, то есть учреждение права собственности и правовых основ рыночных отношений, их конституционные, правовые и политические гарантии.

Современная Россия в экономическом и финансовом отношениях -- страна периферийная, а при неблагоприятном ходе событий может и вовсе превратиться в маргинальную. Вопреки устоявшемуся мнению, экономика современной России не является ни только либеральной, но и капиталистической. В современной России все еще не создана экономическая модель капитализма - модель экономики свободного рынка. Если в малом и отчасти в среднем бизнесе удалось наладить элементы рыночных отношений, хотя и с огромными искажениями, постоянно воспроизводящимися управленческим воздействиям правящей в центре и регионах бюрократии, то положение на крупных предприятиях характеризует их почти полная зависимость от государственных структур.

Пока предприниматель -- организатор производства и владелец капитала выступали в одном лице, как это и поныне характерно для малого и отчасти для среднего бизнеса, прибыль не было необходимости отделять от процента на капитал.

В современной экономике отличают процент с капитала, в том числе и с собственного капитала предпринимателя от предпринимательской прибыли. Экономическая сущность капиталистического распределения для крупного бизнеса, для инкорпорированных предприятий, капитал которых принадлежит множеству собственников, предполагает разделение процента (дивиденда) с капитала и предпринимательской прибыли. Именно отсутствие или ничтожно малая символическая величина процента (дивиденда) с капитала на российских предприятиях характеризует их некапиталистическую сущность. Процент (дивиденд) с капитала является целью любого капиталистического предприятия. Только он является стимулом частных инвестиций в экономику. Инвестиции же частных средств -- свободных средств домашних хозяйств - являются решающими для функционирования современной капиталистической экономики. Средства домашних хозяйств и формируют капитал современных предприятий крупного бизнеса в экономически развитых странах. Это происходит как непосредственно через капиталовложения в акционерные общества и другие хозяйственные структуры, так и через помещение средств домашних хозяйств в банки и инвестиционные фонды. Отсутствие или ничтожно малая символическая величина процента (дивиденда) с капитала, то есть отсутствие легальной капиталистической прибыли на капитал неизбежно лишает российскою экономику частных инвестиций. В такой ситуации весь поток инвестиций в экономику имеет государственно-бюрократическое происхождение.

Труд в российской экономике покупается за заработную плату далеко не всегда. Свободного рынка труда все еще не существует, что, прежде всего, является следствием фактического отсутствия свободы перемещения и выбора места жительства в пределах территории страны. Труд во многих случаях не оценен рынком и предоставляется непосредственно согласно обычаю, повинности или приказу как при феодализме.

Таким образом, капиталистические отношения, хотя и в ущербной форме, появились лишь в малом бизнесе, в торговле. Но капитализм все еще не сложился в крупном производстве и в банковской системе России. На больших предприятиях производстве и в банковской системе распределение и присвоение прибыли идет не через дивиденды и банковские проценты за ссудный капитал, а через теневые структуры экономики. Фактически происходит перераспределение в интересах представителей бюрократии и связанных с нею лиц, средств предприятий и государственного бюджета. Такая экономика не является капиталистической. Ее скорее можно считать феодально-бюрократической, каковой она была по существу и при коммунистическом режиме.

Наиболее угрожающей экономическому развитию любого современного государства является коррупция государственных и общественных служащих. Экономический прогресс, развитие демократии невозможны в условиях тотальной коррупции, которая разъедает весь социальный организм. Раздутый чиновничий аппарат подавляет инициативу, отсекает от легального предпринимательства огромную часть самодеятельного населения. Поборы и взятки на всех этажах государственной власти приводят к изъятию огромных сумм из легального оборота. В результате угнетаются производительные силы страны и нищают десятки миллионов граждан.

Экономической базой коррупции является право и реальная возможность государственной и общественной бюрократии распоряжаться чужой собственностью. Такая возможность распоряжаться чужой собственностью приводит к использованию этого права бюрократией для собственных целей незаконно или в обход закона. Польза, незаконно извлекаемая из права распоряжаться чужой собственностью и является коррупционным доходом (доходом коррупционера). Эта польза, этот коррупционный доход перераспределяется в связи с функциями бюрократии. В частности, коррупционный доход в той или иной мере поступает носителям функции руководства, в том числе и политического руководства, и функции контроля.

Устоявшееся в обществе уважение к законам, высокая оплата и высокий общественный престиж государственной и общественной службы становятся правовой и социально-этической мотивацией некоррупционного поведения, социальным фактором существенно сокращающим коррупцию в странах с устойчивой политической и экономической системой. Однако и в таких условиях коррупция лишь сокращается, но нигде полностью не изживается именно в силу того, что сохраняется ее экономическая база -- возможность распоряжаться чужой собственностью.

Россия в наибольшей степени нуждается в либеральной системе из-за своей институциональной отсталости. Чем хуже старая структура управления, тем острее необходимость в ее быстром радикальном ее изменении.

Структуры государственного управления советской экономикой были направлены исключительно на функционирование командной модели. Персонал не имел соответствующей задачам реформирования экономики и государственного управления профессиональной подготовки. Государственные чиновники -- в своем значительном большинстве бывшие активные и высокопоставленные коммунисты -- продолжают придерживаться прежних лишь слегка скорректированных убеждений. Многие из них полностью дезориентированы и лишены всяких убеждений. Кроме того, в периоды высокой инфляции, экономической и социальной нестабильности трудно поддерживать зарплату государственных служащих на приемлемом уровне -- их относительный легальный доход быстро падает. Крайне усугубляет затруднения с поддержанием зарплаты государственных служащих на приемлемом уровне их огромная численность, при которой и при низкой зарплате административные расходы на содержание государственных служащих ложатся тяжелым бременем на бюджет.

Теневая экономика и коррупция многие десятилетия существовали в Советском Союзе, доминировали во многих сферах общественной жизни. Ныне деморализация старого аппарата, зачастую не видящего для себя в новой России положительной перспективы, усугубляет сложившееся положение. В современной России масштабы коррупции -- устрашающи; и чем больше неразберихи в обществе, тем сильнее коррумпированность государственного аппарата.

Всепроницающая коррупция является естественным следствием распада командной экономики происходящего на фоне сохранения огромной зависимости экономических субъектов от государственных структур, на фоне срастания власти и собственности. Коррупция создает даже более серьезные препятствия для функционирования экономики и государственного управления, чем финансовый кризис и отсутствие достоверной информации о действительном положении в стране, крайне необходимой для принятия управленческих решений на всех уровнях управления. В этих условиях возложение на государство функций, которые бы мог взять на себя частный сектор, равносильно сознательному поощрению коррупции.

Современная российская государственная администрация не способна принимать ответственные и обоснованные решения, за исключением небольшого числа адресных распоряжений высшего руководства. Это, наряду с общими принципами экономической свободы, делает желательным сведение к минимуму роли государства в экономике переходного периода. Даже те регулирующие нормы и управленческие решения, которые могли бы быть эффективными в условиях развитых стран, становятся совершенно неэффективными в наших условиях переходного периода. В этих условиях бюрократия оказывается до предела коррумпированной и стремится только к максимизации своих взяток, а отнюдь не к осуществлению социально значимых целей.

Наивны, а порой и сознательно демагогичны надежды на эффективный контроль над бюрократией, имеющий целью преодолеть или существенно снизить коррупцию. Административные меры, меры контроля и карательные меры -- здесь неэффективны. Попытки государственного контроля над коррупцией лишь распространяют ее на большее количество государственных и иных контрольных органов, способствуют не сокращению, а дальнейшему распространению и росту коррупции. На практике попытки проконтролировать чиновника ведут лишь к перераспределению коррупционых доходов и использованию результатов и практики проверок в междоусобной борьбе чиновничьих кланов. Борьба с коррупцией полицейскими методами бесперспективна. Коррупция кончается там, где вопросы управления экономикой решает не администратор, не чиновник, а собственник.

Либерализация экономической жизни подразумевает неукоснительное соблюдение свободы предпринимательства и торговли, завершение процесса приватизации, отмену большинства существующих пошлин и налогов и переход к налогообложению ресурсов и недвижимости при общем кратном снижении налогового бремени.

Достижение экономической стабилизации и устойчивого экономического роста только и возможно на базе либерализации экономики. Следует полностью изжить инфляцию путем радикального сокращения государственных расходов. Для этого необходимо строгое сбалансирование доходных и расходных статей бюджета на всех бюджетных уровнях. Основными же бюджетными расходами остаются все те же государственные инвестиции, неэффективные и крайне затратные, а также военные и управленческие расходы. Радикальное сокращение государственных расходов требует осуществления ряда целенаправленных мер экономического политического и социального характера. Необходимо кратное сокращение государственных расходов, основная часть которых должна идти на социальную защиту сограждан в ней действительно нуждающихся, а не на нужды каких бы то ни было предприятий, в государственных или общественных структур. Такое сокращение государственных расходов, в частности, предполагает: сокращение численности армии, военного бюджета и военных производств на основе осмысленной и экономически оправданной внешней политики государства, отказ от субсидий убыточным и неконкурентоспособным предприятиям, иного государственного инвестирования в коммерческий сектор экономики, значительное и повсеместное сокращение расходов на государственное управление, отказ от директивного управления экономикой и от большинства регулирующих функций государства в экономике.

Нормально функционирующая экономика свободного рынка требует, чтобы частная собственность была доминирующей. Недостаточно провозгласить право собственности. Если государственная собственность остается доминирующей, то новые частные предприятия попадают в зависимость от нее, подчиняются монопольному диктату государственного сектора, способствуют росту коррумпированности хозяйственной бюрократии. В связи с этим необходима дальнейшая приватизация государственной и муниципальной собственности, пока из государственной и муниципальной собственности не уйдут коммерческие объекты. В государственной и муниципальной собственности должны остаться лишь объекты необходимые для осуществления определенных законом государственных и муниципальных функций. Завершение процесса приватизации, кроме того, означает превращение предприятий из зависимых от государства структур с неясными правами и полномочиями собственников в действительно приватные частные предприятия и корпорации. Государство не должно заниматься предпринимательской деятельностью или вмешиваться в эту деятельность, предоставлять кому-либо из предпринимателей преференции и льготы. Задача государства -- обеспечить свободу предпринимательства, равные условия для всех и недопущение неисполнения обязательств и монополизма. Правовая система страны должна обеспечить невозможность невыполнения субъектами экономики своих обязательств, ликвидировать неплатежи по государственным заказам и обязательствам, пресекать неплатежи между иными субъектами рынка. Совершенно неприемлема невыплата или несвоевременная выплата заработной платы, в каком бы секторе экономики это не происходило.

Социальная защита граждан должна осуществляться не путем всевозможных льгот и бесплатных услуг, а через адресные денежные субсидии каждому отдельному нуждающемуся гражданину. Социальная защита не должна становиться основанием для субсидирования или иных льгот, для каких бы то ни было предприятий, хозяйственных отраслей и других организаций. Хозяйствующие субъекты должны быть лишены всяких льгот, субсидий и прочих материальных и денежных поступлений за счет бюджетных источников. Отношения с бюджетом должны исчерпываться оплатой за работы или услуги в рамках государственного (муниципального) заказа в соответствии с договорными обязательствами сторон и уплатой установленных законом налогов.

Необходимым элементом экономики свободного рынка является наличие реальных денег, пригодных для механизма частных инвестиций. Важно, чтобы деньги были способны надежно выполнять все основные функции денег: функцию расчетной единицы, функцию средства платежа и средства накопления. Основные предпосылки этого: либерализация цен, производственных отношений, внутренней и внешней торговли, решительное прекращение ограничительной практики и практики, индивидуальных и групповых льгот, свободная конвертируемость и устойчивость национальной валюты, ее неинфляционность и конкурентоспособность в отношении иных свободно конвертируемых валют. Не мене важна надежность и доступность для всех субъектов рынка банковской системы страны и банков экономически развитых стран, свобода импорта и экспорта капиталов.

В бедных экономически отсталых странах большинство общества составляют бедные. Количество богатых ничтожно мало. Достаточно мало людей, которых можно отнести к средним слоям -- среднему классу. Само понятие среднего класса всюду относительно. Применяются различные количественные и концептуальные определения принадлежности к среднему классу. Следует учитывать, что принадлежность к среднему классу не вполне характеризует этот социальный слой и, при всех имеющихся определениях, объединяет различных людей из различных социальных групп с несовпадающими интересами. Это могут быть: собственники предприятий малого и среднего бизнеса, средне состоятельные акционеры крупных предприятий, государственные служащие, лица свободных профессий, квалифицированные рабочие, высокооплачиваемые специалисты различных специальностей и многие другие. Само несовпадение повседневных интересов лиц относимых к среднему классу делает спорным этот термин и не вполне конструктивным его использования в экономических и социальных исследованиях. Уровень благосостояния, определяющий принадлежность к среднему классу, в значительной степени зависит от сложившегося в той или иной стране уровня жизни. В развитом обществе с реальным ростом экономики среднему уровню и качеству жизни неизбежно соответствует большинство общества. Структура общества экономически развитых стран не исключает наличие богатых и бедных, но эти неизбежно сохраняющиеся категории характеризуются иным уровнем благосостояния, чем в бедных странах. Большинством же в экономически развитых странах неизбежно оказываются средние общественные слои. Бедность в богатых странах становится скорее личным выбором, чем результатом обстоятельств. Богатство же - само по себе категория исключительная, и определяется как отличительная черта благосостояния некоторого меньшинства. Фактическая доминирующая роль среднего класса с ростом экономики и благосостояния становится реальностью, что не влечет социальной однородности общества. В ряде случаев ускоренное создание многочисленного среднего класса становится политической целью. Однако искусственные попытки ускоренного создания многочисленного среднего класса, основанные на государственном перераспределении доходов и собственности, нарушают экономическую свободу и этим лишь отдаляют осуществление декларируемой при этом цели экономического и социального развития. Кроме того, идеология среднего класса теряет устойчивую базу уже в силу того, что наиболее успешные его представители этот слой покидают, становясь богатыми.

Налоговая реформа

Переход к экономике свободного рынка делает необходимым снижение налогового бремени. В этом - одна из решающих предпосылок для частных инвестиций и экономического роста. В этом - одновременно единственный путь к обузданию преступности напрямую связанной с уклоняющимся от налогов теневым сектором экономики. При всей сложности с балансировкой бюджета стран с переходной экономикой, без значительного снижения налогов не выйти из экономического тупика, не преодолеть преступность и коррупцию. Необходимо, по крайней мере, отдавать себе отчет в том, что государство с переходной экономикой и нарождающейся демократией никогда не сможет изъять в бюджет такую долю ресурсов общества, которую изымало тоталитарное коммунистическое государство. Кроме того, общеизвестно, что необходимой предпосылкой ускоренного экономического роста является минимизация налоговых изъятий средств из рыночного сектора экономики.

Налоги во все времена представляли собой один из важнейших источников государственных финансов и один из главнейших элементов издержек и неудобств для предпринимателей. Для современного бизнеса налоги -- одна из основных издержек, сокращающая конечный результат деятельности -- прибыль. Предприниматели повсюду принимают меры к минимизации издержек, связанных с налогами, вплоть до перевода своих капиталов в страну, где налогообложение наименее обременительно.

Если обратиться к истории, то оказывается, что вопреки широко бытующим представлениям, в период от классической античности до XX века постоянное налогообложение считалось в западном мире незаконным, если только речь не шла о покоренных народах. Платить налог правителям своей страны означало нести на себе клеймо социальной приниженности. Считалось, что в мирное время власти должны существовать на собственные средства. Это было возможно потому, что обязанности государства были очень ограниченными. Среди них не было ни одной, сопоставимой с задачами управления экономикой, перераспределения ресурсов и иными социальными задачами, которые берут на себя современные государства. Средства требовались в основном на войну и на содержание королевского двора. К прямому налогообложению прибегали преимущественно в военное время. Прямое налогообложение связывали с чрезвычайными обстоятельствами.

Беспрецедентной величиной налоговых изъятий, их значительно возросшей долей в валовом внутреннем продукте экономически развитых стран характеризуется именно XX век. Во многом росту налогообложения в экономически развитых странах способствовали мировые войны и глобальное военное противостояние с фашистскими и коммунистическими режимами. Важным фактором роста налогов послужило исторически беспрецедентное и все возрастающее расходование средств на социальную защиту населения западных стран. Сомнения в правомерности ныне сложившегося на западе порядка взимания налогов встречаются и у современных авторов. Существуют и радикальные взгляды, что полномочие на сбор налогов есть не что иное, как право государства на отчуждение частной собственности без компенсации, и представляет собой поэтому конфискацию без всяких оснований.

Такие налоги, как налог на прибыль (подоходный) налог, налог на добавленную стоимость, налог на имущество предприятий и физических лиц широко применяются в западных странах и за некоторыми исключениями признаются там вполне приемлемыми. Тем не менее, и в США, и в других западных странах многократно высказывались идеи налоговых реформ.

Налоговая политика в ведущих странах с развитой экономикой в настоящее время опирается на теоретические постулаты экономики предложения. Она получила распространение вследствие кризисных явлений в экономике ведущих промышленно развитых стран в конце 70-х -- начале 80-х годов XX века.

Анализ налоговой политики западных стран позволил вывести зависимость между величиной налоговых ставок, деловой активностью товаропроизводителей и налоговыми доходами государства. В частности известно, что рост налоговых ставок имеет предел, за которым начинается падение деловой активности, а, следовательно, сокращение доходов бюджета. С ростом налоговых ставок сокращается налоговая база, а в результате и налоговая масса; сокращаются накопления у предпринимателей и населения, ограничиваются инвестиционные вложения и развитие производства, снижаются стимулы для предпринимательской активности.

Низкие налоги положительно отражаются на: стимулах к труду и предпринимательской активности; увеличении объема выпуска продукции, повышении производительности труда; снижении уровня цен; увеличении потребления вследствие увеличения необлагаемого дохода; ограничении государственного вмешательства в экономику, более эффективном использовании бюджетных поступлений; соотношении легальной и теневой экономики.

Налоговая реформа в большинстве промышленно развитых стран ограничилась снижением налоговых ставок налога на прибыль корпораций и ставок прогрессивного налога на индивидуальные доходы. В последние десятилетия в экономически развитых странах налоги сокращаются, но крайне медленно, а налоговые изъятия и бюджетные расходы все еще непомерно велики. Это создает немалые трудности и для самых богатых экономически развитых стран. Их экономика уже давно утратила динамичность, а периоды экономического роста сменяются периодами рецессии и спада. Значителен уход предпринимателей в теневую экономику. Растет вывоз капиталов и иных частных средств в малые страны с низким уровнем прямых налогов, в том числе страны, где доходы физических и юридических лиц не облагаются налогами.

Налоговая система Российской Федерации, в принципе, аналогична налоговым системам стран с развитой экономикой. 

Неудовлетворительность налоговой системы России давно дискутируется и ныне практически общепризнанна. В этой связи она требует кардинального реформирования.

Планируемая всеми правительствами России и рядом политических организаций налоговая реформа по замыслу должна была свестись к сокращению ряда налоговых ставок и уменьшению общего числа налогов, а также к кодификации налогового законодательства. Ряд мер в этом направлении осуществляется. Это полезные, но, очевидно, недостаточные меры. Кроме того, все эти меры проводятся таким образом, чтобы не допустить сокращения налоговых поступлений в бюджет, то есть сохраняют фактически достигнутый уровень налоговых изъятий.

Высокие налоговые ставки становятся дополнительным стимулом сокрытия налоговой базы и, тем самым, способствуют деморализации и криминализации общества. Однако существенное уменьшение налогового бремени, многократно декларированное Правительством России, остается недостижимой целью. Сокращение налогов оказывается нереализуемым в связи с высокими бюджетными расходами и категорическим нежеланием снижать эти расходы. Собираемость налогов представляется обществу, как одна из острейших экономических и бюджетных проблем в России. В то же время, сокрытие прибыли, искажение бухгалтерского учета и отчетности приняли повсеместный характер. Высокие налоговые ставки и традиционная отчужденность граждан от государства с самого начала инициировали этот процесс.

Сокрытие налоговой базы, искажение отчетности нередко случаются и в западных странах, но там это все-таки исключения из общего правила, осуждаемые большинством граждан. В России же подобные явления чуть ли не всеобщи и мало у кого вызывают неодобрение. Сокрытие налоговой базы стало не только массовым, но и вполне морально приемлемым поведением для большинства деловых людей в постсоветской России. Ему повсеместно сопутствует сокрытие управленцами прибылей корпораций от своих акционеров. Ко всему этому привели изначально завышенные по отношению уровню социально-экономического развития страны налоги, традиционно недоброжелательное отношение государственных чиновников, воспитанных в условиях коммунистической государственной идеологии, к частному бизнесу и, как следствие, негативное отношение большинства бизнесменов к государственным органам. Появилась и опаснейшая для всей системы тенденция ухода бизнеса в тень. Теневая и полутеневая экономика стали социальной базой криминальных структур, которые, в свою очередь, легли дополнительным бременем на экономику и создали мощный фактор снижения доходности бизнеса, его закрытости и массового уклонения от уплаты налогов.

В целом, социально-экономическое и моральное состояние российского общества таково, что невозможны положительные изменения в области собираемости всех тех налогов, суммы которых зависят от достоверности финансовой отчетности. Более того, учитывая современную российскую ментальность, есть основания сомневаться, что нынешнее поколение деловых людей способно составлять достоверную отчетность для своего собственного налогообложения. Не менее сомнительна способность в сложившихся условиях нынешнего поколения налоговых чиновников к четкой и беспристрастной работе. Ориентация налоговых чиновников на максимизацию налоговых сборов сделало их принципиально неспособными учитывать и защищать интересы налогоплательщиков.

Все это дает основание для категорического вывода: налоговая система нуждается в радикальном реформировании.

Предлагаемая модель такова. Налоги следует исчислять не на основе трудно контролируемой отчетности, а на основе показателей, которые невозможно или почти невозможно скрыть. Такими показателями и являются потребляемые ресурсы: земля, недвижимость, энергетические ресурсы. При этой модели налоги платят в повышенном размере, зависящем от стоимости ресурсов производители сырья и материалов, а также, в зависимости от рыночной стоимости земли и недвижимости их владельцы. Суммы уплачиваемых ими налогов в результате включаются в цену продукции, но потребители этой продукции, вынужденные покупать ее по более высоким ценам освобождаются от всех прочих налогов и от всей налоговой отчетности.

Нужен скорейший переход на систему ресурсных налогов. Именно переход на систему ресурсных налогов сделал бы их поступление стабильным и вполне предсказуемым. А это, в свою очередь, обеспечило бы возможность составления сбалансированного бюджета, улучшило отношения между предпринимателями и государственным аппаратом, подорвало бы экономическую базу криминальных и полукриминальных структур. Однако не следует забывать, что одной из главных целей налоговой реформы является снижение налогового бремени и перераспределения ресурсов экономики через государственную бюджетную систему. В связи с этим следует при введении ресурсных налогов исходить из принципа существенного сокращения налогового бремени.

Переход на налогообложение потребителей ресурсов мог бы пройти в России сравнительно безболезненно, так как нынешняя налоговая система не укоренилась, ни как экономически состоятельная, ни в сознании экономически активных граждан. Кроме того ресурсное налогообложение может принести дополнительный экономический эффект из-за стимулирования экономии ресурсов. Экономия, возникающая при налогообложении ресурсов, могла бы переломить характерную особенность российской экономики -- высокие по сравнению с другими странами затраты ресурсов в процессе производства. Кроме всего такая налоговая реформа позволит существенно сократить административные расходы.

Возможность налоговой реформы ведущей к существенному сокращению доходов бюджета представляется вполне возможной для современной России. В рамках современного глобального развития возникла реальная возможность демилитаризации экономики, кратного сокращения военных расходов. Несмотря на дополнительные крайне спорные социальные гарантии, введенные в России в 90-х годах, которых не знала даже социалистическая страна советов, такие как выплата государственных детских пособий почти на каждого ребенка, бесплатный проезд пенсионеров в городском и пригородном общественном транспорте, жилищные компенсации и ряд других, уровень бюджетных расходов на социальную защиту населения, по сравнению с уровнем расходов на эти цели большинства экономически развитых стран, еще низок. Таким образом, даже при предполагаемом росте расходов на социальную защиту населения, в России остаются хорошие возможности для сокращения налогов и доходов бюджета при сохранении бюджетной сбалансированности.

Не имея возможности проводить радикальную налоговую реформу на региональном уровне, здесь следует, не дожидаясь федеральных реформ проводить последовательное снижение налоговых ставок, уменьшение количества налогов, прежде всего за счет неэффективных налогов, сбор которых требует значительных материальных и временных затрат и которые наиболее трудоемко проконтролировать. При этом следует учитывать не только затраты государственных служб, но в первую очередь затраты частного бизнеса связанные с самим процессом исчисления и уплаты налогов, которые ведут к росту цен и снижению жизненного уровня населения. Снижение налогов на региональном уровне - лучший, а порой и единственный путь региона к его инвестиционной привлекательности и повышению жизненного уровня населения.

Одновременно с налоговой реформой следует ликвидировать ввозные таможенные пошлины. Таможенный тариф выгоден некоторым компаниям, таможенные пошлины пополняют бюджет, как один из источников его доходов, но они лишает широкие слои потребителей дешевых товаров и, ограждая предприятия страны от международной конкуренции, консервируют их экономическую и техническую отсталость. С учетом исходно низкой цены рабочей силы в стране, беспошлинный импорт способен в кратчайшие сроки создать наиболее благоприятную для быстрого роста экономики конкурентную среду и ликвидировать искажения в ценообразовании. Наряду с общим снижением налогового бремени, беспошлинный импорт станет мощным стимулом для инвестиций в российскую экономику.

Непосредственно к вопросу налогообложения примыкает проблема пенсионного обеспечения. Все современные модели предполагают сбор средств на цели пенсионного обеспечения исходя из сумм оплаты труда работающего населения страны. Начисления производятся исходя из суммы заработной платы, что в российских условиях становится мощным стимулом для сокрытия ее фактической величины и, как следствие, перехода значительных денежных потоков в теневой сектор экономики. При этом пенсионное обеспечение теряет финансовую базу, а размеры пенсий оказываются ничтожно малыми, не обеспечивающими даже крайне скромный уровень жизни.

Суммы пенсий каждого получателя отличаются между собой, хотя все они укладываются в очень небольшом диапазоне. Они нормативно ограничены сверху ввиду скудности имеющихся на цели пенсионного обеспечения средств и ограничены снизу ввиду крайне низкой их величины, не позволяющей хоть как-либо прожить на них при их минимальном уровне. При очень небольшой разнице между максимальным и минимальным уровнем, величина пенсии зависит от большого числа факторов. Определение самих этих факторов затруднено, а при ослаблении административного контроля вследствие краха советской системы, данные, влияющие на величину выплат, нередко фальсифицируются. Кроме того, эти факторы, восходящие к ценностям коммунистического режима, в современной России вряд ли могут считаться бесспорными. Пенсии начисляются по сложным и все усложняющимся правилам, да еще требуют частых пересчетов. Это влечет высокие административные расходы, которые ложатся тяжелым бременем на бюджет пенсионного фонда. Сложность расчетов и частота пересчетов вызывает ошибки, недоразумения и множество сомнений получателей, которые, как правило, сами не могут проверить правильность расчетов.

При обсуждении проблем пенсионной реформы все настойчивее звучат предложения той или иной модели накопительной пенсионной системы (идея позаимствована у западных стран), но при всех этих моделях сбор и размещение денег для предлагаемой накопительной пенсионной системы предполагается оставить за государственными органами.

Никакая накопительная система для пенсионного обеспечения не может быть положительно воспринята обществом при его огромном негативном опыте. Многолетняя инфляция, в отдельные годы обесценивающая денежные сбережения в разы, неспособность государства гарантировать сохранность денег, вложенных в государственные ценные бумаги, в различные финансовые структуры, в том числе и в банки, имеющие государственные лицензии, неисполнение или ненадлежащее исполнение как советским, так и Российским государством своих финансовых обязательств на долгие годы подорвали всякое доверие к государству. Потребуются десятилетия национальной валюты не подверженной инфляции, гарантированной и строго осуществляемой стабильности банковской системы и полного исполнения всех, внутренних и внешних государственных финансовых обязательств, чтобы вернуть это доверие. Без такого гражданского доверия вводить накопительную систему пенсионного обеспечения нереально и бессмысленно.

На нынешнем этапе социально-экономического развития страны следует ввести единый стандарт пенсий на уровне не менее ныне выплачиваемой максимальной общегражданской пенсии, со строгими правилами индексации в период пока национальная валюта не обретет полной стабильности. Этот уровень должен со временем повышаться в связи с ростом экономики страны и заработной платы работающих граждан на основании закона, оставаясь для всех пенсионеров равным. Средства для текущих выплат пенсий должны формироваться за счет равных отчислений на каждого работающего, собираемых со всех без исключений работодателей. При этом сумма отчислений должна равняться выдаваемой сумме пенсий в текущем месяце, то есть произведение отчисления на одного работающего на количество работающих по всей стране должно приблизительно равняться произведению величины индивидуальной пенсии на суммарное количество получателей.

Дифференциация же уровня жизни пенсионеров должна осуществляться еще многие десятилетия исключительно за счет их собственных накоплений, в размещение которых государство должно быть лишено права вмешиваться иначе, чем через официальные рекомендации. За эти официальные рекомендации государство должно нести ответственность через механизм лицензирования соответствующих финансовых структур. Эти рекомендации не должны быть для кого-либо из размещающих собственные накопления обязательными.

Денежная система и банки

Существенным фактором нестабильности Российской экономики является то, что сохраняется недоверие к российской национальной валюте. Рубль, вследствие высокой инфляции и инфляционных ожиданий не способен выполнять одну из важнейших функций денег -- быть средством накопления и сбережения.

Десятилетний опыт высокой инфляции, подрывающей всякую экономическую стабильность и делающей принципиально невозможным какой-либо экономический рост, заставил российские государственные структуры всерьез заняться стабилизацией денежной системы. Были предприняты реальные попытки добиться бездефицитного бюджета и обеспеченной денежной массы. В качестве обеспечения денежной массы наращивались золотовалютные резервы Центрального Банка России.

В результате сокращения необеспеченной денежной эмиссии и золотовалютного обеспечения инфляция несколько понизилась, хотя все еще достаточно велика. При нынешнем уровне инфляции российский рубль не пользуется достаточным доверием. Он так и не стал настоящими деньгами, не обрел конвертируемости по капитальным операциям и не выполняет одну из важнейших функций денег - не стал средством накопления и сбережения.

Средством накопления и сбережения и основной резервной валютой Центрального Банка остаются доллары США наряду со свободно конвертируемыми валютами ряда западных стран. Реальной валютой учета и расчета в России давно уже стал доллар. Широкомасштабная долларизация экономики делает совершенно невозможным сколько-нибудь корректное использование в России традиционных макроэкономических моделей количественной теории денег. При этом российское общество не обращает внимания на то, что наряду с инфляционным налогом, который оно платит российскому государству являясь держателем российских рублей, оно платит инфляционный налог иностранным государствам и, прежде всего США, как держатель иностранных валют.

Сама базовая политика центральных банков провозглашает своей главной задачей борьбу с инфляцией. Существует ложное представление о желательности фиксации уровня цен, о том, что и снижение цен (дефляция) и их повышение (инфляция) вредно сказываются на общественном богатстве, а стабильные цены благоприятствуют экономическому процветанию. Стабильность цен на потребительском рынке ошибочно принимается за отсутствие инфляции. В действительности, развитие производительных сил, научный и общественный прогресс должны вести к снижению цен на потребительском рынке ввиду снижения трудозатрат и роста производительности иных факторов производства на единицу продукции. Рост производительности факторов производства является необходимым сопутствующим явлением общественного прогресса, как такового. При нейтральных деньгах, то есть в условиях чистого золотого стандарта, и при технологическом прогрессе цены должны проявлять тенденцию к снижению. Недопущение снижения цен, происходящего за счет роста производительности факторов производства, путем экспансии необеспеченных денег ведет к экономической нестабильности и провоцирует кризисы. Экспансия необеспеченных денег не может быть не инфляционной. Таким образом, политика центральных банков, не допускающая снижения потребительских цен, и приводит к кризисным явлениям в национальной и мировой экономике. Оставаясь в рамках заблуждений, что дефляция и инфляция вредно сказываются на общественном богатстве, а стабильные цены благоприятствуют экономическому процветанию, нельзя объяснить феномен экономического цикла. А ведь именно этот феномен поддерживает представление о существовании органических пороков капитализма.

Проводя по отношению к коммерческим банкам политику частичного резервирования, центральные банки обеспечивают экономику дешевым кредитом и поддерживают бюджетные дефициты, обеспечивая дешевизну обслуживания государственного долга.

Банковская система с частичным резервированием порождает у людей иллюзии относительно имеющихся у них денежных средств. Кроме того, удешевляя кредит, она дает неверные импульсы экономике. Реальное предпочтение потребителей и корпораций между потреблением и накоплением, из которого складывается экономически обоснованная процентная ставка на кредит, напрямую зависит от индивидуальных шкал временных предпочтений участников рынка. При проведении центральными банками государств политики искусственного стимулирования снижения процента на кредит рыночные сигналы о реальном предпочтении потребителей и корпораций между потреблением и накоплением искажаются, в результате чего предприниматели начинают реализовывать инвестиционные проекты, для которых на самом деле нет средств в экономике. 

Следует представлять себе, что как для потребления, так и для производства нужны не деньги как таковые, а материальные ресурсы. Деньги нужны как инструмент приобретения этих ресурсов. Но искусственный прирост объема предлагаемых для кредитования денег не влияет на объем имеющихся в данный момент материальных ресурсов. 

При искусственном снижении процентной ставки появляется расхождение между объемом реальных сбережений людей в форме накопления материальных ценностей и объемом возможных инвестиций, выраженном в денежной форме. Накопленные материальные ресурсы субъекты рынка начинают использовать иным образом, нежели это было бы в отсутствие искусственного предложения кредитных средств. Начинается реализация инвестиционных проектов, которые, как представляется, могут окупиться и дать прибыль при новой пониженной процентной ставке, то есть проекты более капиталоемкие, с более длительным циклом производства. В результате увеличивается спрос на имеющийся объем капитальных ресурсов. Эти ресурсы начинают использоваться таким образом, что все большая их часть временно замораживается в сравнительно долгосрочных и низкоокупаемых проектах. Начинается бум инвестиционной активности, ошибочно интерпретируемый как благоприятный подъем экономики. Но со временем инвестиционные ошибки обнаруживаются. Выясняется, что реальные сбережения не соответствуют предпринятым проектам. Реальный спрос на продукцию длительного пользования оказывается меньшим, чем это казалось предпринимателям в ситуации искусственно раздутого кредита. Происходит сжатие рынка. Начинается спад, или рецессия, в ходе которой структура производства приводится в соответствие с действительными предпочтениями общества. Таким образом, деловые циклы обусловлены манипуляциями в финансово-кредитной сфере со стороны правительств в лице центральных банков.

Типичный деловой экономический цикл происходит следующим образом. Государство в лице центрального банка начинает кредитную эмиссию, которая ведет к сокращению рыночной процентной ставки. Стимулом для проведения такой политики может быть желание правительства продемонстрировать ускоренный экономический рост или расширить государственные заимствования по более низкой процентной ставке. В результате предприниматели начинают реализовывать инвестиционные проекты, для осуществления которых нет достаточного количества реальных сбережений. При обнаружении ошибки, связанной с инвестированием без достаточного количества сбережений начинается экономический спад. Выданные банками кредиты оказываются в значительной части непогашенными.

Но даже идеально измеренные и неизменные индексы цен, вопреки распространенному мнению, уже означают расширение денежной массы, искусственное снижение процента и запуск механизма экономического цикла.

В условиях золотого стандарта рецессия обычно приводила к сжатию денежной массы и дефляции, сопровождающейся банкротством ряда коммерческих структур. После отмены золотого стандарта спад обычно сопровождается дополнительной денежной эмиссией -- государство, увеличивая денежную базу, стремится спасти от разорения системообразующие корпорации. Это сопровождается инфляцией и стагнацией экономики на фоне ускоряющейся инфляции. Вместо болезненных, но быстро проходящих периодов падающих цен, сокращения производства, снижения уровня заработной платы -- возник феномен сглаженного спада, переходящего в длительную стагнацию и инфляцию.

Единственными источниками инфляции служит деятельность центральных банков. Более того, единственным продуктом их функционирования является инфляция. Манипулируя денежной базой, ставками рефинансирования, нормой обязательных резервов и государственными долговыми обязательствами, центральные банки манипулируют общественным богатством и способствуют присвоению государственными структурами собственности частных лиц как внутри страны, так и в мировом масштабе. Суть девальвации, к которой нередко прибегают центральные банки, - это разовое обесценение сбережений и постоянных доходов в национальной валюте, то есть всеобщее снижение реального благосостояния. Рыночные институты в обществе возникали спонтанно, как результат потребностей людей. Центральные банки всегда возникали в результате государственного решения. Создавая центральные банки, правительства были заинтересованы в существовании эмиссионного центра, который всегда сможет профинансировать расходы, превышающие налоговые поступления. Величина налоговых поступлений выражает степень согласия налогоплательщиков на предлагаемые государственные расходы. Таким образом, характерный для эпохи центральных банков перманентный дефицит бюджета является пренебрежением волей налогоплательщиков, то есть отрицанием самой сути демократии.

Денежная политика должна быть не модифицирована, не реформирована, не изменена, а просто прекращена.

Привязка национальной валюты к иностранной валюте и обеспечение национальной валюты с помощью иностранной валюты делает экономику страны напрямую зависимой от экономики стран, валюта которых составляет банковские резервы и большую часть личных сбережений граждан. При этом импортируется зарубежная инфляция, а национальная валюта остается заведомо слабой по отношению к иностранной валюте. Для преодоления такой зависимости, прекращения выплаты инфляционного налога иностранному государству и обеспечения стабильной не инфляционной национальной валюты необходимо жестко привязать национальную валюту к золоту, то есть ввести неизменный золотой стандарт и обеспечение всей денежной массы золотом. Это вполне возможно для России, как золотодобывающей страны, и сделает ее экономику независимой от иностранных эмиссионных центров. Только неизменный золотой стандарт может обеспечить незыблемую устойчивость рубля и окончательно преодолеть инфляцию. Только введением золотого стандарта и полным преодолением инфляции можно экономически обеспечить вытеснение обеспеченным золотом рублем всех иностранных валют из российской экономики.

Важнейшим фактором нестабильности российской экономики остается нестабильность банковской системы и недоверие к ней. Следует заметить, что плохое состояние банковской системы есть непременный атрибут всех стран с переходной экономикой. Государственные органы, утверждая уставы коммерческих банков и выдавая лицензии на ведение банковской деятельности, порождают у публики ощущение, что эти банки, по крайней мере, частично, имеют государственные гарантии. Это обстоятельство как бы стимулирует банки к рискованным и спекулятивным операциям, к расширению практики несоответствия сроков погашения ссуд и объемов необходимых средств. Для большей надежности банковской системы и придания ей конкурентоспособности следует допустить к работе с российскими клиентами иностранные банки. Это может быстро модернизировать банковское обслуживание российских предприятий и граждан, но и такая мера не решает всех проблем стабилизации экономики.

Основная особенность всей современной банковской системы состоит в том, что она выстраивает сравнительно длительные активы -- кредиты на определенный срок, вложения в ценные бумаги -- на основе сравнительно краткосрочных пассивов -- текущих вкладов и счетов и срочных вкладов, которые могут быть изъяты вкладчиком без финансовых потерь практически немедленно. Тем самым, размеры потенциально ликвидных обязательств коммерческого банка обычно превышают размеры его фактически ликвидных активов.

С экономической точки зрения, средства, лежащие на счетах в коммерческих банках, распадаются на: средства, которые вкладчики хранят для поддержания собственной ликвидности и осуществления текущих платежей (эти средства аналогичны наличным деньгам, а банк по ним выполняет функцию хранения денег и перевода по указанию владельца), и средства, которые вкладчики предоставили банку в долг с целью получения дохода, то есть для того, чтобы он нашел им прибыльное вложение. В отношении средств, которые вкладчики предоставили банку в долг для того, чтобы он нашел им прибыльное вложение, банк выполняет функцию посредника между инвестором, ищущим, куда с прибылью вложить средства, и предпринимателем, нуждающимся в средствах для ведения бизнеса. Оба экономически различных компонента средств, лежащие на счетах в коммерческих банках, смешиваются из-за универсального характера денег.

Часть денежных средств, доверенных банку вкладчиками, банк обязан разместить на счете в центральном банке в качестве обязательных резервов, другая часть находится в кассе банка для совершения его текущих операций, но большая часть денежных средств клиентов банка размещается им в виде кредитов на определенный срок и вложений в ценные бумаги, то есть не может быть одномоментно превращена в денежную наличность. Таким образом, обязательства банка перед клиентами не покрыты полностью ликвидными активами.

Текущая оценка активов банка может упасть ниже их номинальной или предполагаемой цены. Банковский учет требует, чтобы активы отражались в балансе банка по текущей рыночной цене. В то же время, оценка обязательств коммерческого банка, как правило, не может опуститься ниже номинального уровня -- банк в условиях неблагоприятной конъюнктуры не может осуществить переоценку величины вкладов в сторону понижения. Таким образом, современный коммерческий банк всегда находится в ситуации риска. Специфический характер такого риска состоит в том, что банк принимает на себя обязательства, которые он может выполнить только и исключительно в том случае, если их предъявят не все, кто имеет право сделать это в каждый данный момент.

С целью устранения системных рисков банковской системы следует разделить функции хранения денег и осуществления платежей, с одной стороны, и функции инвестирования и кредитования, с другой. Если в банке открыт текущий, или расчетный, счет -- то лежащие на нем деньги должны именно храниться, то есть лежать либо в сейфе, либо на счете в центральном банке или аналогичном ему платежном центре. В этом случае хранящиеся средства не будут приносить никакого дохода владельцу. Кроме того, владельцу придется платить банку за хранение и осуществление расчетных операций. Но при этом владельцу вклада гарантируется полная сохранность вклада всем достоянием государства, как если бы у него были на руках наличные деньги. Естественно, вкладчик может открыть другой инвестиционный счет в инвестиционном банке, передавая деньги фактически в управление инвестиционному банку, но при этом вкладчик должен полностью осознавать степень риска неизбежную при любых инвестициях.

Россия может ввести банковскую систему с полным резервированием для средств на текущих, или расчетных счетах и, тем самым, совершить прорыв в мировой экономической практике.

На протяжении почти всего последнего десятилетия денежная политика мирового эмиссионного - центра Федеральной резервной системы США -- стимулировала кредитную эмиссию, в том числе за счет снижения процентных ставок. Это дает основания полагать, что на протяжении почти всего последнего десятилетия мы наблюдали вызванный кредитной экспансией Федеральной резервной системы искусственный бум в экономике США, а поскольку доллар США является резервной валютой, -- то и в мировой экономике. Предположение подтверждается такими показателями экономики США, как: быстрый рост денежной массы, расширение кредита домашним хозяйствам и деловому сектору экономики, расширение кредитования операций с ценными бумагами, снижение процентных ставок. До недавнего времени это не вызывало значительного роста цен на товарных рынках, так как избыточная денежная масса поглощалась финансовыми рынками и уходила в другие страны для обслуживания сделок в мировой экономике. Кроме того, доллар выполнял функцию резервной валюты, особенно в странах, где национальная валюта не в состоянии выполнять одну из основных функций денег -- быть средством накопления и сбережения, то есть средством сохранения ценности. Кроме того, в этот период существенно росла производительность американской экономики из-за долгосрочных последствий частичного дерегулирования экономики в 80-е годы.

Однако процесс экспансии не мог в конечном итоге не вызвать массовых ошибочных инвестиций в американской и мировой экономике. Последствия этих ошибок начинают проявляться. Возможны различные попытки выхода из складывающейся ситуации экономического спада, но экспансионистская денежная политика в условиях денежного стандарта, основанного на необеспеченной бумажной наличности -- декретного денежного стандарта, неизбежно должна была привести к ценовой инфляции на товарных рынках. В условиях декретного денежного стандарта маловероятно, чтобы грядущий спад был резким, а восстановление экономического роста произошло быстро. Скорее всего, можно ожидать, что депрессия примет затяжной характер, аналогично экономической ситуации в США в 70-е годы. В этой связи экономика России не сможет оказаться в стороне от надвигающегося кризиса.

В перспективе, для противодействия депрессии в российской экономике следует: создать денежную систему, не зависящую от денежной политики иностранных государств; устранять не связанные с денежной политикой препятствия для экономического роста, то есть радикально сокращать государственное вмешательство в экономику.

Наиболее надежным и последовательным вариантом проведения политики экономического роста для России является:

  • переход к чистому золотому стандарту -- введение полностью обеспеченной золотом валюты;
  • запрет банковской депозитарной деятельности с частичным резервированием путем разделения банковской деятельности на депозитарную и инвестиционную;
  • декларирование полной свободы использования любых платежных средств для совершения сделок.

Политические права и государственное устройство

Страна не способная обеспечить гражданское равенство, страна в которой фактически сохраняется деление на граждан первого и не первого сорта, особенно, если это деление происходит по расовому, национальному или религиозному принципу, в условиях современного мира не может быть политически и экономически устойчива. В современном мире такая страна обречена на ускоренную дестабилизацию, возможно, гражданскую войну и распад. В этом смысле крайне опасной являются: политика установления привилегий для титульной национальности всей страны или отдельного региона, для той или иной религиозной группы или практика разделения религий на традиционные и нетрадиционные. Не менее опасно и сползание к юридическому или фактическому признанию той или иной идеологии или религии в качестве государственной. Россия в последнее десятилетие уже допустила в области обеспечения гражданского равенства ряд опасных и трагических ошибок. Вероятно, у России еще сохраняется шанс не стать одним из полномасштабных примеров этой обреченности, если допущенные политические ошибки будут исправляться с опорой на право в кротчайшие сроки, пусть даже ценой немалых издержек для популярности и престижа правительства. Игнорирование этой проблемы достаточно скоро и неизбежно приведет к несравнимо большим издержкам.

Решающими факторами переустройства, как экономики, так и всей совокупности общественных отношений являются демократия, свободные выборы, демократическая конституция и эффективная правовая система, очищенная от пережитков коммунистического господства.

Важнейшим достижением реформаторских сил страны было принятие Конституции Российской Федерации, в которой заложены основы новой общественной системы, основанной на тех же началах, что и в наиболее процветающих странах мира. Конституция закладывает основные принципы прав человека, прав собственности, принципы государственного устройства. Впервые в истории России в Конституции признаны и гарантированы права и свободы человека и гражданина в точном соответствии с общепризнанными нормами и принципами международного права. Права и свободы человека в соответствии с нормами и принципами международного права признаны в Конституции как непосредственно действующие, определяющие "смысл содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивающиеся правосудием".

Государство в лице своих институтов и отдельных чиновников постоянно нарушает Конституцию и законы Российской Федерации, особенно в сфере прав и свобод человека и гражданина, местного самоуправления, экономики, осуществления уголовного законодательства. Борьба с преступностью нередко приобретает форму политической кампании, ведется вне рамок российского законодательства и международных правовых норм. Отсутствие уважения к праву, неэффективная работа и злоупотребления властью со стороны государственных институтов подрывают основу для дальнейшего развития демократической государственности и эффективной экономики, для осуществления принципов социальной справедливости и равенства возможностей.

Существуют неконституционные ограничения на свободный выбор места жительства, которые не позволяют сформировать свободный рынок труда, отвечающий требованиям экономики свободного рынка. Эти ограничения резко снижают потенциал человеческих ресурсов и создают опасную напряженность в обществе. Свободный рынок невозможен без эффективной защиты всего комплекса прав наемных работников. В этой связи необходимо содействовать развитию свободных профсоюзов, как независимых от государства или бизнеса организаций, способных эффективно отстаивать права и свободы наемных работников. 

Существенным недостатком российского права является то, что основные права и свободы человека в тексте Конституции не стали ее первой главной частью и тем самым не приобрели максимально высокого конституционного статуса и определяющей роли в отношении всего содержания Конституции, а значит всей гражданско-политической, правовой жизни страны в целом. Но раздел о правах человека вошел во вторую главу Конституции, которая не может быть изменена Федеральным Собранием, а лишь специально созванным Конституционным Собранием.

Не вошли в Конституцию многие важные принципы конституционного права, такие как

  • требование умеренного и адекватного общественным потребностям характера государственной власти, ограниченности ее функций пределами, обусловленными свободной рыночной экономикой и началами самоуправления;
  • строго разрешительный характер деятельности всех государственных органов и должностных лиц, допустимость совершения ими только тех актов и действий, которые прямо предусмотрены в законе; запрет использования вооруженных сил для решения внутригосударственных вопросов, кроме случаев и в порядке предусмотренном в законе;
  • предельный лимит государственных имуществ, определенный законом, -- порядок, в соответствии, с которым нарушение лимита автоматически влечет за собой начало процедуры приватизации "внелимитных" государственных ресурсов.

Это требует осуществления этих принципов в рамках законов, хотя такой путь полностью и не устраняет имеющийся конституционный пробел, снижает правовой уровень этих принципов.

В ближайшие годы не следует предпринимать попыток пересмотра тех или иных положений Конституции. В мире не существует идеальных конституций. Недостатки тех или иных положений Конституции нетрудно заметить, но здесь непременно возникают разные точки зрения. Приступив к изменению Конституции трудно достичь консенсуса в обществе, но легко дестабилизировать государственный строй. Потенциал Конституции Российской Федерации далеко не исчерпан. Еще далеко не осуществлены ни в форме законодательства, ни в форме общественной практики основные демократические положения Конституции, ее прогрессивный общественно-политический потенциал. Прежде чем приступать к демократизации ныне действующей Конституции, следует достичь того уровня демократического развития и развития законодательства, которые возможны и требуются в рамках действующей Конституции.

Современная Конституция России не противостоит дальнейшему политическому и экономическому развитию страны. Следовательно, в ближайшие годы, без всяких изменений или с небольшими изменениями, не затрагивающими основы конституционного строя, она способна играть позитивную роль в развитии страны. Ее существенные изменения, пересмотр основ конституционного строя в сложившейся в последнее время политической ситуации, скорее всего, отразят антидемократические, антилиберальные, государственнические, централистские тенденции, игнорирование принципов прав и свобод человека. Такая государственная политика независимо от ее конечных целей приведет государство в конфликт с нарождающимся гражданским обществом, встанет на пути интеграции России в сообщество развитых стран, через застой и экономическую деградацию отбросит страну на уровень слабо развитости.

Изменения Конституции, если они будут осуществлены слишком скоро или по упрощенной схеме, ослабят легитимность власти в России, легитимность и без того не безупречную.

Дальнейшая ускоренная дезинтеграция постсоветских стран остается крайне актуальной, пока не преодолены рецидивы все той же политики противостояния окружающему миру, гонки вооружений, командного управления экономикой, попытки перераспределения максимума средств через бюджет, пока экономика остается в значительной своей части затратной "самоедской", сохраняющей бедность большинства граждан. Потенциал распада постсоветских стран порождается не только борьбой номенклатурных кланов, но и национальным самосознанием и давними чаяниями народов. Это требует непростых решений, множества компромиссов, делает вопрос о конституционном или договорном, федеративном или конфедеративном характере взаимоотношений регионов трудным и неоднозначным.

Право предполагает возможность, а в некоторых случаях, необходимость государственного насилия. Сама суть государственной власти -- возможность осуществления политических целей с использованием силы. Однако на практике государственное насилие должно быть исключением, а не стандартным поведением власти. В современном мире власть, не опирающаяся на существенные интересы общества, стоящая на позициях защиты государства и его структур от общества, проводящее установленные государством нормы позитивного права вопреки естественному праву, правам, признанным мировым сообществом обрекает государственный строй и саму государственность на деградацию и, рано или поздно, на уничтожение.

Ключевой проблемой российского федерализма представляется неполноценное разграничение предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами. Круг вопросов, которые вправе решать федеральные органы государственной власти, неоправданно широк. Он гораздо шире, чем аналогичный круг вопросов в Германии, а тем более -- в США. Кроме того, в Российской Федерации гораздо больше вопросов прямо отнесено к исключительному ведению Федерации. В США отдельные штаты наделены правом издания законов в области гражданского, уголовного права, исполнения уголовных наказаний. В Германии -- это область конкурирующей компетенции. Однако при всей существенности содержания полномочий федерации, субъектов федерации и местного самоуправления наиболее существенным является их строгое разграничение, будь то по Конституции, по закону или на договорной основе. Важно, чтобы каждый уровень власти имел строго определенные предметы ведения и полномочия, собственное бюджетное финансирование для их исполнения, отдельные только ему подчиненные структуры для осуществления принадлежащих ему полномочий и нес полную ответственность в рамках возложенных на него предметов ведения. В связи с этим, крайне нежелательно иметь какие бы то ни было государственные структуры двойного подчинения, каких-либо государственных служащих, которых один уровень власти назначает, а другой уровень власти согласовывает. Кроме того, необходимо полностью исключить материальную или какую-то иную зависимость федеральных государственных служащих, и особенно федеральных судей, от местных властей (властей субъектов Федерации).

Местное самоуправление -- одна из основных гарантий демократического управления. Современное крупное государство может быть подлинно демократическим при условии разделения властей не только на законодательную, исполнительную и судебную, но и на местную -- муниципальную, власть субъекта федерации и федеральную. Именно независимое формирование властных структур на разных уровнях на основе выборов призвано противодействовать бюрократизации власти. При этом особое значение имеют конкретные и устойчивые перечни функций, прав и полномочий каждого уровня, его правовая автономия, источники финансирования и реальная финансовая самостоятельность. В современном мире эффективным может быть только небольшое централизованное государство. Крупное государство не признающее или на практике не осуществляющее автономию регионов и не имеющее развитого местного самоуправления неминуемо вырождается в государство бюрократическое, следовательно, неэффективное и фактически слабое. Большое сверхцентрализованное государство в современном мире неизбежно вызывает внутреннюю напряженность. Оно в перспективе неустойчиво в силу своей реальной недемократичности, неизбежной при этом бюрократизации и усиливающегося отчуждения граждан от государственных институтов.

Социальная потребность в местном самоуправлении возникает у местных общин, как потребность в решении местных проблем. Это -- вопросы личной безопасности, охраны собственности от посягательств преступных элементов, благоустройства территорий, удобства и качества подъездных путей, внешнего облика городов и поселков, функционирования общественного транспорта, образования детей, оперативной помощи малоимущим и многое другое. Исторически на все эти цели использовались добровольные пожертвования относительно состоятельных граждан, а местное самоуправление сохраняло свой общественный характер. С введением обязательных местных налогов или с введением местных штрафных санкций за те или иные деяния общественное местное самоуправление превращается в местную власть. Эта власть может и не быть государственной властью, как это установлено Конституцией Российской Федерации.

Сверхцентрализованное советское государство не оставило в наследство России местного самоуправления. Оно уничтожило те зачатки местного самоуправления, пусть сословного и крайне ограниченного авторитарной властью, которые сформировались в России в начале XX века. Правительству Российской Федерации пришлось осуществить попытку создания местного самоуправления сверху, без опоры на традицию, без каких-либо внятных требований прав местного самоуправления со стороны населения и при непонимании большинством населения сущности создаваемых институтов местного самоуправления. Попытка создать местное самоуправление сверху не могла быть полностью успешной, да и вполне последовательной. Поддержка Конституции, законов и правительства не заменит народной инициативы. С этим связаны все несообразности в формировании муниципальных институтов современной России, но осуществленные попытки непременно ускорят процесс самосознания граждан и, как результат этого процесса, создание соответствующих демократических институтов.

Что касается несообразностей, то их множество. Это -- и отсутствие финансовой самостоятельности муниципалитетов, и неопределенность их прав полномочий и ответственности. Это -- распространенность представлений жителей тех или иных территорий, что муниципалитет -- просто еще одно государственное учреждение, куда могут обращаться разного рода просители. Крайне неудачны положения законодательства, позволяющие создавать муниципальные предприятия. Такие предприятия оказываются в пределах муниципального округа в привилегированном положении, провоцируют злоупотребления и разрушают на местах конкурентную среду.

Для России, где традиции местного самоуправления оказались утраченными, и границы субъектов местного самоуправления нередко приходилось вводить произвольно, существенны базовые конституционные принципы, на которых следует основывать проведение таких границ. Наиболее целесообразно такое административно-территориальное устройство, при котором территория местного самоуправления определяется с учетом того, чтобы для большинства населения муниципального округа место проживания в округе совпадало с местом извлечения основного дохода в этом же округе. Такой принцип уменьшает вероятность конфликта интересов между жителями и хозяйственными субъектами муниципального округа.

Правительство, в силу сложившейся социальной ситуации вынужденное ставить цели реформирования государственной, политической и экономической системы, не может и не должно дожидаться ясно выраженного и определенно направленного общественного импульса, движения масс ими осознанного и одинаково направленного. Общественные импульсы всегда разнонаправлены, всегда неопределенны и противоречивы, кроме ситуации социальной революции, при которой концентрируется и ясно выражается доминирующий протестный импульс.

Для своей успешной деятельности правительство непременно должно иметь свою собственную политическую идеологию, формировать и осуществлять на основе этой идеологии свою программу, и в процессе осуществления этой программы, реформируя государство и изменяя его воздействие на общество, убеждать различные не враждебно настроенные к нему общественные слои в том, что произошедшие преобразования общественных отношений в их интересах. Когда же правительство упустит возможности целенаправленного воздействия на складывающуюся в обществе ситуацию, а доминирующие в общественном сознании социальные группы сами сформируют политическую идеологию и программу действий, то это уже будет ситуация не управления со стороны правительства, это уже ярко выраженная революционная ситуация.

При незавершенной демократической революции, при очевидной неустраненности причин ее вызвавших, спад революционного общественного движения не следует принимать за окончание, завершение революции. Революция, не достигшая цели, со временем в той или иной форме возобновляется.

Дальнейшее политическое и экономическое развитие России зависит от многих факторов, но магистральным для страны путем является следование принципам и направлениям глобального развития.

Внешняя политика

В период перехода политической системы и экономики одного типа к другому, особенно в самый начальный период, когда разрушение старой системы доминирует, а новое еще не обрело свои явные, характерные черты, слабо и неустойчиво, именно внешняя политика демонстрирует стране и миру характер и направленность происходящих перемен. Именно внешняя политика обеспечивает политические условия, дающие возможность продолжать и развивать внутренние преобразования.

В настоящее время в российской политике недостаточно учитывается глобальный характер современных политических процессов. В этой связи не вполне учитывается взаимозависимость в современном мире и роль внешней политики во внутриполитических процессах.

Возникшие первоначально на Западе нормы и принципы поведения, которыми руководствуются государства и другие участники политического процесса -- соблюдение прав человека, обеспечение гражданских и политических свобод, защита меньшинств -- становятся универсальными. Политические, межэтнические и межконфессиональные отношения внутри государств перестали быть их внутренним делом. В этой связи вмешательство извне происходит все чаще и может постепенно превратиться в норму, хотя его условия и пределы международным правом еще не вполне урегулированы.

Рост числа стран свободного мира, углубление и рост гражданских и политических свобод в мире -- гарантия необратимости перемен в глобальных масштабах. Это имеет решающее значение для современного взаимозависимого мира.

Внешняя политика России последних лет не была мотивированной и последовательной. Как достижения дипломатии трактовались подписание, ратификация и исполнение договоров с Соединенными Штатами Америки об ограничениях ядерных вооружений, которые были основаны на ядерном паритете. Эти договоры имели смысл для коммунистического режима, который рассматривал западные страны как врага и стремился к сдерживанию вооружений врага. Коммунистический режим рассматривал развитые страны Запада, как своего классового врага, мечтал выступить могильщиком Западной цивилизации, нередко ставил конфронтацию в основу своей политики как абсолютный приоритет. Тогда в наращивании вооружений и стремлении к военному паритету с западными странами была хотя бы некоторая последовательность и логика.

Сегодня западные страны для России, как государства по приоритетам развития демократического, -- естественные союзники. К этим странам наша страна обращается за помощью. От них мы получали и получаем эту помощь в виде государственных и частных кредитов, продовольственной, гуманитарной, технической и других видов помощи. Достигать ядерного паритета, равенства в области вооружений и разоружения с нашими естественными союзниками бессмысленно. Эта политика лишена всякой логики. Такая внешняя политика является либо пережитком коммунистического режима, либо политикой не России, а коммунистических и подобных им организаций.

В 1990--1991 годах российские лидеры поддержали борьбу народов прибалтийских и других стран за независимость. К концу 1991 года у России были подписаны двухсторонние договоры о политическом и экономическом сотрудничестве с большинством постсоветских государств.

Внешняя политика России в конце 1991 года, в период ее становления как государства, претерпевала положительные сдвиги. Правительство России начало отказываться от имперских амбиций, проявляло зачатки атлантической солидарности, порывало с репрессивными и диктаторскими режимами в зарубежных странах. Правительство в основном прекратило поставки оружия в страны с диктаторскими режимами и другие развивающиеся страны, которые коммунистический режим осуществлял с ущербом для экономики нашей страны.

Но затем, шаг за шагом имперская прокоммунистическая внешняя политика стала восстанавливаться. Стали вновь проявляться свойственные коммунистическому режиму предперестроичных времен: имперские амбиции, антизападная риторика и политическая практика. Вновь наметилось сближение с репрессивными и диктаторскими режимами, с новой силой зазвучал антиамериканизм и коммунистический великодержавный реваншизм, появились и начали нарастать антибалтийские тенденции. Обострились отношения с Украиной, Азербайджаном и Грузией. Все это делалось под националистическими лозунгами. При этом явно не учитывалось, что обращение к национализму и православию как к идейным знаменам в многонациональной и поликонфессионально-атеистической стране усилило негативные для власти тенденции. В этом контексте стремление ряда стран к интеграции в Северо-Антлантическое Оборонительное Сообщество включает в себя элемент страховки от российской непредсказуемости.

Крайне усугубили проблемы российской внешней политики война в Чечне, вызвавшая крайне негативные оценки Российского государства в мире, и рухнувшие явно безосновательные надежды российского руководства на интеграцию постсоветского пространства под руководством России. Трансформация локальных конфликтов, возникших из собственных корней, во всеобъемлющий конфликт с мусульманским миром на почве мнимого антиисламизма очевидно никак не отвечает интересам России.

Проявляются тревожные тенденции в политике России в отношении независимых государств возникших при распаде Советского Союза. Если Россия не будет строить свои отношения с этими государствами умело и сдержано, не претендуя на возрождение прежнего статуса, настроения в этих странах и политическая позиция этих государств могут принять яростный антироссийский характер.

За интересы России по-прежнему выдается политика раздувания образа врага в лице Запада и НАТО. Начиная с 1996 года, Россия постоянно балансирует на грани открытой конфронтации с Западом, прежде всего с США, и Североатлантическим союзом. Эту политику обслуживает крикливая группа политологов и международников -- авторов доктрин евразийского пути, многополюсного мира, сосредоточения. Их внешняя и оборонная политика сводится к попыткам доказать, что Россия не может и не должна быть такой, как другие развитые и процветающие страны. Евразийсво во внешней политике представляет собой, в сущности, имперский изоляционизм. Задача подобной политики -- сохранить Россию в качестве заповедной зоны для державно-патриотического блока старых советских управленцев и генералов. Коррумпированность, неконкурентоспособность, бесконтрольность этих групп делают их убежденным классовым противником западных ценностей демократии и либерализма.

Во внешней политике сказывается и менталитет российской элиты, значительная часть которой сформировалась из советской партийно-хозяйственной номенклатуры. У нее не было, и все еще нет адекватных представлений о внешнем мире, в частности о мотивах поведения демократических государств на мировой арене. Общественный статус отдельных влиятельных групп элиты, их положение в бюрократической и экономической системе страны были прямо или косвенно связаны с советской внешней политикой, предполагающей высокий уровень конфронтации по отношению к странам Запада. О мотивации и действиях лидеров других стран эти политики обычно судят по себе.

Эта система взглядов воспроизводит традиционное для России восприятие внешнего мира как сосредоточения угроз и опасностей. Дело здесь не только в особом менталитете российской элиты, но, прежде всего, в ее стремлении усилить контроль за населением. За мягкий почти бескровный переход от коммунистического режима к современному государству приходится платить темпами продвижения к свободному обществу, в том числе и в международной политике. Консерватизм внешнеполитического и военного сообществ, сформировавшихся при советском режиме естественен и очевиден.

Представление о России как великой державе рождает завышенные ожидания, амбиции и притязания. Однако такое представление не подкрепляется реальными ресурсами. В частности большая территория -- на деле, скорее фактор слабости, а не силы, если принять во внимание огромные неосвоенные пространства и растянутые коммуникации. Преувеличение же роли ядерного оружия и военной силы в целом, искушение направить ограниченные ресурсы страны в военную сферу с целью восстановления былого военного могущества ведет к высоким затратам, однобокому развитию, перенапряжению сил и, в итоге, к еще большей экономической отсталости и слаборазвитости. В современном мире военная составляющая все больше уступает по значению экономической, научно-технической информационной составляющей могущества страны.

Антизападная политика органически ущербна, так как не подкрепляется реальными возможностями и интересами страны. Она ведет страну к политической изоляции от экономически развитых стран, от всего "свободного мира", подрывает международное сотрудничество и международную солидарность в деле защиты свободы и обретения благосостояния народов. Сотрудничество с репрессивными и диктаторскими режимами отбрасывает Россию на обочину мировой истории и лишает народ надежды на прогрессивное развитие страны, возрождает коммунистическую изоляцию от стран свободного мира. Такое сотрудничество с врагами свободы само по себе является недвусмысленной угрозой для нашей собственной свободы. По сути дела вопрос сегодня состоит в том, чтобы не дать государственной бюрократии сделать государство орудием борьбы этой бюрократии за сохранения ее права на статусную ренту, которой является коррупция, во все времена угнетавшая деловую активность в России.

Внешнюю политику России на Западе воспринимают как проявление традиционных советских мотиваций: параноидальной подозрительности по отношению к внешнему миру; стремления противопоставить Соединенные Штаты Америки Западной Европе; желания сохранить Центральную и Восточную Европу как зоны вероятной экспансии, подлежащие разделу на сферы влияния между Россией и Западом.

Национализм в бывшей империи увеличивает вероятность неоимпериалистического геополитического взгляда на мир. Между тем, быстро выяснилось, что мир далеко ушел от классической геополитики, а у самой России нет достаточных ресурсов и возможностей проводить геополитический курс во внешней политике. Попытка проводить такой курс, даже если она не встретит крайне жесткого противодействия в мире, экономически добьет Россию, перечеркнет все перспективы развития. Неминуемым последствием такой внешней политики станет бедность наших граждан, усиливающийся отрыв в уровне благосостояния от экономически развитых стран. Если мы хотим вновь строить коммунизм или нечто подобное авторитаризму стран-изгоев, США -- пример успешного осуществления модели рыночной экономики -- наш главный и опасный противник. Если же мы стремимся к развитию по пути демократии и свободной экономики, США и страны Западной Европы -- наши естественные союзники. На них и следует ориентироваться во внешней политике.

Все это не означает потери самостоятельного политического и экономического курса и следования американской политике. Политические позиции и действия США не всегда оптимальны. Американской политике можно и нужно оппонировать -- для ее же пользы. Но делать это лучше так, как делают европейцы: с позиций общих ценностей и совпадающих интересов. Концептуальная же позиция США в мировой политике вполне созвучна чаяниям свободной России. Америка заинтересована в усилении позиций сторонников экономической интеграции в мировое хозяйство, поскольку такое развитие событий приведет к более мощному и организованному давлению в пользу политической либерализации Уже почти сто лет у нашей страны нет никаких территориальных притязаний. Ее национальные интересы определяет стремление способствовать распространению свободы, процветания и мира. И воля народов, и требования современной экономики вполне согласуются с этим видением будущего (Кондолиза Райс. Во имя национальных интересов).

Процесс глобализации, о котором обычно говорят как о факторе усиления американского превосходства, на самом деле имеет совсем другие последствия. Глобализация ведет к перераспределению влияния от центральных правительств к регионам и к хозяйственным структурам экономики. Роль государства существенно меняется, развивается региональная интеграция, а параллельно идет регионализация внутри государств. Что же касается разделительных линий в Европе, то они скорее возникают под влиянием экономических, а не цивилизационных и тем более не военно-политических.

Вызывает недоумение тот факт, что политики демократической и либеральной направленности при обсуждении вопросов управления страной и перспектив ее развития почти не касаются вопросов внешней политики. Политический курс, политическую программу нельзя считать цельными и последовательными, если они не включает в себя вопросы внешней политики, не касается взаимоотношений с другими странами и оценки их действий.

Следует добиваться последовательной внешней политики в интересах развития России. Надо перенести акцент с традиционной геополитики на приспособление к глобализации, развитие возможных сравнительных преимуществ и поиск выгодной ниши в этом процессе. Избавившись от непосильной имперской ноши, Россия впервые за многие столетия получила исторический шанс сосредоточиться на самой себе. Экономические интересы России должны стать приоритетными.

Именно в периоды неустойчивости и перемен можно оказать решающее влияние на конструкцию будущего мира. Мощные долговременные тенденции направляют развитие современного мира в сторону экономической открытости, демократии и личной свободы. Необходимо политически ориентироваться на союзнические отношения со странами "свободного мира", на атлантическую солидарность и скорейшее присоединение к международным организациям экономически развитых стран, ликвидацию таможенных барьеров и иных административных препятствий для международных экономических и торговых связей, на интеграцию России в мировую экономику. Интеграция России в мировую экономику -- важная гарантия благосостояния народа.

Комментарии (2)

  • Владимир Берман: Либеральный проект

    Спасибо. Ясно и последовательно. Мест для недоумения, тем не менее, много. Приведу некоторые.
    1. Золотой стандарт. Золото уже давно не является достаточно ликвидным, чтобы служить резервом. Доллар, впрочем, тоже далеко не так ликвиден, как кажется.
    2. Глобализация. Насколько я могу судить, существует только одна ее разновидность - экономическая, да и та обязана своим существованием почти исключительно доллару в его ипостаси мировой валюты. В этой своей разновидности глобализация ни к чему хорошему пока не привела, да и не должна была.
    3. Налоговая реформа. Ресурсный налог подразумевает, что законным собственником ресурсов является государство. Не думаю, что обществу следует с этим соглашаться. Существует один очень простой и эффективный способ налогообложения: порасходный.
    4. Государственное устройство. Любой проект в этой области должен учитывать демографические процессы. Растущий национализм тоже не учитывает того, что очень скоро большинство населения РФ не будет ни русским, ни православным.
    5. Автор по не очень понятным мне причинам полагает, что уровень тоталитаризма в США невысок и все время предлагает эту страну в качестве образца. Право отдельных штатов иметь свой собственный способ смертной казни или не иметь его вовсе - аргумент явно недостаточный. Уровень privacy в США вполне сравним с русским, то же можно сказать и об уровне правосознания.

    Не хочу казаться придирчивым, поэтому самое главное и последнее. Для того, чтобы что-то вообще куда-то двигалось, нужно, по моему мнению, прежде всего свободное образование. Пока государство стоит над образованием, оно всех образует по-своему. И либеральный ум будет таким же редким исключением, каким он является ныне.

    С уважением и благодарностью --- Олег

  • Владимир Берман: Либеральный проект

    аноним, 14.03.2003
    в ответ на: текст Владимир Берман: Либеральный проект

    Заявление о программном характере данной статьи - это своеобразный магнит, который не отпускал меня до окончания чтения. Несмотря на высказанные ниже свои мнения, я хочу подчеркнуть исключительную важность и полезность работ подобного плана для либерального движения, просто для просвещения, и меня, в том числе. И несколько слов по существу.
    Введение
    Сразу же обращают на себя внимание несколько красивых выражений:
    «Единственной прочной основой для любых улучшений является свобода»;
    «Единственная прогрессивная политика -- это политика направленная на достижение. свободы личности»;
    "В основе либеральной идеологии лежат следующие принципы: личная свобода, политическая свобода и экономика свободного рынка"
    Если мы не на митинге, то возникают вопросы:
    Разве Свобода находится в таком состоянии, которое может быть пригодно для любых улучшений? Не подменяется ли существо вопроса использованием соответствующих слов для составления летучих выражений. Ведь на первый взгляд все правильно, но если остановить свое внимание на этих выражениях, то можно понять, что сам порядок представленных слов может нести или совсем другую сущность, или же непонимание этой сущности.
    Может быть, просто, обеспечение свободы личности – составная часть прогрессивной политики?
    . Опять игра слов - свободы не должны валяться или «лежать». Хотя к этому мы уже привыкли.
    Может быть, в основе либеральной идеологии могут находиться вопросы упрочения и расширения состояний свободы в личностной, политической и экономической составляющих жизнедеятельности людей.
    «Основополагающий принцип либерализма , следует опираться на спонтанные силы общества и как можно меньше прибегать к принуждению»
    Спонтанным, как правило, могут быть бунт или разрушение. Многие скажут, разрушение налицо. Значит, спонтанный процесс имеется. Они нужны? Далее идет упорядочивание, и получили революцию. Контр. Или еще что-нибудь подобное. Удивляться уже не приходиться.
    Я полагаю, что сущность большинства активных и ответственных действий отдельного человека и массы людей в целом имеют целью утверждение своей свободы как условия личностного развития и материального благополучия в качестве основы сохранения и продолжения жизни. Здесь происходит совсем другое: либерализм вытекает из сущности человеческого сознания и действия.
    «Надо создавать благоприятные условия для прогресса, вместо того, чтобы «планировать прогресс».
    Нельзя же утопию о строительстве коммунизма принимать за планирование прогресса. Но другое, тоже, пожалуй, из области фантастики, хотелось рассмотреть – это возможность снижения уровня преступности, «хотя бы в 10 раз» и закрепление данного состояния как признанного.
    Отсюда вопросы:
    1.Является ли подобное изменение прогрессом.
    2.Если допустить, что подобная идея существует, то - что надо сделать исходя из либеральных намерений:
    Ликвидировать генератора идеи, для обеспечения спонтанности процесса;
    Оставить это на самотеке, и сделать вид, что ее не существует;
    Организовать исследование .
    Отказаться напрочь от какого-либо рассмотрения подобных идей.
    .3.Что-то всегда выбираем?
    !Личная свобода означает, что не может существовать для личности каких-либо запретов, пока эта личность не нарушает или не пытается нарушить право иной личности.»
    Наличие определенных запретов для личной свободы может означать:
    1. Ограничение активности и усиления ответственности в отношении преобразования чего-либо или в отношении с кем-то
    2. Природа многих ограничений находится в историческом осознании негативных последствий некоторых действий, которые в текущем процессе преобразования не воспринимаются таковыми.
    3. Можно предположить, что ограничения отдельного плана с негативным воздействием на самого человека помогут ему повысить активность и степень пользования свободами в направлениях создания значительно-больших полезностей, как для него самого, так и для других людей.
    4. Кроме формальных и правовых ограничений свободы могут действовать и социально-экономические факторы ее ограничения. Фактическое состояние свободы отдельного человека принципиально отличается от декларированного и публично – обозначенного, также как и свободы различных людей могут иметь разную степень проявления, но при этом могут восприниматься самими людьми как принципиально-одинаковые.
    5. Разным людям нужна совершенно-различная степень свободы. Иногда некоторое ограничение свободы восприниматься самими людьми как ее упрочение и расширение, а также может складываться и обратное мнение: расширение степени свободы может восприниматься ущемлением прав личности, частного лица. И это происходит независимо от признания международных прав человека.
    6. Принудительное расширение свобод человека может в индивидуальном жизненном плане быть в действительности ограничением его свободы.
    7. Степень использования свобод определяется индивидуально.
    8. Сложившиеся демократические и используемые процедуры формально предоставляют одинаковую возможность для участия в управлении государством, однако фактически служат лишь способом отбора или получения легитимности отдельных людей в качестве правообеспечителей в этом процессе.
    9. Участие в выборах массы людей и предопределение выбора в принятии решения осуществляется путем концентрированного информационного воздействия на них, которое свободу в анализе и выборе подменяет предложением ряда готовых решений.
    10. Выявление соответствия полезности выбранного представителя процессу упрочения и расширения свободы избирателя как гражданина и личности затруднено и часто скрыто от него. Человек, личность, частное лицо и их свобода в определенной степени зависят от действий властного лица, которые могут не соответствовать намерениям и ожиданиям людей. Такие действия могут не только ограничивать свободу, но и наносить прямой и косвенный материальный ущерб.
    11. Сложившиеся выборы являются процедурой назначения властных лиц, в которой определяющим фактором является "сбор" большего количества голосов, большего у одного претендента, чем у других. "Сбор" - это уже давно не волеизъявление народа. Здесь присутствует соответствующая технология и власть как правило захватывают претенденты сумевшие разработать и внедрить лучшую процедуру "представления".
    12. Проведение выборов фактически всегда устанавливает и то большинство населения, которое изначально стремилось к выбору других лиц, но которые в соответствии с демократическими процедурами подчинились данным установлениям. Парадокс демократических выборов: большинство подчиняется меньшинству.
    13. Они не реализовали свою свободу выбора и фактически длительное время будут ограничены в своих правах управления государством. Таким образом, половина населения почти всегда ограничена в своих политических правах и свободах.
    14. Позиция автора программного документа исходит из того, что если большая часть населения ограничена в своих политических правах, то тогда, если мы не можем отказаться от власти, последняя должна быть максимально ограничена. Нормально ли это предположение? Действительно ли оно несет в себе некий либеральный смысл? Или же это компромисс с действительностью, или подчинение ей.
    15. И т.д. И еще: программная статья, к сожалению, не раскрывает сущность свободы.

    Сегодня все рассуждения о государстве исходят из того, что единственной формой его существования может быть «линейная форма». Все что находится за определенной и замкнутой линией на поверхности Земли:- социально-экономическое и правовое устройство с силовым обеспечением их внутренней устойчивости – «Линейное государство». «Я не стану на вопрос искать ответ. На тебе сошелся клином белый свет...»
    С одной стороны, нельзя говорить о неудаче либеральных преобразований в России, ведь утвердилось и живет ожидание пользы от либеральных преобразований. Нельзя также сказать, что либеральные преобразования в России не осуществлялись. Нельзя сказать и, что результата нет; кто-то его все-таки ощущает. Пройдет 200 лет - можно снова поговорить. Вижу одну причину, которую можно взять из прошлого – не вырос либеральный топ-менеджмент. Реформы проводим немного перекроенным по либеральной моде – старым социалистическо-коммунистическим.
    и«Частная собственность есть необходимая предпосылка цивилизации и материального благополучия»
    Такое утверждение, в общем-то, не вызывает сомнения. Хотя возьму на себя смелость отметить следующее:
    1. Существования частной собственности и материальное благополучие находятся не в прямой взаимосвязи: между ними, по крайней мере, находятся два экономико-психологических состояния: активность и ответственность, а также условие их наиболее эффективной реализации – Свобода. Но свобода является не просто каким-то состоянием или отношением. Это в большей части процесс и как любое действие он может быть более или менее активным, в нем тоже будут организаторы и ответственные лица.
    2. Частная собственность в конкретном проявлении является составной частью материального благополучия.
    3 Частная собственность и материальное благополучие есть результат частных процессов: проявления активности и ответственности.
    4 Свобода является состоянием и условием активности и ответственности и утверждается консолидированным состоянием воли совокупности частных лиц.
    5. Воля же является результатом осознания ситуации и роли личности, частного или должностного лица в данных обстоятельствах, а также и механизмом мобилизации активности и ответственности в жизнедеятельной реакции на них. Хотя она к программному документу не имеет никакого отношения.
    Но это всего лишь слова, которые, как известно, могут пролетать мимо ушей. И все бы ничего, но вместе с ними мимо нас пролетает и прогресс, и мы остаемся наедине со стареющими ожиданиями и надеждами. Это и есть русское чудо нашего времени. Там где, могли бы присутствовать 10-15% устойчивого экономического прироста, появилась и растет "черная дыра", в которой успешно начало исчезать наше население. Отказ от экономического прогресса - это либеральная политика?
    Рассматривая демографическую ситуацию пост-коммунистических преобразований зададим себе вопрос: Чем было снижение рождаемости в 90-х годах совсем незабытого века? Неужели оно стало проявлением нового расширенного состояния свободы? Провозглашение либеральных преобразований не явилось для населения становлением таких либеральных отношений, полезность от которых могла проявиться в жизнедеятельности массы людей. Сила новых условий оказалась выше от бога данного стремления к сохранению и продолжению жизни, как в частности, так и вообще. Очевидно, что замысел либеральных преобразований и сами либеральные преобразования - не одно и тоже, и наличие первого еще не означает достижение второго, а порой ведет и к уничтожению второго. И тут, может быть, пришло время сказать себе что первично, и ради чего сыр - бор. Правда есть не один универсальный способ снятия остроты восприятия проблемы. Один из них - забыть о вопросе, или еще лучше - наложить табу. Но при чем здесь свобода?
    Посмотрите, любой разговор о налогах ведется в пределах образа понимания "линейного государства". Отсюда обреченность на фактическое принуждение, использование насилия против декларированных либеральных намерений. В таком государстве может быть только одно устройство налогов, бюджета, денежного обращения и вообще в пределах ограниченных замкнутой линией может быть только одно единственное особенное и уникальное во всех чертах социально-экономическое и правовое устройство. Выбирая одно единственное или доказывая его преимущество, мы фактически отказываемся от либеральных принципов, в том числе многовариантности и свободы выбора. Одной рукой мы строим либеральные отношения, а второй ремонтируем старый дом и закрываем двери при появлении новых идей. "Ну, так устроено".
    У функций государства есть ресурсное обеспечение: финансовое, материально-сырьевое, организационное, производственное трудовое. Оно не возникает за пределами линии ( хотя и такое бывает), а поэтому всегда имеет определенное отношение к населению в пределах этой территории. Эти взаимосвязи устанавливались или устанавливаются, не исходя из альтруистических побуждений, а - из правовой взаимосвязи населения и ресурсов. Здесь налоги являются только частью финансовых ресурсов. Но можно предположить, что вхождение в жизнь нового поколения и выход старшего может опираться на ресурсное обеспечение, при этом совсем не обязательно, что таковым будет являться только налоги.
    «Бремя налогов, бремя государственных изъятий подрывает всякую надежду на устойчивый экономический рост».
    В одном случае и сложившиеся налоги могут быть вполне приемлемыми. В другом, когда в такую ситуацию попадают новые предприятия - уничтожающими. Если углубляться в рассуждения об оптимальности какого-либо налогового устройства то придется включиться в круговерть поиска и выбора лучшего и универсального налогообложения, а также хоть в некоторой степени отклониться от либеральных установок. И если все-таки идти на подобное, то следует сразу, находясь в исходной точке этого поиска, понять:
    1.Налоги являются элементом финансов, которые также объединяют бюджет, денежное обращение и учетный инструмент - бухгалтерский учет. Финансы в свою очередь являются составной частью социально-экономического устройства и взаимодействия граждан, частных лиц и государственных органов. Участие в функционировании этой системы - это должно стать реальной возможностью мобилизации индивидуальной и частной активности в процессе устройства своей жизнедеятельности. Система должна быть всегда открыта для участия новых лиц. Действительно, нет никаких ограничений для платежей налогов, но вот для проявления активности есть масса препятствий, одно из которых - безработица.
    2.Налоги не должны быть формой насилия или принуждения, но как этого достичь в линейном государстве. Здесь давно началась и к сожалению пока еще продолжается политическая комедия, в которой новые претенденты во власть придумывают все новые способы избавления от налогов, а самым удачным из них постоянно приходит после выборов одна и та прозорливая и гениальная мысль: без налогов не обойтись. Я к иному тоже не призываю, ибо считаю, что камень преткновения налоговых преобразований находится не в величине голого процента, а в самой процедуре и формах устройства налогового обложения.
    .3. В любом государстве ( линейном, ибо других пока нет) всегда есть такие виды деятельности и работ, осуществление которых всегда и только может быть направлено на получение полезности или результата для всех граждан и частных лиц одновременно. Эти виды деятельности планируются, организовываются и осуществляются по всей территории с использованием одних методов и соответствующим образом подготовленных кадров. А эти предприятия и учреждения строят свою работу и работают исходя из действия внешней воли. Они не могут иметь спонтанно-рыночного характера в установлении намерений в работе, а также внутренне-определенных ценовых и стоимостных параметров и использования их в процессе обеспечения эффективности деятельности. Но деятельность их создает условия для свободы предпринимательской деятельности. Участниками или совладельцами их являются, фактически, все граждане определенной территории. Однако управление ими и организация их работы вполне может быть поручена частному лицу, что и создает рыночное состояние этого сектора человеческой деятельности.
    4. При рассмотрении вопроса о налогах, важно понять, что не все обеспечение правопорядка, а только его силовая составляющая является функцией государства. Сам же правопорядок должен быть заботой граждан и частных лиц. Но для этого совсем не обязательно брать в каждые руки оружие. И первое, что надо сделать - это понять сущность правообеспечивающих процессов, и еще немаловажное уточнение: никакой налоговой реформы "самой по себе" существовать не может. Это чистый блеф. И от попытки реализовать его в действительности модно получить только умопомрачительную историю.
    И т.д.

    «В то же время государство хронически не справляется с основной задачей любого современного правого государства - с защитой прав и законных интересов граждан. Государство хронически не обеспечивающее элементарную защиту прав и законных интересов граждан несовместимо с гражданским обществом и исторически обречено».
    Непрерывно из прошлого в будущее мы тянем иллюзию: обеспечение правопорядка – это, мол, функция государства, а оно ведь и в принципе не может эту функцию на себя взять, а тем долее выполнить.
    Почему? «Вроде не бездельники и могли бы жить им бы «государство» взять и отменить» Но, все-таки, почему уничтожение государства является единственным способом защиты прав и законных интересов». Мне кажется, что такой вывод исходит из состояния души - «свято место пусто не бывает»: в душе самое теплое место всегда отведено иллюзии и, как только исчезает одна, ее место тут же занимает другая. Иллюзия – это лучший друг бездеятельного сознания.
    Итак, несколько слов о правопорядке. Чья же это функция – установление и обеспечение правопорядка. Действительно ли государство здесь выступает во всех ипостасях. Пожалуй, что так. Но зачем. И поверхностный взгляд на эту ситуацию позволяет увидеть, «что спасение утопающего дело рук самого утопающего». Здесь имеются две стороны: 1-я – правовые установления для населения и отдельно для правоохранительных органов. 2-я – организация правоохранительной деятельности на основе имеющихся установлений. Для населения: кодексы, включая Моральный кодекс строителя коммунизма; для работников органов: они же и приказы министров. Что происходит с органами – ничего: вполне нормальные органы, по всей стране похожие, Что происходит с правовыми уложениями Отличные! Новые единодушные «одобрям» многочисленными протоколами зафиксированы, всенародно обсуждены и еще много раз утверждены. Но почему столько пессимизма в надеждах и ожиданиях? Почему столько мрачного в этом процессе.
    Когда-то я имел печальный опыт своего предложения неких принципов и технологий организации и обеспечения правопорядка. Как мне казалось тогда, хоть и, по-прежнему, уверен сейчас, снижение уровня преступности в 10 раз по отношению к уровню 1988 года вполне возможно. И где же собака зарыта. Полагаю: 1 – в осознании сущности правообеспечивающих процессов; 2 – в правовых установлениях участия граждан в правообеспечивающем процессе; 3 – ну естественно организации в той части, которая не понята, не осознана и не переведена в соответствующие правовые установления. При этом все необходимые ресурсы имеются, а используемые даже могут быть частично высвобождены. При этом не отменяется правило: для снижения уровня преступности в 10 раз всю правообеспечивающую деятельность надо увеличить в 100 раз. И это можно сделать и без агентов в народе и без "борьбы с преступностью" Если сказал "А", .то вроде нужно сказать и "Б" но об этом прежде нужно спросить у МВД. По-прежнему получается, что это "первый закон свободы"
    И кризис - это, видимо, наша история.
    Экономическая политика
    Наверно, бессмысленно здесь и сейчас говорить о свободном волеизъявлении граждан при рассмотрении вопроса о создании и организации функционирования государства. Но и не сказать ничего нельзя, ибо многие рассуждения автора находятся в плену исторических заблуждений в представлении форм государства. Большая часть рассуждений о праве, Финансах (бюджете, налогах, денежном обращении), экономике подает претензии на соответствие либеральным принципам. Однако, мне не приходится сомневаться в том, что сам автор искренне верит в такое соответствие и, таким образом, фактически утверждает возможность существования на определенной территории только одного государства. Откуда взять другое.

    Налоговая реформа
    О налоговой реформе и о предложении ресурсных налогов.
    Последние могут являться только совокупным доходом населения, который следовало среди него и распределить, дополнив к другим доходам. В таком аспекте использования плата за ресурсы должна существовать. Думаю, все-таки, что это не налог, а доход граждан, ибо именно они при посредничестве государства выступают продавцами некого права, которое соединено с ресурсами.
    Фактически таможенные пошлины и НДС на ввозимую в страну продукция являются также ресурсным доходом.
    Это только кошка гуляет сама по себе. Говорить о налоговой реформе, взятой в состоянии кошки, или проводить ее десятилетиями - пустое и вредное для экономики и жизни занятие. Бюджет, денежное обращение и еще есть проблемы - все реформы индивидуально и, конечно, сами по себе. История государства будет состоять из истории реформ.
    Ресурсные налоги возникают вследствие одного действия государства - оно попросту забирает у своих граждан все 100 % соответствующих доходов. Какова ставка! Чувствуете индивидуальный подход - здесь государство доходит до каждого своего гражданина. Но в в этом предложении автора есть еще одна изюминка. Кроме налоговых органов появляется целая система сборщиков налогов, именуемая народным хозяйством. И конечно кое-кто будет получать свои проценты за сбор налогов.
    Данная программная статья возрождает коллективистское начало в формировании бюджета. Здесь признается существование чего-то сверх-общественного , превращенного в денежную форму и отданного государственным органам управления. Против коллективистской тенденции выступает частно-захватническая. Здесь всегда будет присутствовать два стремления: 1-е если собрали, то надо забрать ; 2-е если все равно забираем, то лучше забирать сразу. ( рассуждения правобесов). Нормального, исходно-либерального духа здесь днем с огнем не сыскать. Разве между работами Мизеса и такими идеями есть что-то общее? Не поэтому ли такой подход поддерживают коммунисты.

    Почему-то из объяснения проблем пенсионной реформы выделились слова, актуальные по отношению не только к ней: "..., неспособность государства гарантировать..." Данное выражение по сущности можно разделить на несколько составляющих: неспособность определения и установления обязательств, пропорциональных возможностям; неумение организовать соответствующий процесс и выполнить обязательства. И все это относится не к государству (вообще), а к его руководству.
    Объяснять положение кризисной историей и утверждать, все уладится через десятки лет - лучшее оправдание для сегодняшнего положения. Так ли это? А может и правда. Ведь, с налогами среди трех деревьев запутались. Экономическую активность просто уничтожаем. У меня не возникает подозрения в том, что данный программный документ направлен не на ее повышение. На политическое руководство? И что из этого получится?
    Приведенный способ организации пенсионного обеспечения наверно имеет значение, если исходить из того ,что причитающееся для пенсионеров ресурсное обеспечение забрали на другие цели.

    Денежная система и банки
    Вот еще интересная мысль
    "Существенным фактором нестабильности Российской экономики является то, что сохраняется недоверие к российской национальной валюте". И виноват, оказывается, во всем Рубль, который "не способен быть средством накопления и сбережения"
    Скажите, при чем здесь Рубль. Но если все-таки рубль, давайте окончательно перейдем на доллары. У Федеральной Резервной Системы есть руководство и не похоже, что нет политики.
    Не вызывает никакого сомнения, что политика Центрального банка ориентирована на второстепенные цели. Одновременно, нельзя считать приемлемыми принятые на вооружение способы обеспечения устойчивости рубля. Мы являемся свидетелями неуравновешенных состояний денежной системы, которые спровоцировали крупномасштабные и длительные экономические кризисы. И как бы не улыбались и не шутили главы ЦБ - это их заслуга. Но вопрос давно не про ответственность, а системную безответственность. Полагаю, что основная задача Центрального банка: это обеспечение финансовыми ресурсами активной, сбалансированной и ответственной экономической деятельности.
    И неплохо бы было понять, что же все-таки представляют собой сами деньги. Это для ЦБ - хорошее лекарство от кризисов.
    В процессе денежного использования важнейшим условием обеспечения денег являются сырьевые и материальные ресурсы в своей стране и в регионе, а не за рубежом, как считают в ЦБ. Золото к таковым относится опосредственно, а порой его накопление в госрезерве указывает, именно, на отсутствие определенного элемента в денежной политике.
    Осталось совсем немного до утверждения : «Денежная политика» должна быть не модифицирована, не реформирована, не изменена, а просто прекращена".
    Простой вопрос. Если у Вас в кармане валюта, то где находится товар, который можно купить на эти знаки? Эти знаки хороши не сами по себе, они являются элементом хорошей денежной политики. И ее не кто не собирается отменять. И при чем здесь Кандолиза Райс как оправдание отказа от денежной политики?
    Банки - это ведь не склады денег. Это составная часть экономической системы. С надлежащей экономической политикой в области финансов могут быть средством проявления высокой экономической активности частных лиц и машиной по производству денег (не путать с печатным станком для денежных знаков).
    Хоть автор и призывает к отказу от денежной политики, с одной стороны, но и, одновременно через формирование и обозначение своих выводов об организации работы банков делает попытку обозначить элементы денежной политики, от которой и призывает отказаться. И надо отметить, что здесь присутствуют хорошие намерения.
    О деньгах, которые хранятся. Просто хранятся. Объясните мне, как можно хранить запись числа на расчетном счете или на денежном знаке. Это ведь просто средство от забывчивости. Ведь прямого смысла хранения денег и самого процесса хранения денег не существует. Не можем мы об этом людям сказать; не могу поверить, что не догадываемся. Одновременно, закупить, допустим, золото, и хранить его, оплачивая расходы по хранению - это совсем другое дело. Хранится товар, но деньги. Можно вложения сделать в государственные запасы мясных или рыбных консервов. Дело вкуса - они хранятся. Последнее возможно опять же при какой то гарантии "конвертации" консервов в деньги. И т.д. Такая деятельность может быть одним из направлений работы коммерческих банков и Центрального в части содействия им. Другого хранения в природе и в отношениях клиента с банком существовать не должно. Ну, как же так? Что и один день деньги не могут просто похраниться в банке? Да не могут. И не хранятся. Запись числа на счете, сохраняющаяся в течении нескольких дней не означает процедуру хранения. Вот здесь банки должны работать с национальной резервной системой, покупая и продавая часть резервов, соответствующую намерениям хранения денег. Фактически остатки на счетах клиентов составляют стоимость временного приобретения резервов хранения, Они изменяются при изменении этого остатка. Надо сказать, что резервом хранения могу быть и дороги, их стоимость, сети: от водопровода до канализации, а также залог под полученные кредиты, но, конечно, не в натуральной , а в опосредственной форме - обязательстве Центрального банка. Фактически любой платеж будет означать списание обязательства Центрального банка с одного счета ( счета плательщика) и запись на другой (счет получателя) Процент резерва, используемого для сбережения денег, в форме драгоценных металлов должен быть минимальным, или исключен полностью. Одновременно, драгметаллы могу приобретаться коммерческими банками для своих клиентов только по их поручению, и такая покупка не основывается на обязательствах Центрального банка. Чистый золотой стандарт - первый противник либерализации денежных отношений.
    Отдавая деньги под процент, клиент банка фактически инвестирует их в торговый или производственный процесс через посредника - банк. Новая стоимость может быть создана только в производстве товаров и услуг, здесь всегда имеется ее новый носитель. У банка нет основания размещать эти деньги в инвестиционном процессе на срок больший, чем определен клиентом. Отказаться от страхования подобных вложений может только сам клиент. Всякие комбинации не имеют право на существование, как и передача денежных средств клиента без получения соответствующего залога. Сбалансированность здесь - условие сохранения интересов и собственности. .
    Политические права и государственное устройство
    Демократия - это способ избавления населения "линейного государства" от перспективы гражданской войны. Порой хочется повесить на это слово все добрые помыслы и ожидания. Но так ли все выглядит в действительности. К сожалению, это также и постоянно действующий ограничитель прав и свобод, активности и ответственности населения. Политический процесс в большей мере зависит от сиюминутных настроений у людей на момент выборов, нежели от их долгосрочных интересов. Здесь рождаются и прорастают технологии захвата власти политическими группами, борющимися за захват власти по форме - демократическими методами. Надо сказать, что порой " демократия" лишь знаменем борьбы до захвата власти.
    Именно линейное государство всегда являлось источником и причиной войны. Накопление оружие массового поражения - это признак предельного накопления безумия в государственном устройстве. И никакая демократия не сможет вылечить линейное государство. Очевидно, что, раньше или позже, придется решиться на более широкую либерализацию государственного устройства - создание параллельных социально-экономических систем на одной территории. Назовем этот тип государства - Паргос.(параллельное государство). Итак, мы имеем Лингос в форме демократического (и еще кое-что) государства, и Паргос в виде либерального государства. Я не буду утверждать, что невозможно продолжение либеральных преобразования в лингосе, но думаю что здесь давно достигнут предел. Какой смысл, по-прежнему, стремиться к этому же пределу?.
    . Борьба за власть, борьба с преступностью, борьба, переходящая в состояние войны, просто война - это одна из основных характеристик линейного государства. Единственным, хоть каким-то, оправданием может служить использование силы для ликвидации тоталитарных проявлений, что тоже происходит в линейных государствах.
    Ну и, подводя черту, скажу: не берите в голову все сказанное - оно не на что не претендует. Я не знаю второго человека, который бы разделял мои мысли и конечно не может быть партии, которая была бы озабочена подобными проблемами.
    С уважением,
    Александр Коротяев

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017